Хроника текущих событий/26

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Хроника текущих событий — выпуск 26
{{#invoke:Header|editionsList|}}


ДВИЖЕНИЕ В ЗАЩИТУ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

       Х Р О Н И К А   Т Е К У Щ И Х   С О Б Ы Т И Й
                            Каждый человек  имеет  право   на
                            свободу  убеждений и на свободное
                            выражение их;  это право включает
                            свободу          беспрепятственно
                            придерживаться своих убеждений  и
                            свободу    искать,   получать   и
                            распространять информацию и  идеи
                            любыми средствами и независимо от
                            государственных границ.
                            ВСЕОБЩАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА,
                            статья 19
                   ВЫПУСК ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ
                       5 июля 1972 г.

СОДЕРЖАНИЕ: Арест ПЕТРА ЯКИРА. - Политические процессы. -

               Обыски,  допросы,  аресты.  -  Предварительное
               следствие.  - Политзаключенные психиатрических
               больниц.   -   Высылка    корреспондента.    -
               "Книксон".  -  День  ШЕВЧЕНКО  на  Украине.  -
               Пресс-конференция Я.ДОБОША.  -  Новые  функции
               органов.  -  События в Литве.  - По материалам
               газетных статей.  - Внесудебные преследования.
               - Краткие  сообщения. - Письма и документы.  -
               Новости  Самиздата.   -   "Памятная   записка"
               А.Д.САХАРОВА.    -   Поправки   к   предыдущим
               выпускам.
                     ГОД ИЗДАНИЯ ПЯТЫЙ

.



    АРЕСТ ПЕТРА ЯКИРА
    21 июня в Москве был арестован ПЕТР ИОНОВИЧ ЯКИР.
    П.И.ЯКИР (1923   года   рождения)  -  сын  расстрелянного

СТАЛИНЫМ героя гражданской войны командарма ИОНЫ ЭМАНУИЛОВИЧА ЯКИРА; 17 лет (с 1937 по 1954 год) он отсидел в сталинских тюрьмах и лагерях. П.И.ЯКИР - член Инициативной группы по защите прав человека в СССР.

    21 июня днем, когда П.И.ЯКИР во время обеденного перерыва

вышел на улицу, его усадили в машину и увезли. Примерно через час на работу к ВАЛЕНТИНЕ ИВАНОВНЕ САВЕНКОВОЙ, жене П.И.ЯКИРА, приехала та же бригада сотрудников КГБ, которая производила обыск на квартире у П.И.ЯКИРА 14 января ("Хроника" N 24), и 6 мая с. г. ("Хроника" N 25). Бригада отвезла В.И.САВЕНКОВУ домой и провела третий в этом году обыск. В ордере на обыск была указана статья 70 УК РСФСР. Обыск продолжался 4 часа. Присутствовала на обыске только В.И.САВЕНКОВА. Несколько граждан, пожелавших присутствовать при обыске (в частности, зять П.И.ЯКИРА Ю.КИМ и академик А.Д.САХАРОВ), не были допущены в квартиру. В тот же день были проведены обыски и на рабочих местах П.И.ЯКИРА и его жены. Никто из семьи ЯКИРА не видел протоколы этих обысков. "Хронике" они тоже не известны.

    21 июня  вечером  следователь  КГБ  при  СМ  СССР   майор

ГЕННАДИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ КИСЛЫХ звонил В.И.САВЕНКОВОЙ и сообщил ей, что П.И.ЯКИР арестован, ему предъявлено обвинение по статье 70 УК РСФСР. Находится он в Лефортовской следственной тюрьме КГБ при СМ СССР. Между прочим, уже днем иностранным корреспондентам в Москве официально сообщили, что П.И.ЯКИР арестован "за антиконституционную деятельность" и ему предъявлено обвинение по статье 70 и статье 210 (вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность) РСФСР.

    В.И.САВЕНКОВА обратилась к Генеральному прокурору СССР  с

просьбой изменить П.И.ЯКИРУ меру пресечения, например - на подписку о невыезде. 1 июля с аналогичным призывом обратилась к Генеральному прокурору СССР Инициативная группа по защите прав человека в СССР. В письме Инициативной группы, в частности, говорится:

         "...Общественная деятельность  Петра  Якира  целиком
    исходит   из   идеи   десталинизации   нашего   общества.
    Антисталинизм  Якира органически связан с его биографией,
    профессиональным  знанием  нашей  истории,   непримиримым
    отношением   к   общественному  злу.  Деятельность  Якира
    отражает его убеждения и абсолютно бескорыстна.
         ...Единственным стремлением        Якира        было
    способствовать демократизации нашего общества...".
    Ответ на эти письма еще не получен.
    В письме,   подписанном   "Группа  советских  граждан"  и

датированном "июнь 1972 г.", в частности, говорится:

         "Брошен в тюрьму Петр Якир.
         Власти решили  вписать  новую  мрачную  страницу   в
    трагическую  судьбу  одного  из самых замечательных наших
    современников, человека редкостного гражданского таланта,
    великой силы духа,  неукротимой энергии,  ни перед чем не
    отступающего мужества.
         Это еще один - и быть может кульминационный - этап в
    тактике таких,  ползучих,  но систематических  репрессий,
    которую  вот  уже  несколько лет проводит режим,  пытаясь
    удушить демократическое движение.
         Можно и   нужно   протестовать  против  этой  акции.
    Важнее,  однако,  понять суть новой ситуации и  серьезно,
    сосредоточенно и без истерии (будь то истерия бросания на
    штыки  или  истерия  капитуляции)  приспособить  жизнь  и
    борьбу  каждого демократа,  а значит и всего движения,  к
    нынешней действительности.
         Арест Якира,  человека,  сознательно оказавшегося на
    острие  борьбы,  не  означает,  что  "все потеряно",  что
    политика властей принесла им победу.
         ...Арест Якира  -  не начало и не конец.  Это важная
    веха.
         ...Сохранить людей и сохранить Самиздат, сохранить и
    укрепить  движение  за  демократизацию - вот главная цель
    сегодня, вот лучший ответ на арест Якира...".


    ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ
    Суд над  Ю.МЕЛЬНИКОМ.  15,  16,  19  июня в Ленинградском

городском суде слушалось дело ЮРИЯ МЕЛЬНИКА ("Хроника" N 24), обвиненного по статье 70 и статье 196 (подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, штампов, печатей, бланков) УК РСФСР. Председательствовал КАРЛОВ. Защитник - ХЕЙФЕЦ.

    В зале  суда  было  человек  20  специально  приглашенных

людей; распорядители суда почему-то называли этих людей "студентами". Подчас эти "студенты" играли роль охранников у дверей зала суда. Против обыкновения вход в зал суда, за исключением того момента, когда допрашивались 3 свидетеля (К.ЛЮБАРСКИЙ - см. "Хронику" N 24; В.СМИРНОВ и заместитель директора радиотехникума, фамилия которого "Хронике" неизвестна), был свободным.

    Ю.МЕЛЬНИК - 1945 года рождения,  образование  среднее.  В

обвинительном заключении ему инкриминировалось: во-первых, устное распространение своих взглядов об отсутствии демократических свобод в нашей стране, о вводе советских войск в Чехословакию в 1968 году, о положении евреев и крымских татар и о "создании Комитета прав человека в Москве, который ставит целью распространение подпольной антисоветской литературы и издание подпольной антисоветской газеты"; во-вторых, распространение книги АВТОРХАНОВА "Технология власти", книги "Все течет", "приписываемой В.Гроссману", выпуска журнала "Общественные проблемы" N 10 (см. "Хронику" N 20), статей "Наследники Сталина" (анализ творчества В.КОЧЕТОВА и И.ШЕВЦОВА), "Тотальный преступник" (о Л.М.КАГАНОВИЧЕ), и трех документов о крымских татарах; в-третьих, подделка подписи на бланке и получение по этому бланку радиотелетайпа.

    Подсудимый признал  себя  виновным  по  статье  196,  что

касается статьи 70, он, признавая все инкриминируемые ему факты распространения, отрицал умысел на "подрыв или ослабление советской власти" и поэтому виновным себя по этой статье не признал. Кроме того, он отказался от части своих показаний, данных на предварительном следствии, сказав, что оговорил своих товарищей (в частности, ЛЮБАРСКОГО).

    Эти товарищи, выступая в качестве свидетелей, подтвердили

все перечисленные факты распространения, кроме распространения "Общественных проблем".

    Прокурор потребовал для  Ю.МЕЛЬНИКА  4  года  заключения.

Адвокат просил переквалифицировать обвинение на статью 190-1.

    Суд признал  Ю.МЕЛЬНИКА  виновным  по  статьям 70 и 196 и

приговорил его к 3 годам заключения в лагере строгого режима.

    Ленинград.
    В марте 1971 года в Ленинграде были арестованы 7 человек:

ВЯЧЕСЛАВ ДЗИБАЛОВ (старший инженер Института механической обработки), СЕРГЕЙ СЕРГЕЕВ, АНДРЕЙ КОЗЛОВ, МАРИЯ СЕМЕНОВНА МУСИЕНКО, братья ИВАН и СЕРГЕЙ ПУРТОВЫ; фамилия седьмого неизвестна. Всем семерым было предъявлено обвинение по статье 70 УК РСФСР. Конкретное содержание обвинения "Хронике" неизвестно. Известно только, что обвиняемые исповедовали следующий "символ веры": наше общество - больное, надо его оздоровить, возродить настоящую ленинскую политику и построить коммунизм.

    В январе  1972 года состоялся суд.  Подробности "Хронике"

неизвестны. Известно только, что четверо обвиняемых, признанных психиатрической экспертизой невменяемыми, направлены на принудительное лечение в специальную психиатрическую больницу, остальные трое получили разные сроки.

    Летом 1971  года  в  Ленинграде  был  арестован журналист

ЕВДОКИМОВ (1923 года рождения). Ему было предъявлено обвинение по статье 70 УХ РСФСР. В обвинительном заключении ему вменялось, в частности, в вину, что он печатался в журнале "Посев". Психиатрическая экспертиза в Институте судебной психиатрии имени Сербского признала его невменяемым. Недавно в Ленинграде состоялся суд над ЕВДОКИМОВЫМ и его женой. ЕВДОКИМОВ, как невменяемый, в зале суда не присутствовал.

