Хроника текущих событий/28

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Хроника текущих событий — выпуск 28
{{#invoke:Header|editionsList|}}


ВЫСТУПЛЕНИЯ В ЗАЩИТУ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

              В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ ПРОДОЛЖАЮТСЯ
                  ХРОНИКА ТЕКУЩИХ СОБЫТИЙ
                            Каждый человек  имеет  право   на
                            свободу  убеждений и на свободное
                            выражение их;  это право включает
                            свободу          беспрепятственно
                            придерживаться своих убеждений  и
                            свободу    искать,   получать   и
                            распространять информацию и  идеи
                            любыми средствами и независимо от
                            государственных границ.
                            ВСЕОБЩАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА,
                            статья 19


ВЫПУСК 28 31 Декабря 1972г.


СОДЕРЖАНИЕ: Смерть Юрия ГАЛАНСКОВА - Хроника дела N24 -

               Процесс  ДАНДАРОНА  -  Репрессии  на Украине -
               Президиум Верховного Совета СССР  отвечает  на
               письмо  273  евреев - Инструкция по неотложной
               госпитализации - Краткие сообщения.
                     ГОД ИЗДАНИЯ ПЯТЫЙ

  От Московской редакции
    ЧИТАТЕЛЯМ  "ХРОНИКИ"
    В этом  выпуске  помещены  материалы более,  чем годичной

давности, что, естественно, сказалось на их отборе и полноте. Причиной приостановления издания "Хроники" явились неоднократные и недвусмысленные угрозы органов КГБ отвечать на каждый новый выпуск "Хроники" новыми арестами - арестами людей, подозреваемых КГБ в издании или распространении новых или прошлых выпусков (см. материалы настоящего и следующего выпусков о деле N24). Природа нравственной ситуации, в которой оказались люди, поставленные перед тяжелой необходимостью принимать решения не только за себя, не нуждается в пояснениях. Но и дальнейшее молчание означало бы поддержку - пусть косвенную и пассивную - "тактики заложников", несовместимой с правом, моралью и достоинством человека. Поэтому "Хроника" возобновляет публикацию материалов, стремясь сохранить направление и стиль прежних выпусков.

СМЕРТЬ ЮРИЯ ГАЛАНСКОВА
    2 ноября в Мордовских лагерях (Учр.  ЖХ 385-3) в возрасте

33 лет умер Юрий Тимофеевич ГАЛАНСКОВ.

    Юрий ГАЛАНСКОВ родился в 1939г. в Москве в рабочей семье.

С 1959г. участвует в выступлениях молодых поэтов на площади Маяковского. Его стихи были напечатаны в машинописном сборнике "Синтаксис", выпущенном А.ГИНЗБУРГОМ. Он много занимался публицистикой (общегуманистической, социально-правовой и пацифистской направленности) и в 1966г. выпускает сборник "Феникс-66".

    19 января    1967г.   Юрий   ГАЛАНСКОВ   был   арестован.

Последовавший в январе 68г. суд присудил его к 7 годам лагерей строгого режима (по этому же процессу были осуждены А.ГИНЗБУРГ, А.ДОБРОВОЛЬСКИЙ, В.ЛАШКОВА, Хр.N1).

    С лета  1968г.  ГАЛАНСКОВ  отбывал  срок на лагпункте 17а

Мордовских лагерей. Он активно участвовал в выступлениях политзаключенных за свои права, принимал участие в голодовках.

    Язвенная болезнь  в  тяжелой  форме,  которой   ГАЛАНСКОВ

страдал еще до ареста, резко утяжелила его жизнь в лагере. Медицинская помощь оказывалась ему нерегулярно и была неэффективеной.

    Родственники и друзья ГАЛАНСКОВА, а также его солагерники

обращались к властям с ходатайствами об оказании ГАЛАНСКОВУ достаточно эффективной медицинской помощи. В частности, они просили о назначении ему диетического питания и о всестороннем обследовании в центральной больнице МВД в Ленинграде. Эти ходатайства не были удовлетворены.

    Осенью 1972г.  ГАЛАНСКОВА в связи с ухудшением здоровья в

очередной раз этапировали в больничную зону Дубровлага в поселок Барашево. После операции у него развился перитонит. По мере того, как его состояние становилось все более угрожающим, администрацыия лагеря вызывала врачей сначала из районной больницы, потом из Саранска, потом, по-видимому, из Москвы. Но было уже поздно.

    В начале  ноября  Министерство внутренних дел СССР срочно

вызвало мать и сестру ГАЛАНСКОВА в Мордовию. Когда они приехали, Юрия ГАЛАНСКОВА уже не было в живых.

    На могиле его разрешили поставить крест и надписать имя.
    11 ноября  в Никольской церкви в Москве (на Преображенке)

состоялась панихида. Пришли несколько десятков человек, в том числе друзья ГАЛАНСКОВА по воле и по тюрьме. Никаких акций со стороны КГБ не отмечалось.

    "Хроника" получила следующий некролог:
         "2 ноября   этого  года  скончался  ЮРИЙ  ТИМОФЕЕВИЧ
    ГАЛАНСКОВ.  Сердца наши переполнены скорбью и гневом.  Но
    это  не обычная скорбь и не обычный гнев - потому что это
    не  просто  смерть:  это  смерть  со   всеми   признаками
    политического убийства.  Юрий ГАЛАНСКОВ не был убит из-за
    угла,  не был выброшен из окна или отравлен. Это убийство
    готовилось   постепенно,   шаг   за  шагом.  Его  убивали
    постоянными  преследованиями,  неправосудным  приговором,
    клеветой  провокаторов,  жестокостью лагерного режима.  И
    вот он умер на операционном столе под  равнодушным  ножом
    хирурга Мордовской лагерной больницы.
         "Юрий ГАЛАНСКОВ   был    человек    с    решительным
    характером,  оригинальным  складом ума,  всегда одержимый
    новыми идеями. Но самой сильной его чертой, пожалуй, было
    обостренное  чувство  гражданской  совести.  До ареста он
    участвовал  в  пацифистских  демонстрациях,  выступал   с
    требованием  творческих  свобод  для  интеллигенции,  был
    одним из издателей московского журнала  "Феникс".  Многих
    он  вдохновлял  своим  личным примером.  Его мужественное
    поведение на следствии и суде привлекло к нему внимание и
    симпатии  самых  разных  людей.  Широко  известны  письма
    интеллигенции  не  с  одной  сотней  подписей  в   защиту
    ГАЛАНСКОВА и его товарищей. Голос его гражданской совести
    не могли заглушить ни решетки тюрем, ни лагерные заборы с
    многорядной колючей проволокой, ни вышки с автоматчиками.
    Несмотря на болезнь,  которая причиняла Юрию  Тимофеевичу
    столько  мук,  он  добивался  признания прав политических
    заключенных, творческих и политических свобод для узников
    и  вольных граждан.  Этому делу он посвятил себя целиком.
    Добивался голодовками, воззваниями, собственным примером.
    И   это  было  страшно  для  неподвижного,  толстокожего,
    лишенного души организма произвола.  За эти качества  его
    ценили  все узники;  да и все люди, встречавшиеся с ним в
    лагерных зонах,  всегда  отвечали  на  его  отзывчивость,
    доброту,  желание помочь всякому в его горе и проникались
    доверием к нему.
         "Почтим память нашего друга Ю.Т.ГАЛАНСКОВА,  который
    останется для нас примером совести и долга,  умножим наши
    ряды и продолжим его дело!
         "Мы обращаемся ко всем гражданам России и всего мира
    с просьбой почтить его память минутой молчания. Пусть эта
    минута  станет  также своеобразной клятвой верности нашим
    общим надеждам и упованиям!  Пора очнуться от преступного
    равнодушия  и  понять,  что  только  все  вместе мы можем
    добиться общей для всех свободы народов России!
         "Светлая память  о  Юрии  ГАЛАНСКОВЕ  будет всегда с
    нами!
         Политзаключенные Уральских и Мордовских лагерей"
                           *****
   "Хроника" располагает также следующими текстами:
        "Дорогие Екатерина  Алексеевна,  Тимофей  Сергеевич и
    Лена!
         Мы хорошо понимаем,  что горе людей, потерявших сына
    и брата,  безмерно,  что его  нельзя  уменьшить  никакими
    словами, даже словами самого искреннего сочувствия. И тем
    не менее,  хотим  вам  сказать,  что  мы  -  друзья  Юры,
    разделяем с вами это большое горе.  Мы хотим вам сказать,
    что вы можете гордиться своим сыном и  братом,  как  рано
    или поздно будет гордиться им вся Россия. Он был одним из
    немногих,  кто  даже  в  час  наиболее  тяжких  испытаний
    поддерживает в людях веру в торжество справедливости. Вся
    его жизнь является для  нас  примером  борьбы  за  победу
    добра  над  злом.  Мы,  друзья  Юры,  навсегда сохраним в
    сердцах своих память о вашем сыне и брате,  как об  одном
    из тех людей, с которых надо брать пример...
        "Екатерина Алексеевна,   Тимофей   Сергеевич,   Лена!
    Позвольте   еще   раз   принести   вам  наше  глубочайшее
    соболезнование в постигшем вас несчастье.
          Федоров Ю.И.,  Мальчевский  С.А.,  Макаренко  М.Я.,
          Сусленский,  Бороздин-Браун  Н.Н.,  Грилюс   Шимон,
          Менделевич,  Абанькин, Садо М., Лукьяненко Л., Лапп
          Л.,  Пономарев С.М.,  Ястраускас А.,  Чердынцев И.,
          Чамовских В., Покровский, Коломин В., Пришляк Е.С.,
          Зайденфельд,   Фролов   О.И.,   Узлов,  Толстоусов,
          Чеховской А.И., Бондарь Н.В., Платонов В.".


