To be, or not to be.../Анализ

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к: навигация, поиск

Монолог Гамлета: To be, or not to be.../Анализ
автор Уильям Шекспир (1564-1616), пер. разные
Язык оригинала: английский. Название в оригинале: To be, or not to be. — Дата создания: между 1599 и 1602 / between 1599 and 1602. • Трагедия «Гамлет», акт 3, сцена 1
Википроекты:  Wikipedia-logo.png Википедия 
  • To be, or not to be.../Анализ



1: To be, or not to be: that is the question:

- / - / - / / - - / -

The opening line scans fairly normally, and the stresses help emphasize the comparison of being versus not being. The line is an example of a feminine ending, or a weak extra syllable at the end of the line. Hamlet puts forth his thesis statement at the beginning of his argument, which is generally a good idea. Be here is used in its definition of "exist." Note the colons signifying two caesuras (pauses) in the opening line. The trochee of that is works in two ways here, lending proper emphasis to the line and reinforcing the pause in the middle.

Быть или не быть? — в этом вопрос.

Открывающая строка произносится вполне обычным образом, и ударения помогают подчеркнуть сравнение бытия и небытия. Конец строки -- пример женского окончания с безударным дополнительным слогом. Гамлет в начале излагает тезис в начале своего рассуждения аргумента, что, как правило, является хорошей идеей. Be (Быть) здесь означает «существовать». Обратим внимание на двоеточия, показывающие две цезуры (остановки) в начальной строке. Хорей (вместо ямба) that выполняет две функции: делает смысловое ударение и усиливает цезуру в середине строки.

Шекспир 1:

To be, or not to be, that is the question:

Шекспир 2:

To be, or not to be, aye there's the point

Вронченко:

Быть иль не быть — таков вопрос;

Кетчер:

Быть или не быть. Вопрос в том,

Маклаков:

Быть иль не быть, — вопрос весь в том:

Кронеберг:

Быть или не быть? Вот в чём вопрос!

Каншин:

Жить иль не жить — вот в чем вопрос.

Загуляев:

Быть иль не быть — вот он, вопрос.

Аверкиев:

Жизнь или смерть — таков вопрос;

Соколовский:

Жить иль не жить — вот в чем вопрос.
                 
Московский:

Жизнь или смерть, вот дело в чем:

Гнедич 1:

Быть иль не быть — вот в чем вопрос.

Гнедич 2:

Быть иль не быть? Вот в чем вопрос? Что лучше?

К. Р.

Быть иль не быть? Вот в чём вопрос. Что выше:

Россов:

Быть иль не быть? Вот в чем вопрос. Что глубже:

Лозинский:

Быть или не быть, — таков вопрос;

Пастернак:

Быть или не быть, вот в чем вопрос.

Радлова:

Быть иль не быть? — вот в чём вопрос!

Морозов:

Быть или не быть, вот в чем вопрос.

Набоков:

Быть иль не быть — вот в этом
вопрос;

Дёмин:

Так быть — или не быть? В смятеньи ум…

Богорадо:

Так быть или не быть — вот в чём вопрос:

Козырев:

Быть иль не быть? — Вот как стоит вопрос…


2: Whether 'tis nobler in the mind to suffer
/ - - / - / - / - / -

The initial trochee is a typical inversion of Shakespeare's; beginning the line with a stressed syllable varies the rhythm and gives a natural emphasis at the start. The third foot with "in" could also be scanned as a pyrrhic. Hamlet now elaborates on his proposition; the question actually concerns existence when faced with suffering. Nobler here seems most likely to denote "dignified," in the mind translates to "of opinion," and suffer is used in the sense "to bear with patience or constancy." As a whole, a thoroughly less poetic rendering of the line translates to "whether people think that it's more dignified to put up with."

Что честнее: размышляя, терпеть

Начальный хорей - типичная инверсия Шекспира; ударный слог в начале строки меняет ритм и дает естественный акцент. Третья стопа с "in" («в») также может быть произнесена как пиррихий (пропуск ударения). Гамлет сейчас уточняет свой тезис; вопрос на самом деле касается существования, когда оно сталкивается со страданием. Nobler («благородней») здесь, скорее всего, означает «достойней», in the mind («в уме») переводится как «мнение», а suffer («страдать») используется в смысле «выносить терпеливо или постоянно». В целом, в менее поэтической интерпретации строка переводится как «считают ли люди, что более достойно мириться».

