Хроника текущих событий/32/18

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Хроника текущих событий — выпуск 32/18
{{#invoke:Header|editionsList|}}


Внесудебные преследования

Студенты Латвийского государственного университета (физмат) ВОЛКОВ и ГОЛУБЕВ заслушали по зарубежному радио и записали на магнитофон отрывки из книги СОЛЖЕНИЦЫНА «Архипелаг ГУЛаг». Затем воспроизвели эту запись своим коллегам. Исключены из комсомола и из университета.


Студенты Ленинградского Политехнического института (инженерно-кибернетический факультет, 5-ый курс) В. КАНАРСКИЙ, О. БУГАЙ И А. ЛЕНКИНА исключены из института за непочтительное высказывание о внешности Л. И. БРЕЖНЕВА во время телепередачи.

Донес на них преподаватель общественных наук КОЖАН. Комитет комсомола осудил их за «политическое хулиганство». Хотя общее собрание не поддержало осуждения, студенты были исключены по ходатайству комитета комсомола (приказ N88 от 16 апреля с.г.)


В конце мая 1974 г. из Вильнюсской средней школы им. С. Нерис были исключены пятнадцатилетние Томас ЧЕПАЙТИС и Рамунас АБУКЯВИЧЮС за надпись на портфеле: «Русские, убирайтесь домой!» Причиной исключения послужили также некие стихи по поводу самосожжения Р. КАЛАНТЫ.

Мальчикам было предложено «раскаяться», но они отказались.

Исключение мотивировалось «пьянством», «курением» и т. п. Отец АБУКЯВИЧЮСА уволен с работы.


Преподаватель МИИТ, кандитат физ-мат. наук математик М. И. ГРАБАРЬ вынужден был уйти с работы «по собственному желанию». В начале апреля этого года зам.ректора института предупредил ГРАБАРЯ, что он не пройдет переаттестацию, и рекомендовал не пытаться устроиться на преподавательскую работу.

Летом прошлого года ГРАБАРЯ вызывали на допрос по делу БОЛОНКИНА (Хр.29, 30). БОЛОНКИН показал, что он взял в доме у ГРАБАРЯ без его ведома с книжной полки какое-то издание «Посева». ГРАБАРЬ заявил, что ни с какими изданиями «Посева» он не знаком и что если такая книга и была в его доме, то он об этом ничего не знал.

ГРАБАРЮ разрешили довести своих студентов до конца семестра.

В мае с.г. из МВТУ им. Баумана уволен ассистент МАКАРЕВСКИЙ. На заседании кафедры, где обсуждался вопрос о его увольнении, основные претензии высказывались в связи с причастностью МАКАРЕВСКОГО к делу БОЛОНКИНА. Из суда или из КГБ в институт прислали материалы дела БОЛОНКИНА, касающиеся МАКАРЕВСКОГО. (Судя по этим материалам, БОЛОНКИН показывал, что он хранил у МАКАРЕВСКОГО свой самиздат. МАКАРЕВСКИЙ на следствии это отрицал).

Другие причины увольнения МАКАРЕВСКОГО носят профессиональный характер.

Из МАТИ уволен КОНОВАЛЬЦЕВ, также допрашивавшийся по делу БОЛОНКИНА.

Известно, что на суде БОЛОНКИН отказался от всех своих показаний, данных на следствии (Хр.30).



В апреле 1974 г. Александр ГИНЗБУРГ, а в мае Анатолий МАРЧЕНКО, живущие в г. Тарусе Калужской области, были поставлены под гласный надзор милиции — первый на полгода, второй — на год. Условия надзора: им запрещено выезжать за пределы района (при этом граница района проходит в нескольких стах метрах от дома), посещать Дом культуры (где находится единственный в городе кинозал), выходить из дому после 8-ми часов вечера; они обязаны еженедельно отмечаться в милиции и т. п.

В случае нарушения правил надзора им грозит лишение свободы (ст.198-2 УК РСФСР). ГИНЗБУРГА в мае уже вызывали в суд для наложения штрафа за то, что он не явился на отметку. Взыскание не было вынесено, так как выяснилось, что он был болен и это подтверждено документально.

Семья ГИНЗБУРГА и семья МАРЧЕНКО живут в Москве; ГИНЗБУРГ и МАРЧЕНКО не могут жить в Москве по правилам паспортного режима, а теперь, после установления надзора, лишены возможности навещать свои семьи.

ГИНЗБУРГ — друг семьи СОЛЖЕНИЦЫНА, его доверенное лицо, он уполномочен СОЛЖЕНИЦЫНЫМ оказывать материальную помощь заключенным и их семьям от имени писателя и из его средств (см. «Хронику защиты», вып.8).

МАРЧЕНКО — автор нескольких открытых писем и заявлений, его подпись стоит под «Московским обращением» (см. наст. выпуск).

«Положение о надзоре» позволяет «в необходимых случаях» продлевать срок установленного надзора каждый раз на 6 месяцев в течение времени, пока не погашена судимость; или же установить надзор не позднее, чем через три года с момента освобождения (см. Указ ПВС СССР от 26.7.66 г, «Ведомости Верх. Сов.», 1966, N30). Повторное установление надзора законом не предусмотрено, а ГИНЗБУРГ и МАРЧЕНКО после освобождения из заключения находились уже под надзором, и он был с них снят в соответствии с законом.

ГИНЗБУРГ опротестовал постановление о надзоре в установленном законом порядке, но никакого ответа от прокурора Калужской области в течение более 2-х месяцев не последовало.

МАРЧЕНКО по поводу надзора сделал заявление для прессы (см. наст. выпуск).