     Заявление Генеральному прокурору СССР Р.Д.РУДЕНКО
               от политзаключенных ИТК 389/35
               В.К.ПАВЛЕНКОВА и Г.В.ГАВРИЛОВА
         "В марте с.г. на Ваше имя было направлено заявление,
    под которым подписались 7 политзаключенных ИТК-385-17,  в
    том  числе  и  мы,  ныне  находящиеся  в  ИТК  389/35.  В
    заявлении  выражался протест против антигуманных порядков
    в исправительно-трудовых учреждениях  МВД  СССР,  которые
    превращают  здоровых  людей в больных,  а последних могут
    привести к преждевременной смерти. Мы протестовали против
    грубой и недоброкачественной пищи,  против отсутствия для
    больных   заключенных   специального,    соответствующего
    требованиям   диетологии   питания,   против   запрещения
    получать в  необходимом  количестве  продукты  питания  и
    медикаменты   из   дома   (особенно  больным  людям).  Мы
    протестовали против того,  что практически не применяется
    установленное  законом положение о досрочном освобождении
    тяжело больных заключенных.  Мы писали,  что в результате
    этого,  вдобавок  при  отсутствии  надлежащей медицинской
    помощи, некоторые лица, осужденные только на определенный
    срок  заключения,  фактически  обрекаются  на постепенное
    умерщвление.   В   первую   очередь   мы   относили   все
    вышесказанное  к содержащемуся в заключении вместе с нами
    Ю.Т.ГАЛАНСКОВУ,  который  был  тяжело  болен  и  медленно
    угасал на наших глазах. Он не имел ни нормального при его
    болезни питания, ни квалифицированной медицинской помощи,
    ни  освобождения  от  работы.  Нередко по нескольку ночей
    подряд он не спал из-за страшных болей, по нескольку дней
    ничего  не  ел,  не  имел  необходимых  лекарств  и  т.д.
    Администрация ИТК  лишала  его  возможности  покупать  на
    жалкие  5  рублей  в  месяц  продукты  питания  в ларьке,
    получать  единственную   в   год   продуктовую   посылку,
    провокациоными,  оскорбительными  действиями вынуждала на
    голодовки.
         "Сейчас, когда мы узнали о смерти Ю.Т.ГАЛАНСКОВА, мы
    не   можем   не   вернуться   к  тому,  против  чего  уже
    протестовали в указанном заявлении на Ваше имя - особенно
    потому,  что  тем  заявлением Вы пренебрегли,  фактически
    ничего по нему сделано не было.
         "И вот   Ю.Т.ГАЛАНСКОВ   мертв,   погиб  за  колючей
    проволокой.    В     "Основах     исправительно-трудового
    законодательства   СССР"   установлено,   что  исполнение
    наказания  не  должно  причинять   физических   страданий
    заключенным.  Но разве грубая и часто недоброкачественная
    пища,  приводящая  здоровых  людей  к  болезням  и  прямо
    противопоказанная  больным,  не есть условие,  достаточно
    обеспечивающее людям физические страдания?  Разве  частые
    административные    наказания,    нередко   произвольные,
    надуманные,  связанные с ущемлением заключенных в питании
    (лишение  ларька,  посылки,водворение в ШИЗО,  где кормят
    через день по пониженной норме) не ведет к тому же? Разве
    отсутствие  необходимой медицинской помощи,  а зачастую и
    лекарств,  не есть  условие,  обязательно  обеспечивающее
    физические страдания больным людям?  И, наконец: разве не
    являются все эти условия достаточно обеспечивающими  хотя
    бы  некоторым  заключенным исполнение смертного приговора
    без наличия на это судебной санкции?  Разве  все  это  не
    есть преступление перед законом,  справедливостью,  перед
    человечеством?
         "Мы не думаем,  что Вы лично или кто-нибудь из  лиц,
    наделенных  полнотой власти и ответственных за содержание
    заключенных  в  СССР,   специально   желали   бы   смерти
    Ю.Т.ГАЛАНСКОВУ  или  какому-то  другому заключенному.  Но
    условия содержания заключенных в стране  сегодня  таковы,
    что   они   вызывают  физические  страдания  людей  и  их
    преждевременные смерти.
         "За то,   что   установлены  именно  такие  порядки,
    ответственны Вы лично.
         "Мы требуем:
         1. Специального    разбирательства    обстоятельств,
    приведших   к   смерти   политзаключенного   ИТК   385/17
    Ю.Т.ГАЛАНСКОВА.
         2. Расследования  причин и наказания виновных в том,
    что   заявление   семи   политзаключенных   ИТК   385/17,
    своевременно   предупреждавших  о  возможном  смертельном
    исходе  болезни  Ю.Т.ГАЛАНСКОВА  в  сложившихся  лагерных
    условиях,   было  оставлено  без  внимания  (номер  этого
    заявления в Вашей канцелярии - 17/485-68).
         3. Изменения  самих условий содержания заключенных в
    исправительно-трудовых учреждениях МВД  СССР,  приведения
    их   в   соответствие   с   законодательно  утвержденными
    гуманными основаниями.
                                                  20.XI-72г."

 ХРОНИКА ДЕЛА N24
    КГБ при Совете Министров СССР продолжает  заниматься  так

называемым делом N24, которое впервые дало о себе знать в середине января 1972г. серией обысков и арестов в Москве, Киеве, Вильнюсе и других городах (см. Хр.N24). К настоящему времени стало ясно, что основным содержанием дела N24 является расследование обстоятельств, связанных с изданием и распространением "Хроники текущих событий".

    "Хроника" сообщает  об  известных  ей  эпизодах,  имевших

место в ноябре-декабре 1972г. и связанных с существованием дела N24.

                           *****
    4 ноября дочери Петра ЯКИРА Ирине ЯКИР разрешили свидание

с отцом в Лефортовской тюрьме. Свидание проходило в присутствии следователей КИСЛЫХ и ВОЛОДИНА.

    По словам  П.ЯКИРА,   он   изменил   свое   отношение   к

демократическому движению и к своей деятельности. Стало очевидным активное сотрудничество П.ЯКИРА со следствием. По заявлению ЯКИРА, предъявленные ему следствием материалы убедили его в тенденциозном характере и объективно вредном направлении "Хроники текущих событий", в наличии в ней фактических неточностей и даже прямых искажений. Он заявил также, что каждый следующий выпуск "Хроники" будет удлинять ему и КРАСИНУ срок заключения; с выходом "Хроники" последуют также новые аресты. Следователи подтвердили последнее заявление, указав, что арестованы будут не обязательно прямые участники выпусков.

    Как известно, свидания с подследственными, обвиняемыми по

"политическим" статьям, разрешают крайне редко.

                           *****
    13 ноября КГБ произвел обыск на квартире ЯКИРА.  Изъят, в

частности, выпуск 27 "Хроники текущих событий". После обыска были допрошены жена ЯКИРА Валентина САВЕНКОВА и его зять Юлий КИМ.

                           *****
    В середине декабря следователь по  делу  Виктора  КРАСИНА

П.И.АЛЕКСАНДРОВСКИЙ ездил в Енисейск (Красноярский край), куда сослана жена КРАСИНА Надежда ЕМЕЛЬКИНА (Хр.N20,23). АЛЕКСАНДРОВСКИЙ несколько раз допрашивал ЕМЕЛЬКИНУ, но, насколько известно, она не дала никаких показаний. Состоялся телефонный разговор ЕМЕЛЬКИНОЙ с КРАСИНЫМ, который содержится в Лефортовской тюрьме. По просьбе мужа, ЕМЕЛЬКИНА указала тайники в тайге, в которых находились интересующие следствие материалы.

                           *****
    29 декабря по делу N24 была вызвана на допрос в КГБ Адель

НАЙДЕНОВИЧ. Ей были заданы общие вопросы о ЯКИРЕ И КРАСИНЕ. Было заявлено, что процесс по делу ЯКИРА коснется и "Хроники текущих событий". Следователь КГБ майор ИСТОМИН, который вел допрос, обвинил "Хронику" в искажении фактов, указывая на неточности в отдельных ее сообщениях.

    На следующий день после краткого допроса  о  связях  мужа

НАЙДЕНОВИЧ, редактора журнала "Вече", Владимира ОСИПОВА с ЯКИРОМ ей устроили с последним очную ставку. Кроме ИСТОМИНА, на очной ставке присутствовал следователь ЯКИРА майор КИСЛЫХ. ЯКИР подтвердил свои показания о том, что НАЙДЕНОВИЧ приносила ему ряд текстов для передачи за границу. НАЙДЕНОВИЧ эти показания отрицала.

    НАЙДЕНОВИЧ составила  запись своих впечатлений от допроса

и очной ставки под названием "Последние вести о Петре ЯКИРЕ".

                           *****
    В середине  декабря Д.МАРКОВ из Обнинска также имел очную

ставку с ЯКИРОМ. ЯКИР показал, что МАРКОВ перепечатывал и распространял "Хронику". На предыдущих допросах МАРКОВ отрицал это, но на очной ставке он подтвердил показания ЯКИРА.

  ДЕЛА ЛЮБАРСКОГО И ПОПОВА
    26-30 октября   72г.  в  г.Ногинске  Московской  обл.  на

выездной сессии Московского областного суда слушалось дело К.А.ЛЮБАРСКОГО. Он обвинялся в распространении антисоветских клеветнических измышлений с целью подрыва и ослабления советской власти (ст.70 УК РСФСР).

    Судья - председатель Мособлсуда МАКАРОВА, государственный

обвинитель - зам. прокурора Московской области ЗАЛЕГИН, адвокат - Л.А.ЮДОВИЧ.

    Кронид Аркадьевич   ЛЮБАРСКИЙ,   кандидат  физ-мат  наук,

астроном, автор двух книг и 35 статей в научной периодике, выполнял заказы для программы сследований Марса при помощи межпланетных автоматических станций.

    25 января у него был произведен обыск по  делу  N24.  Его

вел следователь Союзного КГБ майор КИСЛЫХ. С конца февраля - начала марта 1972г. его дело было выделено в самостоятельное и передано в УКГБ Москвы и Московской области. Его вели под руководством начальника следственного отдела УКГБ подполковника Ю.Б.СМИРНОВА следователи В.Н.СОРОКИН и Н.А.СМИРНОВ.

    Во время  предварительного  следствия  ЛЮБАРСКИЙ признал,

что давал читать самиздат своим знакомым. Он показал также, что значительную часть литературы получил от ТЕЛЕСИНА (выехавшего из СССР в 70г.).

    26 марта  72г.  ЛЮБАРСКИЙ передал следствию заявление,  в

котором указывал, что знакомство с самиздатом может неверно ориентировать неподготовленного читателя и этим нанести вред государству, и заявил, что отказывается от самиздатской деятельности.

    ЛЮБАРСКОМУ устроили несколько очных ставок с его учеником

и давнишним знакомым В.Г.ПОПОВЫМ. На них ЛЮБАРСКИЙ убеждал ПОПОВА подтвердить, что тот получал от него литературу. Перед этим следователи показали ЛЮБАРСКОМУ материалы, касающиеся ПОПОВА. ЛЮБАРСКИЙ был введен в заблуждение относительно некоторых произведений, якобы изъятых у ПОПОВА на обыске. Следователи сообщили ЛЮБАРСКОМУ, что дело на ПОПОВА подготовлено, но он не будет арестован, если даст правдивые показания, в чем ЛЮБАРСКИЙ может ему способствовать. Однако, оставаясь на свободе, ПОПОВ не подтвердил показаний ЛЮБАРСКОГО в полном объеме и был арестован в июле 1972г.

    Стало также известно,  что следствие уведомило ЛЮБАРСКОГО

о будто бы написанном ЧАЛИДЗЕ В.Н. заявлении, где тот отказывается от продолжения своей деятельности в защиту прав человека.

    Обвинительное заключение     содержит     54     эпизода.

Утверждается, что ЛЮБАРСКИЙ в течении ряда лет хранил, размножал и распространял антисоветскую литературу. Ему инкриминируется также антисоветская агитация в устной форме (утверждается, что он пересказывал содержание некоторых криминальных произведений ПОПОВУ, И.КРИСТИ, Г.ПОДЪЯПОЛЬСКОМУ). Утверждается также, что, кроме ТЕЛЕСИНА, литературу, в том числе "Хроники" N12-22, ему передавал Ю.ШИХАНОВИЧ. Подсудимый признал факты размножения и распространения самиздата, но не признал себя виновным по ст.70 УК РСФСР и категорически отрицал в своих действиях антисоветский умысел. ЛЮБАРСКИЙ заявил, что никогда не давал показаний о получении литературы от ШИХАНОВИЧА. Литературу, передача которой приписывается ШИХАНОВИЧУ, он получил от ЕСЕНИНА-ВОЛЬПИНА, не названного им ранее по нравственном соображениям. (А.ЕСЕНИН-ВОЛЬПИН покинул СССР незадолго до суда) ЛЮБАРСКИЙ признал враждебность и тенденциозность "Технологии власти" АВТОРХАНОВА и некоторую тенденциозность книги ГРОССМАНА "Все течет", но указал на полезность чтения этих книг в связи с их насыщенностью фактами и художественными достоинствами последней. Он категорически отрицал криминальность "Хроники", журнала "Общественные проблемы", документов Комитета прав человека, книги А.МАРЧЕНКО "Мои показания", "Размышлений о прогрессе" А.Д.САХАРОВА, писем Инициативной группы, других открытых писем. Он ходатайствовал о вызове в суд авторов и представителей авторских коллективов некоторых из этих документов: САХАРОВА, ПОДЪЯПОЛЬСКОГО, ЧАЛИДЗЕ, Т.ВЕЛИКАНОВОЙ.