Шекспир:

Whether 'tis nobler in the mind to suffer

Вронченко:

что лучше,
Что благородней для души: сносить ли

Кетчер:

что благородней: сносить ли

Маклаков:

Переносить ли
Нам

Кронеберг:

Что благороднее: сносить ли

Каншин:

Что честнее, что благороднее: сносить ли

Загуляев:

Должна ли
Великая душа сносить

Аверкиев:

Что благородней для души; сносить ли

Соколовский:

честнее ль
Безропотно сносить

Московский:

Достойней ли претерпевать

Гнедич 1:

Что благороднее: сносить удары

Гнедич 2:

Что лучше?
Сносить ли

К. Р.

Что выше:
Сносить в душе с терпением

Россов:

Что глубже:
Сносить безропотно

Лозинский:

Что благородней духом — покоряться

Пастернак:

Достойно ль
Смиряться

Радлова:

Что благородней для души — терпеть

Морозов:

Благороднее ли молча терпеть

Набоков:

что лучше для души — терпеть

Дёмин:

Что лучше: выносить покорно ярость

Богорадо:

Насколько доблестно в душе терпеть

Козырев:

Что выше: выносить


3: The slings and arrows of outrageous fortune,
- / - / - - - / - / -

This is the third feminine ending in a row, and it's hard to overlook as anything but a conscious effort. Some editors have argued that the original word was "stings" rather than "slings," although slings and arrows makes for a better rhetorical construction. Slings and arrows imply missile weapons that can not only strike from a distance but can miss their mark and strike someone unintended. That would fit with the capriciousness suggested by the phrase outrageous fortune. The metaphor also brings up the demoralizing aspect of enduring attacks without being able to respond effectively—whether from archers, snipers, artillery, or even guerrilla tactics. Outrageous in this speech denotes "violent or atrocious." In this usage, fortune denotes "the good or ill that befalls man."

Пращи и стрелы неистовой судьбы,

Это третья подряд строка с женским окончанием женский, в чём трудно не заметить нечто вроде сознательного усилия. Некоторые редакторы утверждают, что исходное слово было "stings" («укусы»), а не "slings" («пращи»), хотя пращи и стрелы составляют более риторическую конструкцию. Пращи и стрелы подразумевают метаемое оружие, которое может не только поражать на расстоянии, но и может попадать не в цель и поражать кого-то непреднамеренно. Это более соответствовует тому своенравному характеру выражения: «неистовой судьбы». Метафора также подчёркивает деморализующий аспект длительных атак, не имея возможности эффективно реагировать - будь то лучники, снайперы, артиллерия или даже партизанская тактика. В этой фразе Outrageous («неистовой») означает «жестокой» или «свирепой». В этом контексте fortune («фортуна», «судьба») означает «хорошее или плохое, постигающее человека».


Шекспир:

The slings and arrows of outrageous fortune,

Вронченко:

Удары стрел враждующей фортуны,
                                
Кетчер:

пращи и стрелы
злобствующей судьбины

Маклаков:

Переносить ли
Нам стрелы и удары злополучья —

Кронеберг:

гром и стрелы
Враждующей судьбы

Каншин:

злобные удары обидчицы-судьбы

Загуляев:

удары рока


Аверкиев:

И пращу, и стрелу судьбы свирепой,

Соколовский:

удары стрел
Враждебной нам судьбы,

Московский:

Мятежного удары рока

Гнедич 1:

удары
Неистовой судьбы —

Гнедич 2:

от неистовой судьбы
Удары стрел и камней, 

К. Р.

