Эдисон Денисов (Холопов, Ценова)/Глава IV

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к: навигация, поиск
Глава III Эдисон Денисов/Глава IV. МУЗЫКАЛЬНЫЕ СОЧИНЕНИЯ/1.
автор (-ы) Юрий Николаевич Холопов и Валерия Стефановна Ценова
Глава IV/2



Глава IV. МУЗЫКАЛЬНЫЕ СОЧИНЕНИЯ

Эдисон Денисов — композитор столь плодотворный, что охват всех его сочинений даже в виде обзора занял бы слиш­ком много места. Тем более, что о некоторых опусах речь в том или ином отношении уже шла в предыдущих главах. В Главе III также рассматривалась и проблема жанров у Дени­сова. Главная задача этой главы — краткие характеристики на­иболее важных произведений композитора, описание их в це­лом. В основу расположения сочинений кладется жанровый принцип.

1. ТЕАТРАЛЬНЫЕ ЖАНРЫ

После ранней оперы «Иван-солдат» Денисов более двад­цати лет не обращался к жанру театральной музыки. В 80-е годы подряд были созданы три произведения для театра — две оперы («Пена дней» и «Четыре девушки») и балет («Испо­ведь»). Объединяют их романтические сюжеты и яркая лири­ческая направленность музыки. А опера «Пена дней» (вместе с ранее написанным вокальным циклом «Жизнь в красном цве­те») составляет своеобразный отдел творчества Денисова. Оба произведения написаны на тексты француза Бориса Виана, высоко ценимого Денисовым.

1.1. Опера «ПЕНА ДНЕЙ»

Эдисон Денисов и Борис Виан

Борис Виан был одним из лидеров своего времени. Про­жив короткую жизнь (1920—1959), Виан успел попробовать се­бя в разных жанрах. Он пишет огромное количество литера­турных произведений, выступает как джазовый трубач и джа­зовый критик, сочиняет и сам исполняет песни, делает скуль­птуры, пишет картины. <90>

Литературное творчество Виана — основная часть его нас­ледия. Жанровое разнообразие его поражает: это романы, пьесы, стихи, рассказы, либретто опер, критические статьи о джазе, тексты песен, переводы своих и чужих работ на анг­лийский язык. Личное знакомство и общение с Жан-Полем Сартром, Симоной де Бовуар и Эженом Ионеско сильно повлияло на направленность литературной деятельности Виана. В его творчестве слышны отголоски философии экзистенциализма Сартра и элементы театра абсурда Ионеско.

Оригинальный литературный стиль Виана наложил силь­ный отпечаток на музыку Денисова, обусловил появление но­вого для его творчества образного мира и связанных с ним элементов музыкального языка.

Роман Бориса Виана «Пена дней»

Роман писался в тяжелые годы второй мировой войны. Законченный в 1946 году, он стал одним из самых популяр­ных произведений Виана[1]. Это сочинение концентрированно отразило настроения французской интеллигенции тех лет — скептицизм, неверие в жизнь, гротеск, ностальгию по краси­вому, поэтичному.

Основную идею романа можно выразить как столкнове­ние мечты и действительности, как невозможность для чело­века противостоять некой фатальной силе. Мир Виана раска­лывается на две части. С одной стороны, существуют люди с их миром любви, теплоты и уюта. С другой стороны — чуждые, враждебные человеку силы, странный город, урбанистические кошмары, машины, власть денег. Герои Виана живут в каком-то абстрактном городе в абстрактное время. Они встречаются, влюбляются, мечтают, как бы отгораживая себя от реальнос­ти, замыкаясь в своем узком кругу. Но столкнувшись одни раз с реальностью, спустившись на землю, они попадают в жиз­ненный водоворот (в «пену дней»), и от невозможности про­тивостоять ему — гибнут.

