Хроника текущих событий/31

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Хроника текущих событий — выпуск 31
{{#invoke:Header|editionsList|}}


You are reading ХРОНИКА ТЕКУЩИХ СОБЫТИЙ, ВЫПУСК 35, 31 марта 1975г.
Headfile: XTC0000; previous issue: XTC3000 this file: XTC3100 Next issue: XTC3200

ВЫСТУПЛЕНИЯ В ЗАЩИТУ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ ПРОДОЛЖАЮТСЯ
ХРОНИКА ТЕКУЩИХ СОБЫТИЙ 
Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.
ВСЕОБЩАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА, статья 19
17 Мая 1974 г. Выпуск 31

СОДЕРЖАНИЕ: Суд над Джеппаром АКИМОВЫМ — Суд над Решатом ДЖЕМИЛЕВЫМ — Положение крымских татар в Крыму — Письма из Крыма — Документы крымско-татарского движения — Обращения, заявления, информации — Письмо Курту ВАЛЬДХАЙМУ — Документы служебной переписки.

ГОД ИЗДАНИЯ СЕДЬМОЙ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Настоящий выпуск «Хроники», выходящий в свет ровно через тридцать лет после трагической и позорной ночи с 17 на 18 мая 1944 г., целиком состоит из материалов, относящихся к движению крымских татар — движению, уникальному для нашей страны по своей массовости (оно охватывает заведомо больше половины взрослого крымско-татарского населения) и продолжительности (с 1956 г.). За исключением двух не требующих дополнительных комментариев небольших приложений (тексты N25 и 26) для удобства взаимных ссылок тексты данного выпуска перенумерованы, выпуск построен на документах, исходящих от представителей крымско-татарского движения. В начале выпуска помещены тексты N1-9, в том числе несколько индивидуальных обращений в прессу, Верховный Совет СССР и международные организации, описывающие в основном события последних полутора лет. Во второй, ретроспективной части (тексты N10-24) изложены документы движения крымских татар за 1966—1973 гг., которые можно условно разделить на две группы. Документы первой группы именуются информациями — это отчеты о встречах представителей крымско-татарского народа, о предпринимаемых ими действиях, о беззакониях, на борьбу с которыми направлено движение. Вторая группа — это коллективные (от нескольких десятков до нескольких десятков тысяч) обращения крымских татар в советские и международные организации с изложением и мотивировкой целей движения. Изложение всех документов, хотя и по необходимости весьма сжатое, преследовало цель не только максимально полной передачи информации о конкретных фактах, но и как можно более точного (по содержанию и по форме) воспроизведения платформы движения. Из материалов выпуска видно, что эта платформа, полностью сохраняя коммунистическую советскую идейно-терминологическую основу, за последние годы заметно расширилась, включив в себя тезисы международно-правового характера (в соответствии с чем расширился и круг адресатов). В то же время движение крымских татар, как то, в частности, видно из многих материалов предыдущих выпусков «Хроники», на всех своих стадиях тесно связано с общим направлением выступлений в защиту прав человека в СССР. Активисты крымско-татарского движения неоднократно участвовали в работе Инициативной группы, поддерживали ее письма и другие заявления в защиту гражданских прав в СССР. В свою очередь, движение крымских татар пользовалось и пользуется поддержкой всех, кому дороги права человека. Быть может, особенно ярко этот дух деятельного сочувствия и солидарности проявился в жизни и деятельности двух людей, подвергшихся репрессиям именно в связи с их выступлениями в защиту прав крымско-татарского народа: трагически погибшего в прошлом году Ильи Янкелевича ГАБАЯ и уже пять лет томящегося в тюрьмах и психиатрических больницах Петра Григорьевича ГРИГОРЕНКО.


1. Судебный процесс Джеппара АКИМОВА

Ташкентский облсуд 21-28 ноября 1972 г., ст.190-1 УК РСФСР, ст.190-4 УК УзССР, ст.203-1 УК ТаджССР, приговор — 3 года лишения свободы в ИТК общего режима. Судья — МАКСУМОВ М. М., заседатели КОРЖ Н. А. и КАМИЛОВА М., обвинитель - прокурор Ташкентской области ГАЛАШКО К., адвокат ЛУКЬЯНОВ С. С.

Джеппар (Джабар) АКИМОВ родился в 1909 г. в дер. Туак под Алуштой, педагог по образованию, работал до войны в школах и Наркомпросе Крымской АССР, затем редактором в КрымГИЗе и в газете «Кызыл Крым», с 1939 г. член партии. В начале войны в эвакуации был назначен главным редактором «Кызыл Крым». В 1942 г. АКИМОВА забросили к партизанам, где он выпускал листовки на татарском языке. В мае 1944 г. сослан в г. Бекабад в Узбекистане и жил там до ареста. В 1944—1948 гг. АКИМОВ работал заместителем начальника Фархадской железной дороги по политчасти, а затем до выхода на пенсию как экономист-плановик в различных учреждениях.

АКИМОВ — активный деятель крымско-татарского движения, исключенный за это в 1968 г. из партии. В 1966 г. он — один из 65 представителей, уполномоченных для вручения XXIII съезду обращения (см. 11 в наст. выпуске), неоднократно участвовал во встречах представителей крымских татар в Средней Азии и в Москве, что наряду с подозрениями в авторстве некоторых обращений инкриминировано ему на суде.

Однако повод для возбуждения дела против АКИМОВА сначала был другой. 18 мая 1972 г. в Бекабаде были вывешены черные полотнища с текстом «18 мая — день выселения крымских татар с родины» («Хроника» 27, по-видимому, ошибочно сообщила, что флаги вывешивал АКИМОВ).

Началось расследование, порученное следователю БЕРЕЗОВСКОМУ, давно специализирующемуся на делах крымско-татарского движения. 19 мая в Бекабаде было проведено несколько обысков (см. 19 в настоящем выпуске), у АКИМОВА были изъяты 2 листа Обращения «48 лет ленинского декрета об образовании Крымской АССР» c его правкой. Сначала у него взяли подписку о невыезде, а 29 августа он был арестован.

Арест АКИМОВА вызвал коллективные письма протеста. Одно из них, адресованное ПОДГОРНОМУ и РУДЕНКО, озаглавлено: «Свободу нашему соотечественнику Джабар-Агъа». В письме сказано, что вывешивание черного флага было инсценировано КГБ для обысков и ареста АКИМОВА. Подчеркивая коммунистическую убежденность АКИМОВА, его военные и гражданские заслуги, авторы пишут: «И вот такого человека… вызвали в КГБ как свидетеля, но он больше домой не вернулся… Мы просим разобраться в существе дела, немедленно освободить невинно и незаконно арестованного Д. А.АКИМОВА… А чтобы положить конец всему этому, постоянно угнетающему народ политическому террору, надо безотлагательно решить крымско-татарский национальный вопрос».

Дело АКИМОВА было затем выделено из дела о флагах, и 24 октября следствие закончилось обвинением по ст.190-1 УК РСФСР и идентичным статьям УК ТаджССР и УзССР. Инкриминировалось: 4 подписанные им информации N5, N8, N25 и N108, о встречах представителей крымских татар (11,15,16,23 в настоящем выпуске), само участие в этих встречах, соавторство в двух обращениях — упомянутого выше и в связи с 50-летием СССР (см.17 в настоящем выпуске).

БЕРЕЗОВСКИЙ в обвинительном заключении устанавливает противозаконный характер этих материалов энергичной формулой: «Наличие заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй, подтверждается содержанием перечисленных в обвинительном заключении и приобщенных к делу в качестве вещественных доказательств документов». Несмотря на исчерпывающий характер этой формулы, указано также, что две информации — N5 и N8 — уже признаны клеветническими на другом процессе (дело БАЙРАМОВА, БАРИЕВА, и др., приговор 5 сентября 1972 г.). Кроме того, приводится по одной-две цитаты из каждого документа. Например, в Информации N8 «АКИМОВ и другие представители инициативных групп заведомо ложно утверждают, что будто бы… до сих пор томятся в тюрьмах десятки крымских татар», в Обращении «49 лет ленинского декрета…» "возводится клевета на положение крымских татар в СССР, у которых якобы попрано национальное равноправие как народа…, приведены клеветнические измышления о том, что после переселения татар из Крыма «началась кошмарная жизнь в резервации и ссылке».

Соавторство АКИМОВА БЕРЕЗОВСКИЙ доказывает изъятием документов на обысках у семи других лиц, его личной подписью и правкой двух страниц, показаниями некоторых свидетелей об участии АКИМОВА в обсуждении документов.

Обвинение в подстрекательской деятельности использует показания о большом авторитете АКИМОВА среди крымских татар. Обвинительное заключение передало в суд список из 37 свидетелей.

Процесс начался 21 ноября, о чем родственники и свидетели были предупреждены только накануне вечером. Маленький зал вместил, не считая работников органов, только жену и брата АКИМОВА. Однако на этот раз протест (в УзССР) подействовал: на второй день суда заседание перенесли в большой зал и пустили публику. Были значительные трудности с выбором защитника. Московским адвокатам, согласившимся вести дело, коллегия строго запретила это. В Ташкенте пришлось заменить адвоката уже в день суда, из-за этого процесс дважды прерывался и разбор дела по существу происходил 27 и 28 ноября, начавшись с допроса свидетелей. Вопросы подталкивали свидетелей к даче «нужных» показаний, но далеко не всегда это получалось.

В своих показаниях АКИМОВ, рассказав суду свою биографию, говорил о трагическом положении крымских татар в системе комендантского надзора, о том, что и после ХХ съезда они остаются на местах спецпоселений. Он заявил: «Подписанные мною документы выражают волю и стремление крымских татар, их содержание не искажает советскую действительность, а лишь отражает реально существующее положение в национальном вопросе… Это движение законно и неизбежно; поэтому предъявленное мне обвинение считаю необоснованным и незаконным».

Обвинитель К. ГАЛАШКО утверждал, что крымские татары довольны своим положением, и их движение вызвано только подстрекательством. В содержание инкриминируемых АКИМОВУ документов он не вдавался.

Защитник ЛУКЬЯНОВ, не говоря о мотивах участия АКИМОВА в движении крымских татар и не оспаривая утверждений о клеветническом характере документов, настаивал на том, что ни авторство АКИМОВА, ни его участие в распространении на суде не доказаны.

В последнем слове АКИМОВ говорил о причинах возникновения национального движения крымских татар, о законности и справедливости их обращений в партийные и советские органы и заявил: «Я остаюсь коммунистом-ленинцем и со своим народом…»

В приговоре утверждается, что «АКИМОВ является одним из организаторов и подстрекателей так называемого движения за возвращение всех татар в Крым». Признано доказанным участие АКИМОВА «в нелегальных и антиобщественных сборищах», в изготовлении и распространении 6 документов со ссылкой на показания свидетелей АБЛАЕВА, СЕЙДХАЛИЕВА, З.ШУГУ и др.

В приговоре также записано: «Подсудимый АКИМОВ Д. А. не отрицает, что корректировал документы, выступал на совещании с призывом поддержать позиции инициативной группы и подписать информации, которые сам подписывал. В своем объяснении АКИМОВ Д. А. не считает клеветническим измышлением советский государственный и общественный строй, и поэтому в его действиях отсутствует состав преступлений».

Несмотря на наличие смягчающих обстоятельств (ранее не судим), суд назначил максимальный срок — 3 года, «считая, что совершенное преступление является систематическим и общественно опасным и оно совершено с вовлечением других лиц».

В «замечаниях на протокол» защитник ЛУКЬЯНОВ указал, что не были запротоколированы ответы многих свидетелей, в том числе названных в приговоре, на его вопросы, когда они говорили, что не присутствовали на встречах и не знают, кто составил информации и обращения. Некоторые показания, согласно «Замечаниям», в протоколе вымышлены. В кассационной жалобе и позднее, в жалобе прокурору УзССР ЛУКЬЯНОВ просил отменить приговор и прекратить дело, ввиду недоказанности обвинения, так как корректирование и обсуждение уже изготовленных документов не означает авторства или соавторства. Выводы суда об авторстве строятся не на доказательствах, а на предположениях.

Обе жалобы остались безрезультатными.

В декабре 1973 г. группа представителей крымских татар вручила ЦК протесты против заключения АКИМОВА, подписанные многими крымскими татарами — жителями Узбекистана, а также направила телеграмму протеста от своего имени (см. 24 в настоящем выпуске).

Делу АКИМОВА уделено значительное место в заявлении крымско-татарского народа (22 — в настоящем выпуске), направленном в советские органы и в ООН.


2. Судебный процесс Решата ДЖЕМИЛЕВА

Ташкентский облсуд 12 апреля 1973 г., ст.ст.190-1, 190-3 УК РСФСР и соответствующие статьи УК УзССР. Приговор — 3 года лагерей.

12 июля 1972 г. на квартире Р.ДЖЕМИЛЕВА в Ташкенте был сделан обыск, один из 17 обысков, проведенных в тот день в Узбекистане (9). Решата и его жену Зеру не вызвали домой с работы, а потребовали ключи от детей (старшему 15 лет). Когда ключей не оказалось, взломали окна. На обыске изъято 47 предметов: копии обращений к правительству, книги и фотокопии книг советского издания (отрывки из энциклопедий, «Очерки Крыма» Е.МАРКОВА т др.), деньги. Детей заставили подписать протокол.