удары
Пращей и стрел судьбы жестокой или,

Россов:

удары стрел
Безжалостной судьбы

Лозинский:

Пращам и стрелам яростной судьбы

Пастернак:

под ударами судьбы,

Радлова:

Судьбы-обидчицы удары, стрелы,

Морозов:

пращи и стрелы яростной судьбы,

Набоков:

пращи и стрелы яростного рока

Дёмин:

ярость
Пращей и стрел взбесившейся фортуны -

Богорадо:

Пращи и стрелы столь неистовой судьбы,

Козырев:

пращи и стрелы
Взбесившейся фортуны


4: Or to take arms against a sea of troubles,

- - / / - / - / - / -

Here's a changeup: a pyrrhic followed by a spondee that adds a natural emphasis on take arms (denoting in this instance to "make war"). In what follows, we have straight iambic meter with yet another feminine ending. The initial quatrain of four weak endings could be an attempt by Shakespeare to use the verse to convey further Hamlet's uncertainty. Sea of troubles is a fairly simple metaphor in this usage that compares Hamlet's troubles (sufferings) to the vast and seemingly boundless sea. This line essentially translates to "or to fight against the endless suffering." The preceding reference to "outrageous fortune" dictates that Hamlet is primarily referring to the continuous assault of troubles that he perceives life as presenting him. However, the double entendre is whether to take up arms against the external troubles (i.e., Claudius) or against those troubles within himself (thus implying consideration of suicide). Either way, Hamlet seems to be asking if the struggle is even worth the effort.

Или вооружиться против моря бед,

Здесь происходит изменение: пиррихий, за которым следует спондей (стопа из двух ударных слогов), который добавляет естественный акцент на take arms («взяться за оружие»), означающее в этом случае «войну». Затем следует простой ямбический метр с еще одним женским окончанием. Начальный катрен с четырьмя слабыми (женскими) окончаниями возможно является попыткой Шекспира передать неопределенность ситуации Гамлета. Sea of troubles («море бед») - довольно простая метафора в этом употреблении, которая сравнивает проблемы Гамлета (страдания) с огромным и, казалось бы, безбрежным морем. Эта строка, по существу, переводится как «или для борьбы с бесконечными страданиями». Предыдущее упоминание об "outrageous fortune" («неистовой судьбе») говорит о том, что Гамлет в первую очередь ссылается на непрерывные нападки, скопление бед, которые он воспринимает как собственную жизнь. Однако двойное намерение заключается в том, следует ли поднимать оружие против внешних неприятностей (т. е. Клавдия) или против тех проблем внутри себя (что подразумевает мысль о самоубийстве). В любом случае, Гамлет, похоже, спрашивает, стоит ли борьба этих усилий.


Шекспир:

Or to take arms against a sea of troubles

Вронченко:

Или восстать противу моря бедствий

Кетчер:

или восстать
против моря бедствий

Маклаков:

Или восстать против пучины бедствий

Кронеберг:

или восстать
На море бед

Каншин:

или вооружиться
против моря бед,

Загуляев:

Или, вооружаясь против потока бедствий,

Аверкиев:

Иль, встав с оружьем против моря зол,

Соколовский (строки 4-5):

иль кончить разом
С безбрежным морем горестей и бед,
5 Восстав на все.

Московский (строки 4-5):

Иль отразить их и покончить
5 Со всею бездною терзаний.
Ведь смерть есть только сон —

Гнедич 1:

иль против моря
Невзгод вооружиться,

Гнедич 2:

или смело
Вооружиться против моря зла

К. Р.

или,
Вооружившись против моря бедствий,

Россов:

иль стать лицом
Пред морем бедствий

Лозинский:

Иль, ополчась на море смут,

Пастернак:

Иль надо оказать сопротивленье
И в смертной схватке с целым морем бед

Радлова:

Иль, против моря бед вооружась,


Морозов:

или поднять оружие против моря бедствий

Набоков:

или, на море бедствий ополчившись

Дёмин:

Иль, взяв оружие на сонм напастей,

Богорадо:

Иль лучше против моря бед вооружиться

Козырев:

или разом
Восстать противу них, Погибнуть… Умереть…


5: And by opposing end them? To die: to sleep;

- / - / - / - - / - /

The line would appear to scan as iambic pentameter with an extra unstressed syllable preceding the implied pause after "them?" (a pause, incidentally, that makes it hard to scan "...them? To die" as an anapest foot, since the two unstressed syllables don't run together.) The use of opposing in context continues the metaphor of armed struggle begun by "take arms" in the previous line. There is potential ambiguity in the use of die here; obviously, it means "to lose one's life," but there are possible secondary meanings of "to pine for" and "vanish" as well. Sleep plays upon a double meaning of both "rest" and "being idle or oblivious."

