Хроника текущих событий/41/03

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Хроника текущих событий — выпуск 41/3
{{#invoke:Header|editionsList|}}


You are reading ХРОНИКА ТЕКУЩИХ СОБЫТИЙ, ВЫПУСК 41, 3 августа 1976г.
headfile: XTC4100 previous file: XTC4102 , this flle: XTC4103 , Next file: XTC4104

РЕЛИГИЯ В СССР

Доклад ФУРИНА

В конце мая 1976г. сотрудники Большой Советской Энциклопедии прослушали доклад приглашенного в издательство зам. председателя Совета по делам религий при Совете Министров СССР ФУРИНА о положении религий в Советском Союзе.

Докладчик заявил, что общей тенденцией религиозной жизни в СССР является распад, отмирание. В подтверждение этого мнения он сообщил, что за последние 5 лет прекратили существование около 700 религиозных объединений, а из зарегистрированных православных церквей более 1000 только числятся, но не работают.

Вообще за годы советской власти число православных церквей сократилось в 10 раз (из 77676, имевшихся перед революцией, сейчас числится 7500). Из 4200 католических храмов, существовавших в Прибалтике в момент ее присоединения к СССР, сохранилось 1000, а в местностях, где распространен ислам, из 24000 мечетей осталось тоже 1000, причем зарегистрированы только 300 из них, остальные "полусуществуют". Из 1500 старообрядческих церквей дореволюционного времени осталось только 300, синагог из 5000 - 200 (из них зарегистрированы 92), но, поскольку в стране имеется только 50 раввинов, остальные синагоги действуют лишь время от времени. Главного раввина нашел сам Совет по делам религий - это бывший вахтер завода имени Лихачева, кончивший Московский ешибот. Кадров священнослужителей не хватает не только у иудаистов. Православные учебные заведения тоже не покрывают потребностей и не обеспечивают даже простого воспроизводства кадров. Конкурс в них - 2 человека на место, но приемная комиссия многих бракует - например, по состоянию здоровья или "одержимых религией". В результате на 7500 действующих в стране православных церквей приходится лишь 5900 священников. Лютеранские молитвенные дома обеспечены пасторами только на 50%.

Всего в стране 15 духовных учебных заведений, причем Высшую духовную школу в Ташкенте создал сам Совет по делам религий (главным образом для удовлетворения потребностей в кадрах для внешних сношений - пояснил докладчик). В Улан-Удэ была открыта школа для буддистов (всего в стране 2 дапана). В 1945-1965гг. духовные академии Москвы и Ленинграда подготовили 700 магистров, кандидатов и докторов богословия.

Докладчик с удовлетворением отметил снижение численности советских граждан, соблюдающих религиозную обрядность: по его сведениям, в 1965г. крещение (или соответствующий обряд над новорожденным в других религиях) совершали над 30% всех рожденных, а в 1975г. - только над 19%, венчались в 1975г. лишь 2,5% вступивших в брак, отпевали 40% умерших.

Верующими числится примерно 20-25% всех взрослых городских жителей и 20-25% сельских. Размывание религиозного сознания прослеживается и в том, что среди посещающих церковь преобладает "воскресная религиозность".

В СССР имеется 48 религий и религиозных течений. Среди них есть секты, возникшие уже после революции, например, истинно православные христиане, открыто враждебные советской власти. "Сейчас насчитывается 16 тыс. общин всех культов, но в печати мы называем цифру в 20 тысяч, - сказал ФУРИН, - чтобы антисоветчики не кричали, что "веру истребляют".

Отношения между государством и церковью ФУРИН охарактеризовал как "нормальные", отметив, что в приходскую жизнь все глубже проникают модернистские, обновленческие тенденции активной поддержки внешней и внутренней политики СССР. Духовенство говорит своей пастве не просто о патриотизме, поддерживает советскую власть, призывает верующих строго соблюдать все юридические нормы. В этом проявляется морально-политическое единство советского народа. Советское духовенство разных вероисповеданий имеет связи с 82 странами мира, посылает туда своих представителей - и ни одного невозвращена, с гордостью отметил ФУРИН. Поэтому государство считает возможным поддерживать церковь политически, но, разумеется, не прекращает идеологическую борьбу против нее.