Р. ДЖЕМИЛЕВ в заявлении Генеральному прокурору СССР потребовал привлечь к уголовной ответственности исполнителей обыска за нарушение закона: среди изъятых у него вещей нет ничего запрещенного (Р.ДЖЕМИЛЕВ тщательно это аргументирует), привлечение детей к следственным действиям закон допускает только при участии родителей или педагогов и, наконец, запротоколировав изъятие 65 рублей, на самом деле изъяли 178 рублей.

12 октября 1972 г. Р.ДЖЕМИЛЕВ был арестован. Следствие вел Б. БЕРЕЗОВСКИЙ. По делу допрашивались не только крымские татары, проживающие в Узбекистане, но и жители многих других мест: Решат ОСМАНОВ (Краснодарский край), Энвер АМЕТОВ (Херсонская область), Вели СЕМИДУЛЛАЕВ (Запорожская обл.) и др. Нескольких человек БЕРЕЗОВСКИЙ допрашивал в Москве, в частности, об участии Решата ДЖЕМИЛЕВА в движении за права человека (поддержка письма Инициативной группы в ООН в 1969 г.).

Следствие закончилось обвинением по ст.190-1, 190-3 УК РСФСР (и соответствующих статей УК УзССР) в составлении документов, порочащих советский строй и в нарушении общественного порядка — участии в демонстрации 6 июня 1969 г. на площади Маяковского (Хр.8), где ДЖЕМИЛЕВ держал плакат: «Свободу генералу ГРИГОРЕНКО — другу крымских татар».

Суд начался 12 апреля втайне от родственников и друзей обвиняемого. Р.ДЖЕМИЛЕВ, отказавшись от адвоката, заявил отвод суду, ссылаясь на предвзятое расследование и несправедливые приговоры Ташкентского облсуда в делах крымских татар. Отвод не был принят, и ДЖЕМИЛЕВ отказался давать показания. Отказались отвечать суду и многие свидетели — крымские татары.

В июле 1973 г. Инициативная группа крымских татар г. Ташкента выпустила обращение, которое описывает деятельность ДЖЕМИЛЕВА и протестует против его осуждения. Он — участник многих заявлений, протестов крымских татар, несколько раз ездил, как представитель народа, в Москву. В июне 1967 г. он был среди 20 представителей крымских татар, принятых АНДРОПОВЫМ, РУДЕНКО, ЩЕЛОКОВЫМ и ГЕОРГАДЗЕ.

Обращение сообщает, что Решат ДЖЕМИЛЕВ открыто обвинил тогда ГЕОРГАДЗЕ во лжи и требовал скорейшего решения крымско-татарского вопроса. Осенью 1967 г. Р. ДЖЕМИЛЕВ был арестован, обвинен, как один из организаторов многотысячной демонстрации в Ташкенте 27 августа, и в декабре приговорен к 1 году принудительных работ. Обращение характеризует Р. ДЖЕМИЛЕВА как «одного из тех активистов национального движения, которые поняли, что решение национального вопроса крымских татар неразрывно связано с вопросами демократии в стране, и что трагедия крымско-татарского народа — это не только результат злодеяний отдельных личностей, вроде СТАЛИНА, БЕРИЯ, ВОРОШИЛОВА, а порождение тоталитарной системы вообще». В этой связи упоминается участие Р. ДЖЕМИЛЕВА в протестах против заключения демонстрантов 25 августа 1968 г., ЯХИМОВИЧА и ГРИГОРЕНКО, в обращениях к совещанию компартий, поддержка обращения Инициативной группы в ООН в мае 1969 г.

Обращение сообщает адрес ДЖЕМИЛЕВА: Красноярский край, Емельяновский р-н, п/о Элита, п/я 288/7, отряд 3 и призывает оказывать помощь жене Зере ДЖЕМИЛЕВОЙ с тремя детьми — от 5 до 15 лет (ее адрес — Ташкент, ул. Беш-Агач, тупик Шарк, 15).

Обращение содержит просьбу размножить и распространить заявления и статьи ДЖЕМИЛЕВА, фотографии демонстрации 6 июня 1969 г. и заканчивается словами: «Народ должен знать своих верных сынов».

3. Положение крымских татар в Крыму

В 1956 г. с крымских татар сняли комендантский надзор. Указ 5 сентября 1967 г. «О гражданах татарской национальности, проживавших в Крыму» отменил для них ограничения в выборе места жительства (заодно отменив их как нацию своим названием). После Указа, как утверждает «Обращение к ХХIV съезду КПСС» (12 в настоящем выпуске), тысячи семей поехали в Крым, но только сотни смогли там остаться.

Согласно другому документу национального движения крымских татар «Неопровержимые факты из жизни крымских татар в период с 1967 по 1973 г.» (далее для краткости именуется НФ), в 1968—1969 гг. в Крыму поселились около 900 семей, из них примерно 250 по оргнабору, прекратившемуся (для крымских татар) к концу 1969 г. Еще около 600 семей смогли прописаться, приехав самостоятельно, некоторые — пройдя через одно или несколько выселений. В 1967—1969 гг. семью Февзи ПОСКА выгоняли из Крыма 5 раз, семью Асана ЧОБАНОВА (9 человек) — дважды.

Перед крымским татарином, пытающимся вернуться на родину, встает глухая стена «оформления»: прописка, работа, договор о покупке дома. Как действует эта система, видно из личных заявлений, помещенных в настоящем выпуске (4-8). В НФ названы 53 семьи (почти все — в селах), которые не могут добиться прописки и работы, иные с 1968 г. Более настойчивые, а тем более коллективные попытки пробить эту стену, власти встречают репрессиями. Согласно документу «Всенародный запрос…» (20), с 1968 г. в Крыму было произведено 32 конвоируемых выселения, охвативших около 6 тыс. человек, и ряд судебных процессов, в частности, «за уклонение от прописки».

О массовых выселениях в мае-июне 1968 г., сопровождавшихся арестами и избиениями, сообщалось в «Хронике» 7. Одна из таких акций описана в помещенном в настоящем выпуске заявлении Мамеди ЧОБАНОВА (6).

12 июля 1968 г. из совхоза «Большевик» выслали этапом в Ташкент 12 семей (Хр.5). Семья Февзи СЕЙДАЛЛИЕВА поехала оттуда в Москву, чтобы обратиться в ЦК КПСС и Верховный Совет с жалобой. В Москве сотрудники КГБ арестовали СЕЙДАЛЛИЕВА, а остальных членов семьи отправили в Среднюю Азию. Впоследствии семье сообщили из Днепропетровской тюрьмы, что СЕЙДАЛЛИЕВ умер. Обстоятельства его смерти остались неизвестными.

В НФ сообщается также о выселении 30 ноября 1972 г. из деревни Бештерек (ныне с. Донское, с. Спокойное) трех семей, живущих в купленных ими домах, покупка которых не оформлена: Джемиля КУРТСЕИТОВА с женой и двумя детьми, Эсмера МАЗИНОВА с женой и тремя детьми, Фатиме ГУБАНОВОЙ с четырьмя (ее муж Е. П.ГУБАНОВ находился в заключении).

Эта акция вызвала письмо протеста первому секретарю Крымского обкома партии КИРИЧЕНКО (585 подписей), озаглавленное «Сюрприз крымским татарам ко Дню КОНСТИТУЦИИ». Она описана также в письме У.КУРТСЕИТОВОЙ (7 в настоящем выпуске).

Выселение проводил отряд из 52 человек: милиция и дружинники, судебные исполнители. В письме протеста говорится, что, несмотря на возмущение и мольбы жителей деревни, «блюстители порядка продолжали швырять в машины детей, женщин, вещи». Жестокому обращению подверглись даже беременная КУРТСЕИТОВА и лежавшая с давлением 280 ГУБАНОВА. Ей сделали укол и поволокли в автобус. К ночи выселенных привезли на ст. Партизаны (Херсонская обл.), жители которой приютили их и, собравшись утром на площади, возмущались действиями властей. Благодаря этому, как сообщает КУРТСЕИТОВА, на следующий день их все же вернули домой. Представитель обкома ШАБАЛОВ признал незаконность акции («неграмотные люди сделали») и предложил снова «подавать на оформление домов». Однако, как показывает судьба КУРТСЕИТОВА, гонения на этом не прекратились.

Судебные процессы (по документу «Неопровержимые факты…»).

В 1968 г., кроме М.ЧОБАНОВА, осуждены Ф.ИЗМАИЛОВ (6 месяцев) и М.ЮСУПОВ. В апреле — Гомер БАЕВ (2 года по ст.190-1 — Хр.7), в июле — Эльдар ШАБАНОВ (2 года высылки из Крыма по ст.196 УК УССР — уклонение от прописки, см. 4 в настоящем выпуске), Джафар АСАНОВ (ст.196).

В 1972 г. 18 апреля осужден Усеин АСАНОВ (ст.196) на год лишения свободы, 20 августа — Мамбет ДИН ОГЛЫ (год повторно, ранее отсидел полтора года), в сентябре — Исмаил АХМЕТОВ. Последние два процесса были проведены втайне от родственников, в здании милиции. 5 октября на год лишения свободы осужден Е. П.ГУБАНОВ — русский, женатый на крымской татарке, 9 октября — Ахмет ТОХЛУ (ст.196, 2 года высылки из Крыма, см. ниже — 5).

О суде над Джемилем КУРТСЕИТОВЫМ, Эйвазом МУСТАФАЕВЫМ и Ридваном ЧАРУХОВЫМ, обвиненными в хулиганском избиении, пишет жена КУРТСЕИТОВА (7 в настоящем выпуске).

НФ, как и другие заявления крымских татар, сообщает об антитатарской пропаганде в Крыму. Приводятся, в частности, такие факты.

В книге «Звезды немеркнущей славы» (Крымиздат, 1967) названы все герои Советского Союза из Крыма, кроме героев - крымских татар. Исключение сделано только для Ахметана СУЛТАНА — дважды Героя (известно, впрочем, что все хлопоты об открытии мемориального музея в его бывшем доме в Алупке (см. 15 в настоящем выпуске) оказались безуспешными).

В июле 1972 г. в Симферополе судили 4 крымских татар, соучастников зверств оккупантов. На суде, невзирая на официальную реабилитацию нации, государственный обвинитель МОДЛЕНКО говорил о массовой измене крымских татар и угрожал: «Пусть помнят предатели: Родины у них нет, пусть помнят их дети». Эта пропаганда действенна: рабочему Серверу ЗЕЙДЛАЕВУ (Симферопольский мебельный комбинат) директор САФРОНОВ отказал в месте в общежитии, сказав: «Ваши детей в колодцы бросали».

В НФ сообщается, что положение крымских татар, переезжающих из мест ссылки на юг Украины (главным образом в Херсонскую область), аналогично их положению в Крыму, в частности, названы 13 семей, которым незаконно отказывают в прописке и работе.

ЗАЯВЛЕНИЯ КРЫМСКИХ ТАТАР ИЗ КРЫМА

4. Жалоба Эльдара ШАБАНОВА Генеральному секретарю ООН

ШАБАНОВ сообщает, что 2 июля 1969 г. нарсуд Белогорского р-на осудил его по ст.196 УК УССР к высылке на 2 года из Крыма (об этом сообщалось в Хр.18). Позднее такой же приговор был вынесен его жене Зере ШАБАНОВОЙ. Попытки добиться отмены приговора не дали результата. В 1944 г. ШАБАНОВУ было 4 года, его отец погиб на фронте. 14 февраля 1969 г. ШАБАНОВ вернулся в Крым и начал хлопоты об устройстве в Белогорском (Карасубазар) р-не с посещения милиции, где ему сообщили, что пропишут при наличии санитарной нормы — 13,65 кв.м. на человека. Дом, который продавался в селе, он не смог купить, так как председатель колхоза не дал необходимой для этого справки. Он купил дом в г. Белогорске (48 кв.м.) и поселился в нем с женой, матерью и ребенком. Нотариус ЛЕВИНА отказалась оформить покупку дома, требуя сперва получить прописку. ШАБАНОВ не смог оспорить этот незаконный отказ. На свои жалобы он получал, например, такие ответы: «На Ваше письмо разъясняю следующее: при наличии всех необходимых документов нотариальная контора оформляет договоры купли-продажи домов. 12 мая 1969 г. Зам.пред. Крымского облсуда ПАНЧЕНКО».

25 апреля несколько крымских татар, добившихся прописки, в том числе и ШАБАНОВ, были арестованы. В симферопольской тюрьме, в нарушение закона ему не дали возможности подготовить письменно свое выступление на суде. ШАБАНОВ пишет, что обвинение в уклонении от прописки бессмысленно в отношении человека, настойчиво ее добивающегося. «Сама реабилитация моего народа дает мне полное право не только на возвращение на родную землю, но и на максимальную заботу и большие льготы, если в нашей стране действительно существуют человечность и право…».

Подробно описав действия руководителей крымской и белогорской милиции, — ЖОРИЧА, НОВИКОВА, ГАЙДАМАКА и других официальных лиц, ШАБАНОВ называет их наглым посягательством на его элементарные человеческие права.