И в противостоянии покончить с ними? Умереть — значит уснуть

Не кажется ли, что строка произносится как ямбический пентаметр (пятистопный ямб) с дополнительным безударным слогом, предшествующим предполагаемой паузе после "them?" («с ними?») - пауза, между прочим, затрудняет произнесение "...them? To die" («...с ними? Умереть,») как анапестической стопы, так как два безударных слога разделены.) Использование opposing («в противостоянии») в этом контексте продолжает метафору вооруженной борьбы начатый выражением "take arms" («взять оружие») в предыдущей строке. Существует потенциальная двусмысленность в использовании здесь слова die («умереть»); очевидно, это означает «потерять свою жизнь», но возможны и вторичные значения "to pine for" («безумно хотеть», «страстно желать»), в также "vanish" («исчезнуть»). Сон играет на двойном значении как "rest" («отдыха»), так и "being idle or oblivious" («праздного времяпровождения или забвения»).


Шекспир:

And by opposing end them? To die: to sleep;

Вронченко:

5 И их окончить. Умереть — уснуть —

Кетчер:

и, сопротивляясь,
5 покончить их. Умереть — заснуть,

Маклаков:

5 И с ними, в час борьбы, покончить разом.
Ведь умереть — уснуть,

Кронеберг:

и кончить их борьбою?
5 Окончить жизнь — уснуть,

Каншин:

восстать против них
и тем покончить с ними… Умереть — уснуть —

Загуляев:
 
Вступить с ним в бой и положить конец
5 Страданью... Умереть — заснуть...

Аверкиев:

5 Борьбой покончить с ними. Умереть —
Уснуть, —

Соколовский (строки 4-5):

иль кончить разом
С безбрежным морем горестей и бед,
5 Восстав на все. Окончить жизнь — уснуть,

Московский:

и покончить
5 Со всею бездною терзаний.

Гнедич 1:

в бой вступить
5 И все покончить разом… Умереть…
Уснуть —

Гнедич 2:

5 И в бой вступить? Ведь умереть — уснуть —

К. Р.

5 Борьбой покончить с ними? Умереть, уснуть —

Россов:

и окончить их
5 Борьбою? Умереть — уснуть,

Лозинский:

сразить их
5 Противоборством? Умереть, уснуть, —

Пастернак:

5 Покончить с ними? Умереть. Забыться.

Радлова:

5 Покончить с ними? Умереть, уснуть,

Морозов:

и в борьбе покончить с ними? Умереть — уснуть —

Набоков:

5 покончить с ними? Умереть: уснуть

Дёмин:

5 Всё разом кончить?.. Умереть – уснуть,

Богорадо:

5 И в противостоянии покончить с ним?
Однажды умереть — лишь как уснуть, (корявый оборот! – DS)

Козырев:

и, взяв оружье,
5 Закончить все? Погибнуть… Умереть…


6: No more; and by a sleep to say we end

/ / - / - / - / - /

You could scan the first foot as either an iamb or a spondee; I've chosen a spondee because it seems like "No more" is a singular concept that warrants equal weight on the two syllables. There's a natural pause that comes before "and by a sleep...." The line is basically a qualifier of Hamlet's usage of "sleep" in the line before.

И только всего; и во сне сказать: мы покончили


Шекспир:

No more; and by a sleep to say we end
The heart-ache and the thousand natural shocks
That flesh is heir to: 'tis a consummation
Devoutly to be wish'd. To die, to sleep;

Вронченко:

Не боле, сном всегдашним прекратить
Все скорби сердца, тысячи мучений,
Наследье праха — вот конец, достойный
Желаний жарких. Умереть — уснуть.

Кетчер:

не больше, и, зная, что сном
этим мы кончаем все скорби, тысячи естественных, унаследованных телом
противностей, — конец желаннейший. Умереть — заснуть,

Маклаков:

Ведь умереть — уснуть, никак не больше;
Уснуть в сознании, что настал конец
Стенаньям сердца, сотням тысяч зол,
Наследованных телом. Как, в душе,
10 Не пожелать такого окончанья?
Да. Умереть — уснуть.

