Хроника текущих событий/24

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Хроника текущих событий — выпуск 24
{{#invoke:Header|editionsList|}}


ДВИЖЕНИЕ В ЗАЩИТУ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

       Х Р О Н И К А   Т Е К У Щ И Х   С О Б Ы Т И Й
                            Каждый человек  имеет  право   на
                            свободу  убеждений и на свободное
                            выражение их;  это право включает
                            свободу          беспрепятственно
                            придерживаться своих убеждений  и
                            свободу    искать,   получать   и
                            распространять информацию и  идеи
                            любыми средствами и независимо от
                            государственных границ.
                            ВСЕОБЩАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА,
                            статья 19
                 ВЫПУСК ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТЫЙ
    5 марта 1972 г.

СОДЕРЖАНИЕ: Дело ВЛАДИМИРА БУКОВСКОГО. - Обыски и аресты в

               январе.  -  Голодовка ФАЙНБЕРГА и БОРИСОВА.  -
               Политзаключенные   мордовских    лагерей.    -
               Преследования  верующих  в  Литве.  - Документ
               Всемирной федерации психического  здоровья.  -
               Движение  евреев  за  выезд  в  Израиль.  - По
               материалам  газетных  статей.  -   Внесудебные
               преследования.  - Краткие сообщения. - Новости
               Самиздата.
                     ГОД ИЗДАНИЯ ПЯТЫЙ

.



    ДЕЛО ВЛАДИМИРА БУКОВСКОГО
    5 января   Московский   городской   суд   вынес  приговор

ВЛАДИМИРУ БУКОВСКОМУ (см. "Хронику" # 23).

    Единственный официальный  источник  информации о суде над

ВЛАДИМИРОМ БУКОВСКИМ для советских читателей - статья А.ЮРОВА и Л.КОЛЕСОВА "Биография подлости" в газете "Вечерняя Москва" от 6 января. Для характеристики статьи достаточно сказать, что даже приговор приведен в ней не полностью - опущены пункты, касающиеся тюремного заключения и судебных издержек. Еще пример. В статье сказано: "Буковский докатывается до уголовного преступления - за нарушение общественного порядка осуждается народным судом на три года лишения свободы", но не указывается, что "нарушением общественного порядка" была организованная БУКОВСКИМ демонстрация протеста против ареста Ю.ГАЛАНСКОВА, В.ЛАШКОВОЙ и др.

    Приговор, вынесенный  БУКОВСКОМУ,  вызвал  многочисленные

протесты как у нас в стране, так и за рубежом.

    6 января   Международный  союз  участников  сопротивления

первой и второй мировых войн, включающий около 80 организаций в 13 странах и насчитывающий 500 тысяч членов, среди которых узники гитлеровских лагерей, направили Генеральному прокурору СССР телеграмму протеста с требованием пересмотра дела В.БУКОВСКОГО и обязательного присутствия на процессе международных наблюдателей.

    Мать В.БУКОВСКОГО,  НИНА  ИВАНОВНА  БУКОВСКАЯ,  получила,

среди прочих, телеграммы из Индии и Австралии. В телеграмме из Бомбея говорится: "Индийские писатели и интеллигенция потрясены диким по своей жестокости приговором, вынесенным Вашему мужественному сыну В.Буковскому. Мы заявили протест против приговора Президенту Подгорному и Генеральному секретарю ЦК КПСС Брежневу. Мы за Вас и Владимира. Группа индийских писателей". Телеграмма из Сиднея: "Члены австралийской ассоциации "Свобода культуры" целиком поддерживают Вас в Ваших требованиях восстановить справедливость по отношению к Вашему сыну. Мы выражаем Вам свои симпатии и интересуемся приближающейся кассацией. Президент ассоциации".

    В газете "Таймс" было опубликовано письмо более 30 видных

общественных и государственных деятелей Англии: членов парламента, адвокатов, ученых, писателей и т. п. Авторы письма заявляют о том, что действия БУКОВСКОГО не подпадают под ст. 70 УК РСФСР. Разобрав нарушения процессуальных норм в ходе следствия и суда, они пишут: "Об этом деле уже достаточно подробно известно, чтобы международная комиссия юристов строго осудила процедуру судебного разбирательства". В письме выражается также надежда, что кассационная инстанция "покажет большую меру судебной объективности, чем суд первой инстанции".

    В Самиздат поступили также письма в защиту  В.БУКОВСКОГО:

М.Н.ЛАНДЫ "Кто кого оклеветал (мое отношение к делу В.Буковского)" и С.ХОДОРОВИЧ и Т.ХОДОРОВИЧ "По поводу статьи "Биография подлости".