    Ходатайство было отклонено судом.
    ЛЮБАРСКИЙ сказал,   что   он    находит    несоответствие

обвинительного заключения материалам дела в 37 эпизодах обвинения. Так, обвинительное заключение ссылается на его прямые показания о передаче конкретным лицам инкриминируемой литературы. На самом деле он показывал, что лица, указанные в списке его посетителей, предъявленном ему следствием, могли читать литературу, поскольку она лежала открыто.

    О заявлении,  написанном  им  во  время  предварительного

следствия (см. выше), ЛЮБАРСКИЙ показал, что главной его целью было уберечь своих молодых друзей от ареста и наказания.

    На суде были допрошены свидетели:  МЕЛЬНИК (см.  Хр.N24),

ПОПОВ, НОВИКОВ, ВЛАДИМИРСКИЙ, ВЕТКОВСКИЙ, СМИРНОВ, САЛОВА (жена ЛЮБАРСКОГО).

    МЕЛЬНИК показал,  что получил  от  ЛЮБАРСКОГО  микрофильм

книги АВТОРХАНОВА и книгу ГРОССМАНА "Все течет". ЛЮБАРСКИЙ подтвердил это.

    ПОПОВ показал,   что,   выполняя   поручения  ЛЮБАРСКОГО,

перевозил литературу, собирал информацию (например, о кассационном суде над ЗЕМЦОВЫМ в Ленинграде). Содержание многих работ знает со слов ЛЮБАРСКОГО. Однажды видел, как ШИХАНОВИЧ и ЛЮБАРСКИЙ обменивались литературой, он полагает - самиздатом. Многие его мнения были восприняты от ЛЮБАРСКОГО. Хорошо понимает теперь антисоветскую направленность и вредность для государственного строя действий ЛЮБАРСКОГО и своих. Думает, что и ЛЮБАРСКИЙ понимал это. Заявил, что ЛЮБАРСКИЙ возлагал надежды на приход к власти интеллигенции.

    ВЛАДИМИРСКИЙ показал, что читал на квартире у ЛЮБАРСКОГО,

наряду с другим, "Все течет" ГРОССМАНА и один выпуск "Хроники". Характеризовал ЛЮБАРСКОГО, как серьезного ученого с широким кругом интересов, доброго и бескорыстного человека.

    ВЕТКОВСКИЙ получил  от  ЛЮБАРСКОГО  выпуск  "Общественные

проблемы" и от ПОПОВА пакет с литературой, в том числе "Трансформация большевизма", "Наследники СТАЛИНА", "Хроника" N19. Пакет передал СМИРНОВУ, а по возвращении уничтожил.

    СМИРНОВ показал,   что   полученную   литературу  передал

МЕЛЬНИКУ, затем вернул ВЕТКОВСКОМУ.

    Государственный обвинитель  ЗАЛЕГИН  полностью  поддержал

обвинительное заключение и потребовал в качестве меры наказания 5 лет лишения свободы и 2 года ссылки.

    Защитник ЛЮБАРСКОГО  Л.А.ЮДОВИЧ  отменил   недоказанность

факта распространения в целом ряде эпизодов обвинения. Он просил также исключить эпизод устного распространения антисоветской информации, не подтвержденный свидетельскими показаниями КРИСТИ и ПОДЪЯПОЛЬСКОГО. Доказывая отсутствие в действиях ЛЮБАРСКОГО антисоветского умысла, адвокат просил переквалифицировать обвинение на ст.190-1. Он просил применить наказание, которое позволило бы ЛЮБАРСКОМУ продолжать научную работу.

    В своем  последнем слове ЛЮБАРСКИЙ,  кратко остановившись

на недоказанности ряда фактов, приводимых обвинением, еще раз подчеркнул непричастность ШИХАНОВИЧА к изъятой у него литературе.

    Полемизируя потом  с  речью прокурора,  ЛЮБАРСКИЙ отметил

неточность критериев, по которым решается вопрос о степени криминальности того или иного произведения. "В частности, степень криминальности зависит от географии. Например, у меня были изъяты "Реквием" АХМАТОВОЙ, "Наследники СТАЛИНА"... Мне они не инкриминируются. В Одессе же Рейзе ПАЛАТНИК "Реквием" был инкриминирован, а МЕЛЬНИКУ в Ленинграде было инкриминировано "Наследники СТАЛИНА" - при этом не только тот самый документ, но даже тот самый экземпляр". "...И со временем меняется дело... У меня при обыске изъято письмо РАСКОЛЬНИКОВА СТАЛИНУ, которое раньше было криминалом номер один, а теперь известно, как высокопатриотический документ".

    Единственно возможный  способ  оценки  действий,  считает

ЛЮБАРСКИЙ, - это изучение их мотивов. Указав, что обвинение не пыталось вникнуть в его мотивы, подсудимый категорически отверг приписываемый ему умысел подрыва и ослабления советской власти.

    ЛЮБАРСКИЙ сказал,  что  ему  хорошо  известны   советские

достижения во многих областях, что в этих достижениях есть и его вклад. ("Когда я уже находился в следственном изоляторе и читал статью в "Правде" о результатах исследования Марса космическими аппаратами Марс-2 и Марс-3, я мог гордиться, что хоть меня и посадили, я еще работаю..."). Однако существуют и серьезные недостатки. ЛЮБАРСКИЙ упомянул об экономических трудностях, об изоляции советской науки, о том, что со страниц печати исчез даже термин "культ личности", о том, что цензурные ограничения стали неоправданно тяжелыми, о том, что увеличилось число судебных процессов по политическим мотивам. Особенно важную роль в создании им и многими другими этих проблем сыграли события в Чехословакии - сказал ЛЮБАРСКИЙ. ЛЮБАРСКИЙ пришел к самиздату, не находя в прессе ответов на многие вопросы.

    "К самиздату можно относиться по-разному,  но, как к нему

ни относись, он есть... Это стало уже социальным явлением. Я просмотрел иностранные академические словари и обнаружил, что во многие из них из русского языка проникло новое слово - "самиздат"... Мне кажется, что радоваться этому не приходится, особенно если учесть, что другим словом, которым обогатил русский язык другие языки за 10 лет до этого, было слово "cпутник".

    Далее ЛЮБАРСКИЙ   полемизирует   с   прокурором,  который

заявил, что научно-техническая интеллигенция не производит материальных ценностей. ЛЮБАРСКИЙ ссылается при этом на программу КПСС, в которой говорится, что наука стала непосредственной производительной силой. Для научного работника, сказал ЛЮБАРСКИЙ, естественно стремиться самому все узнать. "...Для меня и людей моего поколения эти идея... была тем проще, тем естественней, что мы воспитывались в особое время. В то время, когда кибернетика была лженаукой, в то время, когда генетика была объявлена фашиствующей, в то время, когда теория относительности была идеалистическим вывертом. Это было время, когда "суть философии всей" вмещалась в 4-ю главу "Краткого курса истории ВКП(б)", вся экономическая теория заключалась в "Экономических проблемах социализма" СТАЛИНА и не дай Бог - в сторону. Так вот - такое воспитание принесло плоды. И я не буду никогда никому на слово верить. Ни позже, ни сейчас".

    Приговор: 5 лет лагерей строгого режима.
    Суд фактически  проходил  при  закрытых дверях.  Желающие

присутствовать на процессе были удалены из здания суда силой. На двери повесили амбарный замок. Об этом говорится в телеграмме, направленной 10 гражданами, желавшими попасть на суд (Т.ВЕЛИКАНОВА, А.САХАРОВ, Т.ХОДОРОВИЧ, М.ЛАНДА, ЗОЛИНА, С.МЮГЕ, Е.БОННЭР, ШАБУРОВ, О.ИОФЕ, МАРГОЛИН), Генеральному прокурору СССР РУДЕНКО (копия - Генеральному секретарю ООН ВАЛЬДХАЙМУ) с требованием срочного вмешательства.

                           *****
    22 ноября в г.  Бабушкине на выездной  сессии  Мосгорсуда

состоялся суд над Владимиром Георгиевичем ПОПОВЫМ. Судья - БОГДАНОВ, прокурор - ФУНТОВ, адвокат - ШВЕЙСКИЙ.

    В.ПОПОВ, 1946г.   рождения,   лаборант   Политехнического

музея. В середине февраля у него был произведен обыск. В дальнейшем и вплоть до ареста 11 июля ПОПОВА многократно допрашивали. Следствие интересовалось ЛЮБАРСКИМ, МЕЛЬНИКОМ (арестован в Ленинграде 17 января 72г., Хр.N24) В.ВЕТКОВСКИМ, Э.ОРЛОВСКИМ (Хр.N24).

    После ареста  (июль  72г.)  ПОПОВ  стал  давать подробные

показания.

    На суде ПОПОВ признал себя полностью виновным  и  заявил,

что раскаивается в содеянном.

    На суде   выступили   свидетели  Г.ИВАНОВ,  В.ВЕТКОВСКИЙ,

СМИРНОВ, Ю.МЕЛЬНИК, К.ЛЮБАРСКИЙ. Зачитывались показания ПОГОСБЕКОВА (не мог явиться на суд так как проходил службу в армии), бывшего студента Харьковского университета, с которым ПОПОВ встречался в Харькове и Баку. На предварительном следствии он подтверждал версию распространения ПОПОВЫМ самиздатской литературы. Его показания изобилуют оценками деятельности и взглядов ПОПОВА, как имеющих антисоветскую направленность. ПОГОСБЕКОВ еще в 70г. информировал КГБ об "антисоветской деятельности" ПОПОВА. ПОПОВ полностью подтвердил показания ПОГОСБЕКОВА.

    Во время допроса ПОПОВ  упрекал  свидетелей  ВЕТКОВСКОГО,

СМИРНОВА, МЕЛЬНИКА, ЛЮБАРСКОГО в неискренности. Он обвинил ЛЮБАРСКОГО в попытке ввести следствие в заблуждение. В частности, ЛЮБАРСКИЙ утверждал, что специальный выпуск "Посева" ПОПОВ получил от него, ПОПОВ же настаивал, что получил его от ШИХАНОВИЧА.

    ПОПОВ, дополняя   свои   показания,    подчеркнул    роль

ЛЮБАРСКОГО в формировании своих взглядов. Он заявил, что хорошо понимает теперь их антисоветский подрывной характер. ПОПОВ еще раз подчеркивает, что получил "Посев" от ШИХАНОВИЧА, а не от ЛЮБАРСКОГО.

    Прокурор, поддерживая  обвинительное заключение,  просит,

тем не менее, назначить подсудимому в качестве наказания 3 года условно,"ввиду его полного раскаяния в содеянном". Адвокат, соглашаясь с прокурором, тоже просит назначить условную меру наказания.

    В своем последнем слове ПОПОВ обещал не только порвать  с

"самиздатcкой" деятельностью, но и всячески пресекать такую деятельность среди знакомой молодежи. Кроме того, он указал суду на необходимость применения строгих мер пресечения к ЛЮБАРСКОМУ, ШИХАНОВИЧУ, ОРЛОВСКОМУ, оказывающим влияние на молодежь. ПОПОВ призвал свидетелей ВЕТКОВСКОГО и СМИРНОВА пересмотреть свои взгляды, "иначе их ожидает суровая участь".

    Суд признал ПОПОВА виновным в совершении преступления  по

ст.70 УК РСФСР. В тексте приговора отмечается, как установленный факт, получение "Посева" от ШИХАНОВИЧА. В числе самиздатских материалов, инкриминируемых ПОПОВУ и упомянутых в приговоре, - "Хроника текущих событий".

    Приговор -  3  года  условно с испытательным сроком 5 лет

(через ст.44 УК РСФСР).

 СУД НАД ПЕТРОМ СТАРЧИКОМ.
    14 декабря   1972г.   в   Московском    городском    суде

рассматривалось дело Петра Петровича СТАРЧИКА (см. Хр.N26).