ФУРИН пожаловался, что отдельные служители церкви и верующие позволяют себе антисоветские выступления. Иеродиакон Варсонофий ХАЙБУЛИН предлагает, ввиду отделения церкви от государства, отделить от него также и атеизм. Активную деятельность против церковной политики советского государства ведет РЕГЕЛЬСОН, а также ШАФАРЕВИЧ, выпустивший работу о религиозном законодательстве в СССР.

Среди 4 тыс. имеющихся ныне сектантских объединений, насчитывающих 400 тыс. человек, лояльны по отношению к советской власти лишь 60%. 1200 объединений сектантов существуют нелегально, и большинство их имеют "антисоветскую направленность": это раскольники-баптисты, адвентисты, иннокентиевцы (в Молдавии), мурашковцы, истинно православные христиане.

В заключение доклада ФУРИН подчеркнул, что Совет ведет большую работу по укреплению законности в отношениях между церковью и государством и одергивает волюнтаристов на местах.

Письмо РЕГЕЛЬСОНА и ЯКУНИНА

В "Хронике" 40, в разделе "Письма и заявления", была помещена краткая аннотация письма Льва РЕГЕЛЬСОНА и православного священника Глеба ЯКУНИНА, отправленного в марте 1976г. Генеральному Секретарю Всемирного Совета Церквей Филиппу ПОТТЕРУ.

"Хроника" считает нужным поместить здесь более подробное изложение этого письма.

Авторы письма с удовлетворением отмечают достижения Ассамблеи ВСЦ 1975г. в Найроби в области борьбы с бесправным положением религии в ряде стран мира, в том числе в СССР. Особенно важным является решение Ассамблеи организовать подкомитет ВСЦ для расследования положения религии и верующих в этих странах.

РЕГЕЛЬСОН и ЯКУНИН предлагают положить в основу рассмотрения положения религии в нашей стране само законодательство о религии.

Это законодательство было введено в СССР в 1929г.; Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23.6.1975г. в него внесены некоторые поправки.

Авторы письма обращают внимание, во-первых, на положение с регистрацией религиозных общин. Такая регистрация рассматривается законом СССР не как констатация факта существования религиозного общества, но как разрешение на его существование. Право регистрации (и снятия с регистрации) полностью находится в руках Совета по делам религий.

Таким образом,

    "...религиозное общество  не  может  существовать само по
    себе, по воле своих членов и на основании закона: само по
    себе,  до  и  помимо  регистрации,  оно  оказывается  под
    запретом,  и лишь административная санкция органов власти
    может в каждом индивидуальном случае этот запрет снимать.
         Для пояснения ситуации представим себе,  что,  решив
    собрать у себя на квартире своих друзей  на  какой-нибудь
    праздник или просто для совместного проведения свободного
    времени, мы под страхом уголовного преследования не имели
    бы  права  это  сделать,  не добившись разрешения особого
    правительственного органа!"


Таково положение не только с регистрацией, но и с проведением собраний религиозных общин и групп. На каждое такое собрание (за исключением молитвенных собраний в зданиях религиозного культа) нужно получить особое разрешение местных органов власти. То же относится и к религиозным обрядам.

Авторы письма напоминают, что "принцип санкционирующей регистрации" еще до революции был орудием религиозной дискриминации (тогда - неправославных общин) и подвергался резкой критике в Государственной думе.

Во-вторых, лишение религиозных обществ права собственности на молитвенные здания, культовое имущество, непризнание за религиозным обществом прав юридического лица ставит те религиозные культы, которые традиционно связаны с храмовыми богослужениями, в полную зависимость от произвола государственной администрации.

Положение о культовом имуществе, предписывающее конфисковать его при закрытии храма, ставит в особо сложное положение такие конфессии, как православие, католичество, старообрядчество. Ведь церковные каноны и традиции запрещают изъятие церковной собственности (в особенности священных сосудов) и употребление ее для мирских целей. Нарушение этого запрета каноны квалифицируют как "святотатство" и обязывают верующих сопротивляться этому любой ценой. Ввиду этого в любой момент может повториться известная ситуация 1922-23гг.

