Хроника текущих событий/38/01

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Хроника текущих событий — выпуск 38/1
{{#invoke:Header|editionsList|}}


You are reading ХРОНИКА ТЕКУЩИХ СОБЫТИЙ, ВЫПУСК 37, 30 сентября 1975г.
previous file: XTC3800 this file: XTC3801 Next file: XTC3802


ДРУЗЬЯ И ВРАГИ САХАРОВА

9 октября 1975г. Нобелевский комитет Норвежского Парламента присудил ежегодную Нобелевскую премию за деятельность по укреплению мира Андрею Дмитриевичу САХАРОВУ.

А.Д.САХАРОВ узнал об этом 9 октября вечером от иностранных корреспондентов. Он сказал:

         Надеюсь, что это будет хорошо для политзаключенных в
    нашей  стране.  Надеюсь,  что  это поддержит ту борьбу за
    права человека,  в которой я принимаю участие.  Я считаю,
    что  это  присуждение  премии  не  столько признание моих
    личных заслуг,  сколько заслуг все тех,  кто  борется  за
    права человека,  за гласность,  за свободу убеждений, и в
    особенности тех, кто заплатил за это такой дорогой ценой,
    как лишение свободы.
         Я надеюсь,   что   сейчас,   в   период    разрядки,
    присуждение  этой  премии человеку,  который не полностью
    разделяет   официальную   точку    зрения,    не    будет
    рассматриваться  как  вызов  этой официальной позиции,  а
    будет воспринято как проявление духа терпимости и широты,
    того  духа,  который  должен составлять непременную часть
    процесса разрядки.
         В последние месяцы,  исходя из этой точки зрения,  я
    неоднократно  призывал  к  амнистии  политзаключенных   и
    сейчас,  узнав о присуждении мне Нобелевской премии мира,
    я хочу еще раз повторить этот призыв...  И, разумеется, я
    испытываю  чувство  большой  благодарности  к Норвежскому
    Парламенту.
                           *****

На имя А.Д.САХАРОВА посыпались поздравительные письма и телеграммы. С 9-го по 22-е октября было доставлено 34 телеграммы из разных точек нашей страны и 33 телеграммы из-за рубежа.

Два поздравления дошли до САХАРОВА из Владимирской тюрьмы:

         10 октября 1975г.
         г. Владимир
         Дорогой Андрей Дмитриевич!
         Только что  услыхал  по  радио  сообщение  о высокой
    чести,  которой Вы удостоены (увы,  лишь комментарии, так
    что,  видимо,  с запозданием).  Искренне радуюсь за Вас и
    горячо поздравляю!!  От себя и от всех наших общих друзей
    желаю  еще многих многих плодотворных лет,  ради и во имя
    Науки,  Мира,  Демократии.  Не болейте,  Бога ради,  ну а
    крепости  духа  Вам  не  занимать!  Мы  все  Вас  любим и
    гордимся Вами!
         Мы еще увидим небо в алмазах!!
         Крепко обнимаю и целую
         Ваш К.ЛЮБАРСКИЙ


         Уважаемый Андрей Дмитриевич!
         Я один   из  тех  Ваших  друзей,  которые  вынуждены
    временно "проживать" во Владимирском централе, где я делю
    жилье   с   Кронидом   ЛЮБАРСКИМ.   Житье  наше  довольно
    однообразно и радостями нас не балует.
         Но вдруг  сегодня,  10  октября,  по неодобрительным
    отзывам газеты "Фольксштимме",  процитированным по радио,
    мы  узнали  о  Вашей премии.  И солнышко заглянуло в наше
    зарешеченное окно.
         Я, конечно,  далеко  не  уверен,  что  это  открытка
    доберется до Вас - слишком сложный путь ей предстоит.  Но
    если   доберется,   знайте,   что   для   меня   и   моих
    товарищей-евреев,  осужденных в декабре 1970 - мае  1971,
    Вы   находитесь  в  том  же  ряду  блистательных  русских
    гуманистов и интернационалистов,  как КОРОЛЕНКО и КУПРИН,
    в ряду, который не оскудеет никогда.
         Исторически сложилось так, что для нашего маленького
    народа  демократия  -  единственная  окружающая среда,  в
    которой он может нормально развиваться.  И это  -  вторая
    причина  нашей  глубокой радости сегодня.  Слово "Мир" мы
    говорим при встрече и при расставании, и нам очень дороги
    те,  кто по-настоящему за него борется.  История делается
    сегодня,  когда Вы, в день очередного наступления на нашу
    Родину, демонстрируете перед посольством Египта, сегодня,
    когда к Вам домой приходят с  автоматами,  чтобы  научить
    Вас жить. А пишется завтра.
         Ваш Гилель БУТМАН.