    П.П.СТАРЧИК родился в 1939г., женат (двое детей - 7 лет и

полтора года), окончил 2 курса психологического факультета МГУ, работал лаборантомв Институтте психологии АПН СССР. Арестован весной 1972г. Судья БОГДАНОВ, заседатели САРАЕВА и ТРАВКИНА, прокурор ЕРМАКОВ, защитник РАУСОВ, ранее защищавший Р.ФИНА (назначенный коллегией адвокат АРИЯ, ведший дело по договоренности с женой СТАРЧИКА, после подписания ст.201 отказался от участия в суде из-за отсутствия материала для защитительной речи). Суд был открытым, хотя накануне судья говорил, что он будет закрытым, и было неясно, пустят ли на него жену обвиняемого. Ст.70 УК РСФСР.

    СТАРЧИК обвинялся    в    массовом     (многие     сотни)

распространении листовок антисоветского содержания (с призывом к свержению "диктатуры партии") с эмблемой - "пятиконечной свастикой" и в изготовлении аналогичных надписей. На обыске у него найдена "антисоветская литература" (упоминались "Новый класс" ДЖИЛАСА, "Просуществует ли Советских Союз до 1984г.?" АМАЛЬРИКА, 41 экз. "клеветнического журнала "Хроника", в том числе 14 экз. N19, и другие"). Студенческий друг СТАРЧИКА ЛЯХОВ, допрашивавшийся в качестве свидетеля, подтвердил на суде получение от СТАРЧИКА какой-то литературы (не уточнял названий, у ЛЯХОВА также был обыск), о надписях и листовках не знал ничего. Были еще две свидетельницы - студентки художественного училища, видевшие, как человек, похожий на СТАРЧИКА, оставил 15 апреля 1972г. в метро "Дзержинская" пачку листовок, которые они, не читая, доставили в милицию.

    Самого СТАРЧИКА  на   суде   не   было:   психиатрическая

экспертиза (третья по счету, предыдущие две дали уклончивые заключения) признала его невменяемым. Заключение на суде не зачитывалось, так же, как и заключение криминалистической экспертизы, экспертов на суде не было.

    Прокурор, кратко изложив обвинение,  предложил освободить

СТАРЧИКА от уголовной ответственности и направить на лечение в больницу специального типа. Адвокат заявил, что не смог бы защищать своего подзащитного в случае заключения о его вменяемости, ввиду доказанности обвинения (буквально: "так как антисоветские настроения СТАРЧИКА полностью доказаны, то есть все основания для привлечения его к суду по ст.70"); он присоединился к просьбе направить СТАРЧИКА в больницу (не уточняя, какую именно).

    В определении    суда    (спецпсихбольница)     повторено

обвинение, указан диагноз (вялотекущая шизофрения) и отчасти названы мотивы направления на экспертизу: "ложился голый на пол" (СТАРЧИК занимался гимнастикой по системе йогов), религиозность и грубость по отношению к следователям (сказал, что лет через 10 они будут сидеть на его месте, и отказался давать показания).

 "УЛЫБКА БУДДЫ"
    (Новое дело о ритуальных жертвоприношениях)
    С 18  по  25 декабря 1972г.  в народном суде Октябрьского

р-на г.Улан-Удэ проходил судебный процесс над научным сотрудником Бурятского института общественных наук (БИОН) Сибирского отделения АН СССР Б.Д.ДАНДАРОНОМ, обвинявшимся по ст.227 ч.1 ("посягательство на личность и права граждан под видом совершения религиозных обрядов") и ст.147 ч.III ("мошеничество, т.е. завладение личным имуществом граждан или приобретение права на имущество путем обмана или злоупотребления доверием, причинившее значительный ущерб потерпевшему, либо совершенное особо опасным рецидивистом") УК РСФСР. Состав суда: председатель И.Х.ДЕМИН, народные заседатели Д.С.ДЫМБРЫЛОВА и А.Д.МЕРКЕЛЬ, прокурор А.Ф.БАЙБОРОДИН, адвокат - Н.Я.НИМИРИНСКАЯ.

    Об этом деле очень кратко  сообщалось  в  "Хронике"  N27.

Ниже приводятся дальнейшие подробности.

    Б.Д.ДАНДАРОН - крупнейший ученый -  буддолог,  родился  в

1914г., был репрессирован в 1937г. по ст.58 тогдашнего уголовного кодекса, получил второй срок в 1947г., отсидел почти 20 лет, в 1956г. полностью реабилитирован. На теперешнем процессе ДАНДАРОН обвинялся в организации и руководстве в 1971-1972гг. "тайной буддийской сектой"; в частности, ДАНДАРОНУ и восьми его "ученикам" инкриминировалось отправление на дому религиозных обрядов-согшодов (в городах Ленинграде, Тарту, Улан-Удэ, Кижинге), сопровождавшихся "кровавыми жертвоприношениями", "ритуальными совокуплениями", свидетельствующими о "cексуальном мистицизме" членов "секты". В числе формулировок обвинения фигурировали также "покушения на убийство и избиения бывших членов секты, пожелавших порвать с ней", а также "связи с заграницей и международным сионизмом". Перед судом должны были предстать более 80 свидетелей; задержанию, обыскам, допросам были подвергнуты специалисты-буддологи Москвы, Ленинграда, Вильнюса, Тарту. В частности, следователем Черемушкинского р-на Москвы Е.В.БУРОБИНОЙ (на основании постановления следственного управления прокуратуры Бурятской АССР) был произведен обыск у одного из крупнейших специалистов по санскриту и буддийской философии О.Ф.ВОЛКОВОЙ, научного сотрудника Института востоковедения АН СССР. У ВОЛКОВОЙ были изъяты несколько тибетских канонических текстов, произведения буддийского искусства, а также два экз.Библии, После этого ВОЛКОВА, а также известные ученые А.М.ПЯТИГОРСКИЙ, Ю.М.ПАРФЯНОВИЧ (Москва) и Л.Э.МЯЛЛЬ (Тарту) подверглись допросам по "делу о буддийской секте". ВОЛКОВА направила Н.В.ПОДГОРНОМУ и Р.А.РУДЕНКО заявление протеста против этого "грубого и безграмотного акта", в котором отметила, что в буддизме за всю его историю существования не было кровавых жертвоприношений, как не существует в нем и понятия "религиозной группы", потребовала возвращения изъятых предметов и просила вмешательства во все это затеянное бурятской прокуратурой "дело".

    Огласка, которую получила задуманная операция,  побудила,

очевидно, бурятскую прокуратуру, хотя бы отчасти, замять дело. Так, ВОЛКОВОЙ были возвращены все отобранные при обыске вещи, а ПЯТИГОРСКОМУ и ПАРФЯНОВИЧУ бурятская прокуратура письменно объяснила "суть дела", заявив, что к ним лично никаких претензий нет, в отличие от ДАНДАРОНА, который в этих "объяснениях" был охарактеризован, как "дважды судимый за антигосударственную деятельность" (позднее, на суде прокурор БАЙБОРОДИН в ответ на протест адвоката по поводу неправомерности такой характеристики заявил, что "во времена ХРУЩЕВА реабилитировали кого попало").

    Четверых из    арестованных    вместе    с    ДАНДАРОНОМ:

Ю.К.ЛАВРОВА, А.И.ЖЕЛЕЗНОВА, Д.БУТКУСА и В.М.МОНТЛЕВИЧА психиатрическая экспертиза городской больницы N1 г. Улан-Удэ (В составе Ф.П.БАБАКОВОЙ, В.М.ВЕСЕЛОВА и В.С.СМИРНОВА) признала невменяемыми с рекомендациями о направлении в психбольницы специального типа; диагноз - "шизофрения" (с вариациями от "вялотекущей" до "параноидальной" следовал во всех случаях после фраз: "в окружающем ориентируется правильно", "со стороны центральной нервной системы патологических изменений не обнаружено", "эмоционально упрощен", " недостаточно обеспокоен своей личной судьбой", "память и интеллект соответствуют полученным знаниям и приобретенному опыту", "склонен к резонернству" и "на вопросы отвечает формально"; наиболее явными различиями в характеристиках оказались степени готовности отвечать на заданные вопросы от "сдержанно" до "охотно").

    Четверых других  обвиняемых:  В.Н.ПУПЫШЕВА,   Н.С.МУКИНУ,

Д.Д.БАЯРТУЕВУ и О.В.АЛЬБЕДИЛЯ из-под стражи освободили, выдав на руки почти идентичные постановления о прекращении уголовного дела (подписанные следователем майором И.ХАМАЕВЫМ и утвержденные зам.прокурора Бурятской АССР гос.советником юстиции III класса Б.ЦЫДЕНЖАПОВЫМ), в которых говорилось, что они являются "активными участниками буддийской секты, руководимой ДАНДАРОНОМ..., участвовали в согшодах,... на которых ДАНДАРОН проповедовал и внушал своим "ученикам" беспрекословное и угодливое подчинение ему, как "учителю", обожествлял себя и внушал культ насилия и необходимость физического подавления и уничтожения всего, что мешает буддийской вере, сексуальный мистицизм, совершал посягательства на права, честь, достоинство и личную собственность своих учеников... За совершенные преступления... подлежат привлечению к уголовной ответственности по ст.227 ч.II УК РСФСР, но, учитывая, что основные участники преступлений ЖЕЛЕЗНОВ, МОНТЛЕВИЧ, БУТКУС и ЛАВРОВ... определением народного суда направлены в психиатрические лечебницы закрытого типа, привлекать (имя рек) к уголовной ответственности нецелесообразно, так как он может быть исправлен мерами общественного воздействия". Резюме: "Уголовное дело... прекратить и материал на него передать на рассмотрение товарищеского суда по месту работы". Все четверо были уволены (товарищеского суда не понадобилось) как потерявшие моральное право быть преподавателями на основании ст.254 п.3 КЗОТ РСФСР. С работы были уволены также (как родственники ДАНДАРОНА) непричастные к "делу" Д.С.МУНКИНА, Б.С.МУНКИНА и Д.Г.БАЯРТУЕВ (директор школы в Кижинге, заслуженный учитель РСФСР). Жена О.В.АЛЬБЕДИЛЯ М.Ф.АЛЬБЕДИЛЬ исключена из аспирантуры Ленинградского университета. Кроме того, суд вынес частное определение о направлении письма в Ленинградский горком КПСС о плохом состоянии идеологической работы в Ленинграде, где окончили вузы большинство привлекавшихся к процессу.

    Следствие и   суд  изобиловали  нарушениями  закона.  Так

обнаружилось, что "отказ" ДАНДАРОНА от защиты,снабженный его подписью, был подделан. Таким же подложным оказалось фигурирование на суде письмо бывшего секретаря Кижингинского райкома партии ДУГАРОВА Бато-Далая, вышедшего из партии и пожелавшего стать буддийским ламой, о том, что эти поступки были совершены им якобы под влиянием ДАНДАРОНА. (Запуганный и запутанный изматывающими допросами, продолжавшимися с 9 час. утра до 3 час. ночи, ДУГАРОВ давал на следствии показания о влиянии на него ДАНДАРОНА, но на суде решительно отказался от них). Адвокату НИМИРИНСКОЙ удалось реализовать свое право на свидание с подзащитным наедине при подписании статьи 201 лишь после нескольких протестов и заявлений о намерении написать протест Генеральному прокурору СССР. Свидетель МЯЛЛЬ ("неугодный" обвинению) не был вызван своевременно в суд, а когда он все же приехал в Улан-Удэ, сотрудники КГБ во главе с майором ХАМАЕВЫМ пытались не допустить его в зал суда. После дачи показаний МЯЛЛЬ был задержан и доставлен в прокуратуру, где у него снова потребовали показаний по делу ДАНДАРОНА, а после его отказа - "свидетельских" показаний по его собственному "делу" (выделенному в особое дело). Уже упомянутый выше прокурор БАЙБОРОДИН был одновременно главным следователем по делу ДАНДАРОНА; ходатайство адвоката об его отводе не было удовлетворено. На суде БАЙБОРОДИН заявил, что ненормальность и ущербность причастных к процессу лиц видна из того, что "все умные люди уезжают из Бурятии", а эти в ней остались; требование адвоката о вынесении судом частного определения по поводу подобных высказываний обвинителя так же не было удовлетворено. Когда суд удалился на совещание, в совещательную комнату вошел полковник МВД АХМЕДЗЯНОВ и остался там до конца совещания, из совещательной комнаты были слышны частые телефонные звонки.