Эта изначально романтическая идея в середине XX века осложнилась многими побочными линиями. Так, своеобраз­ным веянием времени было введение в роман Виана образов двух лидеров французской литературы 40-х годов — Жан-Поля Сартра, который не без насмешки автора романа фигурирует в нем как Жан-Соль Cартр, и Симоны де Бовуар, представ­ленной в романе, как герцогиня Бовуар. Трактовка этих обра­зов носит гротесковый характер. <91>

Важные драматургические особенности романа связаны следующей идеей: «Люди не меняются, меняются только ве­щи». Она определяет наличие двух драматургических линий, прослеживающихся через все произведение. Одна из них пос­тоянная: это жизнь людей, которые, по мысли автора, не ме­няются, меняются лишь обстоятельства, в которые они попа­дают. Вторая линия переменная: это жизнь вещей и нечелове­ческих живых существ. Мышь — важный персонаж романа -сначала весело играет в лучах солнца, разделяя общее состоя­ние покоя и радости. Во время болезни главной героини мышь ранит себя о стекло и ходит с перевязанными лапками на бамбуковых костылях. После смерти Хлои мышь кончает жизнь самоубийством. Изменяется и комната, в которой жи­вут главные герои. Просторная и светлая вначале, она стано­вится сферической, затем начинает сужаться и в конце кон­цов потолок объединяется с полом. Кровать Хлои по мере её болезни опускается к полу.

Роман Виана «Пена дней» многослоен. Он включает в се­бя три сюжетных и смысловых пласта, взаимодействие и пе­реплетение которых придает произведению своеобразный ко­лорит: первый пласт — лирический (он связан с парой главных героев Колен — Хлоя); второй пласт — «партровский» (он связан с другой парой героев Шик — Алиса); третий пласт — «абсурдный». Некоторые сцены романа вызывают ассоциации с одним из направлений театральной жизни Парижа, получившим распространение в 50-е годы. Приемы театра абсурда призваны взорвать воображение читателя, заставить его удивиться, вызвать у него наиболее яркие и нестандартные ассоциации. В самом деле — насколько более остро мы воспринимаем болезнь Хлои, когда она преподносится нам не в будничном значении (туберкулез), а в таком неординарном преломлении: в легком у Хлои растет кувшинка, и лечить такую болезнь нужно не лекарствами, а цветами, враждебными кувшинке, запах которых должен её убить. Во время операции из легкого Хлои вырезают цветок длиной три метра. В данном случае кувшинка — своеобразный символ болезни. Поэтическое видение Виана делает возможным то, что цветок становится прямой причиной человеческой смерти.

Роман имеет трагическую развязку. Все герои гибнут, но у читателя не остается чувства безысходности и безнадежности. Виан все же находит ценные, стоящие вещи в мире — это лю­бовь и джаз, а всё остальное, по его мнению, должно исчез­нуть как некрасивое. <92>

Опера Эдисона Денисова «Пена дней»

История создания. Либретто.

Год окончания оперы 1981, но задумана она была в нача­ле 70-х годов, когда Денисов познакомился с романом Виана, в котором его привлекла «лиричность и открытая, обнаженная душа писателя». Мировая премьера оперы состоялась в Пари­же в марте 1986 года.

Либретто писалось самим композитором на французском языке (Денисов считает язык Виана очень музыкальным). В сравнении с литературным первоисточником в либретто наб­людается явный уклон в сторону лирики. Исчезает сюжетная многослойность виановского романа. Всё внимание автора музыки сконцентрировано на одной главной лирической ли­нии.

В либретто, помимо романа «Пена дней» и в большом ко­личестве использованных текстов песен Виана, композитор вводит и некоторые другие. Так, в заключительном хоре де­вочек применен анонимный текст из сборника религиозных песен, а в тринадцатой картине третьего действия — текст мо­литвы тенора взят из похоронной службы. В двух сценах ис­пользован латинский текст: во второй картине первого дей­ствия — части мессы Credo и Gloria, а в тринадцатой картине третьего действия — части реквиема Agnus Dei и Requiem aeternam (краткое содержание оперы по картинам приведено в Приложении 3).

Традиции в «Пене дней»

Учитывая французский сюжет, язык оригинала оперы и жанровое её обозначение (лирическая драма), вполне естест­венно, что основная линия традиции будет связана с Франци­ей, а именно — с жанром французской лирической оперы[2]. Что конкретно роднит оперу Денисова с этой традицией?

— сам сюжет в своей основной фабуле перекликается с неко­торыми операми XIX века, например, с «Травиатой» Верди, также вобравшей в себя многие характерные черты француз­ской лирической оперы;

— выдвижение на первый план чувств и переживаний двух главных героев. Это пo-существу дуо-опера, хотя реально в ней участвует много действующих лиц;

— смешанный тип оперы — сквозные сцены и отдельные но­мера;

<93>

— чередование лирических сцен с жанрово-бытовыми, созда­ющими фон для развития основного действия;

— использование разнообразных оперных форм — арий, ан­самблей, хоров, а также наличие такого необходимого для ли­рической оперы элемента, как лейтмотива любви (см. при­мер 11б);

— мелодизм, роль собственно мелодического начала в опере.