    3 января Н.И.БУКОВСКАЯ отправила  Генеральному  прокурору

СССР жалобу на судью Московского гор. суда В.Г.ЛУБЕНЦОВУ. В жалобе указывается, в частности, что в суд не был вызван ни один свидетель из тех, которых просили вызвать В.БУКОВСКИЙ и его адвокат; судом не были допрошены, например, иностранные корреспонденты, которые были допрошены во время предварительного следствия, но дали неподходящие показания. Н.И.БУКОВСКАЯ сообщает, что к ней поступила нотариально заверенная копия письма СЕБРЕХТСА Генеральному прокурору СССР и в редакцию газеты "Известия". Письмо датировано 19 апреля 71 г. Оказывается, по возвращении из Москвы в Бельгию СЕБРЕХТС сделал заявление, в котором отказался от всех своих показаний, данных на допросе в КГБ, поскольку эти показания были получены от него, как он пишет, под "физическим и психологическим давлением". Н.И.БУКОВСКАЯ пишет: "Мой сын в суде категорически отрицал передачу каких-либо материалов Себрехтсу и требовал вместе с адвокатом Швейским допроса в качестве свидетелей Чалидзе и Вольпина, присутствовавших при этой встрече. Однако в этом было отказано. И мой сын был осужден по этому пункту обвинения только на основании полученных в предварительном следствии от Себрехтса - под давлением - показаний. Письма же Себрехтса с отказом от этих показаний в деле моего сына почему-то не оказалось".

    В заявлении в Верховный суд РСФСР от 8 января А.С.ВОЛЬПИН

выразил удивление, что его не вызвали в суд в качестве свидетеля, и заявил, что ответственность за один из инкриминированных БУКОВСКОМУ документов может нести только он, ВОЛЬПИН, как автор этого документа.

    В.Н.ЧАЛИДЗЕ в  заявлении  от   того   же   числа   просит

кассационную инстанцию учесть, что: 1) СЕБРЕХТС, давая свои показания, плохо знал наши зако ны; 2) он не был допрошен в суде; 3) не было проведено очной ставки СЕБРЕХТСА с БУКОВСКИМ и 4) в своих показаниях СЕБРЕХТС много путался.

    13 января  в письме,  адресованном в Верховный суд РСФСР,

ЦК КПСС, Министру юстиции СССР и академику САХАРОВУ, С.П.ПИСАРЕВ перечисляет многочисленные нарушения законности в деле БУКОВСКОГО и просит наказать виновных, а дело БУКОВСКОГО при кассационном рассмотрении прекратить за отсутствием состава преступления.

    18 января  акад.  А.Д.САХАРОВ  обратился  к  Генеральному

секретарю ЦК КПСС и Генеральному прокурору СССР: "Прошу использовать ваше влияние и права для отмены приговора Владимиру Буковскому и для его освобождения... Здоровые силы в руководстве страны и в нашем народе заинтересованы в отмене несправедливого приговора, а в более широком плане заинтересованы в нравственном возрождении страны, пережившей так много страданий и унижений. Ведь только нравственное здоровье народа является истинным залогом жизнеспособности страны в творческом труде и перед лицом грядущих испытаний.

    Восстановите законность и справедливость!"
    23 февраля 1972 г.  в  Верховном  суде  РСФСР  состоялось

рассмотрение кассационной жалобы по делу В.К.БУКОВСКОГО.

    Судебное разбирательство         происходило          под

председательством судьи ГАВРИЛИНА, прокурор - ВОРОБЬЕВ, адвокат - ШВЕЙСКИЙ.

    На суде   было   заявлено  ходатайство  В.К.БУКОВСКОГО  о

присутствии его на заседании и для дачи им объяснений по делу. Ходатайство поддержал адвокат ШВЕЙСКИЙ. Суд отклонил ходатайство.

    Адвокат В.Я.ШВЕЙСКИЙ     просил     оправдания     своему

подзащитному.

    Прокурор ВОРОБЬЕВ  в  своей  речи  на  отдельных  пунктах

обвинения останавливался мало, речь его была краткой и носила общий характер.

    Решение суда: оставить приговор без изменений.
    25 февраля  В.БУКОВСКИЙ  был  отправлен  во  Владимирскую

тюрьму.

    В Самиздате   появилась   подробная   запись   суда   над

В.БУКОВСКИМ. Составители этой записи в предисловии пишут: "...Ответственность за то, что запись не дословна, лежит не на составителях, сделавших все, что было в их силах, для восстановления истины, а на тех, кто не пустил друзей подсудимого в зал суда... и не дал им возможности открыто стенографировать или пользоваться портативной записывающей аппаратурой".