    В ходе процесса  почти  все  обвинения  были  практически

сняты. В тексте "научно-атеистической, искусствоведческой" экспертизы, представленном заведующей сектором буддологии БИОН К.М.ГЕРАСИМОВОЙ и непосредственным начальником ДАНДАРОНА А.Д.ДУГАР-НИМАЕВЫМ, содержались нелепые измышления о "сексуальном мистицизме" буддийской религии, о том, что "буддизм есть насилие, в нем существуют изуверские секты". На заседании суда ГЕРАСИМОВОЙ не было, а ДУГАР-НИМАЕВ отказался отвечать на вопросы адвоката, сославшись на свою некомпетентность в вопросах буддизма. Свидетель Петр ДАМБАДАРЖАЕВ, доставленный в зал суда из больницы, где он лечился от алкоголизма, уличенный МЯЛЛЕМ, который якобы избивал его и хотел убить за "отход от секты", менял свои показания на ходу и в конце концов совсем запутался в них. Главная свидетельница, аспирантка Института этнографии АН СССР БАДМАЕВА, которую до суда допрашивали по много часов 21 день подряд, на суде была в истерике. Так же многократно и подолгу допрашиваемые супруги ПЕТРОВЫ отказались подтвердить, что их 16-летний сын посещал согшоды и под влиянием ДАНДАРОНА обратился в буддизм, так что отпали и обвинения "в растлевающем влиянии на молодежь". Верховный лама Бурятии пандид ХАМБО ЛАМА отказался поддержать обвинения ДАНДАРОНА в сектанстве и опроверг их, дав исчерпывающие (хотя и не "научно-атеистические") разяснения по поводу характера буддийских ритуалов. Адвокат НИМИРИНСКАЯ в своей четырехчасовой речи полностью доказала невиновность своего подзащитного

    Таким образом,   налицо   поразительное   сходство  "дела

ДАНДАРОНА" со знаменитым "делом БЕЙЛИСА", описанным В.Г.КОРОЛЕНКО (и закончившимся, благодаря его вмешательству, оправданием обвиняемых инородцев) делом о "мултанских жертвоприношениях". Но на лицо и отличие: обвинительный приговор.

    Цитируем с сохранением особенностей стиля:
         "Доказательства виновности:
         1) ...Участники  группы  в полном составе собирались
    на моления-согшоды,  о чем подтверждали как ДАНДАРОН, так
    и все его ученики.
         2) Была создана подпольная касса.  ДАНДАРОН назначил
    кассиром  сначала  БАДМАЕВУ,  а  затем  ЛАВРОВА.  Об этом
    подтвердили ДАНДАРОН, БАДМАЕВА, АРОНОВ, ПУПЫШЕВ и др.
         3) Из   заключения  научно-атеистической  экспертизы
    видно,  что буддизму свойственны преклонения,  почитания,
    обожествление  учителя,  преподношения  ему.  ДАНДАРОН не
    оспаривает,  что  он  был  учителем,  свидетели  ПЕТРОВЫ,
    РЕПКА,  АЛЬБЕДИЛЬ  и  многие другие подтвердили,  что они
    преклонялись перед ним,  как перед духовных учителем.  Об
    этом  свидетельствуют  репродукции фотографий ДАНДАРОНА в
    ламском  одеянии..."  (Речь  идет  о  фотографии,  снятой
    корреспондентом  Агенства печати "Новости" по его просьбе
    в "этнографических целях").
    В результате Б.Д.ДАНДАРОН признан виновным  в  совершении

преступлений, предусмотренных ст.227 ч.1 и 147 ч.III, и осужден (на основании второй из этих статей) к 5 годам лишения свободы.

 РЕПРЕССИИ НА УКРАИНЕ
    13 ноября 1972г. в Киевском облсуде заочно слушалось дело

Николая Григорьевича ПЛАХОТНЮКА, 36-летнего врача. Он был арестован 14 января 1972г. на квартире Д.ШУМУКА, летом проходил экспертизу в институте им. СЕРБСКОГО и получил диагноз: "шизофрения с манией преследования, периодически невменяем". По показаниям студентки из ЧССР Анны КОЦУРОВОЙ, данным в ходе следствия, она получила от ПЛАХОТНЮКА и передала за границу фотокопии "Украинского вестника". Свидетели З.ФРАНКО, студентка консерватории М.СТЕФАНЮК, односельчанка ПЛАХОТНЮКА, ВАРКА и некий студент-строитель показали, что ПЛАХОТНЮК давал им "Украинский вестник" и другой самиздат. (Экземпляр "Украинского вестника", бывший у СТЕФАНЮК, таинственно исчез из ее квартиры в начале 1971г.).

    Суд постановил направить Н.Г.ПЛАХОТНЮКА на принудительное

лечение в спецпсихбольницу, а после выздоровления судить, как вменяемого (юридическое новшество, видимо вызванное тонкостями приведенного выше диагноза). Адвокат КАРПЕНКО до суда имел со своим подзащитным только одно свидание, затем свидания запретили, заявив что у ПЛАХОТНЮКА бред и галлюцинации.

                           *****
    Борис КОВГАР,  47 лет,  журналист, член КПСС, имеет троих

сыновей - 8, 11 и 14 лет. В последнее время - зав.отделом фондов Киевского музея архитектуры и быта.

    Арестован 20 или 25 марта 1972г.  В сентябре дело КОВГАРА

заочно слушалось в Киевском облсуде. Решение суда такое же, как в деле ПЛАХОТНЮКА, - признан психически больным и направлен на принудительное лечение с последующим (после "выздоровления") привлечением к суду.

    Б.КОВГАР - секретный сотрудник  КГБ  с  1967г.  Ему  было

поручено следить за художником, заслуженным деятелем искусств И.М.ГОНЧАРОМ, за руководителем самодеятельного хора "Гомин" Л.ЯЦЕНКО, за художником-реставратором А.СЕРГИЕНКО, за поэтом М.ХОЛОДНЫМ.

    13 февраля 72г.  по рукам пошло открытое письмо Б.КОВГАРА

курирующему его следователю КГБ. В письме КОВГАР рассказывает всю историю, раскрывает психологию своего сотрудничества с КГБ, изобличает технологию слежки.

                           *****
    В июне 1972г.  по ст.62 ч.2 УК УССР (=ст.70 ч.2 УК РСФСР)

осужден на 10 лет лагерей и 5 лет ссылки священник села Космач Иваново-Франковской области о.Василий РОМАНЮК.

    После суда над В.МОРОЗОМ в ноябре 1970г. (Хр.N17) РОМАНЮК

был в числе протестовавших против приговора.

                           *****
    12-19 октября 1972г.  в Киевском облсуде  слушалось  дело

врача-психиатра Самуила ГЛУЗМАНА и 18-летней машинистки Любови СЕРЕДНЯК. Судья - ДЫШЕЛЬ, прокурор - КОРОТКОВА (помощник областного прокурора по надзору над КГБ).

    ГЛУЗМАН (о  его  аресте  11  мая  сообщалось  в   Хр.N25)

обвинялся по ст.62 УК УССР (=ст.70 УК РСФСР), СЕРЕДНЯК арестована 14 января 72г. - по ст.187-1 УК УССР (=ст.190-1 УК РСФСР).

    Обвинение ГЛУЗМАНА  основывалось  только на свидетельских

показаниях - при обыске у него ничего изъято не было. В деле имелись лишь фотокопии материалов, взятых из архивов КГБ, которые, по словам свидетелей, показывал или упоминал ГЛУЗМАН. К делу была подшита также фотокопия некоей статьи по чехословацкому вопросу, авторство которой бездоказательно приписывалось акад. А.Д.САХАРОВУ (о такой работе упоминал один свидетель). Другая свидетельница, коллега ГЛУЗМАНА сообщила, что на вопрос, почему он работает не в Киеве, а в Житомире, ГЛУЗМАН ответил: "Потому что я еврей". Это послужило для суда основанием обвинить его в сионистской пропаганде. ГЛУЗМАНУ вменялось также "идеологическое разложение" Л.СЕРЕДНЯК и осужденного ранее в Луцке И.ГОЛЬЦА (см. Хр.N27). На суде ГОЛЬЦ давал показания против ГЛУЗМАНА. В качестве свидетелей были вызваны отец ГЛУЗМАНА и его однокурсник В.БИРЮКОВИЧ. О СЕРЕДНЯК свидетельствовали ее мать, тетка, соседки, две одноклассницы и т.д. Суд проходил в пустом зале, только в последний день, когда пустили родителей подсудимых, зал наполнили прошедшие через служебный вход оперативники.

    Приговор: 7 лет лагерей строгого режима и 3  года  ссылки

для ГЛУЗМАНА и 1 год лагерей общего режима для СЕРЕДНЯК.

    Существует мнение,  что одной  из  действительных  причин

осуждения ГЛУЗМАНА является подозрение КГБ, что он один из авторов документа, известного, как "заочная психиатрическая экспертиза по делу П.Г.ГРИГОРЕНКО".

                           *****
    В октябре 72г.  в Ивано-Франковске арестована медицинская

сестра тубдиспансера Ирина Михайловна СЕНИК. Арест, по-видимому, вызван тем, что на обыске у ЧЕРНОВОЛА (Хр.N24) нашли стихи СЕНИК, написанные ею, в основном, в лагере и в тюрьме. И.М.СЕНИК, отбыв 10-летний срок, освободилась в 1954г. В лагере она заболела туберкулезом позвоночника.

                           *****
    В г.  Скадовске Херсонской  обл.  10  декабря  арестована

36-летняя врач-эпидемиолог Лидия ГУК (имеет 6-летнего сына, вдова). В марте у нее был обыск, после которого она написала в ЦК письмо, где выразила свое возмущение нарушениями Конституции. Последовало исключение из партии, а в мае против Л.ГУК было возбуждено по ст.187-1 УК УССР (=ст.190-1 УК РСФСР) дело. В ходе следствия, проходившего под контролем Киевского управления МГБ, была добавлена ст.208 УК УССР (=ст.210 УК РСФСР). Херсонский облсуд возвратил дело Л.ГУК на доследование.

                           *****
    "Хроника" N27  сообщала  об   аресте   8   июля   научных

сотрудников Института философии АН УССР Е.ЛИСОВОГО и Е.ПРОНЮКА (незадолго до ареста ПРОНЮК за "неблагонадежность" был переведен в библиографы). После ареста оба они уволены "за непригодностью". В связи с их делом произведен обыск у филолога Василия БЫШОВЦА, сотрудника того же института.

    ВНЕСУДЕБНЫЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЯ
    Киев.
    Из института  философии уволены друзья ЛИСОВОГО и ПРОНЮКА

- Сергей КУДРЯ и Светлана КЛУШЧЕНКО (в Хр.N27 она ошибочно названа КИРИЧЕНКО). Жена ПРОНЮКА Галина ДИТКОВСКАЯ уволена из Института языка, недавно она защитила кандидатскую диссертацию, которая еще не прошла ВАК.

    Из Института  истории  уволена кандидат исторических наук

Елена АПАНОВИЧ (в Хр.N27 она ошибочно названа АНАНОВИЧ).