Кронеберг:

Не более! И знать, что этот сон
Окончит грусть и тысячи ударов, -
Удел живых. Такой конец достоин
Желаний жарких. Умереть? Уснуть?

Каншин:

и только… Между тем,
таким сном мы можем положить конец и болям сердца,
и тысячам мучительных недугов, составляющих
наследие нашей плоти, — такой к которому
невольно порывается душа… Умереть, уснуть.

Загуляев:

и только.
И этим сном покончить навсегда
С страданьями души и с тысячью болезней,
Природой привитых к немощной плоти нашей...
Конец прекрасный и вполне достойный
10 Желаний жарких...
Умереть - заснуть...

Аверкиев:

не больше. И подумать только,
Что сном окончатся и скорби сердца,
И тысячи страданий прирожденных,
Наследье плоти… Вот исход, достойный
10 Благоговейного желанья… Умереть —
Уснуть…

Соколовский:

Не более, — когда при этом вспомнить,
Что с этим сном навеки отлетят
И сердца боль, и горькие обиды —
Наследье нашей плоти, — то не вправе ль
10 Мы все желать подобного конца.
Окончить жизнь — уснуть…

Московский:

Ведь смерть есть только сон — не боле,
И если знать, что с этим сном
Придет конец врожденным мукам,
Как не стремиться нам к нему,
10 Покончить с жизнью... и заснуть...

Гнедич 1:

не больше,— и сознать — что сном
Мы заглушим все эти муки сердца,
Которые в наследье бедной плоти
Достались: о, да это столь желанный
10 Конец… Да, умереть — уснуть…

Гнедич 2:

Не больше. И сознать, что этим сном
Мы заглушим все муки духа, боли
Телесные? О, это столь желанный
Конец! Да, — умереть — уснуть!

К. Р.

Не более; и знать, что этим сном покончишь
С сердечной мукою и с тысячью терзаний,
Которым плоть обречена, — о, вот исход
Многожеланный! Умереть, уснуть;

Россов:

Умереть — уснуть, не больше,
И знать, что с этим сном исчезнут все
Волненья сердца, тысячи страданий —
Наследье праха. О, такой конец
Желанный! Умереть — уснуть. Уснуть?

Лозинский:

И только; и сказать, что сном кончаешь
Тоску и тысячу природных мук,
Наследье плоти, — как такой развязки
Не жаждать? Умереть, уснуть. — Уснуть!

Пастернак:

И знать, что этим обрываешь цепь
Сердечных мук и тысячи лишений,
Присущих телу. Это ли не цель
Желанная? Скончаться. Сном забыться.

Радлова:

И всё… И говорить, что сном покончил
С сердечной болью, с тысячью страданий,
Наследьем тела. Ведь конца такого
Как не желать нам? Умереть, уснуть,
10 Уснуть…

Морозов:

не более того.
И подумать только, что этим сном закончится
боль сердца и тысяча жизненных ударов,
являющихся уделом плоти, — ведь это конец,
которого можно от всей души пожелать!
Умереть. Уснуть.

Набоков:

не более, и если сон кончает
тоску души и тысячу тревог,
нам свойственных, — такого завершенья
нельзя не жаждать. Умереть, уснуть;

Дёмин:

Всего лишь... Знать, что с этим сном прервутся
И боли сердца, и мученья плоти –
Наследницы бесчисленных недугов, –
Какой запал развязке – умереть,
10 Забыться! –

Богорадо:

Не более того, и этим сном сказать:
«Закончились страдания души
И тысяча естественных ударов,
10 Что плоть приемлет» — вот конец,
Желанный в глубине. Скончаться и уснуть.