ШАБАНОВ сообщает также, что в аналогичном положении находятся еще 53 семьи в Крыму, а десятки семей выброшены из Крыма. Он просит Генерального секретаря ООН уполномочить комиссию по расследованию действий крымских властей в отношении крымских татар.


5. Заявление Сарие ТОХЛУ Генеральному секретарю ООН.

В январе 1972 г. С.ТОХЛУ с мужем и 11 детьми (старший сейчас служит в армии) приехали в Крым и купили дом в с. Ароматное Белогорского р-на. Сельсоветы и нотариальные конторы не оформляют крымским татарам куплю дома. Милиция, запугивая судом и тюрьмой, требует выезда. Не дают работы. «9 октября моего мужа ТОХЛУ Ахмета судили по ст.196 УК УССР за уклонение от прописки; так же спрашивают, на какие средства мы живем, так как он не работал более 8 месяцев, намекают на тунеядство. Мужу дали 2 года ссылки за пределы Крымской области. Мы жили до сих пор случайными заработками у людей, сбором диких фруктов, послеуборочных остатков, помощью соседей», — пишет жена А.ТОХЛУ.

Супруги ТОХЛУ написали десятки заявлений во многие инстанции, вплоть до ЦК КПСС, добиваясь прописки, работы и помощи, полагающейся про закону многодетным семьям. С.ТОХЛУ не получила также наград, которыми принято отмечать многодетных матерей. Она пишет:

«Я, муж и 11 наших детей, 9 из которых несовершеннолетние, — все мы вне закона. Ни один орган власти в СССР нас не защищает. Над нами осуществляется полный произвол со стороны властей, и пожаловаться в СССР нам некому. Что же будет с 11 нашими детьми? Прописали в Крыму немного семей для показа, как в зверинце, а остальных мучают, как нас. Поэтому нам осталось обратиться за помощью только в международные организации и к международной общественности. Защитите наши человеческие права: жить на родине, иметь язык и культуру, иметь работу и кусок хлеба для детей».

С. ТОХЛУ просит Генерального секретаря ООН прислать комиссию для проверки фактов дискриминации крымских татар и ходатайствовать перед Красным Крестом или другими организациями о материальной помощи ее детям. К заявлению прилагается фотоснимок семьи.


06. Заявление Мамеда Абдурахмановича ЧОБАНОВА Генеральному секретарю ООН ВАЛЬДХАЙМУ

(написано в сентябре или октябре 1973 г.)

ЧОБАНОВ пишет, что с тех пор как 20 дней отроду он был выслан с родителями на Северный Урал, он еще никогда не был полноправным гражданином. Он вспоминает о тюремных условиях своего детства, смерти отца и сестры (21 года), о своей матери, передавшей ему любовь к родному Крыму. После ХХ съезда крымские татары 11-летней борьбой добились Указа 1967 г., и тогда, весной 1968 г. ЧОБАНОВ приехал в Крым. Несмотря на потребность в рабочей силе (везли переселенцев с Украины, из России), ему всюду отказывали в работе и жилье. «Подполковник милиции ПАЗИН, — пишет ЧОБАНОВ — публично на площади заявил, что Указ вышел не для вас, а для иностранной прессы, чтобы они много не кричали про вас». 26 июня 1968 г. 20 крымских татар, в том числе и ЧОБАНОВ, пришли в облисполком. Председатель ЧЕМОДУРОВ отказался принять их, но они не уходили из приемной. Наряд милиции во главе с начальником обл.милиции ЗАХАРОВЫМ выкручивал руки, арестовал всех 20 человек. 10 были отправлены самолетом в Среднюю Азию, 9 получили по 15 суток ареста, а ЧОБАНОВ, обвиненный в сопротивлении милиции, с помощью ложных свидетельств был осужден на 3 года. Пока он отбывал этот срок, после многих страданий в Крым смогли приехать его мать и два брата. В 1971 г. ЧОБАНОВ после окончания срока заключения приехал к ним и 11 месяцев добивался права жить со своей семьей. Затем он был снова арестован и через полтора месяца осужден на год лишения свободы в лагерях строгого режима за проживание без прописки. Суд прошел втайне от его родных в здании милиции. Ходатайство о вызове на суд родных и свидетелей суд отклонил.

Отсидев второй срок (за это время умер его 32-летний брат), ЧОБАНОВ вернулся в семью и вот уже 3 месяца не может получить паспорт.

ЧОБАНОВ просит Генерального секретаря ООН ознакомить как можно больше людей с судьбой его и его народа и прислать комиссию для проверки сообщенных им фактов.


7. Письмо Урис Заировны КУРТСЕИТОВОЙ Генеральному секретарю Международной федерации борьбы за права человека Мишелю БЛЮМУ.

27 ноября 1973 г. в Симферополе начался суд над Джемилем КУРТСЕИТОВЫМ, Эйвазом МУСТАФАЕВЫМ и Ридваном ЧАРУХОВЫМ, обвиненными по ст.206 (хулиганское избиение). Из-за неявки одного из потерпевших суд был отложен на 20 декабря. Результаты и ход этого суда еще были неизвестны КУРТСЕИТОВОЙ в момент написания письма.

Она рассказывает о мытарствах семьи КУРТСЕИТОВЫХ после возвращения в Крым и историю «дела об избиении».

Джемиль КУРТСЕИТОВ родился в Карасубазаре в 1938 г. В 1944 г. его семья была сослана в г. Пап в Узбекистан. Отец погиб на фронте. Мать не могла прокормить детей, и Джемиль попал в детский дом. С 1954 г. он работал шофером в Душанбе, потом служил в армии. После Указа 1967 г. семья Д.КУРТСЕИТОВА решила переехать в Крым и нашла для этого квартирный обмен. Поверив заявлению начальника паспортного отдела областного управления милиции о том, что милиция не будет препятствовать обмену, семья приехала в Крым. Но обменное бюро отказало в выдаче ордера, не скрывая, что дело здесь в национальности. Пройдя все возможные инстанции, КУРТСЕИТОВЫ не смогли преодолеть это беззаконие и в конце августа 1972 г. купили дом в с. Спокойном. Теперь под запретом оказался договор о купле, прописка, поступление на воинский учет, а значит и устройство на работу. Более того, — и об этом КУРТСЕИТОВА пишет с особой горечью — ее детей не пускают в школу.

Суд Симферопольского района 18 сентября вынес решение о недействительности купли дома, и это решение было затем подтверждено облсудом.

У. З. КУРТСЕИТОВА пишет: «Народный судья МИРОНОВА потребовала, чтобы крымские татары убирались из Крыма и жили там, куда их выслали, в противном случае к ним будут применены самые жестокие меры». Угроза не была пустой. 30 ноября 1972 г. последовало выселение (см. 3 в настоящем выпуске). Даже после возвращения высланных и обещаний работника обкома В. Т.ШАБЛАЕВА КУРТСЕИТОВЫ не смогли добиться оформления владения купленным домом.

27 августа произошел спровоцированный, как полагает КУРТСЕИТОВА, инцидент, приведший к суду. У них ночью украли овец. Д.КУРТСЕИТОВ позвал на помощь Эйваза МУСТАФВАЕВА и Ридвана ЧАРУХОВА, и втроем они смогли, после драки, схватить воров и сдать их в милицию. На следующий день милиция обвинила их в хулиганском избиении, а воров объявила потерпевшими.

У КУРТСЕИТОВЫХ трое детей, младшему 6 месяцев. У МУСТАФАЕВА — двое, у ЧАРУХОВА — четверо.

КУРТСЕИТОВА пишет, что в СССР она не может найти защиты и, ссылаясь на то, что власти нарушили не только Конституцию, но и ст.ст.3,9,10,13а,23а,26а Всеобщей Декларации Прав Человека, просит вмешательства международных организаций.

Ее адрес: Симферопольский р-н, п/о Донское, с. Спокойное.

Letter by Nafeev

8. «Если ты крымский татарин…» — письмо Анафи НАФЕЕВА, адресованное в редакции советских газет и журналов и Верховному Совету СССР (14 октября 1973 г., Джанкой).

НАФЕЕВ родился в с. Янысели и сейчас живет в Узбекистане (г. Гулистан, ул. Энгельса 33), работает шофером, женат, имеет троих детей.

НАФЕЕВ пишет, что, в отличие от многих соотечественников, он не считает Указ 1967 г. пустой бумажкой, рассчитанной на обман советской и зарубежной общественности, а рассматривает его как первый шаг на пути решения национального вопроса.

В сентябре 1973 г. он приехал с семьей в Крым и остановился в совхозе «Маяк» Джанкойского р-на у своего двоюродного брата, приехавшего в 1968 г. по оргнабору. После посещения райисполкома, где секретарь сказал ему, что крымские татары могут жить в Крыму, НАФЕЕВ отправился к директору совхоза И. Б.НОВОГРЕБЕЛЬСКОМУ, но тот потребовал письменного разрешения РИК («у меня тоже семья и дети», — сказал он НАФЕЕВУ).

НАФЕЕВ рассказывает историю бухгалтера совхоза - крымского татарина, женатого на русской — на эту историю НОВОГРЕБЕЛЬСКИЙ ссылался, чтобы отговорить НАФЕЕВА от безнадежной затеи.

В течение месяца НАФЕЕВ обивал пороги советских и милицейских учреждений, где его то отсылали в другую инстанцию, а то и откровенно прогоняли. Начальник отдела в военкомате (по правилам, военный учет должен предшествовать прописке) прямо говорил: „Кто ты по нации? Татарин, да? Уезжай, откуда приехал“.

Хотя в сельской местности прописывают сельсоветы, крымскому татарину без милиции прописаться нельзя. Это сообщил НАФЕЕВУ председатель Роскошинского сельсовета («нас на каждом собрании предупреждают, чтобы мы самовольно не прописывали крымских татар…»). Пройдя все инстанции, которые по законам, известным гражданам, должны ведать пропиской, НАФЕЕВ идет в Джанкойское городское отделение милиции. Начальник принимал людей группами. Вместе с НАФЕЕВЫМ в кабинет вошли еще 8 человек. Почти всем прописка была разрешена, в том числе и рецидивисту-уголовнику. На заявлении НАФЕЕВА начальник молча написал «отказать» и оставил заявление у себя, не удостоив ответом на вопрос: «на каком основании ?» Еще было отказано таджику, прописанному в Крыму, в прописке его жены — крымской татарки.

8 октября НАФЕЕВ обратился с жалобой к председателю Джанкойского райисполкома, где получил совет уехать, пока не холодно, и к прокурору ШАБАНОВУ, который снова отослал его в милицию, заявив, что Крым, как всесоюзная здравница, на особом паспортном режиме.

«Но я — ответил НАФЕЕВ — пришел к вам с жалобой на действия начальника милиции и горисполкома. Я уже 30 лет живу в местах ссылки. Сколько же мне надо отбыть еще, чтобы жить у себя на родине?» «Да хоть сто лет живи в ссылке, мне-то что» - ответил прокурор.

Изложив конец беседы, НАФЕЕВ пишет: „…Но я верю, что все же буду жить у себя на родине вместе со своим народом… Я сожалею только о том, что до настоящего времени не принимал достаточно активного участия в национальном движении всего народа“.


9. Суд над Эскандером КУРТУМЕРОВЫМ, Эбазером ХАЛИЛОВЫМ, Риадом РАМАЗАНОВЫМ.

КУРТУМЕРОВ — инженер, 38 лет, отец 2 детей. 14 апреля 1973 г. у него на квартире был первый обыск. Перед обыском сотрудники КГБ забрали из школы 10-летнюю дочь КУРТУМЕРОВА и по дороге домой допрашивали ее. Второй обыск состоялся 15 мая, 17 мая КУРТУМЕРОВ был арестован.

ХАЛИЛОВ — 34 лет, 25 августа его после обыска вызвали на допрос и арестовали.

РАМАЗАНОВ был арестован 5 сентября 1973 г.

По делу КУРТУМЕРОВА Запорожская облпрокуратура произвела также обыски 28 июня в г. Геническе (Херсонская обл.) у Энвера СЕФАРОВА (обыск проводил подполковник Павел Петрович ПОПОВ) и в Ново-Алексеевске Генического р-на у Энвера АМЕТОВА. Изъята литература и, по некоторым сообщениям, множительная техника (скорее всего, пишущая машинка).

Суд состоялся 28 ноября 1973 г. в Запорожье. Обвинение — по ст.187 УК УССР (соответствует ст.190-1 УК РСФСР). Приговор: КУРТУМЕРОВУ — 2 года, ХАЛИЛОВУ — 2,5 года, РАМАЗАНОВУ — 2,5 года лагерей общего режима.

Адвокаты: КУРТУМЕРОВА — ДОВЖЕНКО, РАМАЗАНОВА — КРАВЦОВА Нелли Леонидовна, ХАЛИЛОВА — КОШЕЛЬНАЯ Владлена Дмитриевна (Жовтинская юридическая консультация).

Суд фактически был закрытым. Родственников не известили о дате суда, только после суда КОШЕЛЬНАЯ позвонила жене ХАЛИЛОВА и попросила ее передать жене РАМАЗАНОВА, чтобы та привезла деньги. После суда все трое обвиняемых имели свидание с женами.