Открытым письмом (через Самиздат) поздравили САХАРОВА крымские татары (20 подписей). В "Хронике ЛКЦ" 19 помещено поздравление от литовцев. Многочисленные поздравительные письма дошли до САХАРОВА неофициальной почтой.

Получил А.Д.САХАРОВ также 6 неодобрительных телеграмм: от работников Гродненского областного театра (23 октября), из Гродно же от СОРОКИНА, от директора Сибирского НИИ метрологии ВАСИЛЬЕВА (24 октября), от механизаторов колхоза им. Калинина Знаменского р-на Тамбовской области и председателя этого же колхоза ВИКТОРОВА (31 октября), от профессорско-преподавательского состава Янгиерского филиала Ташкентского института инженеров ирригации и механизации сельского хозяйства (3 ноября); из Италии дошла анонимная телеграмма без текста, адресованная так: "Москва, Андрею САХАРОВУ, предателю".

                           *****

Шведский корреспондент прошел по Красной Пресне и у первых 12 прохожих спросил, как они относятся к присуждению А.Д.САХАРОВУ Нобелевской премии мира. 10 человек выразили свое удовлетворение, двое - возмущение.

                           *****

Советская пресса открыла 11 октября обычную погромную кампанию, как всегда, цитированием западных коммунистических газет.

Собственные комментарии публиковались, в основном, в "Литературной газете" (в течении двух месяцев "Сахаровская рубрика" была почти постоянной). В газетной и иной пропаганде неоднократно фигурировало утверждение, что нобелевские премии мира систематически присуждались реакционным деятелям (обычно безымянным; во всяком случае Карл ОСЕЦКИЙ, Альберт ШВЕЙЦЕР, Мартин Лютер КИНГ не упоминались). Покойному Нобелю припомнили, что он изобрел динамит.

25 октября в "Известиях" было напечатано "Заявление советских ученых", подписанное 72 действительными членами и членами-корреспондентами АН СССР.

Вениамин ЛЕВИЧ, чл.-корр. АН СССР написал "открытое письмо семидесяти двум коллегам по Академии наук". ЛЕВИЧ недоумевает: что заставило ученых, многие из которых имеют неоспоримые заслуги перед наукой, "поставить свои подписи по документом столь далеким от истины и справедливости".

По поводу того же заявления выступили писатели Л.ЧУКОВСКАЯ, В.ВОЙНОВИЧ, В.КОРНИЛОВ:

         "Семьдесят два   академика,   противопоставив   себя
    мировой общественности и всем честным людям нашей страны,
    выступили  против присуждения Андрею Дмитриевичу САХАРОВУ
    Нобелевской  премии  мира.  С  холодной  готовностью,  по
    мановению  чьего-то  руководящего  пальца,  они поставили
    свои подписи под письмом,  повторяющем чуть ли не слово в
    слово   недавние   измышления   некоего   А.ВИКТОРОВА   в
    "Литературной газете".  Тут  обвинения  и  в  клевете  на
    советский   строй,  и  в  опровергнутых  самим  САХАРОВЫМ
    симпатиям к чилийскому режиму,  и вырванные из  контекста
    сожаления о судьбе "несчастного ГЕССА".  И,  как всегда в
    таких случаях,  ни слова правды, а она в том, что САХАРОВ
    самоотверженно борется за истинную разрядку международной
    напряженности,  против произвола,  отправляющего людей за
    убеждения в тюрьмы и психбольницы, постоянно выступает за
    свободу  выражения  мнений,  за   амнистию   политическим
    заключенным,  за  все  то,  что называется кратко - права
    человека..."