Козырев:

Уснуть… Всего лишь? Знать, что сном прервешь ты
Страдание и боль – наследство плоти…
Какой конец – забыться и уснуть,
Уснуть! Но каковы тогда виденья,
10 Которые во сне увижу я,
Когда петля смертельная сомкнется?
Вот что смущает нас; вот объясненье,
Что делает настолько длинной жизнь
И горе. – Кто бы снес презренье века,
15 Тирана гнет и хамство гордеца,
Тоску любви, медлительность законов,
Глумленье подлости над стойкой честью,
Когда бы волен был прервать свой век
Простым кинжалом? Кто бы под ярмом
20 Пыхтел, потел, неся груз этой жизни,
Когда б не страх страны, с чьих берегов
Еще никто вовек не возвращался?
Он волю ослабляет, и нам легче
Терпеть страданья этой долгой жизни,
25 Чем страхи той, что неизвестна нам.
Так совесть в трусов превращает нас,
Так яркий цвет решимости природной
Бледнеет под тенями бледной мысли;
Стремление, могучее в истоке,
30 Течет теперь иным, кривым путем
И в океан поступка не впадет…. Но тише!
Офелия, мой свет! В молитве, нимфа,
Мои грехи пред небом помяни…



Шекспир:

No more; and by a sleep to say we end
The heart-ache and the thousand natural shocks
That flesh is heir to: 'tis a consummation
Devoutly to be wish'd. To die, to sleep;

Вронченко:

Не боле, сном всегдашним прекратить
Все скорби сердца, тысячи мучений,
Наследье праха — вот конец, достойный
Желаний жарких. Умереть — уснуть.

Кетчер:

не больше, и, зная, что сном
этим мы кончаем все скорби, тысячи естественных, унаследованных телом
противностей, — конец желаннейший. Умереть — заснуть,

Маклаков:

Ведь умереть — уснуть, никак не больше;
Уснуть в сознании, что настал конец
Стенаньям сердца, сотням тысяч зол,
Наследованных телом. Как, в душе,
10 Не пожелать такого окончанья?
Да. Умереть — уснуть.

Кронеберг:

Не более! И знать, что этот сон
Окончит грусть и тысячи ударов, -
Удел живых. Такой конец достоин
Желаний жарких. Умереть? Уснуть?

Каншин:

и только… Между тем,
таким сном мы можем положить конец и болям сердца,
и тысячам мучительных недугов, составляющих
наследие нашей плоти, — такой к которому
невольно порывается душа… Умереть, уснуть.

Загуляев:

и только.
И этим сном покончить навсегда
С страданьями души и с тысячью болезней,
Природой привитых к немощной плоти нашей...
Конец прекрасный и вполне достойный
10 Желаний жарких...
Умереть - заснуть...

Аверкиев:

не больше. И подумать только,
Что сном окончатся и скорби сердца,
И тысячи страданий прирожденных,
Наследье плоти… Вот исход, достойный
10 Благоговейного желанья… Умереть —
Уснуть…

Соколовский:

Не более, — когда при этом вспомнить,
Что с этим сном навеки отлетят
И сердца боль, и горькие обиды —
Наследье нашей плоти, — то не вправе ль
10 Мы все желать подобного конца.
Окончить жизнь — уснуть…

Московский:

Ведь смерть есть только сон — не боле,
И если знать, что с этим сном
Придет конец врожденным мукам,
Как не стремиться нам к нему,
10 Покончить с жизнью... и заснуть...

Гнедич 1:

не больше,— и сознать — что сном
Мы заглушим все эти муки сердца,
Которые в наследье бедной плоти
Достались: о, да это столь желанный
10 Конец… Да, умереть — уснуть…

Гнедич 2:

Не больше. И сознать, что этим сном
Мы заглушим все муки духа, боли
Телесные? О, это столь желанный
Конец! Да, — умереть — уснуть!

К. Р.

Не более; и знать, что этим сном покончишь
С сердечной мукою и с тысячью терзаний,
Которым плоть обречена, — о, вот исход
Многожеланный! Умереть, уснуть;

Россов:

Умереть — уснуть, не больше,
И знать, что с этим сном исчезнут все
Волненья сердца, тысячи страданий —
Наследье праха. О, такой конец
Желанный! Умереть — уснуть. Уснуть?

Лозинский:

И только; и сказать, что сном кончаешь
Тоску и тысячу природных мук,
Наследье плоти, — как такой развязки
Не жаждать? Умереть, уснуть. — Уснуть!