    В судебном  заседании  жена  ЕВДОКИМОВА  давала показания

против своего мужа. По определению суда ЕВДОКИМОВ направлен в Ленинградскую специальную психбольницу. Его жена приговорена к 3 годам условно, с пятилетним сроком. ЕВДОКИМОВА - мать двоих детей.

    ЕВДОКИМОВ в Ленинградской спецбольнице,  протестуя против

жестоких условий содержания, объявил голодовку.

    Киев.
    5 июня  состоялся   суд   над   ВЛАДИМИРОМ   РАКИТЯНСКИМ,

обвиненным по статье 62 УК СССР (соответствует статье 70 УК РСФСР). Приговор 5 лет. Подробности "Хронике" неизвестны.


    ОБЫСКИ, ДОПРОСЫ, АРЕСТЫ
    Одесса.
    ГРИГОРИЙ БЕРМАН (26  лет)  в  начале  мая  подал  в  ОВиР

документы на выезд в Израиль. Через неделю его вызвали в КГБ и потребовали от него сведений о некоторых его знакомых, угрожая в противном случае не дать разрешения на выезд. БЕРМАН отказался. Через 3 дня он получил повестку в военкомат. Сославшись на свое освобождение от воинской повинности по состоянию здоровья, БЕРМАН уехал в Киев. 25 мая в приемной ОВиРа он был арестован и препровожден в одесскую тюрьму. Ему предъявлено обвинение по статье соответствующей статье 198-1 УК РСФСР (уклонение военнообязанного от учебных или поверочных сборов и воинского учета).

    21 мая  по аналогичной причине был арестован ЮРИЙ НОХ (22

года). Ему предъявлено то же обвинение.

    Москва.
    5 июня был арестован Г.ШАПИРО,  9 июня - М.НАШПИЦ.  Обоим

предъявлено обвинение по статье 198-1 УК РСФСР.

    На обыске 6 мая у машинистки В.М.МАКАТИНСКОЙ ("Хроника" N

25) была изъята машинка с русским шрифтом, а машинка с латинским шрифтом была оставлена.

    В июне   к   МАКАТИНСКОЙ  явились  с  ордером  на  выемку

сотрудники КГБ и изъяли вторую машинку.

    "Хронике" стало  известно,  что  обыск   у   ЛАХОВА   был

произведен не 6 мая по делу N 374, как сообщала "Хроника" N 25, а 20 апреля (в один день с обыском у П.П.СТАРЧИКА и, по-видимому, в связи с этим обыском) по делу N 24. ВАСИЛИЙ ИВАНОВИЧ ЛАХОВ (приблизительно 40 лет) живет под Москвой в поселке Яковенко (ст. Столбовая Курской ж. д.). Он - член КПСС, аспирант МИХМ*. В дальнейшем ЛАХОВА несколько раз вызывали на допросы. Допрашивал его (уже по делу П.П.СТАРЧИКА) следователь С.Н.ГОРШКОВ.

    * Московский институт химического машиностроения. - Ред.
    20 апреля по делу N 24 был проведен обыск также у ВАСИЛИЯ

ИВАНОВИЧА БАЕВА (около 40 лет), проживающего в г. Подольске. На обыске ничего найдено не было. Баев работает социологом ВНИИЭТО**.

    ** Всесоюзный      научно-исследовательский      институт

электрохимического оборудования.

    Весной 1972   г.   у   кандидата   педагогических    наук

Г.П.ЩЕДРОВИЦКОГО был проведен обыск по делу N 24 (см. "Хронику" N 24).

    Ленинград. 15  апреля  у  кандидата  филологических  наук

МИХАИЛА МЕЙЛАХА состоялся обыск по делу жены ЕВДОКИМОВА (см. настоящий выпуск).


    ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ СЛЕДСТВИЕ
    В мае   ЛЕОНИД   ПЛЮЩ   ("Хроника"  N  24)  направлен  на

психиатрическую экспертизу в Москву. Ряд фактов заставляет предположить, что диагноз экспертной комиссии определен заранее. Один такой факт был приведен в заявлении Инициативной группы по защите прав человека в СССР в связи с арестом ПЛЮЩА ("Хроника" N 24). Вот еще один факт: уже в феврале сотрудник КГБ СУР заявил свидетелю Ф.А.ДИДЕНКО, что в КГБ есть письмо матери ПЛЮЩА, в котором она пишет о "странностях" сына; однако, на самом деле никакого подобного письма не было!

    4 июня жена ПЛЮЩА,  Т.И.ЖИТНИКОВА, послала Прокурору УССР

заявление, в котором она сообщила о фактах тенденциозного, обвинительного подхода следствия к делу ее мужа.

    ВАСИЛИЙ СТУС ("Хроника" N 24) с 6 мая по 23 мая находился

на экспертизе в Киевской психиатрической больнице имени Павлова. Диагноз экспертной комиссии: в характере имеются психопатические черты, вменяем. Дело СТУСА ведет следователь В.И.ЛУБЕНЕЦ. Сначала обвинение было предъявлено по статье 187-1 УК УССР (соответствует статье 190-1 УК РСФСР), затем оно было переквалифицировано на статью 62 УК УССР (соответствует статье 70 УК РСФСР).

    В марте в Киевской психиатрической больнице имени Павлова

находился участник угона самолета из Крыма в Турцию ГИЛЯЕВ. Экспертиза признала ГИЛЯЕВА вменяемым. Дело ГИЛЯЕВА ведет украинский КГБ. Ему, по-видимому, предъявлено обвинение в измене Родине и в краже государственного имущества.

    ЮРИЮ ШУХЕВИЧУ ("Хроника" N 4,  25) предъявлено  обвинение

по статье 70 часть 2 УК РСФСР. Следствие ведет Кабардино-Балкарский КГБ. Следователь - майор КАШЕЖЕВ. После трех месяцев следствия ШУХЕВИЧ был переведен в Киев, но вскоре его отправили обратно в Нальчик, так как судя по всему не было найдено никаких доказательств связи Шухевича с украинскими делами. Жена ШУХЕВИЧА, ВАЛЕНТИНА ТРОЦЕНКО, живет по адресу: Нальчик, Советская ул. 83, кв. 13. У них двое детей: Роман (1970 г. р.) и Ира (1972).

    Экспертиза Института судебной психиатрии имени  Сербского

признала В.СЕВРУКА ("Хроника" N 24, 25) невменяемым.


    ПОЛИТЗАКЛЮЧЕННЫЕ ПСИХИАТРИЧЕСКИХ БОЛЬНИЦ
    ВЛАДИМИР ИЛЬИЧ ТРИФОНОВ родился в 1938 году в Калининской

области. В 1966 году ТРИФОНОВ учился на физическом факультете Калининского педагогического института. Он часто спорил с преподавателями кафедры политэкономии. В результате ему устроили психиатрическую экспертизу. Экспертиза проходила 5 минут. Проводил ее ведущий психиатр Калининского медицинского института ВИКТОР МИХАЙЛОВИЧ ШПАК. На основании диагноза ШПАКА ТРИФОНОВА исключили из института. В марте 1968 года за "антисоветские высказывания" он был арестован. Через полгода он был отправлен в Ленинградскую специальную психиатрическую больницу, где находится и в настоящее время. Адрес его матери: Калининская обл., Осташковский р-н, Ширковское п/о, дер. Орлинка, ТРИФОНОВОЙ ВЕРЕ ИЛЬИНИЧНЕ.

    АНАТОЛИЙ ДМИТРИЕВИЧ  ПОНОМАРЕВ  родился  в  1933  году  в

Ленинграде, работал инженером в ленинградском филиале ВНИИ Медицинского приборостроения. В октябре 1970 года он был взят под стражу и против него было возбуждено уголовное дело по статье 190-1 УК РСФСР за распространение собственных сатирических стихов, за перепечатывание письма СОЛЖЕНИЦЫНА съезду писателей. Психиатрическая экспертиза, проходившая во 2-ой психиатрической больнице на Пряжке, признала его невменяемым. 29 января 1971 года Ленинградский городской суд направил его на принудительное лечение в Ленинградскую специальную психиатрическую больницу. С 11 марта 1971 года он находится в этой больнице. Адрес его семьи: Ленинград, Лесной просп. 34/36, кв. 125.

    АНАТОЛИЙ ФЕДОРОВИЧ  ЧИННОВ  родился  в 1938 году.  В 1967

году он окончил химический факультет Ленинградского университета. В декабре 1968 года он был арестован за попытку перехода границы. В начале 1969 года психиатрическая экспертиза в г. Львове признала его вменяемым. В конце 1969 года он был подвергнут вторичной экспертизе в Институте судебной психиатрии имени Сербского. Диагноз - шизофрения. В настоящее время он находится в Ленинградской специальной психиатрической больнице. Адрес брата: Москва, Д-4, пер. Маяковского 2, кв. 27, Чиннову Валерию Федоровичу. Адрес сестры: Ленинград, В-43, 15-ая линия 68, кв. 9, Чинновой Раисе Федоровне.

    В апреле  1967 года ЮРИЙ СЕРГЕЕВИЧ БЕЛОВ получил по части

2 статьи 70 УК РСФСР 5 лет лагерей особого режима. Он отбывал их сначала на 10 л/п в Мордовии, затем - во Владимирской тюрьме. Осенью 1971 года против него было возбуждено новое (третье!) дело - снова по статье 70 (за "внутритюремную агитацию"). С декабря 1971 года по февраль 1972 года он находился на экспертизе в Институте судебной психиатрии имени Сербского и был признан невменяемым. В мае 1972 года его этапировали из Владимирской тюрьмы в специальную психиатрическую больницу в г. Сычевка Смоленской области.