Писатель Лев КОПЕЛЕВ в статье "Подвиг Андрея САХАРОВА" пишет:

         "...Доброй славе   САХАРОВА   жить   века.  И  в  ее
    немеркнущем свете шеренга имен,  подпирающих "заявление",
    вызывает недоумение,  брезгливую печаль.  До 1953-го года
    отказаться  подписать  подобный  текст  было  бы  опасно.
    Однако   сейчас   ученый   рискует  разве  что  временным
    недовольством начальства, запинкой в карьере.
         Неужели все  эти  образованные,  многоопытные  и,  в
    большинстве своем,  уже старые люди не думают о том,  что
    каждому  из нас,  кому пошел седьмой десяток,  все меньше
    времени остается на искупление грехов? И никакие казенные
    почести,  хвалы, награды и даже подлинные научные заслуги
    не спасут  от  презрения  современников  и  потомков,  от
    неумолимого суда своей же совести в последние часы жизни.
    И самые красноречивые некрологи,  самые пышные  надгробия
    не уравновесят постыдного груза такой подписи.
         Трудно подражать   САХАРОВУ  -  он  герой-подвижник.
    Однако не участвовать  в  травле  человека,  воплотившего
    живую совесть народа, доступно каждому".

С совместным заявлением "Не для печати" выступили Андрей АМАЛЬРИК, Рой МЕДВЕДЕВ, Валентин ТУРЧИН, Юрий ОРЛОВ, Владимир ВОЙНОВИЧ, Сергей ЖЕЛУДКОВ, Осип ЧЕРНЫЙ, Эрнст НЕИЗВЕСТНЫЙ, Петр ГРИГОРЕНКО, Решат ДЖЕМИЛЕВ и Виталий РУБИН:

         Вся общественная  деятельность  А.Д.САХАРОВА исходит
    из посылки,  что подлинный мир невозможен  без  признания
    государствами    основных    прав    человека.   Насилие,
    направленное внутрь,  рано или поздно обращается и вовне.
    Так,  "пакт  мира" заключенный СТАЛИНЫМ и ГИТЛЕРОМ в 1939
    году,  стал прелюдией к самой страшной  войне  в  истории
    человечества.
         Было бы нелепо,  если бы в  1939  году  премию  мира
    получили  СТАЛИН и ГИТЛЕР,  а тот,  кто говорил о жертвах
    гитлеризма  и  сталинизма,  подвергся  бы  осуждению  как
    "противник международной разрядки".
         Мы видим  теперь  на  примере  решения  Нобелевского
    комитета, что страшный исторический опыт не прошел даром.
         Тем более  удивляет  и  огорчает  нас заявление 72-х
    советских ученых,  утверждающих, что решение Нобелевского
    комитета  носит  "недостойный и провокационных характер".
    Скорее  "недостойным  и  провокационным"  можно   назвать
    прием,  когда  несколько  вырванных  из  контекста  слов,
    смешанных  с  собственными  измышлениями,   выдаются   за
    взгляды   Нобелевского   лауреата.   Мы   полагаем,   что
    большинство  людей,  подписавших  это   заявление,   были
    введены в заблуждение,  поскольку тот облик А.Д.САХАРОВА,
    который там изображен,  никакого  отношения  к  реальному
    А.Д.САХАРОВУ не имеет".

28 октября в газете "Труд" под рубрикой "Политический фельетон" было опубликовано сочинение "Хроника великосветской жизни", подписанное "З.АЗБЕЛЬ".

2 ноября член Союза советских журналистов, член КПСС с 1926г. Раиса ЛЕРТ отправила редакции газеты "Труд" открытое письмо. Хроника полностью публикует это письмо:

