Хроника текущих событий/38/10

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Хроника текущих событий — выпуск 38/10
{{#invoke:Header|editionsList|}}


You are reading ХРОНИКА ТЕКУЩИХ СОБЫТИЙ, ВЫПУСК 37, 30 сентября 1975г.
previous file: XTC3809 this file: XTC3810 Next file: XTC3811


НАСИЛЬСТВЕННАЯ ГОСПИТАЛИЗАЦИЯ

20 октября вновь, в третий раз с 1970г., насильственно помещен в психбольницу ленинградский инженер Анатолий Дмитриевич ПОНОМАРЕВ (первоначальные сведения о нем см. в Хр.26). Освобожденный осеню 1973г. из психбольницы на Арсенальной, через год он был вновь принудительно госпитализирован в психбольницу 3 (общего типа), в буйное отделение. Летом 1975г. его выпустили, но на свободе он пробыл всего три месяца. На свободе ПОНОМАРЕВ написал несколько протестов и открытых писем - и в советские инстанции, и на Запад - о совершавшихся по отношению к нему беззакониях, что и послужило причиной последний госпитализации. Свидетелем этого мероприятия был М.С.БЕРНШТАМ. "Хроника" располагает сделанной им записью, которая приведена здесь в сокращенном виде.

         "...20 октября А.Д.ПОНОМАРЕВ отправился на очередной
    ежемесячный осмотр к своему лечащему врачу Л.Ф.ЛОМОВЦЕВОЙ
    в районный психдиспансер. ЛОМОВЦЕВА пригласила его в свой
    кабинет,  а  как  только  дверь за ним закрылась,  тут же
    вышла снова и  громогласно,  на  виду  и  на  слуху  всей
    скопившейся    в   коридоре   публики,   крикнула   троим
    приготовившимся молодцам:  "Вот он!  Берите его! Быстро".
    Дальнейшее  произошло отработанно скоро.  Трое в ватниках
    вбежали в кабинет, оттуда раздались звуки ударов и крики.
    Трое   крутили   А.Д.ПОНОМАРЕВА,  врачи  стояли  поодаль.
    Анатолий пытался вырваться. Тогда один из крутивших резко
    и  точно,  с  уверенной  силой  ударил  его  в  солнечное
    сплетение.  ПОНОМАРЕВА,  уже без сознания,  поволокли  по
    лестнице к поданной к подъезду машине. На все это ушло не
    более пяти минут.  М.С.БЕРНШТАМ, вошедший в кабинет почти
    сразу за ПОНОМАРЕВЫМ, был свидетелем всего описанного, но
    вмешаться не успел.  Когда ПОНОМАРЕВА уже вытаскивали  из
    кабинета,  БЕРНШТАМ  заявил присутствующим врачам, что он
    (назвав свою фамилию) является представителем  Советского
    комитета  защиты  прав  человека  и  фиксирует  инцидент.
    Услышав это  неожиданное,хотя  и  самозванное  заявление,
    врачи  растерялись.  Опомнившаяся  первее  всех ЛОМОВЦЕВА
    предложила  М.С.БЕРНШТАМУ  проследовать   к   заместителю
    главного врача, где уже находилась мать А.Д.ПОНОМАРЕВА.
         Далее состоялась  подробная  беседа  с  заместителем
    главного     врача    психоневрологического    диспансера
    Выборгского района Людмилой Дмитриевной ФЕДОСЕЕВОЙ.
         Варвара Алексеевна ПОНОМАРЕВА заявила,  что она, как
    и ее сын,  возражает против  принудительного  лечения,  и
    привела  в  качестве  аргумента  его нормальное поведение
    дома,  на  работе,  в  общественных  местах,   отсутствие
    каких-либо жалоб на него.
         Л.Д.ФЕДОСЕЕВА ответила,  что мать не может судить  о
    состоянии   здоровья  своего  сына  и  что  причиной  его
    госпитализации и  принудительного  лечения  являются  его
    протестующие   письма,  мешающие  работать  ответственным
    инстанциям.  Эти  письма  -  симптом  обострения  болезни
    А.Д.ПОНОМАРЕВА и,  кроме этих писем,  она ни в чем другом
    не выражается,  поэтому его нормальное поведение не  есть
    показатель его здоровья.
         БЕРНШТАМ: Что это за письма?
         ФЕДОСЕЕВА: Ни  я,  ни  лечащий  врач  этих  писем не
    читали,  но знаем  их  содержание.  Это  письма  больного
    человека.  Они  не  антисоветские,  но  в них А.Д.  плохо
    отзывается о советском  правительстве  и  вообще  цинично
    говорит о наших руководителях.
         БЕРНШТАМ: Если Вы этих писем не читали,  как  же  Вы
    нашли основания для госпитализации ПОНОМАРЕВА?
         ФЕДОСЕЕВА: Мы имеем сведения и оценку этих писем  из
    компетентных инстанций.
         БЕРНШТАМ: Какие инстанции имеются в виду?
         ФЕДОСЕЕВА: Вы же понимаете...
         БЕРНШТАМ: А все-таки?
         ФЕДОСЕЕВА: Ну, работники КГБ.
         БЕРНШТАМ: Вы   сказали,   что   письма   -   симптом
    обострения состояния больного. Но насколько работники КГБ
    компетентны для такой оценки?
         ФЕДОСЕЕВА: Они  дают  политическую  оценку  и звонят
    нам,  советуя   изолировать   ПОНОМАРЕВА,   а   нам   для
    медицинского  заключения  достаточно  знать о самом факте
    наличия антиправительственных писем,  читать  их  нам  не
    нужно.
         БЕРНШТАМ: Все-таки - диагноз по звонку из КГБ...  Вы
    не  читали  документов,  но  назначаете лечение.  Мне это
    непонятно.
         ФЕДОСЕЕВА: Вы и не поймете - Вы ведь не специалист.
         БЕРНШТАМ: Все-таки что Вы знаете о письмах?
         ФЕДОСЕЕВА: Они  ругают наше правительство,  написаны
    грубо,  цинично,  агрессивно,  в  возбужденном,   больном
    состоянии   и   направлены  в  фашистские  организации  -
    правительству ФРГ и Пиночету.
         БЕРНШТАМ (к ЛОМОВЦЕВОЙ): Вам, как лечащему врачу, не
    покажут письма вашего больного?
         ЛОМОВЦЕВА: Нет,так не делается.
         ФЕДОСЕЕВА: Да  Любови  Федоровне просто стыдно будет
    их читать, они слишком циничные, зачем ей их читать?
         На этом беседа была закончена.


На следующий день главврач диспансера Э.Я.ОБОЛЬСКИЙ сказал,что ПОНОМАРЕВА будут долго лечить, так как он "склонен подпадать под чужие влияния темных личностей", и без признания его недееспособным, без оформления опеки над ним - не выпустят.

По словам ФЕДОСЕЕВОЙ, письма ПОНОМАРЕВА к истории болезни подшиты не будут и останутся в делах КГБ.

А.Д.ПОНОМАРЕВ помещен в 8-е (буйное) отделение психбольницы 3 им. Скворцова-Степанова (Ленинград, Фермская ул.,36, заведующий отделением - ТОБАК).

You are reading ХРОНИКА ТЕКУЩИХ СОБЫТИЙ, ВЫПУСК 37, 30 сентября 1975г.
previous file: XTC3809 this file: XTC3810 Next file: XTC3811