ДОКУМЕНТЫ КРЫМСКО-ТАТАРСКОГО ДВИЖЕНИЯ

(1966-1973)*

_________

  • Тексты 21-25, 26 приведены целиком, тексты 10-12, 18 в

выдержках, но без каких бы то ни было изменений (немногочисленные примечания составителей вынесены в сноски), остальные тексты с большей или меньшей степенью подробности законспектированы. Объем всюду указывается в страницах машинописи через полтора интервала.


10. Обращение крымско-татарского народа к XXIII съезду Коммунистической партии Советского Союза (март 1966г., 33 стр.)

ВЕЛИКАЯ ПАРТИЯ ЛЕНИНА! УМ, ЧЕСТЬ И СОВЕСТЬ НАРОДОВ СССР! XXIII СЪЕЗД НАШЕЙ РОДНОЙ ПАРТИИ!

..К тебе сегодня обращается единственный неравноправный в нашей стране крымско-татарский народ, у которого отнята Родина, доброе имя и все конституционные права!

...Известно, что в 1944г. крымских татар в числе других малых народов клеветнически обвинили в измене Родине и всех без исключения выслали из родных мест в Среднюю Азию и на Урал. Более 46,2% крымских татар погибло в 1944-1945гг. С тех пор прошло 22 года... Только для нас, крымских татар, все осталось по-прежнему. Мы и понынe живем в местах насильственного поселения... ХХ съезд... воодушевил наш народ на более широкую и последовательную борьбу за восстановление своих законных прав. Делегации крымских татар месяцами сидели в Москве, добиваясь приема у Н.С.ХРУЩЕВА. В адрес ЦК КПСС в 1957г. было направлено письмо, завершенное 14000 подписями крымских татар, и десятки тысяч индивидуальных писем... 17 марта 1958г. А.И.МИКОЯН принимает наших представителей и заверяет их, что крымско-татарский вопрос решится и что он лично доложит обо всем Н.С.ХРУЩЕВУ... Ответом на эти письма и результатом приема на высшем уровне явились репрессии против коммунистов, побывавших в Москве в качестве наших представителей...

В Крыму усиливается разнузданная клеветническая кампания против нашего народа. По всей стране о крымских татарах с еще большим цинизмом, чем раньше, говорят, как

    об изменниках.  Дело доходит до того, что нас вычеркивают
    из  списков  народов  СССР,  а  цензура  до  сих  пор  не
    разрешает  писать  слово  "крымский  татарин".  Но народ,
    вооруженный марксистско-ленинской теорией и решениями  ХХ
    съезда,      продолжает     добиваться     восстановления
    справедливости...  Наши представители выехали  в  Москву,
    где  вручили  подготовительной  комиссии ХХII съезда КПСС
    новое  письмо  с  8000  подписей.  Наших   представителей
    вышвырнули из Москвы как раз в тот день,  когда на съезде
    провозглашалась   программа   коммунистической    партии,
    провозглашалось равенство и братство народов...  Сразу же
    после октябрьского Пленума ЦК КПСС (1964г.) представители
    нашего  народа снова выехали в Москву и вот уже в течение
    16 месяцев ежедневно ходят в приемные ЦК КПСС, Верховного
    Совета  СССР и Совета министров СССР.  В адрес Президиума
    ЦК КПСС в течение  этого  сравнительно  небольшого  срока
    сдано  уже 24 тома писем и документов,  скрепленные более
    чем 100000 подписей.  В адрес ЦК КПСС и Верховного Совета
    СССР   за   эти   полтора  года  отправлено  сотни  тысяч
    индивидуальных писем.  От имени Президиума ЦК КПСС  наших
    представителей  в  Москве  снова,  спустя  7 лет,  принял
    А.И.МИКОЯН.  Он обещал доложить о чаяниях  нашего  народа
    Президиуму ЦК КПСС.
         

Как видно из всего вышеизложенного, вопрос о судьбе нашего народа — вопрос большой политической и государственной важности остается неразрешенным. Но поскольку необходимость его решения целиком исходит из ленинских принципов нашей политики, из решений съездов, из программы нашей партии, мы вынуждены обратиться в ХХIII съезду Коммунистической партии Советского Союза…

Любой мало-мальски образованный человек знает, что Крым — это национальная родина татар, что крымские татары — это нация, сформировавшаяся в Крыму… Крым — без крымских татар! Такова сущность политики царского самодержавия… Крымско-татарский народ ясно сознавал, что в его трагической судьбе виновны царизм и буржуазия. В русском же народе он увидел могучего и верного друга, сильного и честного союзника в борьбе за свое освобождение…*

____________________________

  • Далее следует подробный документированный рассказ о

роли крымских татар в революции, гражданской войне, в предвоенном культурном и хозяйственном строительстве, в войне 1941—1945 гг. и в партизанском движении.

Оценивая международное значение предоставления автономии коренному населению Крыма, В.И.ЛЕНИН в беседе в председателем Крымревкома Ю.ГАВЕНОМ в феврале 1919г. сказал: "Национальный вопрос требует самого вдумчивого и осторожного отношения. Имейте в виду, что в этом вопросе многие из нас, большевиков, чаще всего сбиваются правильного пути..."

"Пусть Маленькая Крымская республика станет одним из факелов, бросающих свет пролетарской революции на Восток" (Газета "Красный Крым", N 93/1011 от 23 апреля 1924г.)...

...Молодая Советская республика приняла историческое обращение "Ко всем мусульманам России и Востока" (цитируется в 11)... Но не прошло и 30 лет, как в 1944г. у ряда малых народов, к которым было направлено это обращение, насильственно отняли Родину и национальное равноправие.Революционная клятва партии была грубо растоптана... Торжественно обращаясь к XXIII съезду, мы спрашиваем, на каком основании растоптали ленинское учение о национальном вопросе, принципы рабочей демократии?

1944 год был тяжелым годом для всего советского народа, а для высланных, ограбленных народов был годом массового вымирания. Была продумана и осуществлялась целая система жестокого уничтожения десятков тысяч людей.

Вот что пишет ИБРАИМОВА Тензиле, проживающая в г. Чирчике по ул. Орджоникидзе, 38. Письмо приводим дословно: "Нас выселили из Фрайдорфского р-на из дер.Аджиатмак 18 мая 1944г. Выселение проходило очень жестоко. В 3 часа утра, когда дети еще спали, вошли солдаты, чтобы мы за 5 мин. собрались и вышли из дому.Нам не разрешили брать с собой ни вещей, ни продуктов. С нами так грубо обращались, мы думали, что нас на расстрел ведут. Выгнав из деревни, нас продержали голодными целые сутки, голодали, но из дому ничего не разрешили брать.

Стоял сплошной плач голодных детей. Муж сражался на фронте. Я была с тремя детьми.

Наконец-то нас погрузили на автомашины и повезли в Евпаторию. А оттуда погрузили в товарные вагоны, битком набитые, как скот. Привезли на 24-е сутки в Самаркандскую область, на станцию Зерабулак, оттуда вывезли в Хатычинский район, в колхоз "Правда". Нас заставляли ремонтировать частные кибитки. Мы работали, голодали. Многие от голода с ног валились. Из нашей деревни вывезли 30 семей, из которых осталось в живых неполных 5 семей. И в этих семьях осталось по 1-2 человека, остальные погибли от голода и болезней.

Моя племянница ШЕЙХИСЛЯМОВА Менубе с 8-10 детьми была выслана с нами, а муж ее был с первых дней войны Советской Армии и там погиб. А семья воина погибла ссылке в Узбекистане голодной смертью, только одна девочка по имени Пера осталась в живых, но от перенесенного ужаса и голода стала калекой.

Наши мужья были на фронте, и некому было хоронить умерших, трупы лежали несколько суток вместе с живыми.

У АДЖИМАМБЕТОВОЙ Аджигульсим мужа схватили фашисты. С ней осталось трое детей: одна девочка и два мальчика. Семья тоже голодала, как и мы. Никто не помогал ни материально, ни морально. В результате от голода вначале умерла девочка, а потом в один день оба мальчика. Мать не могла двигаться от голода. Тогда хозяин дома выбросил два детских трупика на улицу, на берег арыка. Тогда дети — крымские татары выкопали могилки и похоронили несчастных мальчиков.

Разве можно рассказать? Такая тяжесть на сердце, трудно вспоминать. Скажите мне, почему допустили до таких ужасов?

Домохозяйка ИБРАИМОВА Тензиле» …Трудно описать словами, что творилось на местах спецпереселения. Крымские татары на первых порах не имели даже жилья в человеческом понимании этого слова... Но самое страшное было все же то, что мы не имели средств к существованию...*

_______________________

  • Далее следуют подробные данные о числе и составе

выселенных и смертности, вошедшие и в более позднюю «Историческую справку», имеющуюся в настоящем выпуске (14).

И пусть задумаются над этими фактами все сознательные участники, вдохновители и покровители этого варварского акта. И пусть оценят свои подлые творения писатели, историки и ученые, ставшие на путь оправдания этого преступления против человечества. И пусть оценят циничность своего глумления над правами малых народов все те, кто заявлял и заявляет, что якобы резервации, выделенные для нашего народа, являются для нас второй родиной... Все средства пропаганды - печатное слово, радио, все аванпосты гуманитарных наук, вся устная агитация от институтских кафедр до школ и детских садов, от лекториев ЦК Компартий до культурников и затейников домов отдыха... все рычаги, действующие на умы людей, были направлены на отравление сознания народов СССР шовинистическим угаром...

         Подведем некоторые итоги... Было сделано все, чтобы
         1) уничтожить государственность крымских татар,
         2) уничтожить как можно больше самих крымских татар,
         3) сначала  очернить  народ  и  оправдать  тем самым
    антиленинский акт произвола, а затем никогда не упоминать
    о крымских татарах, чтобы народы Советского Союза и всего
    мира забыли о существовании таковых;
         4) уничтожить  культуру,  искусство   и   литературу
    крымских татар,
         5) уничтожить историю этого народа,
         6) уничтожить его язык,
         7) уничтожить его обычаи,
         8) сделать   все,   чтобы  каждый  крымский  татарин
    стыдился назвать себя крымским татарином,
         9) доказать каждому представителю этой нации, что ни
    у него самого,  ни у его детей,  ни у у тех его потомков,
    которые еще не родились, нет будущего.
         И когда решили,  что все это уже  сделано,  крымских
    татар  объявили несуществующей нацией.  Нас вычеркнули из
    списков народов СССР,  объединив с казанскими и уфимскими
    татарами, но на всякий случай оставили в паспорте каждого
    крымского татарина подлую отметочку,  по  которой  органы
    милиции  все  же  узнают,  что  вы  не  казанский,  и  не
    прописывают в Крыму.  Теперь можно  хлопать  в  ладоши  и
    кричать на всех углах о неизбежном "добровольном" слиянии
    наций.
         И вот,   когда   казалось,  что  дело  сделано,  что
    крымских  татар  не  стало,  остатки  когда-то   большого
    многомиллионного  народа  направили в Москву своих первых
    представителей...
         В г.Бекабаде  Ташкентской области были необоснованно
    обвинены в хулиганстве и осуждены к тюремному  заключению
    до  одного  года  трое  крымских  татар  за  то,  что они
    осмелились  как   представители   народа   обратиться   в
    верховные  партийные  и  государственные органы по своему
    национальному вопросу.  Один  из  этих  представителей  -
    ХАЙРЕТДИНОВА  Хатидже  -  была  на  приеме у Председателя
    Президиума Верховного Совета  СССР  тов.  А.И.МИКОЯНА,  а
    ДЖИМИЛЕВ Эскандер ездил в ЦК КПСС...
         Недавно в Ташкенте происходило  собрание  партийного
    актива  республики.  Когда  повестка  дня была исчерпана,
    слово неожиданно предоставили секретарю ЦК КП Узбекистана
    Р.Н.НИШАНОВУ.  Предупредив стенографисток, чтобы его речь
    не записывали,  он обрушился на крымских  татар,  как  на
    "несознательный  народ"...  "Они  хотят в Крым,  - сказал
    НИШАНОВ - но там их никто не ждет. Если хотят уезжать, то
    пусть катятся к себе в Казань". Далее он призвал к прямой
    расправе над теми крымскими татарами,  которые ездят в ЦК
    КПСС,   добиваются  восстановления  своего  национального
    равноправия... Провокационная вылазка НИШАНОВА до сих пор
    остается  безнаказанной.  Более  того,  его "указания" на
    местах   претворяются   в   жизнь    (Далее    приводятся
    многочисленные   факты  дискриминации  крымских  татар  и
    разбирается аргументация  противников  их  возвращения  в
    Крым, ввиду его перенаселенности и т.п.).
         Наши требования сводятся к следующему.
         1. Организованное возвращение нашего народа в родной
    край и компактное его заселение в Крыму.
         2. Полное   восстановление   его   национального   и
    политического равноправия.
         3. Возвращение (восстановление) нашему народу  всего
    того,    что    ему   было   дано   Великой   Октябрьской
    социалистической    революцией,    Ленинской     партией,
    Лениным...
         Попытки предоставления       "культурно-национальной
    автономии" или же любое решение вопроса без возвращения в
    родной край есть стремление создать видимость  разрешения
    нашего  вопроса,  о  по существу явится прямым отходом от
    ленинского принципа решения данного вопроса (Впоследствии
    указ  от  5  сентября  1967г.  как  раз  такое  решение и
    провозгласил,   рекомендовав   местным   органам    ввиду
    "укоренения"  крымских татар содействовать их культурному
    национальному развитию (Хр.2).
         Мы верим,  что  50-летие  Советской власти наш народ
    будет встречать на родной земле,  как равный среди равных
    братских народов.
         Искренне желаем XXIII  съезду  нашей  родной  партии
    успешного разрешения стоящих перед ним задач.  Верим, что
    съезд явится новой вехой  в  строительстве  коммунизма  в
    нашей стране.
         Для вручения XXIII  съезду  КПСС  нашего  настоящего
    обращения    и    получения    соответствующего    ответа
    крымско-татарский    народ    выделяет    нижеприведенных
    представителей.     Срок     полномочия    представителей
    устанавливается до полного положительного решения вопроса
    о национальной судьбе крымско-татарского народа.
    (Следуют подписи 65 человек,  в том числе трех активистов

движения, осужденных «за хулиганство» (о них упоминалось выше), трех Героев Советского Союза (один — дважды Герой), представителей интеллигенции, рабочих, крестьян, военных, служащих.