Пастернак:

И знать, что этим обрываешь цепь
Сердечных мук и тысячи лишений,
Присущих телу. Это ли не цель
Желанная? Скончаться. Сном забыться.

Радлова:

И всё… И говорить, что сном покончил
С сердечной болью, с тысячью страданий,
Наследьем тела. Ведь конца такого
Как не желать нам? Умереть, уснуть,
10 Уснуть…

Морозов:

не более того.
И подумать только, что этим сном закончится
боль сердца и тысяча жизненных ударов,
являющихся уделом плоти, — ведь это конец,
которого можно от всей души пожелать!
Умереть. Уснуть.

Набоков:

не более, и если сон кончает
тоску души и тысячу тревог,
нам свойственных, — такого завершенья
нельзя не жаждать. Умереть, уснуть;

Дёмин:

Всего лишь... Знать, что с этим сном прервутся
И боли сердца, и мученья плоти –
Наследницы бесчисленных недугов, –
Какой запал развязке – умереть,
10 Забыться! –

Богорадо:

Не более того, и этим сном сказать:
«Закончились страдания души
И тысяча естественных ударов,
10 Что плоть приемлет» — вот конец,
Желанный в глубине. Скончаться и уснуть.

Козырев:

Уснуть… Всего лишь? Знать, что сном прервешь ты
Страдание и боль – наследство плоти…
Какой конец – забыться и уснуть,
Уснуть! Но каковы тогда виденья,
10 Которые во сне увижу я,
Когда петля смертельная сомкнется?
Вот что смущает нас; вот объясненье,
Что делает настолько длинной жизнь
И горе. – Кто бы снес презренье века,
15 Тирана гнет и хамство гордеца,
Тоску любви, медлительность законов,
Глумленье подлости над стойкой честью,
Когда бы волен был прервать свой век
Простым кинжалом? Кто бы под ярмом
20 Пыхтел, потел, неся груз этой жизни,
Когда б не страх страны, с чьих берегов
Еще никто вовек не возвращался?
Он волю ослабляет, и нам легче
Терпеть страданья этой долгой жизни,
25 Чем страхи той, что неизвестна нам.
Так совесть в трусов превращает нас,
Так яркий цвет решимости природной
Бледнеет под тенями бледной мысли;
Стремление, могучее в истоке,
30 Течет теперь иным, кривым путем
И в океан поступка не впадет…. Но тише!
Офелия, мой свет! В молитве, нимфа,
Мои грехи пред небом помяни…

10-14: To sleep, perchance to dream

Шекспир 1:

10 To sleep, perchance to dream—ay, there's the rub:
For in that sleep of death what dreams may come,
When we have shuffled off this mortal coil,
Must give us pause—there's the respect
That makes calamity of so long life.

Вронченко:

10 Уснуть. Но сновиденья… Вот препона:
Какие будут в смертном сне мечты,
Когда мятежную мы свергнем бренность,
О том помыслить должно. Вот источник
Столь долгой жизни бедствий и печалей.

Кетчер:

заснуть, но, может быть, и сны видеть — вот препона;
какие могут быть сновиденья в этом смертном сне,
за тем как стряхнем с себя земные тревоги,
вот что останавливает нас. Вот что делает
бедствия так долговечными;

Маклаков:

Да. Умереть — уснуть. Но ведь уснуть,
Быть может, грезить. Вот, и вечно то же
Тут затрудненье: в этой смертной спячке,
Как с нас спадет ярмо земных сует,
15 Какого рода сны нам сниться могут.
Вот отчего мы медлим, вот причина,
Что наши бедствия столь долговечны.

Кронеберг:

10 Но если сон виденья посетят?
Что за мечты на смертный сон слетят,
Когда стряхнём мы суету земную?
Вот что дальнейший заграждает путь!
Вот отчего беда так долговечна!