По убеждению Денисова, в опере должны быть ведущими текст и вокальная интонация. Неслучайно и требование ком­позитора переводить текст оперы на язык той страны, где она будет ставиться. Подчеркивание важности текста и направ­ленность на его слышимость — также связующая нить с фран­цузской традицией, конкретно — с оперной эстетикой Дебюс­си. Общую атмосферу оперы «Пеллеас и Мелизанда», тихий просветленный конец, отсутствие ярких драматических куль­минаций — всё это можно отнести и к «Пене дней». Да и сам тип оперы с преобладанием вокального начала над инстру­ментальным оказывается сходным (совпадает и жанровое обозначение обеих опер — лирическая драма).

Не обошлось в опере Денисова и без влияния «Тристана и Изольды» Вагнера. Хотя Денисов и выступает против музы­кальной драмы как таковой, всё же влияние этого оперного типа достаточно ощутимо. Главным образом эта линия традиции чувствуется в некоторых сквозных сценах, и особенно — в чисто оркестровых фрагментах, в которых нередко происходят важные события.

Цитаты и аллюзии

Важную драматургическую роль выполняют в опере цита­ты и аллюзии. Их стилистический диапазон ограничен — это главным образом песни Дюка Эллингтона. Причем все они упоминаются в романе Виана и в этом смысле музыкально озвучивают текст писателя.

Особняком стоит ещё одна цитата — лейтмотив томления из оперы «Тристан и Изольда». Он звучит в девятой картине второго действия у саксофона, труб и тромбонов в несколько измененном по сравнению с Вагнером виде с джазовым от­тенком. Эта цитата может быть объяснена двояко. С одной стороны, по сюжету в этот момент Колен читает Хлое любов­ную историю со счастливым концом. И появление лейтмотива в таком измененном виде — как горькая ирония композитора -вызывает некоторые сомнения в истинности всего происходя­щего на сцене. С другой стороны, возможна и такая ассоциа­ция: Колен и Хлоя — это Тристан и Изольда; и хотя история, которую читает Колен, и имеет счастливое окончание, в ре­альности судьба героев уже трагически предопределена (при­мер 23). <94>

Аллюзии, применяемые в опере, имеют два историко-сти­листических ориентира. Первый из них связан с XX веком: это джаз и песни французских шансонье (хор полицейских из третьего действия); второй — со старинной монодической му­зыкой (во второй картине первого действия тенор соло поет молитву «Et in terra pax» в духе григорианского хорала).

Цитаты и аллюзии выполняют в опере три основные фун­кции: они конкретизируют идеи автора (цитаты используются не отвлеченно, а активно вплетаются в действие); они созда­ют особого рода локальный колорит, характеризующий англо­американские интересы французской молодежи 40-х годов; они являются выразительным фактором стилистических про­тивопоставлений и контрастов.

Основные элементы оперного спектакля

Опера «Пена дней» членится на сцены и интермедии. Они создают два драматургических ряда, развивающихся парал­лельно. Сцены находятся на первом плане драматургии, пред­ставляя основной драматургический ряд. Четырнадцать сцен оперы по преобладающему в них настроению и по характеру условно можно разделить на три типа — сцены действия (ак­тивное развитие сюжета), сцены состояния (пребывание в од­ном внутреннем состоянии), сцены размышления (разговоры на философские темы, высказывания героями своих жизнен­ных позиций).

Интермедии образуют второй, побочный план драматур­гии. Тесно связанные со сценами, они имеют свои дополни­тельные функции, образные и тематические переклички. Роль интермедий в целостной драматургии оперы сводится к трем основным моментам: развитие сюжета, обрисовка внешней обстановки, создание внутреннего настроя. Особняком стоит восьмая интермедия (между двенадцатой и тринадцатой кар­тинами). Здесь мы встречаемся с примером переключения с одного драматургического ряда на другой. Все основные со­бытия сюжета до этого момента происходили в сценах. В третьем акте развязка, связанная с одним из персонажей (Алисой), оказывается в интермедии (Алиса сжигает книжный магазин и сама гибнет).