11. Информация N 5 о встрече представителей Инициативных групп крымско-татарского народа Узбекской и Таджикской республик от 16 сентября 1967 г. Ленинабад(2 стр.)

         ...Все собрания,     организованные     на    местах
    партийными,   государственными   органами   и   КГБ,   по
    "разъяснению"  Указа Президиума Верховного Совета СССР от
    5 сентября  1967г.  носили  характер  шантажа,  давления,
    обмана  и запугивания членов инициативных групп областей,
    городов и населенных пунктов.*

_________________

    * Эта  фраза  процитирована в обвинительном заключении по

делу Д.АКИМОВА (см.1 настоящего выпуска) как клеветническое измышление.

         По адресу  народа сыпались клеветнические измышления
    и обман.  Говоря о гуманности Указа  и  снятии  огульного
    обвинения  со  всего народа,  товарищи,  "разъяснявшие" и
    "комментировавшие" Указ,  всячески  обливали  грязью  наш
    народ.   Так,   например,  на  собрании  в  Самаркандском
    медицинском институте представитель ЦК ВИШНЕВСКИЙ  привел
    ряд    "фактов"    и   "цифр",   говорящих   о   массовом
    "предательстве" крымско-татарского народа...  Тот же тов.
    ВИШНЕВСКИЙ  прямо заявил тов.  МУХТЕРЕМОВУ,  что в случае
    несогласия с Указом он  будет  исключен  из  партии.  Это
    является  не  чем  иным,  как провокацией по отношению не
    только к отдельным взятым товарищам,  но и  против  всего
    крымско-татарского    народа...   Жительнице   г.Ферганы,
    работающей  на  текстильном  комбинате,  НЕБИШЕВОЙ   Зоре
    директор  предлагал оштукатурить ее строящийся дом взамен
    нескольких строчек  в  газете,  в  которых  она  публично
    отказалась  бы  вернуться на родину.  И подобные факты не
    единичны... Наш народ в первые же дни после опубликования
    Указа  в  массовом порядке начал выезд на свою родину,  и
    это неизбежно и  неотвратимо...  Крымско-татарский  народ
    по-прежнему  полон  сил  и  энергии  продолжать борьбу до
    полного решения своего национального  вопроса  и  поможет
    Партии  и  Правительству  в его осуществлении.  Наш народ
    глубоко  уверен,   что   50-летие   ВЕЛИКОЙ   ОКТЯБРЬСКОЙ
    СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ  РЕВОЛЮЦИИ  он  встретит  в  КРЫМУ,  как
    равноправный член великой семьи народов СССР.

12. Обращение крымско-татарского народа к XXIV съезду КПСС, советской печати, всем коммунистам (март 1971 г., 5 стр.)

   ЦК КПСС  хорошо  известно  о  существовании  в  СССР
    движения  крымско-татарского  народа  за  возвращение  на
    Родину  в  Крым  и  восстановление  Ленинского  декрета о
    Крымской автономии. В этом движении участвуют сотни тысяч
    советских   граждан.   Народ   направляет   в  Москву,  в
    центральные органы тысячи своих представителей-ходоков от
    народа.   Они   сдали   только  в  ЦК  КПСС  сотни  тысяч
    индивидуальных писем и 163 тома различных документов, под
    которыми   собралось  в  общей  сложности  более  3  млн.
    подписей. И все безрезультатно.
         Народ обращался  к  XXIII  съезду КПСС,  в президиум
    съезда было передано обращение,  под которым  подписалось
    более 130 тыс. человек (см.выше 11), однако на съезде наш
    вопрос не был поставлен.
         Наше положение,  как нации,  нетерпимо. А ведь мы не
    просим для себя ничего  исключительного.  Мы  верим,  что
    партия  решит  этот  вопрос.  Именно  эта глубокая вера в
    партию Ленина и заставляет нас обратиться к  XXIV  съезду
    партии, к этому великому форуму коммунистов нашей страны,
    верными сынами которой мы являемся...
         Огромное значение    для    победы   и   закрепления
    завоеваний Октябрьской  революции  имело...  принятое  на
    заседании  Совета  Народных Комиссаров Обращение "Ко всем
    трудящимся мусульманам  России  и  Востока":  "Мусульмане
    России, татары Поволжья и Крыма, киргизы и сарты Сибири и
    Туркестана,  турки и татары Закавказья,  чеченцы и  горцы
    Кавказа!   Отныне   ...ваши   верования  и  обычаи,  ваши
    национальные   и   культурные   учреждения    объявляются
    свободными    и   неприкосновенными.   Устраивайте   свою
    национальную жизнь свободно и беспрепятственно. Вы имеете
    право на это.  Знайте,  что ваши права,  как и права всех
    народов России,  охраняются всей  мощью  революции  и  ее
    органов  -  Советов  рабочих,  солдатских  и крестьянских
    депутатов".
         18 октября   1921г.   навсегда  останется  в  памяти
    крымско-татарского народа. В этот незабываемый день вождь
    революции  великий  ЛЕНИН,  ...подписал Декрет о создании
    Крымской    Автономной     Советской     Социалистической
    республики...
         Крымская республика за достигнутые успехи была одной
    из  первых  среди  братских  республик  удостоена высокой
    награды - ордена ЛЕНИНА.
         Годы вражеской оккупации принесли крымско-татарскому
    народу фашистское  порабощение,  политическое  бесправие,
    экономическую разруху,  разорение,  обнищание,  виселицы,
    расстрелы лучших его людей...
         Страшная национальная  трагедия обрушилась на голову
    крымско-татарского народа в ночь с 17 на 18 мая 1944г.  В
    то  время  как  основное  боеспособное население крымских
    татар воевало на фронтах Великой Отечественной  войны,  в
    тылу их семьи - старики,  дети, женщины, партизаны, члены
    правительства Крымской  Автономной  республики,  депутаты
    Верховного   Совета   СССР  -  все  без  исключения  были
    вышвырнуты из домов,  загнаны  в  эшелоны  и  вывезены  в
    отдаленные   районы   страны.   Для  маскировки  сущности
    варварского акта выселения крымских татар из Родины враги
    Ленинской   национальной   политики   и   дружбы  народов
    злодейски приписали им ничем не обоснованное обвинение  в
    "измене" Родине...
         Претворяя в  жизнь   решения   XX   съезда   партии,
    Центральный  Комитет  партии  и  Советское  правительство
    приняли   необходимые   меры   по    реабилитации    ряда
    репрессированных    народностей   и   восстановлению   их
    национальных  автономий.  Однако  до  сих  пор   еще   не
    ликвидирован  произвол,  допущенный  в отношении крымских
    татар, не восстановлены их законные права.
         Указ Президиума Верховного Совета СССР от 5 сентября
    1967г.  хотя   и   признает   законодательно   огульность
    предъявленного народу в целом обвинения в измене,  однако
    не удовлетворяет основным требованиям  народа.  Сразу  же
    после его выхода стали предприниматься всевозможные меры,
    чтобы  насильственно  закрепить,   "укоренить"   крымских
    татар,    отрицают    самое    существование   нас,   как
    самостоятельного народа, как нации...
         Довод об  "укоренении"   и   нежелании   большинства
    крымских   татар  возвращаться  на  Родину  опровергается
    десятками тысяч подписей под Обращениями народа  в  адрес
    ЦК  КПСС,  массовым выездом крымских татар и результатами
    специально проведенного частичного опроса населения. Так,
    только   в   Ташкентской   области   из  18  000  человек
    опрошенного взрослого населения только 9  крымских  татар
    высказались против возвращения на Родину и восстановления
    Ленинской автономии, 11 человек воздержалось от ответа на
    эти  вопросы.  чего же стоят после этого разговоры о том,
    что этот народ якобы  укоренился  на  местах,  что  якобы
    небольшая группа националистов будоражит весь народ?...
         ...Наш вопрос из вопроса, подлежащего рассмотрению и
    решению партийными и законодательными органами, превращен
    в  вопрос  деятельности органов безопасности,  внутренних
    дел...  Можно подумать,  что наше национальное движение в
    какой-то    мере   "угрожает"   безопасности   страны   и
    противоречит интересам партии и государства...  Даже  при
    беглом   осмотре   прилагаемых  документов  вы,  товарищи
    делегаты XXIV  съезда  убедитесь,  что  сегодня  в  Крыму
    совершается    страшное    преступление   против   малого
    советского народа...  А в Крыму столько свободного места!
    Мы не просим,  чтобы оттуда кого-нибудь высылали. Мы жили
    и будем жить в дружбе и мире со всеми народами.
         Сегодня весь наш народ вновь направляет свои взоры
    к  великой  Ленинской  партии,  к  ее  XXIV   съезду...
    Обращаясь  к  Великому форуму коммунистов нашей страны,
    мы просим:
         1. Решить   вопрос   об  организованном  возвращении
    крымских татар в их родной край - в Крым,  создав условия
    для их успешного развития как народа, как нации.
         2. Восстановить  силу  Ленинского  Декрета   от   18
    октября 1921г. о создании Крымской Автономной Республики.
         3. Восстановить в ряды партии  всех  исключенных  из
    нее за участие в нашем национальном движении.
         4. Освободить   и   реабилитировать    всех    наших
    представителей,    осужденных    за   участие   в   нашем
    национальном движении.
         5. Привлечь    к   ответственности   фальсификаторов
    истории крымско-татарского народа.
         Положительное решение   вопроса   о  возвращении  на
    Родину малого крымско-татарского народа и  восстановление
    его   равноправия   на   земле   своих  предков  еще  раз
    продемонстрирует верность победному знамени пролетарского
    интернационализма, знамени марксизма-ленинизма!

13. Заявление крымско-татарского народа по крымскому вопросу в связи с XXIV съездом КПСС. (1971 г., 9 стр.)

Нынешнее национальное движение восходит к борьбе крымских татар еще против царской колонизаторской политики. «Благословенна та минута, — цитирует заявление „Русский вестник“ за декабрь 1860 г., — когда Крым расстанется с туземцами-татарами и заселится более одобренною породою!». «Это стон шовинизма загудит торжественным набатом 84 года спустя». Приводятся данные об участии крымских татар в Отечественной войне и особенно — в партизанском движении; далее говорится, что штаб руководства партизанским движением Крыма во главе с МОКРОУСОВЫМ и МАРТЫНОВЫМ фабриковал и провоцировал доказательства измены Родине и что это был предательский удар по партизанскому движению и населению партизанских деревень. Акция 18 мая застала народ врасплох, хотя подготовка к выселению была известна. Большинство мужчин было на фронте, остальных мобилизовали в трудармию (на самом деле — сослали в трудовые лагеря). Выселение крымских татар планировали и немцы: цитируется речь советского обвинителя на Нюрнбергском процессе и книга В.КРАЛЯ «Преступление против Европы» (Просвещение", 1968).

Кроме обвинения в измене, для оправдания изгнания крымских татар фальсифицируется и более давняя история; здесь заявление цитирует «Очерки по истории Крыма» под редакцией А.НАДИНСКОГО.

"Крым никак нельзя причислить к разряду колоний, ибо крымская земля являлась издревле русской землей и присоединение Крыма к России не было захватом чужой земли".

Заявление говорит об уничтожении книг, памятников, кладбищ, переименованиях.

"Деревня Буюк-Озенбаш (более 1000 дворов), как база партизанского движения была сравнена с землей фашистскими вандалами. В 1945 г. пепелищу присвоили имя Счастливое. Действительно, можно представить большее счастье для шовиниста-черносотенца?! (Выше приводились примеры проектов гитлеровского идеолога РОЗЕНБЕРГА по переименованию городов Крыма на немецкий лад).

Заявление подводит итог национального движения, формулируя 4 «истины», ясные высшим органам, «удерживающим на высылке наш народ».

Выселение малых народов:
    1. "продуманное преступление врагов социализма"...
    2. "растоптало гарантии революции"...
    3. "выгодный способ конфискации национального достояния и
личного имущества, форма уничтожения памятников культуры"…
    4. "растоптало принципы международного права и Декларации
прав человека, является тягчайшим преступлением против
человечества, не имеющим срока давности"…
    "Эти истины,  - говорится в Заявлении,  - зафиксированы в
160 томах материалов нашей борьбы"…

Таким образом, национальное движение создало условия для решения проблемы". Выдвинуты три «неотъемлемых требования»:

    а) организованное возвращение на Родину,
    б) компактное  заселение,   обеспечивающее   национальное
существование и суверенитет,
    в) восстановление Крымской АССР,

Неорганизованное возвращение, происходящее после Указа 1967 г. встречает враждебное отношение местных властей. «Зверскими методами» совершаются акции повторного выселения. Заявление резко критикует также переселение по оргнабору, который «имеет целью обмануть, обнадежить народ, увести его от… коренного решения».