Каншин:

Быть может, видеть сны. — Вот в чем затруднение.
Ибо какие же сны могут нам грезиться во время
этого мертвого сна, когда мы уже сбросили с себя
все земные тревоги? Тут есть перед чем остановиться,
над чем задуматься. Из-за такого вопроса мы обрекаем
себя на долгие-долгие годы земного существования…

Загуляев:

Заснуть... быть может, видеть сны... какие?
Да, вот помеха... Разве можно знать,
Какие сны нам возмутят сон смертный...
Тут есть о чем подумать.
Эта мысль
15 И делает столь долгой жизнь несчастных.

Аверкиев:

Уснуть… Уснуть… Быть может, видеть сны..
Вот в чем препятствие. Что мы, избавясь
От этих преходящих бед, увидим
В том мертвом сне, — не может не заставить
15 Остановиться нас. По этой-то причине
Мы терпим бедствие столь долгой жизни, —

Соколовский:

уснуть, а если
При этом видеть сны… Вот остановка.
Какого рода сны тревожить будут
Нас в смертном сне, когда мы совлечем
15 С себя покрышку плоти. Вот что может
Связать решимость в нас, заставя вечно
Терпеть и зло, и бедственную жизнь…

Московский:

Заснуть и сны, быть может, видеть,
Вот преткновенье... Сны какие
Нас в вечном сне тревожить будут,
Когда с себя мы свергнем это
15 Ярмо житейской суеты.
Да, вот что понуждает нас
Терпеть до старости невзгоды.

Гнедич 1:

Жить в мире грез, быть может, вот преграда.-
Какие грезы в этом мертвом сне
Пред духом бестелесным реять будут…
Вот в чем препятствие — и вот причина,
15 Что скорби долговечны на земле…

Гнедич 2:

10 Уснуть? Жить в мире грез, быть может? Вот
Преграда! А какие в мертвом сне
Видения пред духом бестелесным
Проносятся? О, в этом вся причина,
Что скорби долговечны на земле!

К. Р.

10 Уснуть! И видеть сны, быть может? Вот оно!
Какие сны в дремоте смертной снятся,
Лишь тленную стряхнем мы оболочку, — вот что
Удерживает нас. И этот довод -
Причина долговечности страданья.

Россов:

10 А сновиденья? Вот она — преграда:
Какие грезы скрыты в смертном сне,
Когда освободимся мы от плоти?
Вот почему так долговечно горе.

Лозинский:

10 И видеть сны, быть может? Вот в чем трудность;
Какие сны приснятся в смертном сне,
Когда мы сбросим этот бренный шум,
Вот что сбивает нас; вот где причина
Того, что бедствия так долговечны;

Пастернак:

10 Уснуть... и видеть сны? Вот и ответ.
Какие сны в том смертном сне приснятся,
Когда покров земного чувства снят?
Вот в чем разгадка. Вот что удлиняет
Несчастьям нашим жизнь на столько лет.

Радлова:

10 Уснуть… И, может быть, увидеть сны…
Ах, в этом-то и дело всё. Какие
Присниться сны нам могут в смертном сне,
Когда мы сбросим этот шум земной?
Вот здесь подумать надо… Оттого
15 У наших горестей так жизнь длинна.

Морозов:

10 Уснуть, может быть, видеть сны; да,
вот в чем препятствие. Ибо в этом смертном сне
какие нам могут присниться сны,
когда мы сбросим мертвый узел суеты земной?
Мысль об этом заставляет нас остановиться.
Вот причина, которая вынуждает нас переносить
бедствия столь долгой жизни,

Набоков:

10 уснуть: быть может, сны увидеть; да,
вот где затор, какие сновиденья
нас посетят, когда освободимся
от шелухи сует? Вот остановка.
Вот почему напасти так живучи;

Дёмин:

10 Забыться! – Спать... но благостны ль виденья,
Которые пригрезятся в том сне,
Когда затянется смертельная удавка?
Вот что сбивает пыл, вот отчего
Так долго длится тягостная жизнь...

Богорадо:

Уснуть! Быть может видеть сны, да вот загвоздка!
В посмертном сне, какие сновидения придут,
Лишь мы с себя смертельную удавку сбросим,
15 Вот что нас медлить заставляет — вот почтенье,
Что катастрофу делает длиною в жизнь;


См. также:


Cc-by.jpgCc-non commercial.jpg © Перевод. Копирование допускается только в некоммерческих целях.