Основные драматургические функции

Опера Денисова — драматургически спаянное целое, слож­ный комплекс взаимодействий различных драматургических принципов и сюжетных линий. В «Пене дней» естественны четыре драматургические функции: экспозиция (в первой кар­тине первого действия есть даже «выходная» ария Колена), за­вязка (третья картина первого действия, встреча главных геро­ев), развитие (весь второй акт), эпилог (последняя картина оперы). <95>

Но выделенные четыре функции присутствуют почти в любом драматическом произведении и в этом смысле не представляют ничего специфически нового. Особенности опе­ры Денисова связаны с двумя другими функциями — развязкой и кульминацией. Первая из них — рассредоточенная развязка; она занимает всё третье действие и определена многослойностью сюжета. Развязка здесь — это последование смертей главных героев оперы: 12 сцена — Шик, 8 интермеццо — Алиса (развязка «партровской» линии); 13 сцена — Хлоя, 14 сцена -Колен (развязка лирической линии), 14 сцена — мышь (развяз­ка «абсурдной» линии).

Вторая драматургическая особенность оперы — отсутствие явно выраженной кульминации. Отдельные вершины в опере, конечно, выделяются. Но они, во-первых, не достигают уров­ня кульминации, а во-вторых, расположены в начале оперы и потому психологически не воспринимаются как кульминаци­онные точки (ещё ничего не произошло). К таким вершинам мы относим две сцены первого действия — вторую (из-за рез­кого раскола её на две части — вальс на катке и смерть конь­кобежца) и четвертую (это лирическая вершина, своеобразная тихая кульминация).

Возникает парадоксальная ситуация. С одной стороны, происходит явное усиление трагизма: на наших глазах в тече­ние всего третьего-акта умирают люди. С другой стороны, от­сутствие яркой драматической кульминации сглаживает этот трагизм. Наше эмоциональное состояние находится в опере примерно на одном уровне. Предвосхищение гибели главных героев во второй картине первого действия также способству­ет этому ощущению. Кроме того, о тяжелой болезни Хлои го­ворится в седьмой картине второго действия, то есть ещё в первой половине оперы. Начиная с этой картины, главная ге­роиня постепенно умирает. Эта постепенность не связана с резкими эмоциональными взлетами. Наше восприятие уже го­тово к трагическому повороту сюжета. И все события третьего акта попадают на внутренне подготовленную почву. Отсюда и ощущение эмоциональной ровности всей оперы[3] <96>.


1.2. Балет «ИСПОВЕДЬ» (1984)

Балет Денисова написан по роману Альфреда Мюссе «Ис­поведь сына века» — одному из наиболее показательных лите­ратурных произведений эпохи расцвета романтизма. В центре романа — молодой человек Октав, страдающий «болезнью ве­ка», главные симптомы которой — неверие, скука, одиночест­во. В душе обуреваемого страстями и ревностью героя, веду­щего распутную жизнь в мире интриг и любовных приключе­ний, просыпается настоящее чувство; но и оно не может пол­ностью преобразить больную душу.

В сценарном плане балета, выполненном Александром Демидовым, подчеркнуты и выделены тонкие, хрупкие нюан­сы в душевных состояниях героев. Октав у Денисова — пыл­кий, нежный, искренне любящий и болезненно восприимчи­вый человек, изнемогающий под бременем страстей в поисках гармонии. В сценарий балета были введены также новые, от­сутствующие у Мюссе образы спутников Октава, в аллегори­ческой форме воплощающих черты его характера — Гордость, Надежда, Ревность, Печаль и Совесть. Эпизод первый: "После открытия занавеса из пустоты, словно из небытия, высвечива­ется фигура Октава. Он медленно, из глубины, идет к нам, как бы вступает в жизнь, ещё не зная ни горя, ни разочарова­ний. Постепенно рождается, «складывается» его танец — танец осваивающего мир человека.

Начинают возникать спутники Октава, спутники человечества. Сначала — Гордость: она как бы учит «держаться прямо», указывая путь, пробуждает честолюбие, призывает к непокорности, будто бы говоря ему, что главное в жизни — это уверенность в своих силах. Гордость пробуждает Надежду. Она учит порыву, стремительна в движениях. Она манит за собой, но её полет «обрывает» Ревность. В более широком смысле — сомнение, какая-то неуверенность, вдруг поселившаяся в душе. Она крадется за Октавом и «оплетает» его в самый прекрасный миг обретенной им было надежды. Она лишает его танец полета, рождает в душе подозрения, будто «опускает» с неба на землю. И тогда Печаль овладевает сердцем Октава, печаль, грусть, просветляющая и утешающая его. И медленно, в статике торжественных движений, приближается к юноше Совесть, обращая его к мыслям о вечном, о бренности жизни, в суете которой важно «не потерять себя» (цитируется сценарный план балета).