    В 1971 году в Москве судили ВЛАДИМИРА ШЛЕШНЕВА. Обвинение

ему было предъявлено по статьям 64 (измена родине) и 15 (ответственность за приготовление к преступлению и за покушение на преступление) УК РСФСР. "Покушение" на "измену родине", состояло в "попытке нелегального перехода границы". Суд направил его на принудительное лечение в Казанскую специальную психиатрическую больницу.

    В начале июня Ленинградский городской суд заменил ЕВГЕНИЮ

ВИКТОРОВИЧУ ШАШЕНКОВУ ("Хроника" N 5, 18) и ВЛАДИМИРУ ВАСИЛЬЕВИЧУ ПОПОВУ ("Хроника" N 18) принудительное лечение в специальной психиатрической больнице принудительным лечением в больнице общего типа.

    В "Хронике" N 25  сообщалось,  что  экспертиза  Института

имени Сербского признала В.ФАЙНБЕРГА вменяемым. Однако позже в Ленинградскую спецпсихобольницу, в которой ФАЙНБЕРГ ожидает суда, пришло новое решение: "В.Файнберг нуждается в принудительном лечении в больнице общего типа в течение 4-5 месяцев".

    29 июня    состоялась    очередная   комиссия   у   ПЕТРА

ГРИГОРЬЕВИЧА ГРИГОРЕНКО. Комиссия постановила продлить срок принудительного лечения.


    ВЫСЫЛКА КОРРЕСПОНДЕНТА
    5 мая   московскому   корреспонденту   лондонской  газеты

"Таймс" ДЭВИДУ БОНАВИЯ было предложено покинуть СССР. В тот же день английское правительство выразило протест. За последние два года Д.БОНАВИЯ - двадцатый иностранный корреспондент, высылаемый из СССР. 6 мая лондонская "Таймс"", протестуя против высылки своего корреспондента из Москвы, слово в слово перепечатала свой протест против высылки корреспондента "Таймс" из Берлина в конце тридцатых годов, заменив только название столицы и имя корреспондента. 13 мая "Таймс" указала, что за всю ее историю, кроме упомянутых двух случаев, был еще только один случай высылки ее корреспондента: в 1903 году Николай II выслал из России корреспондента "Таймс" за статьи о еврейских погромах и о революционном движении. Высылке Д.БОНАВИЯ предшествовала соответствующая кампания в "Литературной газете". В частности, там было напечатано письмо пенсионера из Витебской области, требующего высылки БОНАВИЯ. В связи с этим письмом один из читателей "Таймс" выражает свое удивление, что такое дефицитное в СССР издание, как "Таймс", читают пенсионеры города Витебска. Этот читатель пишет также, что, когда он был в СССР, он нигде не видел "Таймс", но в следующий раз он обязательно заедет в Витебск и приобретет там эту редкую в СССР газету. Другой читатель "Таймс" пишет: "Позвольте поздравить вашего корреспондента с высокой честью - высылкой из Советского Союза. Этой чести удостаиваются только самые талантливые и объективные корреспонденты". Стокгольмская газета "Свенска дагбладет" пишет, что высылка Бонавия служит ему лучшей рекламой: ясно, что он - хороший журналист и хорошо разбирается в советских делах.


    "КНИКСОН"
    Визит президента  США  Р.НИКСОНА  в  СССР   (22-30   мая)

сопровождался своеобразными действиями властей.

    Начиная с 11 мая,  в районные отделения милиции г. Москвы

были вызваны член Инициативной группы по защите прав человека в СССР Т.С.ХОДОРОВИЧ, эксперт Комитета прав человека А.С.ВОЛЬПИН и 15 активных участников Движения за право выезда евреев в Израиль. От них потребовали обещания, что во время визита НИКСОНА в СССР они не будут совершать "антиобщественных акций". Все вызванные заявили, что они не собирались и не собираются совершать незаконные действия.

    На время   визита   Никсона   срочно   были   посланы   в

командировки из Москвы член Инициативной группы Г.С.ПОДЪЯПОЛЬСКИЙ, А.С.ВОЛЬПИН и Ю.А.ШИХАНОВИЧ.

    С 19 мая началось отключение телефонов  на  квартирах.  В

Москве телефоны были отключены у члена Инициативной группы П.И.ЯКИРА, у членов Комитета прав Человека академика А.Д.САХАРОВА и В.Н.ЧАЛИДЗЕ, у Р.А.МЕДВЕДЕВА и у 13 участников Движения за выезд евреев. У девяти из этих тринадцати телефоны не включены до сих пор! На вопрос В.ЧАЛИДЗЕ в бюро ремонта ответили: "Сложное повреждение кабеля. Будет починено 29 мая". В те же дни было отключено несколько телефонов в Киеве. Был отключен, по крайней мере до июня, телефон профессора Г.БРАНОВЕРА (Рига).

    В Москве  и  Ленинграде в домах,  выходящих на улицы,  по

которым должен был проследовать НИКСОН, гражданам в соответствующие дни было запрещено подходит к окнам. В Киеве 27 мая милиция предложила Т.И.ЖИТНИКОВОЙ, жене ЛЕОНИДА ПЛЮЩА ("Хроника" N 24) дать расписку, что в течение 4 дней она не будет посещать центр города и общественные места. В противном случае ей угрожали привлечением к ответственности за "нарушение общественного порядка".

    В Минске,  Риге, Вильнюсе, Кишиневе, от нескольких евреев

потребовали подписки о невыезде из своих городов на время визита. Известны случаи, когда милиция высаживала из поездов и самолетов, направляющихся в Москву, лиц с еврейской внешностью. Был случай, когда мужу, русскому, разрешили сесть в самолет, а его жене, еврейке, не разрешили. Бывало, что кассы Аэрофлота отказывались продавать евреям билеты на Москву (как известно, начиная с 1970 года для покупки билета на самолет требуется предъявить паспорт).

    21 мая в 8 часов утра в Москве на  квартиры  В.ПРУССАКОВА

("Хроника" N 25) и пяти активистов Движения за выезд евреев: доктора технических наук Р.РУТМАНА, кандидатов технических наук Л.ЛИБОВА и В.ПОЛЬСКОГО, инженера В.СЛЕПАКА и историка Б.ОРЛОВА - явились, в сопровождении сотрудников милиции, лица в штатском и без каких бы то ни было юридических оснований отвезли их в различные тюрьмы Подмосковья. 22 мая был таким же образом посажен в тюрьму кандидат технических наук И.БЕГУН, а 24 мая - двадцатилетние А.СЛЕПАК и Л.ЦЫПИН. Всех вышеназванных, без предъявления какого бы то ни было обвинения, продержали в тюрьмах до 31 мая. Их родственникам в отделениях милиции было устно объявлено, что причина ареста - "нарушение общественного порядка в прошлом и намерение нарушить в будущем". За их женами была установлена постоянная, открытая и грубая слежка: филеры вламывались в телефоны-автоматы, влезали в лифт, а иногда даже делали попытки войти в ту квартиру, куда шла преследуемая. 31 мая перечисленные лица были отвезены в отделения милиции по месту жительства, где сотрудники КГБ заявили им, что их изолировали с целью предотвратить возможные нарушения общественного порядка с их стороны во время визита НИКСОНА. (Справка: советским законодательством превентивное заключение не предусмотрено.) В Ленинграде в день приезда туда НИКСОНА, утром, перед работой, был задержан на улице инженер Л.ЛЕРНЕР; он был отвезен в отделение милиции и без всяких объяснений продержан там до вечера. В Киеве таким же образом были задержаны на четверо суток два человека.

    22 мая  в  Москве  на  улице был задержан В.ПРЕСТИН.  Его

обвинили в том, что он "приставал к женщине". Женщина, заявившая об этом милиционеру, входила в число филеров, следивших в этот день за ПРЕСТИНЫМ. Народный судья Калининского района г. Москвы приговорил ПРЕСТИНА "за мелкое хулиганство" к 15 суткам заключения. Еще 21 мая ПРЕСТИН, в знак протеста против ареста его товарищей, объявил голодовку. Эту голодовку он держал до самого выхода из заключения. Аналогичному аресту на 15 суток подвергся в Ленинграде солист балета Театра оперы и балета имени Кирова В.ПАНОВ, незадолго до этого подавший заявление о выезде в Израиль.

    21 мая  в  Москве  сотрудники  КГБ  схватили   на   улице

А.ТУМЕРМАНА и отвезли его в психиатрическую больницу N 5. Там его продержали до 30 мая. Все это время ТУМЕРМАН держал голодовку. 24 мая ТУМЕРМАН написал НИКСОНУ письмо, в котором попросил его "поставить вопрос о гражданских правах в СССР".

    20 мая  П.ЯКИР,  давая  интервью корреспонденту агентства

Ассошиэйтед Пресс, сказал: "Насколько мне известно, при встречах на высшем уровне обычно не касаются проблем внутренней жизни. Однако многие из таких проблем (например, вопрос о гарантии прав личности) давно уже из внутреннего дела той или иной страны превратились в международные проблемы. В обсуждении этих проблем руководителями крупнейших государств заинтересованы и сами эти страны, и все человечество". Приведя примеры политических преследований последних лет в нашей стране, П.ЯКИР закончил словами: "Хотелось бы, чтобы после визита НИКСОНА у нас не усилилась реакция, чтобы перестали за убеждения арестовывать и брать в психушки. Пора уже покончить со средневековьем".


    ДЕНЬ ШЕВЧЕНКО НА УКРАИНЕ
    21 мая  -  годовщина  переноса  праха   Т.Г.ШЕВЧЕНКО   из

Петербурга на Украину. Уже много лет украинская общественность отмечает этот день возложением цветов к памятнику Шевченко в Киеве, песнями и танцами вокруг памятника. В последние годы власти пытались придать всему происходившему в этот день в парке Шевченко официальный характер: вокруг памятника возводилась эстрада, присылались бригады артистов, устраивались концерты. Однако, обычно наряду с официальными мероприятиями все равно происходили "самодеятельные" народные празднества. В этом году власти решили пресечь любые попытки почтить память поэта. Парк Шевченко был окружен кордонами милиции, дружинников и "людей в штатском". Милиция прогоняла людей, останавливавшихся на улицах, проходящих вдоль парка. Милиция, дружинники, "штатские" без всяких объяснений хватали тех, кто пытался подойти к памятнику Шевченко, тех, кто пытался петь украинские песни, и даже тех, кто был в украинских вышитых рубашках или имел на груди значки Шевченко. Было задержано больше 50 человек. Несколько человек на другой день получило по 15 суток ареста "за сопротивление властям".


    ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИЯ Я.ДОБОША
    5 июня   по   украинскому   телевидению   была   показана

пресс-конференция ЯРОСЛАВА ДОБОША ("Хроника" N 24). На этой пресс-конференции Я.ДОБОШ сделал заявление. Приводим выдержки из этого заявления:

         "Меня попросили...  сделать   заявление   следующего
    содержания.  Я, Ярослав Добош, подданный Бельгии, родился
    в 1947 году в Западной Германии.  Перед своим приездом  в
    Советский  Союз я проживал в Бельгии...  и занимался на 5
    курсе факультета социологии католического университета...
    В 1967 году... я вступил в националистическую организацию
    - Союз украинской молодежи (СУМ). Эта организация состоит
    из    молодежи,   которая...   борется...   за   создание
    самостийной   Украины...   фактически   руководит    этой
    организацией...   ОУН...   Осенью  1971  года  меня,  как
    активного члена СУМ, выбрали председателем отделения этой
    организации в Бельгии... Выполняя задание ОУН... я выехал
    27 декабря 1971 года из Брюсселя...  в Советский  Союз...
    Это задание состояло в том,  что в Киеве и во Львове... я
    должен был  встретиться  с  Иваном  Светличным,  Зиновией
    Франко, Анной Коцуровой, Леонидом Селезненко ("Хроника" N
    24,  25)  и  Стефанией  Гулык  и   через   них   получить
    антисоветскую    и   другую   информацию   с   целью   ее
    использования на Западе,  а также я должен  был  передать
    некоторым из них деньги... 29 декабря я приехал в Киев...
    В Киеве я  находился  с  29  декабря  по  1  января...  В
    условленных  местах  я  встретился  с И.  Светличным,  З.
    Франко и Л. Селезненко и при помощи Селезненко встретился
    с  А.  Коцуровой.  Всех  этих  лиц  я  проинформировал об
    антисоветской  деятельности  украинских  организаций   на
    Западе  и  о  том,  что  украинские  националисты в своей
    деятельности  сотрудничают  с  сионистами,  а  от  них  я
    получил политическую информацию,  которая мне была нужна,
    и относящиеся к ней документы. И. Светличному и З. Франко
    я  передал для их поддержки по 50 рублей,  а также дал 50
    рублей за фотопленку с документами.  Продолжая  выполнять
    задание,  я  3  января  приехал  во  Львов...  4 января я
    встретился  с  С.  Гулык...  Во  время  этой  встречи   я
    проинформировал    ее   об   антисоветской   деятельности
    националистических организаций на Западе,  получил от нее
    нужную  нам политическую и прочую информацию и передал ей
    для поддержки 30 рублей.  Выполнив полностью задание, я 5
    января выехал из Львова.  На пограничной станции Чоп меня
    арестовали за совершенное мной преступление и привлекли к
    уголовной   ответственности.   Я  признал,  что  совершил
    тяжелое преступление против  советского  государства.  На
    следствии я рассказал про свою враждебную деятельность на
    Украине.  Я выразил надежду,  что  органы,  учитывая  мою
    молодость  и  чистосердечное  признание,  примут по моему
    делу гуманное решение. Я заверяю советское правительство,
    что   никогда   в  жизни  я  больше  не  буду  заниматься
    антисоветской   деятельностью,   и,   если   мне    дадут
    возможность вернуться в Бельгию,  то,  вернувшись туда, я
    никогда  не  буду  совершать  никаких   действий   против
    Советского Союза".
    После этого  Я.ДОБОШ  ответил на вопросы присутствовавших

на пресс-конференции представителей советской общественности и прессы. В конце пресс-конференции было объявлено, что, учитывая чистосердечное признание Я.ДОБОША было решено освободить его от уголовной ответственности и выдворить из СССР.

    Возникает естественный  вопрос:  будет  ли  на  суде  над

И.СВЕТЛИЧНЫМ, Л.СЕЛЕЗНЕНКО и другими присутствовать главный свидетель обвинения Я.ДОБОШ или опять, как это было с показаниями Х.СЕБРЕХТСА на суде над В.БУКОВСКИМ ("Хроника" N 23), его показания будут недоступны непосредственной проверке на судебном заседании?


    НОВЫЕ ФУНКЦИИ ОРГАНОВ
    2 июля  в  Киеве  открылся  IX   Международный   конгресс

геронтологов. За час до торжественного открытия конгресса известный советский биолог, автор встреченной с интересом гипотезы о причинах старения, Ж.А.МЕДВЕДЕВ был задержан и в тот же день выслан из Киева. Ж.А.МЕДВЕДЕВ - автор широко распространившихся в Самиздате и изданных на Западе работ: "История биологической дискуссии в СССР", "Международное сотрудничество ученых и национальные границы", "Тайна переписки охраняется законом", "Кто сумасшедший?" (написана совместно с Р.А.МЕДВЕДЕВЫМ; в ней рассказывается о принудительной госпитализации Ж.А.МЕДВЕДЕВА в психиатрической больнице - см. "Хронику" N 14).

    История столь   своеобразного   "участия"   МЕДВЕДЕВА   в

конгрессе такова. Около года назад Ж.А.МЕДВЕДЕВ принял предложение Совета Международной ассоциации геронтологов прочитать лекцию на киевском конгрессе. (Подобное предложение традиционно считается символом признания бесспорных успехов исследователя.) Вскоре после этого он был приглашен участвовать в конгрессе и советским оргкомитетом в Киеве. Ж.А.МЕДВЕДЕВ выслал в оргкомитет тезисы своей лекции, необходимые документы и регистрационный взнос. Однако незадолго до конгресса оргкомитет вернул взнос и уведомил МЕДВЕДЕВА, что в связи с обилием заявок на доклады его лекция не включена в программу конгресса. МЕДВЕДЕВ сообщил о решении оргкомитета в Совет Международной ассоциации геронтологов. Президент ассоциации выразил недоумение по поводу действий оргкомитета, предпринятых без согласия и вопреки желанию Совета.

    Лишившись таким   образом   официального  приглашения  на

конгресс, Ж.А.МЕДВЕДЕВ, взял очередной отпуск, 29 июня выехал в Киев, где остановился у знакомых. Вице-президент Международной ассоциации геронтологов, председатель оргкомитета академик АМН СССР ЧЕБОТАРЕВ и его заместитель по оргкомитету в беседе с МЕДВЕДЕВЫМ отклонили его просьбу об участии в работе конгресса, сославшись вначале на отсутствие свободных мест в гостиницах, а затем - на недостаток времени для выполнения формальностей. Впрочем, было указано, что вход на заседания свободный. До начала конгресса Ж.А.МЕДВЕДЕВ имел деловые встречи с некоторыми советскими и иностранными учеными.

    2 июля,   в   день   торжественного  открытия  конгресса,

МЕДВЕДЕВ заметил за собою слежку. За час до открытия недалеко от здания театра, где была назначена церемония открытия, он был окружен группой из 6 человек в штатском, рядом с которой стоял милиционер. Окружившие предложили МЕДВЕДЕВУ пройти с ними. На вопросы МЕДВЕДЕВА, за что, или хотя бы, кем он задержан, они не отвечали. В это время невдалеке показалась группа людей со значками участников конгресса. Заметив ее, "штатские" схватили МЕДВЕДЕВА за руки, втолкнули в машину и отвезли в отделение милиции. В милиции МЕДВЕДЕВ был обвинен в нарушении общественного порядка, причем вначале утверждалось, что оно выразилось в сопротивлении представителям власти, затем - в том, что он пытался проникнуть на конгресс, к которому не имеет отношения. Разговаривавшие с МЕДВЕДЕВЫМ люди были осведомлены о том, что его лекция включена в программу конгресса и о его беседе с ЧЕБОТАРЕВЫМ. МЕДВЕДЕВ находился в отделении около 5 часов. В конце концов ему просто заявили, что он должен уехать из Киева и при попытке вернуться на конгресс будет выслан вновь. Хотя МЕДВЕДЕВ не называл адреса знакомых, у которых он остановился, через некоторое время его вещи привез кто-то из "штатских". МЕДВЕДЕВУ вручили билет до Москвы, который он тут же оплатил. Провожавший его сотрудник неизвестных органов власти стоял на перроне до отправления поезда.

    Ж.А.МЕДВЕДЕВ оказался единственным советским ученым,  чьи

работы были упомянуты во вступительном докладе президента Международной ассоциации геронтологов.

    Недавно Ж.А.МЕДВЕДЕВ был официально извещен  о  том,  что

его просьба об участии, в качестве гостя, в Международном биофизическом конгрессе в Москве в августе 1972 года удовлетворена. Однако вскоре по распоряжению генерального секретаря оргкомитета биофизического конгресса Л.П.КАЮШИНА он получил отказ в связи с ограниченностью мест.


    СОБЫТИЯ В ЛИТВЕ
    14 мая на одной из площадей Каунаса под лозунгом "Свобода

Литве" совершил самосожжение выпускник средней школы, сын преподавателя одного из вузов РОМАС КАЛАНТА (1953 года рождения).

    Трое его товарищей окружили горящего и не давали никому к

нему подойти. Они были арестованы и им было предъявлено обвинение в "умышленном убийстве при отягчающих обстоятельствах" (в УК РСФСР это статья 102). Имена их "Хронике" пока неизвестны.

    Р.КАЛАНТА скончался в  больнице  через  несколько  часов.