         Читать напечатанный  в  вашей газете 28 октября 1975
    года  "политический  фельетон"  "Хроника   великосветской
    жизни" стыдно и страшно.
         Стыдно -  за  автора  и  редакторов.  Страшно  -  за
    общество, которое ограничивается такой прессой.
         Вы напечатали  это  грязное  произведение  с   целью
    вызвать  у  читателей отвращение к академику САХАРОВУ.  У
    каждого чистоплотного человека оно вызывает отвращение  к
    вашей газете и к тем, кто вдохновил вас на эту акцию.
         Я не собираюсь здесь заниматься анализом взглядов  и
    убеждений Андрея Дмитриевича САХАРОВА. Будучи несогласной
    со многими его высказываниями,  Я могла бы полемизировать
    с ним в том случае,  если бы он имел возможность отвечать
    на эту полемику в своей  стране.  Ему  заткнут  рот  -  и
    поэтому полемизировать с ним я не буду.
         Но то,  что напечатано в вашей газете - не полемика.
    И никакая не "идеологическая  борьба".  Это  просто  ушат
    грязи,  обдуманно  вылитый на голову чистого,  честного и
    гуманного человека,  который "поднял  голову  от  научных
    расчетов,  огляделся  и усмотрел общую неустроенность дел
    человеческих".
         Вот за  это  вы и ненавидите его и поливаете грязью.
    Сидел бы за своими научными расчетами  и  не  нарушал  бы
    монополию:  говорить  о "неустроенности дел человеческих"
    положено только вам - и только то, что приказано.
         Я не знаю,  кто такие КАРАВАНСКИЙ и ПАУЛАЙТИС.  Но я
    знаю,  кто такие Леонид ПЛЮЩ,  Владимир БУКОВСКИЙ, Андрей
    ТВЕРДОХЛЕБОВ,    Петр   ГРИГОРЕНКО,   Семен   ГЛУЗМАН   и
    многие-многие  другие,  в  защиту  которых  поднял   свой
    мужественный голос академик САХАРОВ.  Это люди, томящиеся
    в тюрьмах,  лагерях и психиатрических больницах,  которых
    стремятся   довести  до  смерти  или  до  действительного
    психического заболевания только за то,  что они  требуют,
    чтобы   декларированные   нами   демократические  свободы
    реально осуществлялись в нашей стране.
         Это на руках талантливых ученых - Леонида ПЛЮЩА  или
    Андрея  ТВЕРДОХЛЕБОВА  -  кровь  советских людей?  Или на
    руках математика Револьта ПИМЕНОВА?  Или,  может быть, на
    руках  заслуженного генерала Советской армии,  коммуниста
    Петра ГРИГОРЕНКО,  пять лет отсидевшего в психиатрической
    тюрьме?  Может  быть,  на  руках  одного  из честнейших и
    талантливейших   писателей   наших   Виктора   НЕКРАСОВА,
    воевавшего  в  окопах  Сталинграда  и написавшего об этом
    одну из лучших книг советской  литературы?  Сейчас  автор
    выдворен за границу,  а его книга потихоньку изымается из
    библиотек.  Может быть,  кровь советских людей - на руках
    Валентина   МОРОЗА,   который  хотел  охранить  сокровища
    украинской  культуры  от  безграмотных  русификаторов   и
    жадных  расхитителей?  Нет,  это его кровь - на руках тех
    тюремных начальников,  которые  подсадили  в  его  камеру
    уголовников, снабженных ножами.
         Есть большая  группа преступников,  на руках которых
    действительно кровь советских людей.  О них  вы  молчите.
    Это работники карательных органов, деятели светлой памяти
    1937-1949-1953 годов.  Некоторые из них  продолжают  свою
    деятельность,  но большинство угомонилось: одни умерли на
    своих  постелях  или   в   привилегированных   больницах,
    оплаканные    семьями    и   парторганизациями,   другие,
    обеспеченные  высокими  пенсиями,  вкушают   "заслуженный
    отдых".  Та  кровь,  которую  они  пролили в следственных
    кабинетах Лубянки,  Бутырки и других тюрем,  на Колыме, в
    Воркуте, в Караганде, - эта кровь вас не беспокоит?
         Их наследники  действуют  сейчас  -  малой  кровью и
    большим беззаконием.  Об их жертвах и печется САХАРОВ.  И
    этого  вы  не  можете  ему  простить,  ибо  печетесь не о
    жертвах, а о палачах.
         Вы осмеливаетесь  упрекать  САХАРОВА в том,  что он,
    будучи 1921-го  года  рождения,  не  принимал  участия  в
    войне,  а  "продолжал спокойно получать образование".  Да
    где была бы сейчас наша страна, если бы в мясорубку войны
    были  брошены  все  ученые  (как  преступно  поступили со
    многими добровольно пошедшими в московское ополчение 1941
    года  научными  работниками) и вся студенческая молодежь?
    Миллионы воевали,  но миллионы делали свое дело в тылу. И
    вы  осмеливаетесь  упрекать  в  этом  как раз того юношу,
    который  за  свои   крупнейшие   научные   заслуги   стал