    В дальнейшем  составители Записи заметили три неточности,

вкравшиеся в Запись, о чем они хотят довести до сведения читателей "Хроники". Во-первых, в Записи было сказано, что у СЕБРЕХТСА изъяли семнадцатый номер "Хроники", т. е. тот же, что изъяли на квартире у БУКОВСКОГО 29 марта 1971 г. при его аресте. На самом деле, согласно протоколу обыска у БУКОВСКОГО и протоколу допроса СЕБРЕХТСА, у СЕБРЕХТСА был изъят восемнадцатый номер "Хроники", а у БУКОВСКОГО - семнадцатый. Во-вторых, в последнем абзаце приговора перед фразой "Буковский В. К. виновен в совершении преступления по ст. 70" составителями Записи была пропущена фраза "Суд считает доказанным, что Буковский преследовал цель подрыва и ослабления советской власти". В-третьих, НИКИТИНСКОГО зовут АРНОЛЬД ИОСИФОВИЧ, а не АРНОЛЬД ЭДУАРДОВИЧ.


    ОБЫСКИ И АРЕСТЫ В ЯНВАРЕ
    14 января    в   Москве   был   проведен   ряд   обысков.

Постановления об обыске были подписаны ст. следователем КГБ при СМ СССР по особо важным делам майором ФОЧЕНКОВЫМ. Санкция на обыск была дана заместителем Генерального прокурора СССР МАЛЯРОВЫМ. Обыски были проведены: у П.ЯКИРА (по ленинградскому делу N 38), у А.И.ГИНЗБУРГА, А.И.ОСИПОВОЙ (НАЙДЕНОВИЧ), Ю.ШИХАНОВИЧА, С.ГЕНКИНА, Ю.КИМА, Р.МУХАМЕДЬЯРОВА (по московскому делу N 24). Кроме того, по ПОСТАНОВЛЕНИЮ Прокуратуры РСФСР, был произведен обыск у Э.РУДЕНКО по "делу С.МЮГЕ", как было написано в ордере.

    В постановлении  на обыск по делу N 24 было сказано,  что

дело возбуждено в связи с преступлением, предусмотренным ч. 1 ст. 70 УК РСФСР. На обысках изымалась самиздатовская литература, пишущие машинки, фотопленки и личная переписка.

    15 января  был  произведен  обыск  по тому же делу N 24 в

поселке Черноголовка Московской области у астронома К.ЛЮБАРСКОГО. 17 января К.ЛЮБАРСКИЙ был вызван на допрос в КГБ и в тот же день арестован. По-видимому, ему предъявлено обвинение по ст. 70 УК РСФСР. Следствие ведет следователь КГБ при СМ СССР майор КИСЛЫХ.

    В последующие  полтора  месяца  на  допросы  в  КГБ  были

вызваны все (кроме ЯКИРА), у кого производился обыск, и их родственники и знакомые. Из допросов стало ясно, что следствие в основном интересует вопрос об изготовлении и распространен" "Хроники текущих событий".

    14 января в Новосибирске были произведены обыски по  делу

N24 у Г.ЯБЛОНСКОГО (см. "Хронику" N 2) и РЫБАКОВА. Постановление на обыск также было подписано майором ФОЧЕНКОВЫМ. После обыска нескольких человек вызывали на допросы.

    14 января в Вильнюсе был произведен ряд обысков по делу N

24, в том числе у ВАЦЛАВА СЕВРУКА (см. "Хронику" N 15). После обыска он был арестован. В последующие дни на допросы было вызвано около 100 человек.

    15 января в Ленинграде были произведены  обыски  по  делу

N24 у Э.ОРЛОВСКОГО, Ю.МЕЛЬНИКА и П.М.ГОРЯЧЕВА. У бывшего политзаключенного П.М.ГОРЯЧЕВА были изъяты, в частности, все его рукописи о лагере. У Ю.МЕЛЬНИКА на квартире был найден радиотелетайп. 17 января Ю.МЕЛЬНИК был арестован. По словам следователя, первые три дня он держался как ЗОЯ КОСМОДЕМЬЯНСКАЯ: все брал на себя. Потом стал называть фамилии, рассказывать все, что может.

    Также по делу N 24 14 января в  г.  Умани  (Украина)  был

произведен обыск у Е.ОЛИЦКОЙ (см. "Хронику" N 6). У ЕКАТЕРИНЫ ОЛИЦКОЙ были изъяты воспоминания о гражданской войне, Центральной Раде и первых годах советской власти на Украине.