Третья дискриминационная черта советского законодательства о культах, отмечают авторы письма, - это запрещение миссионерской и культурно-социальной деятельности религиозных обществ. Уже Конституция СССР (ст.124) признает за атеистами свободу антирелигиозной пропаганды, а за верующими - лишь "свободу отправления религиозных культов" (в первой Конституции РСФСР соответствующая статья признавала за всеми гражданами свободу как религиозной, так и антирелигиозной пропаганды).

Законодательство о культах разрешает религиозную проповедь только в молитвенном помещении во время молитвенного собрания. Это означает фактическое запрещение миссионерства.

         "В частности,  христиане ставятся этим запрещением в
    положение вынужденных нарушителей советского  закона,  т.
    к.     никакое     насилие,     даже    санкционированное
    законодательством,  не может заставить христиан  отречься
    от одной из главных заповедей Спасителя:
         "Идите, научите все народы,  крестя их во имя Отца и
    Сына и Святого Духа" (Мф.28,19).
         В настоящее время от указанного запрещения  особенно
    страдают   баптисты   и   христиане   других   конфессий,
    развивающих наибольшую  миссионерскую  активность,  но  в
    принципе  все  христиане,  а  также  представители других
    религий,  содержащих   миссионерство   как   обязательную
    заповедь,  оказываются в состоянии вынужденного конфликта
    с государством".


В 1966г. Президиум Верховного Совета РСФСР принял постановление "О применении ст.142 УК РСФСР", в котором как уголовное преступление квалифицируется "совершение обманных действий с целью возбуждения религиозных суеверий в массах населения". К таким действиям Комментарий УК (и В.А.КУРОЕДОВ в статье в "Известиях") относит исцеления у святых мест и "распространение слухов о конце света".

В письме указывается по этому поводу, что еще в 1918г. зам. наркома юстиции ШПИЦБЕРГ призывал запретить Святое Причастие как "колдовской акт".

         "Что же касается "слуха" о неизбежно грядущем "конце
    света",  точнее -  о  Втором  пришествии  Господа  Иисуса
    Христа,    то   вся   Христианская   Церковь   настойчиво
    распространяет этот слух... вот уже почти 2000 лет".


Четвертой существенной характеристикой положения религии в СССР авторы считают дискриминационный характер системы образования и запрещение организованных форм частного религиозного образования и воспитания.

Насыщенность обязательных школьных программ атеистическим содержанием травмирует психику верующих школьников, порождает острые конфликты внутри школы.

         "Включение атеизма  и  атеистических   положений   в
    обязательные   институтские  программы...  закрывает  для
    верующих путь к получению высшего образования".

Принятый в 1974г. Закон о народном образовании обязывает родителей воспитывать детей в духе "высокой коммунистической нравственности". Некоторые толкования этого закона допускают возможность лишения родительских прав родителей, дающих своим детям религиозное воспитание.

С другой стороны, частное обучение несовершеннолетних религии, проводимое не их родителями, является уголовным преступлением, подпадающим под действие ст.142 УК РСФСР. Логический вывод из письма ЯКУНИНА и РЕГЕЛЬСОНА таков: если бы Законодательство о культах применялось во всей полноте, религиозная жизнь в нашей стране была бы невозможной. Однако и реально действующих законодательных ограничений достаточно, чтобы говорить об отсутствии свободы религии в СССР.

Законодательство в любой удобный момент может быть использовано для возобновления гонений 1918-23, 1930-х и 1954-64гг. Для того, чтобы нормализовать отношения между властью и религией, необходимо глубоко реформировать Законодательство о культах.


Новый способ борьбы с религией.

14 июля 1976г. Александра Александровича АРГЕНТОВА (1951г.р.) вызвали в военкомат Тушинского р-на г. Москвы, откуда его отправили для немедленного освидетельствования в психиатрический диспансер.

Никогда ранее на психиатрическом учете АРГЕНТОВ не состоял.

По прибытии в диспансер врач Александр Иванович МАЗИКОВ заявил АРГЕНТОВУ, что единственной причиной его психической госпитализации являются его религиозные убеждения, и добавил: " Мы выбьем из тебя твою религиозность" (АРГЕНТОВ - православный).