Первый номер балета — экспозиция образов Октава и его спутников. Он состоит из трех разделов: Октав один, Спутни­ки, Октав в окружении Спутников. Каждый из Спутников имеет свой образно и тематически характерный материал: во­левые шестиголосные аккорды у Гордости, уносящиеся ввысь соноры-дуновенья и трепещущие трели у Надежды, словно паутина сомнений оплетающие имитации у Ревности, певучая <97> лирика у Печали, величественные колокльные звучности у Совести. После раздельной экспозиции каждого из образов все они объединяются (с т. 115). Темы «борются» друг с друг, каждый Спутник стремится привлечь Октава к себе. Смысловым центром многопластовой ткани является прослаивающий её лейтмотив главного героя (пример 24). Балет состоит из шестнадцати картин:

I акт — «Болезнь»:

1. Октав

2. Маскарад .

3. Октав и Деженэ

4. Монолог Октава

5. Кабак

II акт — «Надежда»:

6. Одиночество Октава

7. Дуэт Октава и Надежды

8. Бригитта

9. Лихорадка

10. Вакханалия

11. Дуэт Октава и Бригитты

III акт — «Просветление»:

12. Сомнения Октава

13. Фантасмагория

14. Хоровод масок

15. Прощание

16. Эпилог

В балете выделены две кульминационные точки: № 11 — лирическая кульминация и № 13 — Фантасмагория. В тради­циях драматургически целостной формы — несколько сквоз­ных линий. Например, лирические дуэты (№ 2, 5, И), бред Октава (№ 9, 13). В балете есть также несколько повторяю­щихся тем: это прежде всего лейтмотив Октава (а также его лейттембр — виолончель), лейтмотив друга Октава — Деженэ (появляется в № 2), темы Спутников, проходящие через весь балет.

В балете «Исповедь» Денисов стремился, по его собственным словам, избежать прикладной танцевальности и создать не номерной спектакль, а большую трехчастную симфонию. Пер­вый балет Денисова был поставлен в 1984 году в Таллинне в театре «Эстония». Режиссер и исполнитель главной роли — Тийт Хярм.

1.3. Опера «ЧЕТЫРЕ ДЕВУШКИ» (1986)

Из театральных произведений Денисова опера «Четыре девушки» выделяется камерным составом исполнителей (че­тыре солистки, изредка появляющийся хор) и камерным зву- <98> чанием. В опере шесть картин; её исполнение наиболее выи­грышно в небольших театрах и залах, где будет особенно под­черкнута некоторая загадочность и нереалистичность сюжета и музыки.

Опера написана по одноименной пьесе Пабло Пикассо. В привычном понимании в ней нет сюжета: на протяжении все­го действия девушки играют и танцуют в саду, то освещенном солнцем, то под дождем, то при свете луны.

Денисов написал оперу на французском языке, добавив к тексту Пикассо ещё и стихи французских поэтов Рене Шара и Анри Мишо, внеся нежно-лирический, несколько чувствен­ный элемент в пьесу. Композитор считает, что наибольшая полнота и ясность восприятия мира связаны с детством, что именно в детстве человек испытывает самые сильные чувства. Отсюда и его интерес к сюжету. Центральное место в опере занимают характерные для Денисова образы вечной красоты и света (краткое содержание оперы см. в Приложении 3).

Примечания

  1. Роман «Пена дней» переведен на немецкий язык под названием «Chloe», на английский — под названием «Froth on the daydream» (в Англии) и «Mood indigo»(e Америке). Русский перевод романа был издан в Москве в 1983 году.
  2. Интересно, что сюжетная ассоциация с романом Александра Дюма «Дама с камелиями» имеется и у самого Виана: на свадьбе Хлоя появляется с большой белой камелией в волосах.
  3. Из других особенностей отметим предвосхищение трагической развязки оперы во второй картине первого действия. На эту сцену проецируется ситуа­ция развязки — смерть, похороны и молитва-отпевание. Но во второй сцене хо­ронят конькобежца, а в тринадцатой — Хлою. Предвосхищение драматургичес­кой функции здесь очевидно: слушателя «встряхивают» резким поворотом дей­ствия во второй сцене, заставляя его ожидать нечто похожее и в дальнейшем. О других особенностях романа и оперы «Пена дней» можно прочитать в статьях В. Ценовой и М. Соколовой (см. библиографию).