    АРЕСТЫ НА УКРАИНЕ
    С 11 по 14 января в Киеве и  Львове  был  произведен  ряд

обысков и арестовано 19 человек: 11 - в Киеве, 8 - во Львове. В Киеве арестованы:

    1. ИВАН СВЕТЛИЧНЫЙ, литературовед. Обыск проходил по делу

бельгийского гражданина ЯРОСЛАВА ДОБОША, о котором 11 февраля писала газета "Вечерний Киев" (см. ниже). Была изъята самиздатская литература. СВЕТЛИЧНОГО увезли сразу после обыска, а через три дня его жену официально известили об его аресте. Следствие ведет следователь КГБ майор ГОРЯЧЕВ. Находившегося в гостях у СВЕТЛИЧНОГО писателя ИВАНА ДЗЮБУ (о его исключении из Союза писателей см. в настоящей "Хронике") отвезли домой, где также устроили обыск. В течение последующих трех дней ДЗЮБУ допрашивали ежедневно.

    2. ВАСИЛИЙ СТУС, 32 года, поэт и критик, книга его стихов

издана за границей, в 1965 г. участвовал в протестах, был исключен из аспирантуры.

    3. ЕВГЕНИЙ СВЕРСТЮК, 32 года, литературовед, был уволен с

работы за подписание писем протеста, ему не дали защитить кандидатскую диссертацию; автор многочисленных критических статей, опубликованных в Самиздате, в том числе статьи о романе О.ГОНЧАРА "Собор". Во время обыска 14 января он был болен, и его арестовали через несколько дней в селе Боярка. При обыске изъяты литературные статьи.

    4. ЗИНОВИЙ  АНТОНЮК,  филолог.  Изъяты "Хроника" и другие

материалы.

    5. ФЕДОР КОВАЛЕНКО,  учитель из села Боярка.
    6. ЛЕОНИД СЕЛЕЗНЕНКО, химик.
    7. ЛЮБОВЬ СЕРЕДНЯК, 19 лет, машинистка. При обыске изъяты

романы СОЛЖЕНИЦЫНА и ГРОССМАНА.

    8. ВАСИЛИЙ ГЕОРГИЕНКО.
    9. НИКОЛАЙ ПЛАХОТНЮК.
    10. ДАНИЛО ШУМУК.
    11. ЛЕОНИД ПЛЮЩ,  математик,  член Инициативной группы по

защите прав человека в СССР. 14 января у него был произведен обыск по делу N 24. Изъяты материалы Самиздата и его собственные рукописи. 17 января жене ПЛЮЩА сообщили, что он обвиняется по ст. 62 УК УССР (соотв. ст. 70 УК РСФСР).

    В Заявлении  Инициативной  группы в связи с арестом ПЛЮЩА

говорится:

         "14 января 1972 г. в Киеве арестован Леонид Иванович
    Плющ,  член Инициативной группы по защите прав человека с
    момента  ее  образования.  Обыск,  завершившийся  арестом
    Плюща,   производился   офицерами   ГБ   во    главе    с
    подполковником Толкачом...
         ...Л. Плющ родился в 1939 г.  В начале войны потерял
    отца,  погибшего на фронте. Заболев костным туберкулезом,
    пролежал пять лет  и  на  всю  жизнь  остался  инвалидом.
    Окончив  с  отличием  среднюю  школу,  поступил на физмат
    Одесского университета.  Год работал  сельским  учителем.
    Закончил  образование  в  1962  г.  на  мехмате Киевского
    университета.  До 1968 г. работал в Институте кибернетики
    АН УССР. По своей специальности (био- и психокибернетика)
    Плющ опубликовал три работы.
         Был уволен  за  подписание  коллективного  письма  в
    защиту  Галанскова и Гинзбурга.  Директор института акад.
    Глушков сказал  тогда  про  Плюща:  "Он  ведет  себя  как
    Дубчек!"
         В поисках  средств  к существованию Плющ,  отец двух
    детей обращался более чем в 20 предприятий  и  учреждений
    разного рода,  соглашаясь практически на любую работу,  -
    ему отказывали везде.
         Комиссия по  трудоустройству при Исполкоме направила
    Плюща на должность кочегара при воинской части,  но и там
    ему    отказали    как   инвалиду.   Наконец,   устроился
    брошюровщиком,  но  был  уволен  за  то,  что  в  составе
    Инициативной  группы подписал Обращение в ООН.  До самого
    ареста был без работы.
         Следствие по делу Плюща окружено тайной.  Одному  из
    вызванных  в качестве свидетеля по этому делу следователь
    бросил: "Плющ такой же сумасшедший как Григоренко".
         Мы заявляем,   что   арест  Плюща  есть  продолжение
    беззаконных   репрессий   против   Инициативной   группы.
    Общественная деятельность Плюща, связанная с защитой прав
    человека в нашей стране,  никогда  не  содержала  в  себе
    ничего криминального.
         Свободу Леониду Плющу!"
    Среди арестованных  во  Львове   -   ВЯЧЕСЛАВ   ЧЕРНОВОЛ,