Похороны были назначены на 18 мая. За несколько часов до назначенного времени тело было тайком вывезено из морга и похоронено. Люди, пришедшие на похороны, пошли на место самосожжения. Собралась очень большая толпа. Милиция стала разгонять ее. Собравшиеся оказали сопротивление. По слухам погиб один милиционер. После этого были вызваны десантные войска, которые разогнали собравшихся. "Беспорядки" продолжались и 19 мая. Многие были задержаны. Некоторые получили по 10-15 суток за "мелкое хулиганство". Против нескольких человек возбуждено уголовное дело.

    В каунасской  газете  была  помещена   фотокопия   письма

родителей КАЛАНТЫ: "Нашу семью постигло большое несчастье - самоубийство сына. Каждому понятно горе родителей. А какие-то несознательные элементы, воспользовавшись нашим несчастьем, говорят о преследовании близких, пытаются нарушать спокойствие в городе. Другие только из любопытства следуют их примеру, причиняя тем самым нам еще большую боль. Ни у кого нет человеческих прав так вести себя. Самая большая поддержка нашей семье - покой". Это письмо было перепечатано в вильнюсских газетах на литовском и русском языках.

    По каунасскому  телевидению  с  "разъяснениями"  выступил

председатель Каунасского горисполкома. Он, в частности, сказал: "Следственные органы расследовали и выяснили обстоятельства этого самоубийства. Была создана судебно-медицинская комиссия. Участвовавшие в ее работе медики: доцент медицинского факультета Вильнюсского университета Ю.Андрюшкявичиене, главный врач Каунасской психоневрологической больницы В.Бернерис, главный психиатр Министерства здравоохранения Литовской ССР Ю.Гутманас, профессор Каунасского медицинского института И.Шуркус и другие специалисты в этой области, производя судебно-психиатрическую экспертизу и исследовав имеющиеся документы, записи, письма, рисунки погибшего, а также приняв во внимание показания его родителей, учителей, товарищей, пришли к выводу, что Ромас Каланта был психически больным и покончил самоубийством находясь в болезненном состоянии. Некоторые безответственные лица, группа подростков, не понимая и неправильно оценивая вышеупомянутый факт, без всякого чувства ответствен ности пытались нарушать общественный порядок и спокойствие в городе... Мы обращаемся к руководителям школ, учителям, родителям, молодежи и призываем способствовать обеспечению общественного порядка в городе".

    В одном из номеров газеты "Кауно тиеса" были опубликованы

письма, в которых "осуждаются хулиганские действия".

    22 мая  в  той же газете была напечатана статья "Кто они,

нарушители порядка?". В статье говорится: "18 и 19 мая небольшая группа хулиганов нарушала общественный порядок и спокойствие. чтобы информировать читателей, кто эти хулиганы, редакция обратилась в прокуратуру города. Здесь мы узнали, что в большинстве - это лица, уже не раз судимые за хулиганство и другие уголовные преступления. Это опустившиеся длинноволосые, с неприглядным внешним видом, извращенные хулиганы. Вот характеристики некоторых из них". Далее в статье рассказывается о пяти задержанных на площади. Против одного из них, выпускника средней школы ГЕНРИКАСА ИОЦЮНАСА, "за нарушение общественного порядка, неподчинение и использование силы против работников милиции" возбуждено уголовное дело.

    28 мая,  во время ярмарки,  на базарной площади г. Варена

СТОНИС (1949 года рождения; сантехник) и три его товарища вывесили национальный флаг. Товарищи СТОНИСА были сразу же схвачены милицией, ему удалось уйти. На следующий день на той же площади он совершил самосожжение. Умер он 10 июня в военном госпитале. Похороны проходили под надзором милиции и КГБ. Во время похорон все дороги в Варену были заблокированы.

    3 июня  на  одной  из  улиц Каунаса (площадь,  на которой

совершил самосожжение Каланта, охраняется) сжег себя по тем же мотивам АНДРЮШКЯВИЧУС (1912 года рождения; рабочий). Умер он на следующий день в военном госпитале. Похоронен был милицией тайно, в неизвестном месте.

    10 июня  на улице Капсукас пытался совершить самосожжение

ЗАЛИЧКАУСКАС (1910 года рождения; рабочий), но был схвачен. Сейчас он находится в военном госпитале.

    С 11  по  18 июня в Вильнюсском дворце спорта происходили

международные соревнования по ручному мячу на Кубок Балтики. Литовские студенты и школьники бурно реагировали во время каждой встречи: как только иностранная команда приближалась к советским воротам, они кричали "ура", когда же успех был на советской стороне, они свистели. Среди зрителей было много переодетых милиционеров и работников КГБ. Они хватали кричащих и увозили. Так же поступали с теми, кто не вставал, когда исполнялся гимн СССР. Общее число задержанных - около 150 человек. Многие из них, отсидев по 15 суток, были отпущены; несколько десятков человек находится под следствием. Большинство задержанных студентов не допустили к государственным экзаменам, ученикам не выдали аттестат зрелости. В последние дни соревнований многие места во Дворце спорта пустовали, поскольку билеты не продавались, а бесплатно распространялись на предприятиях по спискам, утвержденным парткомами, причем в основном на тех предприятиях, где большинство составляют русские.


    ПО МАТЕРИАЛАМ ГАЗЕТНЫХ СТАТЕЙ
    8 февраля   газета   "Пензенская   правда"  под  рубрикой

"Судебный очерк" напечатала статью "Падение" (автор - О.ТЕЛЬБУХ) о суде над А.С.ЛАКАЛОВЫМ, обвиненным в "распространении заведомо ложных измышлений, порочащих советский строй" (по-видимому, статья 190-1 УК РСФСР) и, вероятно, во взяточничестве. Обвинение в статье точно не сформулировано. Указано лишь, что ЛАКАЛОВ посылал под псевдонимом "А.КАРПОВ" письма на радиостанцию "Свобода", причем не прямо на радиостанцию, а по адресу одного из дикторов. "Береженого бог бережет!" - замечает по этому поводу автор статьи. (По-видимому, автор, считая вместе с редактором и цензором перлюстрацию писем совершенно естественной, иронизирует по поводу наивных мер предосторожности, принятых ЛАКАЛОВЫМ.) Под тем же псевдонимом, сказано в статье. ЛАКАЛОВ пытался принять участие в дискуссии "Комсомольской правды". Из статьи не ясно, как все эти письма стали известны следствию. Утверждается лишь, что "пасквили эти разоблачили простые советские люди". Приговор суда в очерке не приводится. Сказано только, что "он суров, но справедлив".

    В начале  декабря  "Кружок  христианских  демократических

студентов" предложил советскому послу в ФРГ ФАЛИНУ опровергнуть либо осудить факты преследования инакомыслящих в СССР. В ответ представители кружка были приглашены на встречу с советским пресс-атташе БОГОМОЛОВЫМ, которая состоялась 10 декабря. В дискуссии о деле СИНЯВСКОГО и ДАНИЭЛЯ БОГОМОЛОВ спросил у присутствующих, как они отнеслись бы к запад ногерманскому писателю, который в одних произведениях хвалит систему в ФРГ и одновременно в других, опубликованных под псевдонимом за границей, ругает эту систему. Ему ответили, что западный писатель имеет все возможности публиковать любую критику у себя на родине; впрочем, и публикации за границей вовсе не противоречат закону. Интересовавшимся, почему некоторые психиатрические больницы в СССР находятся в ведении КГБ, БОГОМОЛОВ ответил, что возможны психические заболевания иностранных шпионов, их нужно лечить, и тогда их помещают в клиники, подведомственные КГБ. (Отчет об этой беседе был опубликован в газете "Райнишер меркур" 17 декабря 1971 года.)


    ВНЕСУДЕБНЫЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЯ
    В начале апреля на партбюро секции поэзии БУЛАТУ ОКУДЖАВЕ

было предложено в письме в "Литературную газету" осудить факт публикации издательством "Посев" сборника его произведений (опубликованных, за исключением, кажется, одного рассказа, и в нашей стране - "Хроника" N). ОКУДЖАВА соглашался на это при условии, что ему дадут возможность одновременно осудить некоторые препятствия, стоящие на пути издания художественных произведений в нашей стране. В конце концов договорились на том, что требуемое "осуждение" ОКУДЖАВА сделает устно, на одном из писательских собраний.

    Однако 1  июня на заседании парткома ССП* СССР речь снова

шла только о письме в газету. ОКУДЖАВА отказался написать требуемое письмо. Партком единогласно исключил его из партии "за антипартийное поведение, выразившееся в отказе осудить факт публикации некоторых его произведений в западной прессе".

    * "Союз  советских  писателей";  с  1954 года официальное

название: "Союз писателей СССР".

    Весной 1971 года белорусский композитор Г.ШИРМА, выступая

на пленуме правления Союза композиторов, отрицательно отозвался о поисках молодых композиторов в области музыкальной формы; он сказал, что именно такие настроения привели к чешским событиям. ШИРМЕ резко возразил с места киевский дирижер ИГОРЬ БЛАЖКОВ. После того, как ШИРМА продолжал речь в том же духе, БЛАЖКОВ вышел из зала. Через некоторое время киевским композиторам было предложено осудить поведение БЛАЖКОВА. Молодые композиторы ГОДЗЯЦКИЙ, ГРАБОВСКИЙ и СИЛЬВЕСТРОВ, недавно принятые в Союз композиторов, отказались это сделать. Все трое были исключены из Союза на год. Через год, весной 1972 года, был поставлен вопрос о возобновлении их членства в Союзе, однако, руководители украинского Союза сказали, что "сейчас не время говорить об этом".

    17 мая     на    собрании    работников    Всероссийского

гастрольно-концертного объединения (ВГКО) секретарь парткома А.В.ГИБОВ потребовал осудить поведение музыкантов МИХАИЛА ГУСЕВА и ВЛАДИМИРА КОНДРАТЬЕВА. Он рассказал, что в купе поезда ГУСЕВ и КОНДРАТЬЕВ вели разговоры о политике и высказывали критические замечания; их спутники по купе: председатель совхоза и депутат Верховного Совета - написали донос в КГБ, а КГБ переслало этот донос в партком ВГКО. Несмотря на требования присутствующих, ГИБОВ отказался назвать фамилии авторов письма-доноса и зачитать его полностью, мотивировав свой отказ длиной письма. Он заявил только, что ГУСЕВ и КОНДРАТЬЕВ говорили, что условия жизни в ФРГ лучше, чем в СССР, и что у нас не печатают лучших писателей. На возражение ГУСЕВА: "Я имел в виду Пастернака" ГИБОВ ответил: "Знаем мы, кто такой ваш Пастернак!" ГУСЕВ сказал, что он говорил только правду и поэтому ни от чего не отказывается. Собрание вынесло ГУСЕВУ и КОНДРАТЬЕВУ общественное порицание.