Затем АРГЕНТОВА насильно перевезли в психиатрическую больницу N14 г. Москвы (ул. Бехтерева 15, главный врач - Владимир Алексеевич КОРЮХИН, телефон - 325-39-20) и поместили в 3 отделение. Лечащим врачом АРГЕНТОВА стал заведующий отделением Семен Моисеевич ДЕГТЯРЕВ (телефон - 325-46-16).

В больнице с АРГЕНТОВА силой сняли крест.

15 июля ДЕГТЯРЕВ до всякой экспертизы назначил АРГЕНТОВУ аминазин в таблетках и предупредил, что если он "не будет добровольно принимать аминазин в таблетках, то ему будут давать его принудительно, в форме уколов".

16 июля десять друзей и знакомых АРГЕНТОВА направили прокурору Тушинского р-на г. Москвы, Министру здравоохранения СССР и Генеральному Секретарю Всемирного Совета Церквей протест против помещения АРГЕНТОВА в психбольницу:

    "...Мы, нижеподписавшиеся,  хорошо знающие АРГЕНТОВА А.А.
    в течение нескольких лет,  считаем своим долгом  заявить,
    что  АРГЕНТОВ  является  психически  здоровым человеком и
    насильственное   помещение   его   в   психбольницу    за
    религиозные убеждения беззаконно и бесчеловечно..."

Родители АРГЕНТОВА, убежденные атеисты, написали главврачу больницы заявление, в котором настаивают на полном психическом здоровье сына и просят выпустить его.

21 июля Александр АРГЕНТОВ обратился к Патриарху Московскому и всея Руси ПИМЕНУ: "...Ваше Святейшество, будьте добры, заступитесь за меня!...А если заступиться у Вас нет возможности, то благословите хотя бы молча меня на мученичество за веру".

25 июля председателю Совета по делам религий при Совете Министров СССР В.А.КУРОЕДОВУ было отправлено Открытое письмо. В письме указывается, что, хотя Инструкция Министерства здравоохранения СССР по неотложной госпитализации психических больных, представляющих общественною опасность, от 26 августа 1971 года требует, чтобы в течение суток комиссия освидетельствовала доставленного, у АРГЕНТОВА такой комиссии не было до сих пор. Авторы требуют освобождения АРГЕНТОВА и возбуждения дела против виновников происшедшего: "Законность и человечность должны восторжествовать! Иначе факт о самом бесчеловечном - психиатрическом преследовании за веру будет свидетельствовать о том, что свобода совести в СССР, гарантированная советской Конституцией, существует лишь на бумаге". Копии Открытого письма КУРОЕДОВУ были отправлены в Президиум Верховного Совета СССР, Генеральному Прокурору СССР и в газету "Известия".

По словам главврача больницы, 2 августа комиссия из пяти человек признала АРГЕНТОВА психически больным и нуждающимся в принудительной госпитализации.

С 3 августа к АРГЕНТОВУ перестали допускать друзей. Посещать его разрешается только родственникам.

                           *****

15 июля 1976г. в дворницкой тубдиспансера N11 были задержаны, доставлены в 22 отделение милиции и вскоре выпущены Александр ОГОРОДНИКОВ и семь его друзей. При задержании были изъяты (без постановления об обыске) несколько рукописных листков - наброски тезисов религиозного семинара. Через два дня ОГОРОДНИКОВ был уволен с должности дворника "по собственному желанию". ОГОРОДНИКОВУ 26 лет, он бывший студент ВГИКа.

В июле друзей ОГОРОДНИКОВА, задержанных 15 июня в его сторожке, в той или иной форме посетили работники КГБ. Евгению НЕСТЕРОВУ устроили обыск (дома - негласный, на работе - официальный) и допрос. Студентку 4 курса Московского института культуры Елену ЛЕВАШОВУ хитростью заманили в милицию и там допросили. Допросили также младшего научного сотрудника Радиотехнического института АН СССР Александра БЕЛИКОВА. Еще двоих друзей ОГОРОДНИКОВА "четверо в штатском" преследовали на улицах Москвы: ходили по пятам, дергали за волосы, срывали очки. Когда на помощь подходила милиция, "люди в штатском" показывали милиционерам красные карточки своих удостоверений и тут же отходили.