    академиком,  трижды Героем Социалистического труда! Много
    ли вы сможете назвать людей,  так  оплативших  полученное
    ими образование?
         "По склонностям своим (?) он не торопился  разделить
    героическую судьбу своего поколения..."
         По склонностям?   А   вот   в   "Книжке   партийного
    активиста"  (справочник  на  1976 год,  М.,  Издательство
    политической  литературы)  я  читаю  биографии  членов  и
    кандидатов  Политбюро  ЦК  КПСС.  Это - высший штаб нашей
    страны.  Двадцать два человека.  Почти  все  -  участники
    Великой   Отечественной  войны;  большинство  значительно
    превосходит А.Д.САХАРОВА по возрасту.  Однако среди  этих
    двадцати  двух  я  насчитала четырех человек сахаровского
    поколения,  которые на  фронте  не  были  и  в  войне  не
    участвовали.  Одному  из  них  в 1941 году исполнилось 23
    года, другому - 24, двум - по 27 лет. Возраст, как видим,
    самый цветущий, призывной. Все они, конечно, в годы войны
    работали или учились.  Как ни  относиться  персонально  к
    каждому из них,  чье-либо утверждение, будто эти люди "по
    склонностям своим  не  торопились  разделить  героическую
    судьбу своего поколения",  справедливо рассматривалось бы
    как бессовестная клевета.
         А в   отношении    Андрея    Дмитриевича    САХАРОВА
    бессовестная   клевета,   значит,   допустима?   И  -  не
    наказуема?
         У вас  поворачивается  язык  упрекать  в продажности
    человека,  который всю свою Ленинскую премию  (сто  тысяч
    рублей)  отдал  на строительство онкологического центра в
    Москве. Человека, о котором вы прекрасно знаете, что будь
    он  столь  же  послушен и конформен,  как те 72,  что его
    осудили,  - он имел бы  все,  что  пожелает,  и  в  любых
    количествах.
         У вас  хватает   наглости,   пользуясь   скромностью
    ученого,  вполне  в духе политической порнографии острить
    над его снизившейся научной производительностью, о чем он
    заявил  сам.  Но,  во-первых,  в тех условиях,  в которых
    живет  академик  САХАРОВ,   любое   продолжение   научной
    деятельности  есть  подвиг.  Во-вторых,  если  бы САХАРОВ
    ничего больше в жизни не сделал,  он все равно остался бы
    великим   ученым.   В-третьих,  если  вас  так  беспокоит
    недостаточная  научная  производительность  иных  ученых,
    почему бы не вспомнить о тех академиках,  которые никогда
    ничего в науке не сделали:  ни до,  ни  после  того,  как
    стали   академиками.   Академика  МИТИНА,  например.  Или
    академика ИЛЬИЧЕВА.  Или некоторых  других  -  из  числа,
    скажем, подписавших "заявление 72-х".
         Вы инкриминируете  академику   САХАРОВУ   беседу   с
    заезжим   американским  сенатором  и  миллионером  БАКЛИ.
    Сколько мне помнится,  БАКЛИ приезжал в Советский Союз  в
    составе    делегации    сенаторов,   приглашенных   нашим
    правительством.  Если он "даже по американским  критериям
    пресловутый реакционер",  зачем было звать его в гости? И
    почему бы САХАРОВУ гнушаться беседовать  с  миллионерами,
    если  таких  бесед не гнушаются наши руководители?  Разве
    НИКСОН не был пресловутым реакционером?  А президент ФОРД
    разве американский коммунист? И не боятся ли члены нашего
    правительства,  что после  дружеских  бесед  с  Нельсоном
    РОКФЕЛЛЕРОМ они будут приняты в клуб миллионеров?
         То, что написано в статье о жене академика САХАРОВА,
    читать  вообще  невозможно.  Так  ругались  когда-то   на
    одесском  базаре  торговки;  с  тех  пор,  как я слышала,
    уровень  их  морали  и  культуры   повысился.   Не   имея
    склонности  к жанру великосветской хроники и не испытывая
    любопытства к интимной жизни великих людей,  я вообще  не
    понимаю,  какое отношение к политическому и человеческому
    облику  Андрея  Дмитриевича   САХАРОВА   имеет   операция
    глаукомы,  сделанная  его жене?  Повторяю,  я не любитель
    жанра  великосветской  хроники,  но  если  уж  вводить  в
    советских  газетах этот ранее отсутствовавший в них жанр,
    я бы с большим интересом прочла о времяпровождении  мадам
    МЖАВАНАДЗЕ,  чьи торговые операции имели прямое отношение
    к политическому и человеческому облику ее супруга.
         Антисемитская концовка статьи  вполне  соответствует
    общему моральному уровню произведения.
         Кончаю тем же,  чем начала:  стыдно.  Мне  -  стыдно
    вдвойне,  я  - член того же Союза советских журналистов и
    той же партии, что и редактор "Труда".