    В середине   мая   ЕЛЕНА   АЛЕКСЕЕВНА   КОСТЕРИНА,   дочь

А.Е.КОСТЕРИНА ("Хроника" N 5), "за деятельность, несовместимую с пребыванием в рядах КПСС, и поддержку антисоветских элементов" была выведена из состава партбюро и исключена из партии. Эта "деятельность" и "поддержка" состоят в том, что Е.А.КОСТЕРИНА присоединилась в мае 1969 году к письму в ООН Инициативной группы по защите прав человека в СССР ("Хроника" N 8) и подписалась под одним из коллективных писем в защиту В.БУКОВСКОГО.

    Несколько выдержек   из   выступлений   при    исключении

КОСТЕРИНОЙ. Из выступления представителя вышестоящего парткома: ..."Наш суд знает, что делает, а вы защищаете антисоветчиков... Вот вы вспомнили об отце, который был осужден в 1937 году. Значит, правильно был осужден..." Из выступления секретаря партбюро: ..."Я не читал писем, которые подписывала Костерина, но в этих письмах защищаются люди, у которых не все в порядке по отношению к вышестоящим органам..." Из выступления одного из членов партбюро: "...Солженицын написал клевету в своем произведении "Один день Ивана Трофимовича" (так у выступавшего!)... Я Буковского не знаю, но раз его осудили, значит это правильно". После собрания, на котором КОСТЕРИНУ исключили из партии, присутствовавшие рассказывали: "Мы, собственно, не знаем, за что исключили Костерину. Какие-то письма подписывала, но нам их не показали и не зачитывали. Но раз в партбюро решили, значит что-то нехорошее".

    25 июня  приказом  начальника  управления  КОСТЕРИНА  без

всякой мотивировки была снята с должности директора станции и переведена на временную работу, сроком - на 2 месяца.

    Через несколько   дней   домой   к   КОСТЕРИНОЙ   явились

сотрудники КГБ с ордером на выемку пишущей машинки. Ордер был выписан по делу N 24 (см. "Хронику" N 24). Поскольку пишущей машинки у нее не оказалось, они через десять минут ушли.

    Жена Л.ПЛЮЩА  (см.  "Хронику"  N  24),  ТАТЬЯНА ИЛЬИНИЧНА

ЖИТНИКОВА, методист управления дошкольных учреждений Министерства просвещения УССР с 12-летним стажем, мать двоих детей, отстранена от чтения лекций; ей выражено "недоверие, как методисту" и сомнение в возможности продолжать совместную работу.

    Студентка Одесского художественного училища имени Грекова

КАГАНОВА была исключена из училища после заявления о выдаче ей характеристики для ОВиРа. Импровизированное комсомольское собрание закончилось антисемитскими выкриками.


    КРАТКИЕ СООБЩЕНИЯ
    Москва
    23 мая в 17 часов редактор журнала "Вече" ВЛАДИМИР ОСИПОВ

шел по улице Москвы. К нему подошел милиционер и, проверив документы ОСИПОВА, приказал ему садиться в подошедшую машину. ОСИПОВА отвезли во 2 отделение милиции. Там без всяких объяснений и без санкции прокурора его подвергли личному обыску, сняли отпечатки пальцев и составили протокол о нарушении паспортного режима. Не готовят ли власти В.ОСИПОВУ, как некогда А.МАРЧЕНКО ("Хроника" N 8), уголовное преследование за нарушение секретного "Положения о паспортах" (а также статьи 198 УК РСФСР)? Кроме того, милиция, опять-таки без всякой санкции прокурора, изъяла все, что было в портфеле у ОСИПОВА (научные и литературные материалы).

    5 июня В.ОСИПОВ написал о случившемся беззаконии Министру

внутренних дел Н.А.ЩЕЛОКОВУ письмо с требованием возвращения отнятого имущества и наказания виновных.

    3 июля  М.Н.ЛАНДА  ("Хроника"  N   25)   была   объявлена

подозреваемой по статье 70 УК РСФСР. До сих пор она вызывалась на допросы в качестве свидетеля.

    В начале июня  в  Москве  были  распространены  листовки,

обращенные к рабочим. Листовки имели экономическое содержание. Точное содержание листовки "Хронике" неизвестно.


    Мордовия
    В июне 1972 года осужденные на  Ленинградском  самолетном

процессе ("Хроника" N 17) объявили голодовку в связи со второй годовщиной ареста. Одно из требований голодавших: поскольку правительство Израиля предоставило им израильское гражданство, перевести их в лагеря для иностранцев.

    ГЕННАДИЙ ГАВРИЛОВ ("Хроника" NN 10, 11, 15) этапирован из

Мордовии в Лефортовскую следственную тюрьму КГБ; по-видимому - для допросов.

    Киев
    25 мая  работники  УВД  явились  на  квартиры  к  ЗИНОВИЮ

МЕЛАМЕДУ, ЛАЗАРЮ СЛУЦКОМУ и АЛЕКСАНДРУ ФЕЛЬДМАНУ и препроводили их в милицию. Там от них потребовали подписаться под машинописным текстом "о недопущении антиобщественных поступков". После того, как они отказались это сделать, их посадили в КПЗ*. МЕЛАМЕД и СЛУЦКИЙ были выпущены 27 мая, А.ФЕЛЬДМАН - 30 мая.

__________

    * - Камера предварительного заключения.
    25 мая КЛ.ГИЛЬДМАН была  вызвана  повесткой  в  отделение

милиции. Там ей предъявили обвинение в нарушении общественного порядка. После этого она была арестована на 15 суток. В знак протеста против беспричинного ареста КЛ.ГИЛЬДМАН с первого же дня заключения объявила голодовку.

    25 мая  С.БОРЩЕВСКИЙ был остановлен на улице неизвестным,

заявившим, что БОРЩЕВСКИЙ его толкнул. Рядом оказались дружинники. БОРЩЕВСКОГО отвели в народный суд, где он получил 15 суток за "мелкое хулиганство", состоявшее в том, что он "выражался нецензурными словами и оскорблял национальное достоинство..." (чье - неизвестно - "Хроника" N).

    А.ФЕЛЬДМАН, КЛ.ГИЛЬДМАН     и    С.БОРЩЕВСКИЙ    проходят

СВИДЕТЕЛЯМИ по делу Л.ПЛЮЩА и Л.СЕРЕДНЯК ("Хроника" N 24).

    Сын НАДЕЖДЫ  СВЕТЛИЧНОЙ  ("Хроника"   N   25)   возвращен

родственникам.

    Освободился из  лагеря  и  был  направлен  для  отбывания

ссылки в Сыктывкар ВАЛЕРИЙ РОНКИН.

    В 1965 году в Ленинграде за участие в тайном марксистском

кружке, издававшем журнал "Колокол", он был приговорен к 7 годам заключения и 3 годам ссылки.

    12 июня по  окончании  срока  заключения  освободился  из

лагеря ХАХАЕВ. Ему остались еще три года ссылки.

    22 мая из СССР выехал художник  ЮРИЙ  ТИТОВ  и  его  жена

ЕЛЕНА СТРОЕВА. Когда они по лучили в Риме свой багаж, оказалось, что все картины прожжены серной кислотой.

    30 мая из СССР выехал эксперт Комитета прав Человека, сын

СЕРГЕЯ ЕСЕНИНА, математик (создатель нового направления в основаниях математики) и поэт АЛЕКСАНДР ВОЛЬПИН.

    Во время   визита  НИКСОНА  в  Москву  у  Стены  плача  в

Иерусалиме проходила голодовка репатриантов из СССР в знак протеста против преследований евреев в СССР. В голодовке приняло участие около 200 человек, в основном молодежь. Они также устроили демонстрацию перед зданием Православной миссии, где находился прибывший в Израиль патриарх ПИМЕН. Демонстранты скандировали "Отпусти народ мой!" и передали патриарху петицию с требованием свободы религии в СССР.

    В конце 1971 года был создан  "Международный  комитет  по

вопросам меньшинств и прав человека в СССР" со штаб-квартирой в Брюсселе. Комитет был создан при непосредственном участии лауреата Нобелевской премии мира, президента Международного института прав человека РЕНЕ КАССЕНА и норвежского общественного деятеля ОДДА НАНСЕНА, сына ФРИТЬОФА НАНСЕНА. Комитет начал издавать на французском, английском и русском языках информационный бюллетень "Права человека в СССР". Добровольная группа при Комитете издала на французском языке 19 и 20 выпуски "Хроники текущих событий".

    Международный комитет по амнистии политзаключенных  издал

на английском языке все вы шедшие и продолжает издавать выходящие выпуски "Хроники текущих событий". В Швеции комитет СМОГ издает "Хронику текущих событий" на шведском языке.