Евангельские христиане-баптисты

Раскол среди баптистов в СССР произошел в начале 60-х годов, когда часть общин выделилась из Объединенного Совета ЕХБ. Эти общины хотели получить большую, чем это предусмотрено законодательством о культах 1929г., автономию от государства, в частности - свободу религиозного обучения детей. Движение возглавили Инициативная группа (отсюда название "инициативники"), а позднее - Оргкомитет по созыву Всероссийского съезда ЕХБ. Верующие перестали регистрировать свои общины. В ответ власти начали разгонять молитвенные собрания как незаконные, штрафовать верующих, арестовывать активистов. Почти все члены Инициативной группы были осуждены по "религиозным статьям".

В 1971г. совещание общин в г. Туле выработало условия регулирования отношений с государством (включая регистрацию общин), образовало Совет Церквей ЕХБ и Совет родственников узников ЕХБ. Власти не признали Тульское совещание законным, репрессии продолжались.

Некоторые члены Совета Церквей перешли на нелегальное положение.

В начале 1975г. был осужден секретарь Совета Церквей Г.ВИНС (Хр.35). Его осуждение вызвало массу протестов в СССР и за рубежом и обратило всеобщее внимание на положение СЦ ЕХБ.

В том же 1975г. власти сами предложили многим общинам регистрацию, поставив условием - не декларировать свою принадлежность к Совету Церквей. Многие из общин, пошедших на регистрацию, вскоре почувствовали неприемлемую для себя опеку государства. Некоторые из них стали брать заявления назад.

Общины, отказавшиеся от регистрации, подвергались новым репрессиям.

                           *****

6-9 февраля 1976г. в Ворошиловграде проходило совещание Совета родственников узников ЕХБ. За участниками совещания и домом, где оно проходило, велась постоянная слежка.

9 февраля на Ворошиловградском аэродроме при посадке на самолет, летящий в Киев, "с целью обнаружения взрывчатых веществ" обыскали Антонину Антоновну СЕНКЕВИЧ. У нее были изъяты магнитофонные записи, несколько брошюр религиозного содержания, копии заявлений в правительство от верующих.

Вечером того же дня в Ворошиловграде несколько баптисток стояли на трамвайной остановке. Какие-то неизвестные на глазах милиционера выхватили у них из рук сумку с документами Совета родственников и пишущей машинкой. Похитители скрылись во дворе. Позднее возникла официальная версия: пропавшая сумка обнаружена в автоматической камере хранения на железнодорожном вокзале Ворошиловграда. Теперь она хранится в КГБ.

В мае КГБ и прокуратура допросили в разных городах Украины Екатерину ШЕВЧЕНКО, Татьяну ШОВГАН, Александру КОЗОРЕЗОВУ, Нину АНДРЮЩЕНКО, Галину РЫТИКОВУ, Валентину КОКУРИНУ, Алевтину ПАНФИЛОВУ, Серафиму ЮДИНЦЕВУ, Маргариту ПУГАЧЕВУ и других. Всех их обвиняли в причастности к "клеветнической" деятельности Совета родственников узников ЕХБ - составлению ходатайства и выпуску "Бюллетеня".

Во время допросов женщин предупредили, что, если они не прекратят свою деятельность, против них будет возбуждено уголовное дело.

29 мая 1976 года Совет родственников направил письмо на имя КОСЫГИНА и ПОДГОРНОГО. В письме говорится, что преследования и угрозы Совету родственников не дадут властям желаемых результатов - будут новые узники, новые родственники и новые ходатайства вновь пополненного Совета... Авторы письма предлагают властям избрать другой путь - освободить и реабилитировать узников и прекратить преследования верующих. Тогда сам собой ликвидируется и Совет родственников узников ЕХБ.