Возмущение публикацией в газете "Труд" выражается в коллективном письме "В защиту академика А.Д.САХАРОВА" (77 подписей).

                           *****

3 ноября в защиту САХАРОВА выступила Лидия ЧУКОВСКАЯ. Ее статья тоже приводится полностью:

                       Да здравствует разум!
         С 1958  года  в  нашей  стране  обнаружено трое Иуд:
    Борис ПАСТЕРНАК,  Александр СОЛЖЕНИЦЫН (1970) и  академик
    А.Д.САХАРОВ (1975).
         Все трое предали  родину  капиталистам  за  изрядную
    мзду  - за Нобелевскую премию.  Их своевременно уличила в
    этой предательской махинации советская пресса.
         Я не   знаю,   почем   за  поклеп  берут  сотрудники
    советских  газет  и  как   им   платят:   построчно   или
    постатеечно?  Только ли рублями с ними расплачиваются или
    также и повышением по службе,  квартирами и орденами?  Не
    вдаваясь в подробности,  хочу отметить и подчеркнуть один
    радостных факт:  разум  берет  верх,  читатели  перестают
    верить  казенной  словесности.  Не  только интеллигентная
    интеллигенция  давно  уже  не  верит  ни  единому   слову
    разоблачителей  и  отдает  себе  ясный  отчет  в истинном
    величии своих  национальных  героев  ("Иуд"),  но  и  так
    называемые "простые люди",  на чью беззащитность (то есть
    неосведомленность) рассчитывают газеты, - и они чуют ложь
    и отвергают ее.  На днях один человек,  рабочий,  прислал
    мне копию своего письма в газету (имя, отчество, фамилия,
    адрес). Привожу - с полной точностью - два отрывка:
         "...Лжете, САХАРОВ  не  ненавидит  русских людей,  а
    любит".
         "... Ругань  и  оскорбления еще никого не убеждали и
    вся  грязь,  которую  вы  льете  на  академика,  его   не
    загрязнит,  а  вас уважать перестанут.  Много хочется вам
    сказать,  да ведь бесполезно,  дальше КГБ мое  письмо  не
    пойдет, а они лучше всех знают, что у нас творится".
         Я имею основание полагать,  что подобных  документов
    сегодня десятки в редакциях советских газет.  Я счастлива
    этим не менее,  чем  Нобелевской  премией  мира,  которой
    удостоен    Андрей    Дмитриевич    САХАРОВ.    Торжество
    справедливости  -  праздник  редкий.  И  хотя  дальнейшая
    судьба САХАРОВА внушает тревогу,  праздник справедливости
    неотымаем ничем. Будем же достойны его.
                           *****

Вручение премии должно было состояться в Осло 10 декабря. САХАРОВ подал заявление в Московский ОВИР с просьбой разрешить ему поездку в Осло. Одновременно он пригласил на церемонию вручения Ю.Ф.ОРЛОВА, В.Ф.ТУРЧИНА, С.А.КОВАЛЕВА и А.Н.ТВЕРДОХЛЕБОВА. САХАРОВ обратился к Председателю Верховного суда Литовской ССР: "Я прошу Вас содействовать осуществлению С.А.КОВАЛЕВЫМ его права на поездку по моему приглашению, которым он обладает, не будучи осужден по суду..." С аналогичным письмом по поводу Андрея ТВЕРДОХЛЕБОВА САХАРОВ обратился к прокурору г. Москвы. Ответа на эти письма он не получил.

12 ноября начальник Московского ОВИРа сообщил САХАРОВУ, что ему отказано в разрешении на поездку "по соображениям государственной безопасности, поскольку он обладает особо важными государственными и военными секретами". САХАРОВ заявил, что он считает причину отказа оскорбительной.

В коллективном заявлении "Для печати" (37 подписей) по этому поводу написано:

         "Официально отказывая Андрею Дмитриевичу САХАРОВУ  в
    праве  выезда  на  церемонию вручения Нобелевской премии,
    советское правительство лишь  подчеркивает  обычное  свое
    неуважение к национальному таланту,  а также, добавим мы,
    свой страх перед неуклонным движением общественной  мысли
    и морали".

10 декабря супруга А.Д.САХАРОВА Елена Георгиевна БОННЭР получила в Осло премию, присужденную ее мужу. На следующий день на соответствующей церемонии она зачитала заготовленную Андреем Дмитриевичем и переданную ей речь.

В эти дни А.САХАРОВ находился в Вильнюсе, тщетно пытаясь пройти в зал, где судили Сергея КОВАЛЕВА.

You are reading ХРОНИКА ТЕКУЩИХ СОБЫТИЙ, ВЫПУСК 37, 30 сентября 1975г.
previous file: XTC3800 this file: XTC3801 Next file: XTC3802