    Из Института  литературы  уволен  Алексей  СТАВИЦКИЙ,  он

исключен также из партии.

    Из Института  искусствоведения,  фольклора  и  этнографии

уволены: Василий Никитич СКРИПКА (канд. наук, автор нескольких монографий, в 71г. переведен в библиографы) - за статью "Стилевые особенности украинских песен" и Тамара ГИРНИК (автор еще не защищенной диссертации "Обряды древние и современные") - предположительно за связь с руководителем хора "Гомин" Л.И.ЯЦЕНКО.

    Снятый с работы директор Института  археологии  чл.-корр.

АН УССР Федор Павлович ШЕВЧЕНКО (см. Хр.N27) обвинен в "национализме и сионизме", работы его вычеркнуты из плана издательства "Наукова думка". ШЕВЧЕНКО, в частности, инкриминировалось написание положительной рецензии на книгу БИЛИКА "Меч Арея". Уволенный из того же института доктор наук Михаил БРАЙЧЕВСКИЙ является автором неопубликованной статьи "Воссоединение или присоединение!" (1966г.).

    Директор института, где работали З.АНТОНЮК и Л.СЕЛЕЗНЕНКО

(Хр.24,27), снят с работы, секретарю парткома рекомендовали уйти на пенсию. Им обоим в ЦК КПУ вынесли строгие партийные выговоры за недостаточную борьбу с буржуазным национализмом и сионизмом (два сотрудника Института собрались уехать в Израиль).

    Из Института ботаники уволены 22 научных сотрудника.
    Из средней  школы  им.Леси  УКраинки  уволена   45-летняя

учительница литературы Надежда Дмитриевна КОВАЛЕНКО, член школьного партбюро. Причиной послужила организация ею школьного вечера с участием писателя С.П.ПЛАЧИНДЫ. ПЛАЧИНДА в 1969г. был снят с должности редактора издательства "Молодь" за свою книгу "Неопалимая купина" (очерки о деятелях украинской культуры. Ныне книга изъята из библиотек).

    В сентябре   72г.   из   редакции   журнала  "ДНIПРО"  за

использование в статье к 50-летию СССР завышенных данных из книги бывшего первого секретаря ЦК КПУ П.ШЕЛЕСТА уволены редактор МУШКЕТНИК и зав. отделом критики В.СУБОТОВИЧ.

    В апреле    72г.   16-летнего   ученика   республиканской

художественной школы N1 Сергея БАЛТИВЦА дважды увозили из школы на допрос в КГБ, где следователь ЦЫМАХ добивался от него показаний о том, что Сергей в мастерской художницы Людмилы СЕМИКИНОЙ слышал, как РАКИЦКИЙ читал свои "антисоветские" стихи и требовал, чтобы Сергей переписал (для сверки почерков) несколько стихотворений. С.БАЛТИВЕЦ отказался это сделать. 21 мая его задержала милиция у памятника ШЕВЧЕНКО, где он слушал украинские песни (о событиях у памятника ШЕВЧЕНКО см. Хр.26), после чего он был подвергнут допросу в Ленинском райотделе милиции. После успешного окончания 8-го класса художественной школы БАЛТИВЦА провалили на вступительных экзаменах в 9-й класс.


    Львов.
    В Институте  общественных  наук АН УССР работала комиссия

ЦК, предложившая 14 "неблагонадежным" сотрудникам уволиться "по собственному желанию". В противном случае их угрожали уволить по сокращению штатов, несмотря на то, что у большинства не окончился срок, на который они были избраны по конкурсу. Угроза была выполнена. Среди уволенных - к.ф.н. Григорий Антонович НУДЬГА (фольклорист, автор многих статей и книги "Думы", 1969г.) и к.ф.н. Роман Федорович КИРЧЕВ (фольклорист, исследователь украинско-польских культурных связей). Оба подготовили к защите докторские диссертации.

    Из Музея   этнографии   и  художественных  промыслов  "по

сокращению штатов" уволен кандидат исторических наук Николай ДАШКЕВИЧ, отсидевшмй ранее несколько лет по политической статье.

    В сентябре 1971г.  из Кировоградского пединститута уволен

преподаватель, языковед Василий ГОРБАЧУК.

    В Черкассах  исключен  из  Союза писателей В.И.ЗАХАРЧЕНКО

"за антиобщественное поведение, несовместимое с пребыванием в писательской организации" (газета "Литературная Украина" за 20 и 24 октября 1972г.). В 1970г. у Захарченко, жившего тогда в Донбассе, при обыске были изъяты статьи В.МОРОЗА и его собственная рукопись. Кроме того, ЗАХАРЧЕНКО пытался пройти на суд над своим знакомым В.СТУСОМ.

                           *****
    "Хроника" располагает   дополнительными   сведениями   об

арестах и судах на Украине в 1971-1972гг.

    Дело ШУМУКА.
    Данило Лаврентьевич ШУМУК родился 30 феврале 1914г.  в с.

Боремче на Волыни. В 17-18 лет становится членом компартии Западной Украины. В 19 лет арестован польскими властями и получает первый срок - 8 лет тюрьмы. В 1939г. возвращается на родину. В 41г. - в Красной Армии. Пробиваясь из окружения, организовывает у себя на родине партизанский отряд. В ходе совместных боевых действий отряд сливается с УПА. Ввиду принципиальных разногласий с руководством УПА ШУМУК отказывается от активных действий и преподает на военных курсах экономическую географию. После прихода Советской Армии арестован вторично.

    Хотя никакой  активной  деятельностью  в  УПА  ШУМУК   не

занимался, он получил 20 лет. Срок отбывал в Норильских лагерях. В июне 53г. был одним из организаторов Норильского восстания, за что был приговорен к смертной казни. В 56г. амнистирован, вернулся на родину. Вскоре был вынужден переехать в Днепропетровскую обл. Там его арестовывают в третий раз. 5 мая 58г. ШУМУК приговорен к 10 годам лагерей строгого режима по ст.54-10 УК УССР (=ст.58-10 УК РСФСР). Этот срок он отбывал в Мордовии. За воспоминания, найденные во время лагерного "шмона", длительное время содержится в БУРе.

    После освобождения поселился в г.Богуславе Киевской обл.,

работал сторожем в пионерлагере. Продолжал работу над рукописью "Воспоминания о пережитом".

    Д.Л.ШУМУК арестован в январе 72г. (Хр.25), судим 5-7 июля

Киевским облсудом (а не Львовским, как ошибочно сообщала Хр.27). Приговорен к 10 годам лагерей особого режима и 5 годам ссылки.

    Свидетели по  делу:  Павел  КУЛИК  (сидел  с  ШУМУКОМ   в

Мордовии, на обыске у него нашли рукопись "Воспоминания о пережитом"); Груня ЛИШАК (жена КУЛИКА, уволена с работы в школе и исключена из партии за "аморальность"); Галина ХОМЕНКО (врач, лечила ШУМУКА); ее брат (завхоз пионерлагеря, где работал сторожем ШУМУК); ОРОС, инженер с Западной Украины (сидел с ШУМУКОМ в 1945г. - 46г., после лагеря видел ШУМУКА один раз. На суд не явился, его показания зачитывались); КАВЕЦКИЙ (товарищ ШУМУКА по КПЗУ, сидел с ним в польской тюрьме).

    Кассационный суд оставил приговор без изменения. В начале

октября ШУМУКА привезли в Мордовские лагеря (ст. Потьма, пос. Сосновка, п/я ЖХ 385/1-6).

    10 октября  ШУМУК  обратился  с  заявлением  в  Президиум

Верховного Совета СССР. Изложив свою биографию и свое дело, ШУМУК заключает:" прошу Президиум Верховного Совета СССР освободить меня от гражданства СССР. Мне легче будет умирать... в тяжелой неволе за пределами Украины, не будучи гражданином СССР".

                           *****
    Дополнения к делу Строкатой, Резникова, Притыки.
    "Хронике" стали  известны  подробности судебного процесса

над Ниной Антоновной СТРОКАТОЙ, Алексеем Сергеевичем РЕЗНИКОВЫМ и Алексеем ПРИТЫКОЙ, проходившего в Одессе с 4 по 18 мая 1972 г, (Хр.25). Поскольку главным мотивом обвинения были "буржуазно-националистические настроения" СТРОКАТОЙ, "попавшей под влияние" своего мужа, "шпиона и рецидивиста" (выражение прокурора), Святослава КАРАВАНСКОГО, суд велся демонстративно на украинском языке. Тем не менее, все вопросы СТРОКАТОЙ и РЕЗНИКОВА свидетелям, касавшиеся положения украинцев и других национальностей в СССР, судом отводились, как "не имеющие отношения к делу". Примером может служить следующий вопрос СТРОКАТОЙ: "Помнит ли свидетель, что до 1941г. в Одессе были школы с преподаванием на украинском, армянском, еврейском языках? Поскольку я убеждена, что школы с преподаванием на родном языке должны быть открыты по всему Советскому Союзу, не считают ли меня на этом основании еврейской националисткой?" На вопрос СТРОКАТОЙ свидетелю ПАРХОМЕНКО (редактор Балтской районной газеты "Народная трибуна"), употребляет ли он выражение "украинский патриотизм", тот ответил, что "такого патриотизма нет, есть - советский". Он же вместе со своим заместителем ЦЫНГОМ дал суду следующие "уличающие" показания: РЕЗНИКОВ, услыхав на концерте самодеятельности "Интернационал" сказал, что эта песня "хорошо звучит на украинском языке". Друзей и знакомых обвиняемых в здание суда не пускали, две неизвестные особы комментировали это, называя их "изменниками" и "бандеровцами" ("самостийности захотели") и ругаясь матом. Эти две дамы присутствовали затем и на заседании суда.

    Обвиняемый ПРИТЫКА  покаялся  настолько  последовательно,

что перешел на чистый русский язык. Это дало повод прокурору заметить: "Вы самi цураэтесь рiдноi мовi". ПРИТЫКА приговорен к 2,5 годам лагерей (а не к 2, как указывалось в Хр.25). РЕЗНИКОВ и СТРОКАТАЯ виновными себя не признали. Получили соответственно 5,5 (а не 5, как было в Хр.25) и 4 года лагерей строгого режима.

    Теперешний адрес РЕЗНИКОВА: Пермская обл., Чусовской р-н,

П.Кучино, учр. 389/36. СТРОКАТОЙ - Мордовская АССР, Теньгушевский р-н, с.Барашево, учр.385/3.

                           *****
    Дело И.А.ГЕЛЯ.
    Арестован в январе 72г.  (Хр.24),  осужден в августе на 5

лет особого режима, 5 лет строгого и 5 лет ссылки (Хр.27).

    Иван Андреевич  ГЕЛЬ  родился  в  1938г.  в   с.   Клицко

Львовской обл. В 1954г. окончил школу рабочей молодежи, после чего работал на Львовском тракторном заводе. В 1956-59гг. служил в Советской Армии. После демобилизации работал на Львовском электровакуумном заводе. Ранее (в 1965г.) был осужден на три года лагерей строгого режима "за антисоветскую агитацию и пропаганду". В ноябре 1970г. ГЕЛЬ послал в Верховный суд СССР заявление протеста против приговора В.МОРОЗУ. Имеет ребенка 8 лет.

                           *****
    Дело Стефании ШАБАТУРЫ.  (см. Хр.27, ст.62 УК УССР, 5 лет

лагерей и 3 года ссылки).