                           *****

В 29 выпуске "Бюллетеня Совета родственников узников Евангельских христиан-баптистов" помещено "Новогоднее обращение" Совета родственников к советскому правительству. Это обзор взаимоотношений общин баптистов-инициативников с властями за последние 15 лет. Обращение разбито на 19 разделов, описывающих отдельные аспекты жизни баптистов в СССР. Некоторые разделы снабжены названиями: "Дискриминация многодетных матерей", "Дискриминация верующих в праве на труд", "Создание условий - средство уничтожения", "Положение семей узников ЕХБ, осужденных за слово Божие под различными предлогами", "Штрафы", "Помещение здоровых детей в спецшколы", "Положение Совета Церквей - духовного центра ЕХБ в СССР".

В 31-ом выпуске "Бюллетеня" приводится список баптистов, арестованных и осужденных по "религиозным статьям" по данным на 1 февраля 1976г. В списке 88 человек. Большинство осуждены по "религиозным статьям", 11 человек - за отказ от службы в армии (ст.249 УК РСФСР), 33 человека - по ст.190-1... В списке 4 женщины, оставшиеся в заключении после амнистии 1975г., связанной с Международным годом женщины. Основное место в "Бюллетенях" занимают письма и заявления о репрессиях против евангельских христиан-баптистов.

                           *****

18 марта 1975г. Ивановский областной суд приговорил Виктора МОНТИКА по ст.190-1 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы. К этому сроку суд добавил неотбытые по предыдущему приговору 11 месяцев и 1 день.

Новые три года МОНТИК получил в лагере. Первый срок он получил в 1971 году за уклонение от воинской службы (ст.249 УК РСФСР, приговор 5 лет). Находясь в лагере, МОНТИК неоднократно писал жалобы.

В январе 1975г. против МОНТИКА было возбуждено новое дело. В обвинительном заключении ст. следователь Е.Н.ПАВЛЫЧЕВ писал: "В письмах и среди своего окружения МОНТИК распространяет ложные измышления о том, что в СССР нарушается Конституция; лиц, верующих в Бога, преследуют, заключают в тюрьмы, подвергают гонениям...". "Бюллетень" N30 опубликовал письмо родителей В. МОНТИКА, в котором, в частности, приводятся такие высказывания следователя и судьи: "И вы, товарищ МОНТИК, и ваш сын должны твердо знать: наша страна преобладающего массового атеизма идет последовательно по пути к коммунизму, а вот такие, как ваш Виктор и подобные ему являются камушками на пути к коммунизму. А наше государство - это такая машина, которая эти камушки растирает" (следователь ПАВЛЫЧЕВ); "Я говорю вам как отцу осужденного. Ваш сын очень влияет на окружающих, и если он не переменит своих взглядов, то вы должны знать, что и этот срок резиновый, он его растянет еще..." (судья МАКАРЫЧЕВ).

                           *****

2 мая 1975г. был арестован Петр ЗИМЕНС (Хр.37). 9 октября его приговорили по ст.130 ч.2 и ст.170-1 УК Каз.ССР (=142 и 190-1 УК РСФСР) к 3 годам лагерей общего режима (выездная сессия Кокчетавского обл. суда, председатель КАТАЕВА).

В письме 78 баптистов описывают обстоятельства ареста ЗИМЕНСА и суда над ним. ЗИМЕНСУ вменяли в вину то, что среди собравшихся у него 1 мая единоверцев были несовершеннолетние. На обыске была изъята религиозная литература, содержащая, по мнению следствия, клеветнические и антисоветские высказывания. (В частности, эксперт обнаружил антисоветские высказывания в Библии.) Ни один свидетель не подтвердил виновности ЗИМЕНСА. (По словам авторов письма, вина ЗИМЕНСА является виной каждого верующего.) В лагере (уч. ОК-160/1, пос. Гранитный Кокчетавской обл.) ЗИМЕНСУ не разрешают пользоваться Библией. На свидании администрация запретила родителям ЗИМЕНСА разговаривать с сыном по-немецки. В 1976г. его на полгода лишили свидания ("Бюллетень" 30,32).