    В Лондоне, в издательстве "Полония Бук Фонд", в 1972 году

вышла на польском языке книга, содержащая полные тексты 1-12 выпусков "Хроники текущих событий" и выдержки из 13-16 выпусков "Хроники". В предисловии к этой книге переводчики НИНА КАРСОВА и ШИМОН ШЕХТЕР пишут: "Летом 1968 года на Запад попал необычный текст... С этого дня регулярно, каждые 2 месяца начали выходить в Самиздате и попадать на Запад очередные номера "Хроники". И, пожалуй, еще никто тогда не отдавал себе отчета, какое огромное значение будет иметь этот журнал для развития демократического движения и особенно для информирования западной общественности о событиях в Советском Союзе. Лаконичные, деловые, скажем даже - сухие, лишенные каких-либо комментариев сообщения "Хроники" о судебном и внесудебном терроре, о положении в советских тюрьмах, лагерях и тюремных психиатрических больницах... наконец, ведущийся из номера в номер обзор новостей Самиздата, - все это стало главным и единственным источником добросовестной информации, особенно для тех, кто хочет пользоваться такой информацией... "Хроника" ... стала для западной печати источником нефальсифицированной информации. Таким образом, она исполняет одну из важнейших задач: информирование и, следовательно, мобилизацию западной общественности, с тем, чтобы она сильнее, чем до сих пор, реагировала на то, что происходит в Советском Союзе. В этой области еще много можно и нужно сделать, скажем прямо - сделано очень мало, но тем, что удалось достичь, мы обязаны Самиздату и в особенности Хронике".

    В Лондоне на английском языке вышла  книга  "Бесцензурная

Россия". Составитель - английский историк ПИТЕР РЕДДАВЕЙ. Книга содержит тексты первых 11 выпусков "Хроники", разбитых по главам и разделам. Текст выпусков сопровождается замечаниями и вступительной статьей составителя. В книге много фотографий. Предисловие к книге написано Ю.ТЕЛЕСИНЫМ ("Хроника" N 14).


    ПИСЬМА И ДОКУМЕНТЫ
    В мае  1972  года  в Самиздате появилось открытое письмо,

авторы которого обеспокоены судьбой арестованных в январе 1972 года К.ЛЮБАРСКОГО, В.ЧЕРНОВОЛА, И.СВЕТЛИЧНОГО, Д.ШУМУКА, Л.ПЛЮЩА ("Хроника" NN 24, 25) и других. В письме говорится о затянутых сроках следствия и об отказе властей освободить К.А.ЛЮБАРСКОГО под поручительство академика А.Д.САХАРОВА и члена-корреспондента АН СССР И.Р.ШАФАРЕВИЧА. Авторы призывают требовать гласности предстоящих судебных процессов. Письмо подписали 17 человек.

    7 июня  ВЛАДИМИР ОСИПОВ направил АНДЖЕЛЕ ДЭВИС ПИСЬМО,  в

котором попросил ее обратиться к Советскому правительству с ХОДАТАЙСТВОМ об освобождении И.ОГУРЦОВА ("Хроника" N 1), В.БУКОВСКОГО и П.Г.ГРИГОРЕНКО.

    В конце  июня Инициативная группа по защите прав человека

в СССР в Обращении к Генеральному Секретарю ООН выразила протест против новой волны преследования за убеждения, против нарушения презумпции невиновности, против жестокого обращения с политическими заключенными и подследственными, против преступного использования психиатрии как способа давления на свободу убеждений.

    7 июня  Президиум  Верховного Совета РСФСР издал указ.  В

первом пункте этого указа говорится: "Установить, что за незаконную, скрытую от досмотра передачу или попытку передачи любым способом осужденным вещей, продуктов питания, денег, спиртных напитков, а также других веществ и предметов, запрещенных к использованию в исправительно-трудовых учреждениях, если эти действия не влекут уголовной ответственности, виновные подвергаются штрафу, налагаемому в административном порядке, в размере от десяти до пятидесяти рублей либо мерам общественного воздействия".

    Академики САХАРОВ   и  ЛЕОНТОВИЧ  отправили  председателю

Верховного Совета РСФСР академику МИЛЛИОНЩИКОВУ телеграмму:

         "В связи   с   предстоящим  утверждением  на  сессии
    Верховного  Совета  Указа  Президиума  Верховного  Совета
    РСФСР  N  615  от  7  июня  1972  года  просим довести до
    сведения депутатов нижеследующее заявление.
         Установленная Указом  ответственность  за незаконную
    передачу   заключенным   продуктов   питания   официально
    свидетельствует о существовании в наших лагерях и тюрьмах
    режима  хронического  голо  дания.  Никто  не  пойдет  на
    незаконную передачу, если в этом нет необходимости.
         Указ открывает возможность путем обысков заключенных
    и   их   посетителей   еще  больше  ухудшить  трагическое
    положение   заключенных,   хорошо   известное   нам    из
    многочисленных достоверных источников.
         Мы призываем    депутатов    проголосовать    против
    утверждения  позорного  Указа  от  7  июня 1972 года.  Мы
    призываем    депутатов     высказаться     за     реформу
    исправительного   законодательства  с  целью  прекращения
    недопустимого мучительства заключенных голодом.
         Михаил Дмитриевич,  хотим  верить,  что Вы не будете
    безучастны".
    Это заявление не было  доведено  до  сведения  депутатов.

Указ, разумеется, был утвержден.

    29 июня   комитет   прав  Человека  изучил  доклад  члена

комитета А.Н.ТВЕРДОХЛЕБОВА "Заметки о законодательстве в области усиления борьбы с лицами, уклоняющимися от общественно полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни" и принял "Мнение" по этому вопросу.

    В этом  "Мнении"  комитет   высказывает,   в   частности,

пожелание, чтобы наказание устанавливалось только в том случае, когда четко указано, за что это наказание дается, то есть (применительно к изучаемой проблеме) чтобы было однозначно сформулировано, что такое "антиобщественный паразитический образ жизни" и что такое "общественно полезный труд". Комитет считает, что деятельность по ведению домашнего хозяйства и воспитанию детей должна считаться общественно полезным трудом, при чем, в соответствии со статьей 122 Конституции СССР, мужчины должны пользоваться в этом вопросе равными правами с женщинами. Комитет обращает внимание на то, что использование труда в качестве наказания противоречит положению Конституции: "труд есть дело чести". Комитет считает, наконец, что наказания могут налагаться только за те или иные деяния, но не за образ жизни.


    НОВОСТИ САМИЗДАТА
    "ВЕЧЕ" N 5 (25 мая 1972 года)
    1. Заявление  редакции  журнала  ""Вече" - протест против

налета сотрудников 2-го отделения УВД г. Москвы на редактора В.Н.ОСИПОВА (см. настоящий выпуск "Хроники").

    2. "Роль   Н.Я.Данилевского   в  мировой  историографии".

Излагаются взгляды одного из главных теоретиков славянофильства.

    3. Под  общим  заглавием  "Общество и церковь" приводится

письмо А.И.СОЛЖЕНИЦЫНА Патриарху ПИМЕНУ и письмо священника СЕРГИЯ ЖЕЛУДКОВА СОЛЖЕНИЦЫНУ ("Хроника" N 25), а также заметка о поведении московской милиции в пасхальную ночь.

    4. Под  рубрикой  "К  Собору   1971   года"   публикуются

"Прошение священника Г. Якунина" (одного из авторов известного открытого письма Патриарху АЛЕКСИЮ в 1965 году) и статьи "О старообрядцах".

    5. ФЕГЕЛИН,   "О   Гегеле   -  исследование  чародейства"

(перевод А.ТВЕРДОХЛЕБОВА). Оригинальный взгляд на "колдуна" ГЕГЕЛЯ, для которого власть была дороже истины, а НАПОЛЕОН существеннее Христа.

    6. Стихи неназываемого автора.
    7. Н.РЕШЕТОВСКАЯ,   "Из    воспоминаний".    Две    главы

воспоминаний бывшей жены А.И.СОЛЖЕНИЦЫНА посвящены роли АЛЕКСАНДРА ТВАРДОВСКОГО в признании "Одного дня Ивана Денисовича".

    8. Ю.ПЯТОВ,   "Два   рассказа"   ("Дядюшка"  и  "В  тихой

пристани").

    9. А.СКУРАТОВ, "Снова "неистовые ревнители"?". Полемика с

"Литгазетой".

    10. В  разделе "Обсуждение романа "Август 14-го" редакция

сообщает, что из-за милицейского налета на материалы "Веча" и последовавшего ускоренного выпуска 5-го номера опущены две основные статьи об "Августе". Редакция протестует против бесчестной кампании в официальной прессе против неопубликованного романа.

    11. В разделе  "Наша  почта"  публикуется  письмо  группы

авторов, которые считают, что в наше время русским патриотом может быть не только православный, но и исповедующие другие религии, а также атеисты, в том числе последователи марксизмаленинизма.

    12. "Хроника" 5-го номера сообщает об угрозе калининского

прокурора историку Л.РЕНДЕЛЮ ("Хроника" N 1, 21), о письме группы работников Театра оперы и балета имени Кирова (Ленинград), а также приводит письмо редактора "Веча" В.Н.ОСИПОВА генеральному директору ЮНЕСКО РЕНЕ МАЙО с просьбой выслать в его адрес материалы Стокгольмской конференции ООН (июнь 1972 года) об охране окружающей среды.

    КАРСОВА НИНА,  ШЕХТЕР ШИМОН.  "Самиздат".  Предисловие  к

польскому изданию "Хроники текущих событий" (см. "Краткие сообщения" в данном выпуске). Размышления о советском обществе, о демократическом общественном движении, о самиздате.

    ВЛАДИМИР ОСИПОВ, "Бердяевский кружок в Ленинграде". Очерк

посвящен деятельности ВСХСОН ("Хроника" N1), истории разоблачения его органами КГБ и суду над членами ВСХСОН.


    "ПАМЯТНАЯ ЗАПИСКА" А.Д.САХАРОВА
    5 марта   1971   года   академик   А.Д.САХАРОВ   направил

Л.И.БРЕЖНЕВУ "Памятную записку". "...Она осталась без ответа. Я не считаю себя вправе далее откладывать ее опубликование", - говорит А.Д.САХАРОВ в "Послесловии", написанном в июне 1972 года.

    Как и в предыдущих работах ("Размышления о прогрессе...",

лето 1968 года - см. "Хронику" N 5; письмо руководителям партии и правительства, март 1970, написано совместно с В.Ф.ТУРЧИНЫМ и Р.А.МЕДВЕДЕВЫМ - см. "Хронику" N 13), основная мысль автора: советскому обществу необходима последовательная и глубокая демократизация.