    Художник-прикладник, родилась в 1938г., замужем; гобелены

ШАБАТУРЫ неоднократно экспонировались, последний раз в декабре 1971г. Ее работы высоко оценивались местной прессой (упоминание в т.6 "Истории украинского искусства"). В 1970г. ШАБАТУРА вместе с группой львовских писателей и художников обратилась с просьбой присутствовать на суде над МОРОЗОМ. В обвинительном заключении сказано, что отец ШАБАТУРЫ, погибший во время Великой Отечественной войны, - дезертир, и это определило взгляды дочери. Известно, что ШАБАТУРА получала во время войны пенсию, как дочь погибшего на войне солдата.

                           *****
    Дело супругов КАЛЫНЕЦ.
    Ирина СТАСИВ-КАЛЫНЕЦ (Хр.24,27,  ст.62  УК  УССР,  6  лет

лагерей и 3 года ссылки) родилась в 1940г., жена поэты Игоря КАЛЫНЦА, дочь Дэвинка КАЛЫНЕЦ - 12 лет. И.СТАСИВ - поэтесса. Ее стихи для детей и юношества публиковались в областной и республиканской прессе. Окончив Львовский университет, И.СТАСИВ работала учителем, а затем читала лекции по украинскому языку и литературе на подготовительном факультете Львовского политехнического института. В сентябре 1970г. оттуда уволена.

    Осенью 1970г.  совместно  с мужем направила в Прокуратуру

УССР петицию с просьбой допустить их на процесс МОРОЗА. Вскоре после суда над СТАСИВ был арестован ее муж Игорь КАЛЫНЕЦ. 13 ноября 1972г. Львовский облсуд приговорил его к 6 годам лагерей и 3 годам ссылки.

    Показания о     проводившейся      супругами      КАЛЫНЕЦ

"антисоветской агитации" давал на обоих процессах их знакомый поэт ЧУБАЙ.

                           *****
    ПОПРАВКИ К "ХРОНИКЕ" 27
    Николай КОВАЛЕНКО ошибочно назван ИВАНОМ.
    ЛИСОВОЙ не направлял письма в КГБ.
    Письмо М.ХОЛОДНОГО опубликовано  в  газете  "Литературная

Украина" не 7 июля, а 7 июня 1972г.

 ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР ОТВЕЧАЕТ НА ПИСЬМО 273
    ЕВРЕЕВ
    "Хроника" располагает   текстами   двух   "Информационных

сообщений", распространившихся в Москве в конце декабря. Ниже приводится сокращенное изложение первого "Информационного сообщения". Текст второго помещен полностью.

    11 декабря 1972г. в Президиум Верховного Совета СССР было

направлено письмо, содержащее призыв амнистировать в связи с 50-летием СССР евреев, осужденных за требование выезда в Израиль. Под письмом стояли подписи 273 евреев из 9 городов. На письмо не было получено ответа.

    18 декабря,  в  день  открытия  сессии Верховного Совета,

евреи из разных городов хотели собраться в приемной Президиума и выяснить позицию Президиума.

    Утром 18 декабря в Москве были превентивно арестованы  10

человек (Лев ЛИБОВ, Владимир ПРЕСТИН, Борис АЙНБИНДЕР, Виктор ПОЛЬСКИЙ, Валерий КРИЖАК, Михаил БАБЕЛЬ, Юрий ВАССЕРМАН, Григорий ВОЛОХ, Лев ГЕНДИН, Анатолий НОВИКОВ). В Ленинградском аэропорту был арестован москвич Натан ФАЙНГОЛЬД.

    49 евреев  собрались  к  11   часам   утра   в   Приемной

Президиума. В 3 часа дня все они были арестованы и доставлены в вытрезвитель у метро "Войковская". В 9 часов москвички были выпущены с приказом явиться на другой день в районные отделения милиции. Остальных арестованных, в том числе 13 москвичей, вывезли, неизвестно куда. Работники вытрезвителя неофициально заявили, что иногородние отправлены по месту жительства. 19 декабря все 13 москвичей были осуждены нарсудом Киевского р-на на 15 суток ареста. О судьбе ленинградцев, рижан и киевлян стало известно лишь 22 декабря, поскольку местные власти отказывались сообщить что-либо. Двое харьковчан КОЛЬЧИНСКИЙ и СКОБЛИНСКИЙ были доставлены в Харьков, где получили по 15 суток ареста.

    22 декабря  выяснилось,  что  из  11 ленинградцев после 4

суток ареста освобождена женщина, имеющая грудного ребенка. Женщина, имевшая в тюрьме сердечный приступ, была освобождена на 10-й день. Остальные, в том числе 6 женщин, получили по 15 суток ареста. Большинство задержанных ленинградцев - родственники осужденных. Среди них Ева БУТМАН, Юлия МОГИЛЕВЕР, Юлия ДЫМШИЦ, Михаил ГОЛЬДФЕЛЬД.

    Все 7 рижан получили по 15  суток  ареста.  Одна  из  них

Регина БРАУН - на 7-м месяце беременности. Кроме них, в Риге получили по 15 суток ГЕЛЬФАНДБЕЙМ и Михаил КУЗИНЕЦ.

    Киевляне Юрий   СОРОКО,   Александр   ФЕЛЬДМАН,   Зиновий

МЕЛАМЕД, получив 15 суток, были помещены в карцер. У Ю.СОРОКО - бронхиальная астма, у А.ФЕЛЬДМАНА - язва желудка, мать З.МЕЛАМЕДА в эти дни была при смерти.

    Жители Новосибирска  56-летняя Ирма БЕРЕНШТЕЙН и Виктория

ПОЛТИННИКОВА были приговорены каждая - к полугоду исправительных работ.

    19 декабря ни одна из 9 москвичек, отпущенных перед этим,

не явилась в отделении милиции. 20 декабря к ним явилась милиция и тех, кого застали дома, увезли. Каждая из них была оштрафована на 20 рублей.

    19 декабря  в  московском  отделении  ОВИРа  трое  евреев

объявили голодовку протеста.Они были арестованы. Бывший среди них мужчина получил 10 суток ареста, женщины оштрафованы на 30 рублей.

    В эти дни милиция требовала от евреев,  желающих  выехать

за пределы СССР, подписки о невыезде из города. В Харькове начальник ОВИРа ДАВЫДОВ заявил евреям, что они не имеют права выезжать из города, - таково распоряжение правительства.

                 ИНФОРМАЦИОННОЕ СООБЩЕНИЕ
         "Как уже сообщалось ранее, 18 декабря 1972г., в день
    открытия сессии Верховного Совета СССР и за  три  дня  до
    начала торжеств, посвященных 50-летию образования СССР, в
    Москве было арестовано 62 еврея из 7 городов СССР. Из них
    11 человек были арестованы утром на квартирах,  остальные
    - в помещении Президиума и на улице.
         "При задержании,  осуждениях  и  содержании в тюрьме
    были  допущены  многочисленные  нарушения  законности   и
    издевательства.
         1. Проникнув обманом или силой  в  квартиры  евреев,
    сотрудники КГБ и МВД лгали,что они приглашают данное лицо
    на  беседу  в  районное  отделение  милиции.   При   этом
    предъявлялись    фальшивые   повестки.   Так,   например,
    В.ПОЛЬСКОМУ была вручена повестка за подписью  начальника
    отделения  милиции,  датированная 18 декабря 1972г.  и со
    штампом почтового отделения от 17 октября 1972г.(!).
         Никто из превентивно арестованных не был доставлен в
    районные  отделения  милиции,  а  сразу в одно и то же 22
    отделение милиции, а затем в тюрьму.
         2. Поскольку  не  было  никакого  объяснения  причин
    заключения, то евреи потребовали прокурора. На требование
    встречи    с    прокурором    по    надзору    последовал
    немотивированный отказ.  "Освободитесь - тогда  и  будете
    жаловаться"   -   так   отвечало   начальство   тюрьмы  в
    Егорьевске,  нарушив статью УПК о сроке задержания  более
    72 часов только с санкции прокурора.
         3. В нарушение п.15 правил содержания в следственных
    изоляторах,   евреям   было  отказано  в  праве  подавать
    письменные  жалобы  в  административные  и   общественные
    организации.   "Да,   мы   нарушаем  правила,  но  таково
    указание" - отвечало руководство тюрьмы в Егорьевске.
         При выражении  протеста  стуком  в  дверь  работники
    изолятора силой растащили евреев по отдельным боксам.
         4. Согласно  ст.90  УПК  задержанный   должен   быть
    освобожден,  если  ему  в течение 10 суток не предъявлено
    обвинение.  Евреев  держали  в  тюрьме   13   суток   без
    обвинения.  Начальник тюрьмы в Волоколамске признал,  что
    это нарушение закона,  но сказал, что у него есть приказ,
    который для него важнее, чем закон. На 11-е сутки евреи в
    тюрьме   в    Волоколамске    потребовали    немедленного
    освобождения,  поскольку обвинения предъявлено не было. В
    ответ на это они были рассажены в карцеры  и  боксы,  при
    этом выламывались руки,  применялась грубая сила.  Бокс -
    камера размером 1м Х 1м со скамьей шириной 30 см.  Трое -
    ЛИБОВ,  ВОЛОХ,  ГЕНДИН  -  после  2  часов  в  боксе были
    переведены в карцер,  где пробыли  до  освобождения  (2,5
    суток).  КРИЖАК был помещен в одиночную камеру, АЙНБИНДЕР
    находился 10 часов  в  боксе  и  затем  был  переведен  в
    одиночную  камеру.  Ни  в  карцере,  ни  в  одиночке  нет
    матрацев,  одеял,  подушек,  холодно спать.  У  ВОЛОХА  в
    карцере была сильно поранена кисть руки.  ЛИБОВ и ГЕНДИН,
    услышав это (они сидели  втроем  рядом  друг  с  другом),
    стуча в дверь,  требовали врача.  В ответ на это,  заведя
    руки за спину, всем троим надели наручники, в которых они
    пробыли 3 часа.
         5. При  освобождении  из  тюрьмы  евреям  отказались
    выдать какие-либо справки,  свидетельствующие об аресте и
    заключении.  Это неуклюжая попытка властей лишить  евреев
    возможности обжаловать арест и потребовать объяснения его
    причин (но имеются протоколы личных обысков).
         6. Несмотря  на  наличие  желудочных  больных  среди
    арестованных,  администрация тюрьмы в Волоколамске лишила
    евреев  полагающегося  им  права  закупки  дополнительных
    продуктов  на  сумму 10 рублей на человека,  сократив эту
    сумму  в  5  раз.  Начальник  тюрьмы  заявил,  что   есть
    инструкция не давать требуемую пищу (сыр, яйца).
         7. Представители  власти не скрывали своей ненависти
    к арестованным евреям.  Так, лейтенант КГБ, которого в 22
    отделении милиции называли НОВИКОВЫМ,  сопровождая евреев
    на пути из  Волоколамска  в  Москву,  сказал,  что  он  с
    удовольствием  расстрелял  бы  всех  семерых,  если бы не
    боялся ответственности.  Другой офицер МВД заявил ГЕНДИНУ
    в  тюрьме:  "Я  бы  сам  тебя повесил".  Что ж,  подобные
    выражения украсили бы  любой  концлагерь  времен  прошлой
    войны...".


    II. СОДЕРЖАНИЕ ОСУЖДЕННЫХ К 15 ДНЯМ ЗАКЛЮЧЕНИЯ В ТЮРЬМЕ
    Москва (тюрьма Матросская тишина)
    1. Камеры были в антисанитарном состоянии:  клопы, свежая

краска, издающая резкий запах, отсутствие проветривания. В течение недели не выдавались предметы личного туалета - мыло, зубной порошок и т.д. Администрация при этом ссылалась на "Положение об условиях содержания", но показывать его отказалась.

    Режим содержания:   без    прогулок,    без    постельных

принадлежностей, горячая пища - через день, без передачи теплых вещей. Больным фактически мед.помощь не оказывалась (кроме НУДЕЛЬ).