                           *****

28 декабря 1975г. было разогнано молитвенное собрание в Ворошиловграде. Разгоном руководили зам. начальника милиции Каменобродского р-на г. Ворошиловграда майор Л.Г.КЛОЧАН и капитан ЗАРУБЕЙ. В письме, подписанном 56 баптистами, говорится: "Майору напомнили о том, что в Хельсинки был подписан договор, который обеспечивает нам свободу наших молитвенных собраний, а представителей власти обязывает уважать наши права, поощрять соблюдение их. КЛОЧАН спросил: "А кто этот договор подписал? Кто читал этот договор? Вы были там?" Последовал ответ: "Договор в Хельсинки был подписан БРЕЖНЕВЫМ. Мы читали его в газете". "Чепуха все это!" - бросил реплику юрист, майор КЛОЧАН. "Чепуха? Договор - чепуха? Подпись БРЕЖНЕВА - чепуха?" - возмущались верующие. "Да, чепуха!" - подтвердил КЛОЧАН" ("Бюллетень" 30).

                           *****

Анне Никифоровне СКЛЯР (пос. Гоголево, г. Миргород), работающей сторожем, ее начальство заявило: "Пойди в райком и скажи, что не будешь ходить на молитвенное собрание, иначе уволим". Она отказалась и была уволена ("Бюллетень" 30).

Агронома Семена Георгиевича АПОСТУ (с. Трушены Страшенского р-на Молдавской ССР) уволили, сказав ему: "Верующего агронома нам не надо" ("Бюллетень" 29).

Шофер первого класса А.Н.ШУБИНИН (г. Ижевск) в своей жалобе описывает, как администрация вынуждала его уволиться "по собственному желанию" и, не добившись заявления, в октябре 1975 года все равно уволила. "За все это время я не был оставлен работниками КГБ в лице подполковника ШКЛЯЕВА Н.Ф. и капитана ЛУКИНА Л.П., которые меня всячески склоняли к сотрудничеству с ними, обещая при этом ежегодную путевку в санаторий. Но когда я отказался работать с ними, они стали угрожать, что я испытываю до сего дня" ("Бюллетень" 30).

Лена САВЧЕНКО из Омска безуспешно пыталась поступить на курсы счетоводов, из-за веры ей отказывали. Она подала документы учиться на повара, но как только узнали, что она верующая, - документы вернули ("Бюллетень" 29).

Ульяна Сергеевна ГЕРМАНЮК (Ворошиловградская обл., г. Лисичанск), дипломированный врач, вынуждена была работать уборщицей и сторожем; с должности сторожа тоже была уволена ("Бюллетень" 29).

Зинаиду КОЗАКОВУ (г. Николаев, УССР) уволили с фабрики. Она пошла к юристу и получила совет: "Вам остается одно - отказаться от Бога" ("Бюллетень" 29).

                           *****

Большой раздел "Бюллетеня" 32 состоит из опровержений статьи председателя Совета по делам религий при Совете Министров СССР В.А.КУРОЕДОВА "Советский закон и свобода совести" ("Известия" за 31 января 1976г.). В этом разделе помещено 10 писем, под ними - 1234 подписи. Авторы Открытого письма из пос. Буда Харьковской области (683 подписи) многочисленными примерами опровергают утверждения КУРОЕДОВА. В ответ на его слова "В СССР нет учета и статистики населения по вероисповедному признаку" они приводят выдержки из Инструкции секретаря райисполкома Октябрьского р-на г. Харькова КАШИНА председателю ФЗМК: "С целью контроля за соблюдением законодательства о культах просим представить списки верующих, работающих на Вашем предприятии..."

Во всех письмах опровергается утверждения КУРОЕДОВА о Г.П.ВИНСЕ.

Христиане Веры Евангельской ("Пятидесятники")

Калужская обл.

После ареста и осуждения руководителя здешней общины И.П.ФЕДОТОВА (Хр.36) гонения на пятидесятников, отколовшихся от зарегистрированной общины баптистов, не прекратились. Осенью 1975г. административные комиссии Обнинска и Малоярославца оштрафовали 14 верующих на 50 рублей каждого - за собрание незарегистрированной общины 28 сентября 1975г. в с. Ильинском.