    Указав, что  в  "Записке"  "перечислены  вопросы  разного

масштаба, разной степени бесспорности", А.Д.САХАРОВ формулирует в первом разделе свои предложения по неотложным вопросам. (Подчеркивание означает далее выделение заголовков "Записки".)

    О политических преследованиях.  Необходима общая амнистия

политзаключенных, в том числе, на пример, осужденных по религиозным мотивам, и содержащихся в психиатрических учреждениях. Необходимы фактическая гласность рассмотрения судебных дел и пересмотр судебных приговоров, вынесенных с нарушением гласности. Необходим закон о защите прав лиц, подвергаемых принудительной психиатрической госпитализации. Необходимы законодательные акты о гласности, свободе информационного обмена и убеждений.

    Решению национальных  проблем  и проблемы выезда из нашей

страны способствовали бы законы о полном восстановлении прав выселенных при СТАЛИНЕ народов и законы, обеспечивающие беспрепятственное осуществление права граждан на выезд из страны и свободное возвращение в нее.

    О международных    проблемах.   Необходимо   объявить   в

одностороннем порядке об отказе от применения первыми оружия массового уничтожения и допустить на территорию своей страны инспекционные группы для эффективного контроля за разоружением. Необходимо изменить позицию СССР на Ближнем Востоке и во Вьетнаме и добиваться мирного урегулирования на условиях компромисса; предложить широкое использование войск ООН для достижения стабильности в этих районах.

    Тезисы и   предложения   автора  более  общего  характера

изложены во втором разделе "Памятной записки". Отметив положительные изменения в стране после 1956 г., А.Д.САХАРОВ констатирует отступления, непоследовательность и медлительность в осуществлении новой линии и необходимость четкой и последовательной программы дальнейшей демократизации. Среди трудностей социального развития автор отмечает обострение национальной проблемы, сложности взаимоотношений партийногосударственного аппарата и интеллигенции, а также взаимоотношений основной массы трудящихся, разочарованных в "громких словах", и привилегированной группы "начальства", куда отсталые слои населения в силу традиционных предрассудков часто относят главным образом интеллигенцию. А.Д.САХАРОВ характеризует общество, к осуществлению которого должны быть направлены неотложные государственные реформы и усилия граждан. Основная цель государства - охрана и обеспечение прав граждан. "Защита прав человека выше других целей". Действия государственных учреждений целиком основаны на стабильных и известных гражданам законах, обязательных для всех. "Счастье людей, в частности, обеспечено их свободой в труде, в потреблении, в личной жизни, в образовании, в культурных и общественных проявлениях, свободой убеждений и совести, свободой информационного обмена и передвижения". Контролю общественности за законностью, справедливостью и целесообразностью принимаемых решений помогает гласность, которая способствует прогрессу, благосостоянию и безопасности страны. Целесообразное и справедливое поощрение труда, способности и инициативы обеспечено соревновательностью, гласностью и отсутствием привилегий. Страна и общество всегда готовы к международному сотрудничеству и помощи, основанным на общечеловеческом братстве, но не нуждаются "во внешней политике как средстве внутренней политической стабилизации, или для расширения зоны влияния или экспорта своих идей; обществу чужды мессианство, заблуждения о единствен ности и исключительности своего пути и отрицании пути других..."

    Исходя из этого представления о разумном обществе,  автор

приводит свои соображения и предложения по основным аспектам государственной и общественной жизни.

    Внешняя политика.  Главная проблема - отношения с Китаем.

Всегда оставляя Китаю возможность сотрудничества и совместного движения по демократическому пути, необходимо одновременно проявить особую заботу о безопасности страны, избегать всех других возможных внешних и внутренних осложнений, учитывать отношения с Китаем при осуществлении плана освоения Сибири.

    Нужно выступить  с  инициативой  создания "Международного

совета экспертов по вопросам мира, разоружения, экономической помощи нуждающимся странам, по защите прав человека, по охране природной среды" - международного консультативного органа из авторитетных и беспристрастных лиц. Рекомендации "Совета экспертов" должны быть гласными и обоснованными. Следует заключить международный пакт, обязывающий законодательные и правительственные органы рассматривать рекомендации Совета и принимать по ним гласные решения, независимо от того, приняты рекомендации или нет.

    Экономические проблемы,  управление,  кадры.   Необходимы

углубление экономической реформы 1965 года и увеличение хозяйственной самостоятельности предприятий, пересмотр ряда ограничений в отношении подбора кадров, зарплаты и т. д.

    В области   кадров  и  управления  необходимы  расширение

гласности в работе всех государственных учреждений, выборность и фактическая сменяемость при непригодности руководителей всех уровней, ликвидация системы "выборов без выборов", то есть выборов без избыточного числа кандидатов. Необходимы ликвидация привилегий, обусловленных служебным или партийным положением, ликвидация номенклатурных списков, публикация величины должностных окладов.

    В качестве      мер,      способствующих       расширению

сельскохозяйственного производства на приусадебных участках колхозников, рабочих совхозов и единоличников, предлагаются увеличение земельных угодий этих лиц, изменение налоговой политики, изменение системы снабжения этого сектора сельскохозяйственной техникой, удобрениями и т. д.

    Автор предлагает   расширить   возможности  и  выгодность

частной инициативы, например, в сфере обслуживания, в медицинском обслуживании, мелкой торговле, образовании.

    Необходима постепенная    отмена    паспортного   режима,

нарушающего права граждан и тормозящего развитие производительных сил страны.

    В области   информационного  обмена,  культуры,  науки  и

свободы убеждений необходимо поощрять свободу убеждений, дух изучения и делового беспокойства. Нужно прекратить глушение иностранных радиопередач, войти в международную систему охраны авторских прав, ввозить в страну больше иностранной литературы. Необходимо обеспечить фактическое отделение церкви от государства, юридически, материально и административно обеспечить свободу совести и вероисповедания. В общественных и. гуманитарных науках нужно способствовать расширению направлений творческого поиска, всеобъемлющему использованию зарубежного опыта, независимости от предвзятых точек зрения.

    В социальной   области   нужно   рассмотреть   вопрос   о

возможности отмены смертной казни. Необходимо отменить особый и строгий режимы лишения свободы, совершенствовать пенитенциарную систему, используя рекомендации ООН и зарубежный опыт. Рассмотреть возможность учреждения общественного наблюдательного органа с целью исключить возможность применения физических мер воздействия к задержанным, арестованным, подследственным и осужденным. Необходимо резкое улучшение качества образования. С этой целью предлагается повышение оплаты и самостоятельности преподавателей, уменьшение унифицированности системы образования, дополнительные гарантии права на убеждения. Для улучшения медицинского обслуживания целесообразно, в частности, расширение сети платных учреждений, увеличение роли частно практикующих медицинских работников, увеличение зарплаты медработникам.

    В правовой  области необходимы ликвидация явных и скрытых

форм дискриминации (по национальному признаку, убеждениям и т. д.); фактическая гласность судопроизводства; ратификация Пактов о правах человека и присоединение к Факультативному протоколу к этим Пактам.

    В области  взаимоотношений  с  национальными республиками

весьма желательны юридическая разработка вопроса о праве республик на отделение и принятие закона о гарантиях такого права. Автор коротко приводит правовые, политические, экономические и военные доводы в пользу такой точки зрения.

    Послесловие (июнь   1972)   содержит   авторскую   оценку

положения в советском обществе.

    Приводим его в выдержках:
    "Наше общество заражено  апатией,  лицемерием,  мещанским
    эгоизмом, скрытой жестокостью. Большинство представителей
    его высшего слоя... цепко держится за свои явные и тайные
    привилегии   и  глубоко  безразлично  к  нарушениям  прав
    человека...  к  безопасности  и  будущему   человечества.
    Другие,   будучи  в  глубине  души  озабочены,  не  могут
    позволить себе никакого  "свободомыслия"  и  обречены  на
    мучительный разлад самих с собой...  Ростки нравственного
    возрождения... которые возникли после ограничения крайних
    проявлений слепой террористической системы сталинизма, не
    встретили должного понимания у правящих кругов.  Основные
    классовосоциальные   и   идеологические  черты  строя  не
    претерпели существенных изменений.  С болью и тревогой  я
    вынужден отметить, что вслед за иллюзорным в значительной
    мере   либерализмом   вновь    усиливаются    ограничения
    идеологической   свободы,   стремление  к  пресечению  не
    контролируемой государством информации,  преследования по
    политическим   и   идеологическим   мотивам,   намеренное
    обострение национальных проблем..."
    Приведем еще выдержку,  имеющую несколько иной  характер:
    "Я по-прежнему  считаю,   что   преодоление   трагических
    противоречий  и опасностей нашей эпохи возможно только на
    пути  сближения  и  встречной  деформации  капитализма  и
    социалистического строя... Сейчас мне в еще большей мере,
    чем раньше,  кажется, что единственной истинной гарантией
    сохранения  человеческих  ценностей в хаосе неуправляемых
    изменений  и  трагических  потрясений  являются   свобода
    убеждений  человека,  его  нравственная  устремленность к
    добру..."


    ПОПРАВКИ К ПРЕДЫДУЩИМ ВЫПУСКАМ
    Обыск в г.  Умани ("Хроника" N 24) был  произведен  не  у

Е.Л.ОЛИЦКОЙ, а у проживающей вместе с ней Н.М.СУРОВЦЕВОЙ-ОЛИЦКОЙ, жены ее старшего брата.

    В "Хронике"  N 25 по недосмотру было указано,  что судьба

Г.И.БЕНДЕРСКОГО неизвестна. На самом деле о судьбе его было напечатано в "Хронике" N 13 и в Приложении к "Хронике" N 17. 12 января 1970 года, находясь в Киевской следственной тюрьме КГБ, он покончил жизнь самоубийством. Кроме того, в "Хронике" N 25 были перепутаны инициалы Г.И.БЕНДЕРСКОГО.

    В изложении меморандума литовских католиков  Л.И.БРЕЖНЕВУ

("Хроника" N 24) говорится о разрушении костелов. На самом деле в меморандуме сказано, что власти не разрешают верующим восстанавливать разрушенные костелы.