Заявление отвергает наличие каких-либо объективных препятствий, в частности правовых или идеологических, для восстановления довоенного статуса Крыма и предупреждает о неизбежности «возмездия за захват родины, достояния и прав народа».

Заявление с приложениями (см. 15 в настоящем вып.) подписали 55 000 человек и оно было сдано в ЦК.

14. Историческая справка, составленная крымско-татарским народом по материалам переписи, проведенной самим народом (приложение к Заявлению 13, 1971 г., 6 стр. + 5 таблиц).

Перепись проводилась по населению,  жившему до изгнания в

9 деревнях различных районов Крыма и дополняет перепись 1966 г., (к XXIII съезду КПСС), охватившую 21 деревню. Результаты двух переписей в справке сопоставлены.

Справка содержит 5 таблиц и текст, разбитый на 3 раздела.


Раздел 1. Крымско-татарский народ в Отечественной войне.

Вот некоторые из сообщаемых фактов:

В девяти деревнях жило к началу войны 11647 человек, мужчин призывного возраста 2428. Воевало в армии — 1830 человек, в партизанах и в подполье — более 286 человек, погибло 1107 участников войны.

Из деревни Кувуш, сожженной немцами, 215 человек - партизаны. Всего за поддержку партизан немецкое командование сожгло 80 горных деревень.

Таблица 3 сопоставляет данные по крымско-татарскому народу в целом, полученные на основе материалов переписи 1966 г., и данные по 9 деревням. Существенного расхождения (то есть занижающего показатели участия в войне, по сравнению с данными 1966 г.) относительных показаний нет.

Например, указано, что из общего числа (302 000 человек) мужчин старше 18 лет перед войной было 95 000; в армии — 53 тыс., партизан и подпольщиков — 12 000, погибло 30 тыс. участников войны.

Формулируя выводы из данных переписи, Справка выдвигает обвинение в обмане советского народа печатью и другими формами пропаганды, замалчивающими участие крымских татар в войне, их подвиги (40 % награждены орденами и медалями, 9 героев Советского Союза) и жертвы.

Раздел II озаглавлен "Варварское выселение крымско-татарского народа в 1944 г. как вероломная враждебная акция, направленная на подрыв устоев советской власти в национальном вопросе".

Здесь приведены, в частности, такие данные.

Всего выселено 238 тыс. человек, из них 113 тыс. детей (до 18 лет), 93 тыс. женщин.

Из девяти деревень (перепись 1971г.) выслано 9494 человека, в их числе 5078 детей, 3280 женщин, 532 партизана и подпольщика, 347 больных и инвалидов.

В конце раздела вскрывается планомерность аннексии национальной территории и захвата национального достояния.

Раздел III называется "Крымско-татарский народ в тисках позорного режима комендантского надзора".

"Режим комендантского режима - преднамеренная враждебная акция против высланных народов. Это режим голода и эпидемий, политического, экономического и морального давления, который неизбежно должен был привести и действительно привел к высокой смертности, отставанию в просвещении, деградации языка и культуры".

В табл. 5 приводятся данные о смертности за полтора года (май 1944 — декабрь 1945 г.). Общие: из 238 тыс. выселенных умерло 110 тыс. человек (46 %) и (по переписи 1971 г.) для двух деревень — из д. Уркуста выселено 1647 человек, умерло 951 (58 %); из д. Бага выселено 673 человека, умерли 269 (40 %).

В заключительной части справки отмечено, что в миллионах экземпляров книг распространяется клевета на крымско-татарский народ и что партийные и государственные органы располагают всеми средствами, чтобы преградить этот поток.

Сформулированы требования о возвращении, компактном заселении, восстановлении Крымской АССР, об изъятии клеветнической литературы и, наконец, о привлечении к уголовной ответственности лиц, виновных в создании режима комендантского надзора.

15. Информация N108. О работе, проделанной представителями крымско-татарского народа в Москве с 6 ноября 1971 г. по 10 января 1972 г. (5 стр.)

Информация сообщает о деятельности движения в 1971 г.

XXIV съезду направлено заявление, подписанное 60 тыс. человек (Наст.вып.,13)

Приложение к заявлению:

N 1 - 6 томов и 2 фотоальбома с материалами из газет о подвигах крымских татар на фронте, их участии в партизанском движении, с Исторической справкой, основанной на данных о населении 30 деревень (см. настоящий выпуск, 14).

N 2 - в двух томах - о гонениях и репрессиях на местах спецпоселений.

N 3 - в двух томах "Об издевательствах над крымскими татарами, возвратившимися на Родину".

После съезда представители получили от заведующего Приемной ЦК КПСС ТИХОМИРОВА заверение в том, что «документы изучаются и ответ последует в ближайшее время». Однако, не получив ответа, народ направил в июле 1971 г. всенародный запрос с 12 тыс. подписей с требованием ответа на заявление XXIV съезду.

В октябре было отправлено письмо в ЦК КПСС в связи с 50-летием образования Крымской АССР. Этот юбилей отмечался в Фергане, Маргелане, Бекабаде и других местах возложением цветов к памятникам В. И.ЛЕНИНУ.

5200 человек подписали заявление с протестом против «вычеркивания крымско-татарского народа» из результатов переписи 1970 г., опубликованных в 1971 г.

Успешным был коллективный протест по поводу книги САГИНБАЕВА «300 дней в тылу врага»: «Книжное обозрение» его остро критиковало.

В марте 1971г. Заявление-протест (3000 подписей) по поводу украинских и крымских газетных публикаций о пресс-конференции в Симферополе о злодеяниях фашистов в совхозе «Красный», в которых крымско-татарский народ изображается как пособник этих преступлений.

В ноябре 1971г. 1500 крымских татар - родственников и земляков дважды Героя Советского Союза, лауреата государственной премии летчика-испытателя Аметхана СУЛТАНА, погибшего при исполнении задания, обратились в Президиум Верховного Совета СССР с ходатайством об открытии мемориального музея на его родине, в Алупке.

Кроме того, в 1971г. в высшие органы было направлено более 5 тыс. индивидуальных и коллективных писем от крымских татар.

В январе 1972г. представители крымско-татарского народа сдали в ЦК КПСС заявление «Положить конец политическому террору — национальной дискриминации крымско-татарского народа» с 6374 подписями (том 190 документов движения) и протест 350 человек по поводу суда в Ташкенте над ташкентской аспиранткой Айше СЕЙТМУРАТОВОЙ, симферопольским учителем Линуром ИБРАГИМОВЫМ (Хр.23) за активное участие в движении за возвращение на Родину, в Крым.

Информация разослана в 34 учреждения. Ее подписали:

Джабар АКИМОВ (Бекабад), Энвер ГУЛЬАХМЕТОВ (Маргелан), Гульхане КОЛАЕВА (Мелитополь), Исмет МУРАТОВ (Наманган), Сейдамет МЕМЕТОВ (Маргелан), Эйдие МУРАДАСЫЛОВА (Ташкент), Варфис ХАИРОВА (Ташкент), Зоре МЕМЕТОВА (Маргелан).

16. Информация N25 о встрече представителей крымско-татарского народа, прибывших из областей, районов, городов Узбекистана, Таджикистана, Казахстана, а также из Краснодарского края, Закавказья, юга Украины и Крыма. (7-8 мая 1972 г., г. Маргелан. 3 стр.).

"Крымско-татарские трудящиеся, ...считая, что "партия не может не решить… положительно их национальный вопрос, ибо неизбежность его решения диктуется принципами ленинской национальной политики, …на протяжении многих лет обращаются в верховные партийные и советские органы".

Упомянуты сотни тысяч индивидуальных писем, перечислены многие массовые обращения — к XXII, XXIII съезду, в связи с юбилеями. Новые надежды возлагаются на 50-летие СССР. Сформулированы три основных требования (см. в настоящем выпуске), высказано негодование поведением «отщепенцев» (упомянуто некое «письмо семнадцати»).

Информацию подписали 57 человек: Д.АКИМОВ, Р.ДЖЕМИЛЕВ, А.АБЛАЕВ, З.ФЕТТАЕВА, С.МЕМЕТОВ, Э.ШАБАНОВ и др.

17. Письмо — обращение крымско-татарского народа, в связи с 50-летием образования СССР, в Политбюро ЦК КПСС (1972 г., 8 стр.)

После упоминания о "большом подъеме" и "небывалом расцвете" экономики и культуры СССР и описания жизни крымских татар в период существования Крымской АССР в письме говорится, что «трагедия поголовного выселения» и реквизиция всего имущества «отбросила крымско-татарский народ далеко назад… То, что предпринимается после XX съезда и Указа 1967 г. в духе „укоренения“, …имеет единственную цель: видимостью проявления заботы о национальном развитии нашего народа отвлечь его внимание от постановки коренного, принципиального вопроса восстановления его национального равноправия на его национальной родине». Перечисляются «укоренительские» мероприятия властей, репрессии против авторов индивидуальных и коллективных писем. Восстановление прав репрессированных народов не распространилось на крымских татар, а указы 1956 и 1967 г. не отменили ссыльного статуса, «узаконенного» в 1946 г.

Кроме того, Указ 1967г. "О гражданах татарской национальности, проживавших в Крыму" самой своей формулировкой пытается «отменить» существование крымско-татарского народа и не допустить обсуждения вопроса о попрании конституционных прав этого народа. Между тем «наш народ, поставленный в унизительные условия национального неравноправия, в положение пасынка в большой семье равноправных народов, тем не менее добросовестно трудится во имя строительства коммунизма». Письмо заканчивается заверением, что крымско-татарский народ будет настойчив в борьбе за удовлетворение трех основных требований своего национального движения (см. 13 в настоящем выпуске).

== 18. Запрос-требование крымско-татарского народа о своей национальной судьбе, в связи с 50-летием СССР, в Политбюро ЦК КПСС (сентябрь 1972 г. 5стр.). ==

  Крымско-татарский народ  опирается  на непреложный и
    никогда непреходящий характер Великого Октября как  части
    мировой   пролетарской   революции...   Должным   образом
    оценивает тот факт,  что нынешнее руководство  партии  до
    сих   пор   не   оценило   его  волю  и  законные  чаяния
    восстановить  то,  что  изначально  принадлежало   ему...
    Продолжается терроризирование народа - подлое,  трусливое
    репрессирование лучших его представителей... Национальный
    вопрос  крымских  татар  становится  предметом  "судебных
    разбирательств",  чтобы  таким  неконституционным   путем
    запугать  и  поставить  национальное  движение на колени.
    ...Изо всех  щелей...  накануне  50-летнего  юбилея  СССР
    вновь   хлынуло   шовинистическое  отребье,  политические
    мертвецы  типа  КОЗЛОВА,  ЮГОВА,  ВЕРГАСОВА,   МАРТЫНОВА,
    клевещущие на наш народ...  Из всех изданий...  тщательно
    изымаются все  упоминания  о  самом  факте  возникновения
    Крымской Автономной Советской республики...  Национальное
    движение  крымских   татар   вызывает   у   вдохновителей
    28-летней   дискриминации...   лютую   ненависть...  Этим
    объясняется    стремление    антисоциалистических     сил
    блокировать  постановку  вопроса  о  национальной  судьбе
    крымских татар перед партией  и  общественным  мнением...
    Руководству КПСС рано или поздно... придется...
         1. Расследовать  и предать суду лиц - вдохновителей,
    организаторов   и   рьяных   исполнителей   выселения   и
    содержания нашего народа в особых условиях комендантского
    режима и  их  наследников...,  разоблачить  и  разгромить
    империалистическую   сущность   теоретических   концепций
    НАДИНСКОГО, ШУЛЬЦА, ВАХАБОВА...
         2. Отменить  указы,  законы и нормативные акты 1944,
    1945,  1946,  1954,   1956,   1967гг.   ...,   отрицающие
    конституционные   права  и  узаконивающие  захват  родины
    крымских татар...
         3. Осуществить...     организованное     возвращение
    крымско-татарского   народа   в   свой    родной    Крым,
    ...обеспечить     компактное    заселение    в    пунктах
    исторического проживания крымских татар...,  восстановить
    Крымскую АССР...
         4. Разработать   и   осуществить    комплекс    мер,
    гарантирующих  полную  ликвидацию последствий варварского
    выселения в сферах экономики, культуры, просвещения...
         5. Пересмотреть  все  уголовные  и  партийные дела и
    реабилитировать...   репрессированных   за   участие    в
    национальном движении...
         Борьба против нации крымских  татар...  вынесена  на
    международную  арену...  фальсификацией истории Крыма...,
    материалами государственных переписей (в  которых  вообще
    отсутствует    национальность    "крымский  татарин")...,
    провокационной  возней  вокруг  захоронений   в   совхозе
    "Красный"  (речь  идет о возобновлении в советской печати
    обвинений крымских татар в массовой  измене  и  в  службе
    немцам)...     Ход     событий    объективно    вынуждает
    крымско-татарский народ для защиты своих жизненных прав и
    революционных  завоеваний в полной мере использовать свои
    права,  как нации...,  обратиться ко  всем  международным
    организациям...  на  той  платформе,  которую  СССР в них
    отстаивает,  обратиться  к   мировому   коммунистическому
    движению...