На заседании административной комиссии жителю г. Обнинска Александру Ивановичу ПЫЖОВУ сулили "участь ФЕДОТОВА". Сам ФЕДОТОВ отбывает свой трехлетний срок заключения в лагере общего режима в Пензе. В начале 1976г. администрация лагеря ходатайствовала перед судом о переводе ФЕДОТОВА, ввиду его примерного поведения и отсутствия замечаний, на поселение. Суд Октябрьского р-на г. Пензы под председательством судьи ПЕРЦЕВОЙ отклонил ходатайство. Суд высказал опасение, что ФЕДОТОВ будет отрицательно влиять на окружающих.

Винница.

15 июня 1975г. Александра Ивановна ЯРЕМЧУК устроила для своей 90-летней матери молитвенное собрание у себя дома. Вскоре пришла милиция во главе с зам. начальника районного отделения Н.К.НЕСТЕРЧУКОМ. Хозяйка оштрафована на 50 рублей, а четверо гостей - на 25 рублей каждый.

Бердичев.

Пресвитера незарегистрированной общины пятидесятников И.П.БОЦЯНА неоднократно штрафовали. Осенью 1975г. деятельности этой церкви посвятила ряд статей местная пресса ("Остановить мерзкие действия" - газета "Советский путь", 16.9.75; "Елейные слова и черные дела" - газета "Советская Житомирщина", 19.9.75). Уполномоченный КГБ Н.В.ДЯКИН угрожает сроком пресвитеру БОЦЯНУ и диакону В.ДУРШПЕКУ, если община не будет зарегистрирована.

Ставропольский край.

В декабре 1975г. пресвитера Павла Васильевича СЯКОВА (ст. Иноземцево) предупредили, что штрафуют в последний раз, потом будут судить.

Житомирская область.

В селе Федоровка Малининского р-на трижды разгонялись похороны. В селе Сеунцы Барабановского р-на имел место случай разгона свадьбы по религиозному обряду.

Винницкая обл.

В лагере общего режима ИВ 301/59 среди заключенных находятся верующие-пятидесятники. Николай КАБАШ, Антон ПОГАНИЧ, Павел БЕССЕРАБ, Юрий БОРКА, Василий СОНОВЧАН, Т.ШИМОН, Анатолий ВАКУЛИЧ, Вячеслав ПАСТЕРНАЦКИЙ, Тимофей КОНДРАТЮК, Адам ЗАРИВНЫЙ, Петр БОГОМАЗ, Николай АДАМЧУК, Николай ГАВРИЛЮК, Николай ОСЕЙЧУК, Денис ВАТРИЧ, Иван МОЛДОВАН, Онуфрий КОГУТАНИЧ.

Житомирская обл.

В лагере строгого режима ИВ 301/81 отбывает срок Петр ЗАЛЕВСКИЙ.

В лагере строгого режима ЯЮ 309/71 - Дмитрий ХОДАКОВСКИЙ.

Житомир.

В местную общину (незарегистрированную) входит Степан Адамович ДЕМЬЯНЧУК. Во время войны он работал переводчиком у немцев, ушел с ними. Осел в Бельгии. Советский представитель сагитировал его вернуться на родину, обещал прощение. В СССР ДЕМЬЯНЧУКА приговорили к смертной казни, после двухмесячного пребывания в камере смертников казнь заменили 15-ю годами. В заключении ДЕМЬЯНЧУК стал верующим. По религиозным статьям получил впоследствии 5 лет ссылки.

В начале 1976 года давление на общину усилилось. Газета "Советская Житомирщина" печатает статью "Бог, которым прикрывается убийца". Газета утверждает, что С. ДЕМЬЯНЧУК участвовал в расстрелах. В конце января на многолюдном собрании выступающие требуют расправы не только над ДЕМЬЯНЧУКОМ, но и над остальными пятидесятниками. 1 февраля еще одна статья в "Советской Житомирщине".

На ДЕМЬЯНЧУКА заведено новое уголовное дело за военные преступления. Общине предложено зарегистрироваться. На раздумья - трехмесячный срок.


You are reading ХРОНИКА ТЕКУЩИХ СОБЫТИЙ, ВЫПУСК 41, 3 августа 1976г.
headfile: XTC4000 previous file: XTC4002 , this flle: XTC4003 , Next file: XTC4004