    Иногда давались  старые  негодные  лекарства,  вызывавшие

аллергию после приема. Еще до суда тюремная администрация знала, что будет осуждение к заключению, и заключению, и приговорила заранее обед для прибывших, о чем заявил майор ПОЛЯКОВ.

    Ленинград (тюрьма на Каляевской ул.).
    Впервые у осужденных к 15 дням заключения сняли отпечатки

пальцев. Спали на полу, без постелей и без ватников. Питание - через день, мед.помощи не было, хотя были больные: Юлия МОГИЛЕВЕР - грипп, температура 39, приступ болезни печени, Моисей ГОЛЬДФЕЛЬД, 60 лет - сердечные приступы.

    23 и 24 декабря - голодовка  протеста  против  приговоров

Ленинградского процесса.

    Рига (КПЗ ст. Добулты, 25 км от Риги)
    Регину БРАУН  на  8-м  месяце беременности держали все 15

суток на полу, без постели. Маргарита ШПИЛЬБЕРГ находилась 3 суток в одиночке. Ефим ФРИДМАН в знак протеста против незаконного ареста голодал 13 суток.

    Киев (Лукьяновская тюрьма)
    Арестованные евреи все 15 суток находились в  карцере,  в

нарушение правил содержания, вместе со сменяющимися уголовниками, на полу, без нар и постелей. У Юрия СОРОКО был грипп и астма, но мед.помощи не было. Без прогулок. Выводили 1 раз на час чистить уборные.

    В Харькове   заболевшему   К.СКОБЛИНСКОМУ   при   высокой

температуре было отказано в медпомощи и медикаментах.

    Таков неполный  перечень  нарушений  правил  содержания и

издевательств над евреями, преследуемыми за свое выраженное желание выехать в Израиль и добивающимися в законных формах осуществления своего права на репатриацию.

 Действующая "ИНСТРУКЦИЯ  ПО   НЕОТЛОЖНОЙ   ГОСПИТАЛИЗАЦИИ
    психически     больных,    представляющих    общественную
    опасность"
    Выдержки из Инструкции,  согласованной 9 августа 1971г. с

зам. Генерального прокурора СССР Н.ЖОГИНЫМ, 10 августа - с зам.министра внутренних дел СССР М.УСКОВЫМ и утвержденной 26 августа 1971г. зам. министра здравоохранения СССР А.СЕРЕНКО, отпечатано в типографии Министерства здравоохранения СССР, Л74417 от 2.IX. 1971г., зак.1722, тираж 1000 экз., в связи с чем аналогичная инструкция от 10 октября 1961г. утратила силу.

         ...1. При   наличии   явной   опасности   психически
    больного   для   окружающих  и  для  самого  себя  органы
    здравоохранения имеют право  без  согласия  родственников
    больного,  его  опекунов  или  иных окружающих его лиц (в
    порядке неотложной медицинской помощи)  поместить  его  в
    психиатрической стационар.
         2. Показанием для неотложной госпитализации является
    общественная опасность больного, обусловленная следующими
    особенностями   его   болезненного   состояния   (следует
    перечень   из  6  пунктов.  -  Хр.).  Перечисленные  выше
    болезненные  состояния,   таящие   в   себе   несомненную
    опасность   для   самого   больного   и  общества,  могут
    сопровождаться    внешне    правильным    поведением    и
    диссимуляцией.   В   связи  с  этим,  необходима  сугубая
    осторожность при оценке психического состояния таких лиц,
    чтобы, не расширяя показаний к неотложной госпитализации,
    вместе с тем своевременным стационированием предотвратить
    возможность  совершения  общественно-опасных  действий со
    стороны психического больного.
         3. ...Не  могут  служить  показаниями  к  неотложной
    госпитализации аффективные реакции и антисоциальные формы
    поведения лиц,  не страдающих психическим заболеванием, а
    обнаруживающих  лишь  такие  психические  аномалии,   как
    психопатические черты характера, невротические реакции...
    В тех случаях,  когда общественно-опасное поведение  лица
    вызывает   подозрение   о  наличии  у  него  психического
    расстройства,  но последнее не является очевидным,  такое
    лицо не подлежит неотложной госпитализации...
         4. ...При    неотложной     госпитализации     врач,
    направляющий    больного,    обязан   подробно   изложить
    обоснования  медицинских   и   социальных   показаний   к
    неотложной  госпитализации,  указав  в  заключение  место
    своей работы, должность, фамилию и время направления.
         5. Местные  органы  внутренних дел (милиции) обязаны
    оказывать  содействие  медицинским  работникам   при   их
    обращении в неотложной госпитализации психически больных,
    представляющих  общественную  опасность  в  случаях:   а)
    возможности   оказания   ими   сопротивления,  проявления
    агрессии и др.  действий,  угрожающих  жизни  и  здоровью
    медицинских  работников  или  при их попытках скрыться от
    них;  б) оказания  сопротивления  со  стороны  родителей,
    опекунов и др.лиц в госпитализации больного.
         6. В психиатрическом учреждении  госпитализированный
    больной  в  течение  суток  должен быть освидетельствован
    специальной комиссией в составе  трех  врачей-психиатров,
    которая     рассматривает     вопрос    о    правильности
    стационирования и  определяет  необходимость  дальнейшего
    пребывания   в   стационаре.  О  госпитализации  больного
    информируются его ближайшие родственники не позднее суток
    после освидетельствования больного комиссией.
         7. Госпитализированные  ...  подлежат  обязательному
    (не   реже   1   раза  в  месяц)  переосвидетельствованию
    комиссией...  для   решения   вопроса   о   необходимости
    дальнейшего пребывания в больнице...".

КРАТКИЕ СООБЩЕНИЯ
    15 октября Виктор ФАЙНБЕРГ,  содержащийся в Ленинградской

спецпсихбольнице, прекратил голодовку. ФАЙНБЕРГ об]явил голодовку 28 сентября, протестуя против депортации "политических" Арсенальной в спецбольницы Орла и Днепропетровска. Он добился обещания администрации прекратить депортацию.

                           *****
    Математик Леонид   ПЛЮЩ,   член   Инициативной    группы,

арестованный 15 января 1972г. в Киеве, признан судебно-психиатрической экспертизой душевнобольным.

                           *****
    Верховный суд Литовской ССР осудил 30 ноября 1972г.  на 2

года лагерей строгого режима Стасиса Станиславовича ЯКАСА, 1941г.р.

    ЯКАС обвинялся по ст.199 УК Лат ССР (=ст.190-1 УК РСФСР).

Ему инкриминировалось: хранение и распространение "Хроники текущих событий"; самиздат ("Технология власти" АВТОРХАНОВА, письмо ЯКИРА в журнал "Коммунист" и др.); "Vietuvos Archivas" (архивы Литвы - книга о выборах 1940г. в сейм, изданная при немцах); связь с ЯКИРОМ. Дело ЯКАСА, как и дело СЕВРУКА (Хр.24-26), - вильнюсский метастаз дела N24. С.С.ЯКАС содержится в лагере в пос.Провиништис (Литва).

                           *****
    Яков Лейбович  ХАНЦИС,  проживающий   в   Кишиневе,   был

арестован летом 1970г. у голландского посольства в Москве, куда он приехал, чтобы добиваться разрешения на выезд в Израиль. 17 августа осужден Краснопресненским судом г.Москвы по ст.206 УК РСФСР на 2,5 года лагерей усиленного режима. Отбывал наказание в Вятлаге (учр. К-231). 18 апреля 1971г. условно освобожден и направлен на "химию" в г. Омутнинск Кировской обл. Пишет в Президиум Верховного Совета СССР письма с требованием отпустить его с семьей в Израиль. Весной 1972г. - снова арестован и осенью осужден на 2 года лагерей строгого режима по ст.190-1 УК РСФСР.

    Содержится по  адресу:  Кировская  обл.,  п/я  ОР 216/10.

Стало известно, что в заключении ХАНЦИС подвергался избиениям и издевательствам со стороны охраны.

                           *****
    10 декабря,    в    годовщину   провозглашения   Всеобщей

Декларации Прав Человека 240 заключенных лагеря ВТ 389/36 объявили двухдневную голодовку. Заключенные потребовали от Верховного Совета введения статуса политзаключенных, отмены незаконных ограничений в литературе. В лагерь не допускают учебники иностранных языков и по другим дисциплинам. Администрация так мотивирует запрет: "Эти книги вам, как не учащимся, не положены".

                           *****
    В пермском лагере (учр.  389/36) отбывают 25-летний срок:

Юрий ГУЦАЛО (рабочий, 40 лет), Григорий ГИРЧИК (художник, 41 год), Николай НИКОЛАЕНКО (рабочий, 43 года), Василий ПИРУС (40 лет); 15-летний срок - Лев ЛУКЬЯНЕНКО (юрист,39 лет), Михаил ЛУЦИК (40 лет), Андрей ТУРИК, Виктор КУРЧИК; 7-летний срок - отбывает КОЦНИК (преподаватель сельхозтехникума, 35 лет), Ранее в этот лагерь переведены осужденные по "еврейским" процессам (Хр.27).

                           *****
    11 ноября  1972г.  по  окончании  срока  ссылки  (5  лет)

освобожден П.М.ЛИТВИНОВ, осужденный за участие в демонстрации 25 августа 1968г. на Красной площади в Москве в знак протеста против ввода советских войск в Чехословакию (см. Хр.3-4). За месяц до освобождения ЛИТВИНОВА, 11 октября 1972г. в его доме в с. Усугли Читинской обл. был произведен обыск, постановление о котором было подписано следователем АЛЕКСАНДРОВСКИМ, ведущим дело Виктора КРАСИНА (см. Хр.27 и наст. выпуск). Все подсобные помещения и подпол были тщательно обследованы миноискателем. Изъято несколько самиздатских сборников стихов, пародии на В.КОЧЕТОВА и С.СМИРНОВА.

                           *****
    В начале 1972г.  солдат одной  из  подмосковных  воинских

частей ЯКОВЛЕВ, 1953г.р., (призван в Смоленской обл.) за критику армейских порядков и обязательной воинской повинности был помещен в психбольницу им. Кащенко. Около полутора месяцев ЯКОВЛЕВ без всякого лечения содержался в палате с больными, после чего был списан из армии, как душевнобольной.

                           *****
    Заключенные ИТК  и  тюрем  могли  раньше  получать  книги

наложенным платежом ("книга - почтой") из книжных магазинов, в том числе из некоторых букинистических. В ноябре 1972г. директор магазина "Букинист" (Москва, Ленинский проспект) в ответ на очередную просьбу такого рода заявил, что магазин никаких книжных бандеролей на адрес "учреждений" больше отправлять не будет. При этом она сослалась на устное распоряжение.

                           *****
    В конце ноября 1972г.  Валерий Николаевич ЧАЛИДЗЕ вылетел

вместе со своей женой Верой СЛОНИМ в Соединенные Штаты Америки. Виза на выезд была дана ЧАЛИДЗЕ, в связи с приглашением от Вашингтонского и Нью-Йорского университетов прочитать курс лекций по проблеме защиты прав человека. В.ЧАЛИДЗЕ использовал для своей частной поездки (таков ее официальный статус) свой очередной отпуск. Срок визы - месяц.

    Никаких формальностей, связанных по действующим советским

инструкциям с выездом на постоянное жительство, ему выполнять не пришлось. По приезде в США В.Н.ЧАЛИДЗЕ в своих выступлениях и заявлениях (в том числе по столь щекотливому вопросу, как сравнительное положение советских и американских заключенных, заданному ему после посещения тюрьмы штата Нью-Йорк) занимал подчеркнуто лояльную позицию по отношению к советским властям. Тем не менее, в середине декабря ЧАЛИДЗЕ был извещен советским послом в США от том, что специальным указом Президиума Верховного Совета СССР он лишен советского гражданства "за действия, не совместимые со званием гражданина СССР".