== 19. По поводу очередной волны гонений (май — июль 1972 г. Узбекской ССР Президиуму Верховного Совета СССР, советской общественности (3 стр.). ==

 Сообщается, что  18  мая,  в  день  национального  траура

крымско-татарского народа на многих кладбищах в Узбекистане был объявлен «карантин» и выставлены наряды милиции*. В Бекабаде приходящих на кладбище крымских татар задерживали, подвергали унизительным допросам. Нескольких человек (Рефиде АБХАИРОВУ, Кадира АХТЕМОВА и др.) арестовали на 15 суток. На следующий день были произведены обыски на квартирах Джаппара АКИМОВА, Рамазана МУРАТОВА, Халила ИБРАИМОВА, С.СЕЙТМЕТОВА, братьев ШУГУ. Изъяты копии писем национального движения руководящим органам. У Д.АКИМОВА взята подписка о невыезде.

______________

    * В  Москве  такая  мера  была  применена  единожды  - на

Новодевичьем кладбище в день похорон Н. С.ХРУЩЕВА.

12 июля в Узбекистане проведено 17 обысков: в Ташкенте у инженеров Решата ДЖЕМИЛЕВА, Иззета ХАИРОВА, Джеляла ЧЕЛЕБИЕВА, у аспиранта Сабри УМЕРОВА, у пенсионера Мустафы ХАЛИЕВА, в Самарканде — у рабочего Шевки МУХТЕРЕМОВА, в Фергане — у Нурфета МУРАХАСА, Факие МУЛЛАЕВОЙ, Мухсима ОСМАНОВА, Сейрана УСЕИНОВА, в Ангрене — у Амета АБДУРАМАНОВА, Ленмара ТЕЗИКОВА, в Янги-Юле — у Амзы АБЛАЕВА, в Маргелане — у Сейдамета МЕМЕТОВА, Сеттара АБДУВЕЛИЕВА, в совхозе им. 5-летия Узбекской ССР — у бухгалтера Амди МУХТЕРЕМОВА и Ильяса ЮРДАМА. Некоторые обыски проводились в отсутствие хозяев квартиры, подписывать протокол принуждали детей. На обыски у ЧЕЛЕБИЕВА и УМЕРОВА не было санкции прокурора. За обысками последовали массовые вызовы на допросы.

В заявлении говорится, что целью этих акций было сорвать сбор подписей под обращением к Политбюро и Президиуму Верховного Совета СССР (см. 17-18 настоящего выпуска). «Мы требуем пресечь попытки административных органов превратить национальный вопрос в уголовный».

20. Всенародный запрос крымско-татарского народа Политбюро ЦК КПСС. (1973 г., 5 стр.).

В предыдущих запросах (1967-1973гг.) отразились рост и углубление крымско-татарского национального движения и расширение акций по его подавлению. «Захват национальной родины» и «удушение национального существования крымских татар» квалифицируются настоящим запросом, как деятельность сил «империализма и шовинизма», использующих для своих целей органы советской власти.

Ставится вопрос: "когда партия реализует на международной арене программу мира, крымско-татарский народ спрашивает у руководства КПСС — когда оно ликвидирует для него состояние второй мировой войны?".

Национальное движение проделало огромную работу, поставив национальный вопрос и осветив его перед всеми звеньями партийно-государственного аппарата. За 1956—1973 гг. в высшие инстанции направлено 66 общенациональных документов с 4 млн, подписей, охвативших все взрослое крымско-татарское население. Запрос напоминает об обещаниях, данных на приемах делегатов Ю.АНДРОПОВЫМ, А.МИКОЯНОМ (1965 г.), М.ГЕОРГАДЗЕ (1966 г.) - (всего было 14 приемов). Но — говорится далее — ответом на эту помощь руководству в осуществлении курса XX съезда были только репрессии: 33 исключения из партии и около 100 — из комсомола, несколько тысяч обысков, десятки тысяч допросов и «бесед» в КГБ, более 20 крупных «побоищ» силами милиции и войск с применением брандспойтов, дымовых шашек, дубинок, 8 крупных облав и конвоируемых выселений представителей крымских татар из Москвы, 32 крупных конвоируемых выселения (всего около 6 тыс. человек) из Крыма, антитатарская травля в Крыму, более 50 судебных процессов, свыше 200 осужденных. Говорится о произволе административных органов, которые "становятся надгосударственной силой, посягающей на международное право; "растоптаны и заменены ссыльным статусом международные клятвы революции о правах народов России, …провозглашены обращением Совнаркома «К мусульманам России и Востока». «Высказывается предупреждение руководству Узбекистана об ответственности перед узбекским народом за превращение его национальной территории в „резервацию для целых народов“.

Далее: "Стремление выделить "великие" нации, которые, как субъект национальной политики, обладали бы правом распоряжаться судьбой остальных народов, отнесенных к „малым“, равносильно сведению национальных отношений к системе рационалистических иерархий в каждой республике, в каждой зоне, в каждой группе государств и во всем мире, подменяющей равноправие правом на аннексию, приводящей к подавлению малых народов. Народам ясно, что такая позиция в национальном вопросе неразделима на внутригосударственную и международную. …Народам ясно, что такая позиция не несет им ничего доброго».

Запрос заканчивается требованием ликвидировать ссыльный статус; восстановить Крымскую АССР; вынести на съезд КПСС «вопрос о Крыме, крымских татарах и национальном равноправии в СССР».

1 декабря 1973г. запрос был сдан в ЦК с 6508 подписями (информация N 112), в январе 1974 г. дополнительно сданы еще 300 подписей (Информация N 113). (Наст. вып., 24).

== 21. Письмо: Генеральному секретарю ООН г-ну Вальдхайму,

        комитету "Защиты гражданских прав человека при  ООН",
        Советскому  комитету прав человека,  всем коммунистам
        мира, ко всей прогрессивной общественности. ==
                       "Совершивший несправедливость
                                несчастней несправедливо
                                страдающего."
                                                     Демокрит
         Крымские татары до 18 мая 1944г.  проживали на своей
    родине в Крыму.
         В 1783г.   крымское   государство   было   захвачено
    Российской империей.
         От 4  млн.  крымских татар к 1917г.  сохранились 120
    тыс. человек.
         В 1921г.   Крым  вошел  в  состав  РСФСР  на  правах
    автономной  республики.  В  1934г.  Крымская   Автономная
    республика  за успехи,  достигнутые в народном хозяйстве,
    награждена орденом ЛЕНИНА.
         В 1941г. Крым оккупирован гитлеровскими войсками.
         В 1942г.  аборигенное  население   Крыма   (крымские
    татары)  подлежало уничтожению.  Операция про уничтожению
    крымских  татар  была  отложена,   ввиду   неблагоприятно
    сложившихся для гитлеровцев условий на фронтах войны.
         В 1944г.  Крым был освобожден от гитлеровцев. Вскоре
    после  освобождения мужское население призывного возраста
    было  мобилизовано  якобы   в   действующую   армию,   но
    впоследствии  оказалось  в  трудовых  лагерях.  А  18 мая
    1944г. аборигенное население Крыма - крымские татары - до
    единого выселены из Крыма. Имущество конфисковано.
         На местах поселения - в резервациях -  были  созданы
    условия для физической и национальной гибели народа.  Уже
    к 1946г., ко дню публикации Указа Верховного Совета СССР,
    документа,  обвиняющего  крымских татар в измене в пользу
    гитлеровцев, в годы войны, погибло 46,2% всей нации.
         Для сокрытия невиданного по подлости акта вандализма
    при  Крымиздате  под  общим  руководством  ПАВЛЕНКО  была
    сколочена  целая  группа  клеветников,  называющих   себя
    историками, писателями,  поэтами,  таких  как:  И.КОЗЛОВ,
    И.ВЕРГАСОВ,  А.ПЕРВЕНЦЕВ,  ДЕКТЯРОВ,   ВУЛЬФ,   ПОЛКАНОВ,
    КРУПНЯКОВ,  НАДИНСКИЙ,  ЧИРВА,  В.ВЕТЛИНА,  ЮГОВ, ШЕВРОВ,
    САГИНБАЕВ,  ВАХАБОВ и т.д.  Создана специальная школа  по
    извращению прошлого и настоящего крымских татар.
         Изданы сотни       художественных      произведений,
    исторических очерков,  общий тираж которых доходит до  30
    млн. экземпляров.
         Правительство высоко  оценило  "труд"   клеветников:
    А.ПЕРВЕНЦЕВ  за  художественную клевету - "Честь смолоду"
    отхватил Сталинскую премию.
         Об общей  численности,  достигшей к 1941г.  238 тыс.
    человек,  крымские татары на защиту Родины выставили 52,5
    тыс.  воинов,  из которых более 40% награждены орденами и
    медалями Советского Союза.  Заслуги 11 воинов -  крымских
    татар  отмечены высоким званием:  Герой Советского Союза.
    Один из них этой высокой чести удостоен дважды.
         Не прибегая к  перечислению  десятков  тысяч  фактов
    злодеяний,  достаточно будет сказать, что семьи 11 героев
    Советского Союза 18 мая 1944г.  были выселены из Крыма  и
    до   сих   пор   находятся   в   изгнании.  Имущество  их
    конфисковано.
         Указом Верховного  Совета  СССР от 5 сентября 1967г.
    крымские татары получили  политическую  реабилитацию,  но
    вопреки желаниям народа, Указ гласит, что крымские татары
    "укоренились" на местах поселения и не хотят  возвращения
    на Родину, в Крым.
         Обращаясь с   данным   письмом   к    прогрессивному
    человечеству,  Комитету защиты гражданских прав при ООН и
    лично к Вам,  г-н К.ВАЛЬДХАЙМ, мы надеемся и рассчитываем
    на Вашу помощь в решении нашего национального вопроса.
         Наши письма и обращения в ЦК КПСС, в Верховный Совет
    СССР,  в Совет министров СССР ничего,  кроме горя и слез,
    народу не принесли.
         Прилагаем: 1.   "Неопровержимые   факты   из   жизни
    крымских татар в период с 1967 по 1973г.".
         2. Обращение  крымско-татарского  народа   к   XXIII
    съезду Коммунистической партии Советского Союза.
         3. Обращение крымско-татарского народа к XXIV съезду
    КПСС,  советской печати,  всем коммунистам.  (к обращению
    прилагаются:
         а) Заявление  крымско-татарского народа по крымскому
    вопросу, в связи с XXIV съездом КПСС,
         б) Историческая справка.
         4. а) Обвинительное заключение по уголовному делу по
    обвинению АКИМОВА Джеппара Акимовича, б) приговор.
         5. Информация N 25.
         6. Протест   первому   секретарю   Крымского  обкома
    партии.
         7. Политбюро  ЦК  КПСС.  Запрос-требование  крымско-
    татарского  народа  о своей национальной судьбе в связи с
    50-летием СССР. (68 подписей).

== 22. Обуздать антисоциалистическую деятельность шовинизма

        в советском  законодательстве,  в  теории  и  системе
        права - ==

в Политбюро ЦК КПСС, Совета Министров СССР, Верховному Совету ССР, Комиссии законодательных предложений, конституционной комиссии, Комитету по правам человека ООН, Министерству юстиции ССР, МВД СССР, КГБ СССР, Институту государства и права СССР и социалистических стран, органам печати. (1973 г., 21стр.).

В начале документа анализируются законодательные акты 1964—1967 гг., «направляющие карательные органы на антисоциалистический произвол, причем наряду с депортационным» Указом 1944 г. и Указом 1946 г., устанавливающим 20 лет каторги за нарушение режима спецпоселений, особое внимание уделено «реабилитационному» Указу 1967 г., по существу призванному «ликвидировать» само понятие «крымский татарин».

Сообщается, что принятию этого Указа предшествовало экстренное заседание Политбюро ЦК КПСС 20 июня 1967 г. На следующий день представители крымских татар были приняты в ЦК, где получили заверения в признании преступным репрессирования целой нации (но само выселение было «оставлено в силе») и в предоставлении возможности провести информационные собрания. Однако многолюдный митинг в Ташкенте был жестоко разогнан, 12 человек судили.

Нынешнее положение крымских татар характеризуется, как «ссыльный статус по всей стране», «статус геноцида». «Национальное равноправие подчинено режиму прописки и трудоустройства».

После этого введения, отмечающего лавину судебных и внесудебных репрессий, которым подвергались крымские татары вслед за Указом 1967 г. в Узбекистане, на Украине, в Крыму и в Москве, следует основная часть текста, посвященная анализу «каналов, по которым ликвидируется социалистическая законность» — фактически анализу упомянутых выше репрессий с точки зрения несоответствия их уголовному кодексу, уголовно-процессуальному кодексу и другим законодательным установлениям.

В качестве наиболее вопиющих фактов названы: разгромы митингов, собраний, национальных праздников; избиения представителей крымских татар в приемной ЦК в 1961 г.; облавы, аресты и высылка из Москвы под конвоем 800 представителей в мае 1968 г.; террор в Крыму, чирчикское побоище в апреле 1968 г. во время праздника дервизы; побоища в Бекабаде, Ангрене, Андижане, в 1966—1968 гг.; убийство милицией Феми АЛИЕВА в Янги-Юле; убийство Февзи СЕЙДАЛИЕВА в Днепропетровской тюрьме.

Для вынесения неправосудных приговоров используются произвольные, противоречащие закону объединения и выделения дел. Так, выделение в три отдельных дела участников процесса возложения венков к памятнику ЛЕНИНА 21 апреля 1971 г. в Андижане позволило тайно расправиться с несовершеннолетним Абдувели АБЛЯЗОВЫМ. Дело Н.МУРАХАСА (Хр.14,17) было выделено и затем прекращено Верховным Судом УзССР в 1969 г. «за отсутствием улик». Но по тем же материалам Ферганский обл. суд осудил его в 1970 г. В январе 1968 г. прокуратура УзССР объединила дела не связанных друг с другом в инкриминируемых действиях МАМЕТОВА Э. М. из Москвы, ОСМАНОВА Ю. Б. из Серпухова, МЕМЕТОВА Т. из Маргелана и ОСМАНОВА С. О. из Самарканда. В нарушение норм о месте судопроизводства суд был проведен в Ташкенте (Хр.2).

Значительное место уделено анализу роли защиты в судебных процессах крымских татар. Адвокаты «стихийно стали нащупывать верную линию защиты» (законность требований национального движения, отстаивание процессуальных норм), которая хотя и не приводит к победе, но «обнажает насилие… и инсценировку правосудия». Последовал административный нажим: частные определения судов,* недопущение московских адвокатов в Узбекистан.

__________

    * Адвокат  КАМИНСКАЯ  в  процессе  И.ГАБАЯ  и М.ДЖЕМИЛЕВА

(Хр.12).

Последние три процесса - Айше СЕИТМУРАТОВОЙ и Ленура ИБРАИМОВА, Д.АКИМОВА, Р.ДЖЕМИЛЕВА — (см. соответственно Хр.23 и настоящий выпуск 1,2) демонстрируют фактическую ликвидацию права на защиту.

В процессе Ю.Б.ОСМАНОВА в 1968г. как доказательство виновности были использованы его заявления Генеральному прокурору с протестом против нарушения законности в его деле. Аналогичный факт имел место в суде над Гомером БАЕВЫМ (Симферополь, 1968 г.).

Как итог проведенного анализа, утверждается, что законодательство и судопроизводство в отношении крымских татар служат преследованию целого народа. «Каждый судебный процесс - акт систематического уничтожения народа и закрепления захвата его национальной территории, акция по воспитанию карателей и самого народа в духе бесперспективности борьбы за национальное равноправие». «Крымско-татарский народ требует во имя сохранения диктатуры пролетариата обуздать и раз и навсегда поставить административные и карательные органы в рамки их компетенции, под строжайший контроль народа и партии».

Заявление завершает

Анализ справок НКВД-МООП УзССР от 8.2.68 и 15.2.68 о гибели трудящихся крымских татар в спецпоселениях УзССР (текст справок в настоящем выпуске - 26).

Данные первой справки (8.6%) были использованы в судебных процессах для обвинения крымских татар в клевете. Со второй справкой официальная цифра смертности выросла до 17.6 %. «Даже эта цифра, перед которой бледнеет „жатва“ фашизма на советской земле за 4 года…, показалась карателям вполне благозвучной и убедительной основой для обвинительного приговора». В последующих процессах обходились без статистики.

Далее проводится анализ, выявляющий занижение показателей смертности в справках.

1. Не указано число поселенцев, поступивших с 1 до 8 июля 1944 г., и скрыто, что поселенцы поступали на учет и позже, что подтверждается значительным увеличением числа семей с 1 июля 1944 до 1 января 1945 г.

2. И в 1945г. продолжалось пополнение спецпоселенцев Узбекистана за счет подвоза из спецпоселений Горьковской, Ярославской и других областей. Наличие пополнения подтверждается расхождением между указанным в справке N373 числом умерших мужчин (2565) и убылью мужчин с учета (287). Однако численность пополнения скрыта. Между тем в армии к концу войны было 33618 крымских татар. Почти все они после демобилизации попали под надзор спецкомендатур в Узбекистане, как и тысячи мужчин из особых лагерей Севера и Тулы (трудармия). Скрыв пополнение, справки занизили смертность.

3. Не охвачены погибшие с 18 мая 1944г. по 1 июля 1945г. — погибшие в пути и в первые, особенно тяжелые дни ссылки.

4. Часть смертности перекрылась не указанной в справке рождаемостью.

5. Разницу между числом умерших и числом вообще выбывших с учета авторы справок объясняют бегством или заключением за преступления, но эта разница составляет для женщин 1 тыс. человек, а для детей 2700; между тем по справкам отношение числа женщин и детей 1:1,4. Тогда — или

а) налицо один из способов фальсификации цифры смертности, или

б) комендантский режим в качестве главных преступников рассматривал детей.

6. На 1 июля 1944г. не дано сведений по возрастным и половым группам. Эти сведения разоблачили бы еще одно преступление — ссылку как изменников исключительно женщин, стариков и детей.

23. Информация N26 о встрече представителей крымско-татарского народа, состоявшейся 6-7 октября 1973г. (2 стр.)

«Осуществляя волю народа, — говорится в начале документа, — представители обменялись информацией о положении в национальном вопросе…, об очередных задачах оказания помощи партии в решении вопроса».

Информация сообщает о документах: "Всенародный запрос Политбюро" (см. выше, 21) и обращение: «Обуздать антисоциалистическую деятельность шовинизма…» (см. выше, 22); осуждает попытки направить против национального движения крымских татар-коммунистов (но выражает уверенность в том, что они «останутся верными своему народу… своему партийному долгу и совести»), напоминает об обещании АНДРОПОВА, данном 6 лет назад на приеме делегатов крымских татар, пересмотреть «уголовные дела, сфабрикованные против национального движения».

Сообщается о положении в Крыму: "...в областных газетах против крымских татар, вернувшихся на родину, ведется кампания травли с разглагольствованиями о разграблении земли и воды Крыма, …сфабрикован ряд судебных процессов за нарушение паспортного режима… Для крымских татар создан особый режим - спецпоселений на родной земле".

Представители обсудили вопрос об оказании помощи семьям репрессированных.


24. Делегаты крымских татар в Москве в декабре 1973 и январе 1974г. Информация N 112 и 113.

13 представителей крымских татар: 12 из Узбекистана и 1 из Херсонской области прибыли в Москву, чтобы вручить партийным и государственным властям документы национального движения. Информация N 112 — отчет этой группы делегатов - перечисляет и кратко характеризует документы и сообщает о преследованиях, которым подверглись члены группы. В течение одной недели милиция разыскала и задержала в Москве 8 человек, среди них ветеранов войны: Амета АБДУРАМАНОВА, Таира ИЗМАИЛОВА, Сулеймана ЛЕМАНОВА, Зоре ФЕТТАЕВУ (разведчица-партизанка). После обыска и допросов 7 из них были высланы обратно в Узбекистан. Сейдамет МЕМЕТОВ был задержан и обыскан в Самаркандском аэропорту, откуда он должен был лететь в Москву. Избежавшие поимки делегаты 17 декабря сдали в ЦК КПСС следующие документы:

1. Всенародный запрос (20 - в настоящем выпуске) с 6508 подписями. Этот документ составил 201-й том материалов национального движения крымских татар, сданных в ЦК КПСС.

2. "Обуздать антисоциалистическую деятельность шовинизма в законодательстве, теории и системе права" (22) — 7238 подписей, том 202.

3. Протесты против осуждения Д.А.АКИМОВА - всего около 1600 подписей.

4. Протесты против репрессирования крымских татар в Крыму и на Украине — 600 подписей.

5. Информацию о республиканской встрече представителей крымских татар 8 ноября 1973 г.

Первые два документа сданы и в другие учреждения, причем в Прокуратуру и в Министерство юстиции, где отказались их принять, посланы по почте. Сама информация также отправлена в партийно-государственные органы и в места нынешнего проживания крымских татар.

В январе трое из делегатов (С.МЕМЕТОВ, А.АБДУРАМАНОВ, Ш. МУХТЕРЕМОВ), вернувшись в Москву, продолжили свою работу. Их отчет-информация N 113 — сообщает, что в партийные и государственные органы вручены или отправлены почтой протесты против актов насилия над представителями крымских татар в декабре (самих пострадавших и коллективный протест — 680 подписей) и дополнительные подписи под ранее сданными документами.

Документы движения крымских татар отправлены также в союзы писателей и партийные комитеты союзных и автономных республик.

    Информация N 113 разослана более чем в 30 адресов.

25. Письмо К.ВАЛЬДХАЙМУ

В связи с тем, что в адрес ООН в январе 1974г. был отправлен ряд документов (4,5,6,20,21,22), А.САХАРОВ, Т.ВЕЛИКАНОВА, С.КОВАЛЕВ, А.ЛЕВИТИН-КРАСНОВ, Г.ПОДЪЯПОЛЬСКИЙ и Т.ХОДОРОВИЧ написали следующее письмо:

Генеральному секретарю ООН Курту Вальдхайму

Глубокоуважаемый г-н Генеральный секретарь!

Нам стало известно обращение крымских татар, которое, вместе с безответными жалобами в советские инстанции и некоторыми другими документами недавно было адресовано в ООН многими представителями этого притесняемого народа.

Мы призываем Вас употребить Ваше влияние и все Ваши возможности для того, чтобы трагическое положение крымских татар было быстро и эффективно рассмотрено соответствующих комиссиях ООН.

Наша просьба ни в какой мере не означает, что мы разделяем высказанную в этих документах точку зрения о том, что подавление национальных свобод крымских татар осуществляют антисоциалистические и империалистические силы, получившие возможность использовать военную и репрессивную мощь социалистического государства. Мы не входим также в анализ вопроса, соответствует ли современная национальная политика советского правительства политической доктрине В.И.ЛЕНИНА. Но мы свидетельствуем, что приводимая в документах фактическая картина преступлений, клеветы, злоупотреблений властью и судебного произвола полностью соответствует тому, что нам известно.

Мы призываем Вас, господин Генеральный секретарь, всеми возможными средствами способствовать возвращению на родину крымских татар, административно удерживаемых в изгнании, вопреки недвусмысленно выраженной воле этого народа.


26. Два документа (из уголовного дела N 103 Прокуратуры УзССР т.17, л.д. 101-102).===

УзССР Министерство охраны общественного порядка

СЕКРЕТНО

Председателю КГБ при СМ г. Ташкент УзССР генерал-лейтенанту N 713-373 8 февраля 1968г. тов. КИСЕЛЕВУ С.И.

Здесь

На N 3/99 от 29 января 1968

Сообщаю, что прибытие в УзССР спецпоселенцев-татар из Крыма началось 29 мая 1944г. и в основном закончилось 8 июля 1944г. В архивных документах 9-го отдела КГБ и 4-го спецотдела МВД УзССР первые данные о численном составе прибывших на спецпоселение крымских татар имеются на 1 июля 1944г. На эту дату прибыло 35750 семей в количестве 151424 человека.

На 1 января 1945г. спецпоселенцев-крымских татар в Узбекистане находилось: 36568 семей, что составляло 134742 человек, в их числе: 21619 человек мужчин, 47537 человек женщин, 65586 человек детей до 16 лет.

По состоянию на 1 января 1946г. значится: 34946 семей, что составляло 120129 человек, из них: 21332 мужчин, 42071 женщин и 56726 детей до 16 лет.

За период с 1 января 1945г. по 1 января 1946г. умерло 13183 человека, из них 2562 мужчин, 4525 женщин и 6096 детей до 16 лет. Изменение количества спецпоселенцев-крымских татар объясняется также убытием за пределы республики, снятием с учета, побегом с мест поселения, арестом за совершенные преступления.

Первый зам.министра ООП УзССР

генерал вн/службы III ранга М.БЕГЛОВ

Получено 9 февраля 1968г.


УзССР МООП СЕКРЕТНО

г. Ташкент экз. N

N 713-2026. 15 февраля 1968г. Следственный отдел КГБ при СМ УзССР

Здесь На N 3/184 от 14 февраля 1968г.

Отчетных данных об изменении контингента лиц, высланных из Крыма за период с мая-июля 1944г. по 1 января 1945г. в архивных материалах 9-го отдела КГБ и 4-го спецотдела НКВД УзССР нет.

В одной из докладных записок о хозяйственно-бытовом устройстве спецпоселенцев крымского контингента от 9 апреля 1945г. указано, что с момента выселения в УзССР спецпоселенцев из Крыма с мая 1944г. по 1 января 1945г. умерло 13592 человека, что составляло 9.1%.

Начальник 1 спецотдела МООП УзССР полковник КРАВЧЕНКО

Начальник 3-го отделения СТОКОВА

Получено 20 февраля 1968.

You are reading ХРОНИКА ТЕКУЩИХ СОБЫТИЙ, ВЫПУСК 35, 31 марта 1975г.
Headfile: XTC0000; previous issue: XTC3000 this file: XTC3100 Next issue: XTC3200