отбывший трехлетний срок по ст. 187-1 УК УССР (соотв. ст. 190-1 УК РСФСР), ИРИНА СТАСИВ, поэтесса; ИВАН ГЕЛЬ, отбывший ранее срок по ст. 62 УК УССР (соотв. ст. 70 УК РСФСР), ОСАДЧИЙ, бывший работник Львовского обкома комсомола, также отбывший заключение по ст. 62 УК РСФСР. ("Хроника" не располагает сведениями об остальных арестованных).

    Многие из  арестованных  известны  своими выступлениями в

защиту прав человека и национальной культуры.

    11 февраля в газете "Вечерний  Киев"  появилась  заметка,

где сообщается, что арестованный КГБ бельгийский подданный ЯРОСЛАВ ДОБОШ прибыл в СССР для выполнения задания зарубежного антисоветского центра бандеровцев ОУН и что в связи с его делом привлечены к уголовной ответственности И.А.СВЕТЛИЧНЫЙ В.М.ЧЕРНОВОЛ, Е.А.СВЕРСТЮК и др.

    В феврале  были  проведены  новые  обыски:  у З.АНТОНЮКА,

И.ДЗЮБЫ, ЗИНОВИИ ФРАНКО (внучки ИВАНА ФРАНКО), Н.СВЕТЛИЧНОЙ, И.СВЕТЛИЧНОГО, Е.СВЕРСТЮКА.

    В середине  февраля  и после нескольких дней задержания и

допросов была освобождена ЗИНОВИЯ ФРАНКО. 2 марта З.ФРАНКО опубликовала открытое письмо в редакцию газеты "Советская Украина", из которого приводятся отрывки:

         "В последнее время зарубежные радиостанции и  пресса
    усиленно раздувают выдуманный ими вопрос о преследованиях
    на  Советской  Украине  деятелей  культуры.  Но   события
    последнего  времени  (я  имею  в  виду  арест  подданного
    Бельгии Я. Добоша) открыли мне глаза... Моя вина вытекает
    из  неправильного  и  искаженного понимания недостатков и
    трудностей   нашей   жизни...   Через   моих   друзей   и
    родственников   за   границей  я  устанавливала  связи  с
    богатыми иностранцами украинского  происхождения  которые
    приезжали  на  Украину  как  туристы.  Некоторым из них я
    давала    известную    мне    информацию    политического
    характера...   В   своем  политическом  ослеплении  я  не
    заметила, что стала передавать информацию замаскированным
    представителям  зарубежных  вражеских  националистических
    центров, связанных с разведкой империалистических держав.
    Таким   являлся  Ярослав  Добош,  который  был  пойман  с
    поличным...  Я полностью  понимаю  свою  вину  и  глубоко
    осуждаю  все  свои  действия,  которые принесли вред моей
    отчизне...  Я поняла все.  Пусть поймут и те, кому дорога
    советская   родина,   кто  не  утратил  чувство  гордости
    советского  человека  и  кто  не  хочет  быть   в   стане
    внутренних эмигрантов".


    ГОЛОДОВКА ФАЙНБЕРГА И БОРИСОВА
    В Ленинградской тюремной психиатрической  больнице  резко

ухудшилось положение ВИКТОРА ФАЙНБЕРГА и ВЛАДИМИРА БОРИСОВА, объявивших вторичную голодовку 26 декабря 1971 г. (см. "Хронику" N 23). 3 января ФАЙНБЕРГУ начали делать инъекции аминазина; он предпринял попытку самоубийства, после чего в камере был установлен круглосуточный пост наблюдателя. Несмотря на насильственное кормление, он потерял 12 кг веса, что при тиреотоксикозе, которым он страдает, крайне утяжелило состояние его здоровья. Необходимой врачебной помощи он не получает. Книги и письменные принадлежности отобрали, свидания и переписку с родными не разрешают. ФАЙНБЕРГ и БОРИСОВ были полностью изолированы друг от друга. БОРИСОВУ также начали делать инъекции аминазина и он также был лишен книг, свиданий, переписки. В связи с тем, что на Запад попало обращение к мировой общественности, подписанное ФАЙНБЕРГОМ и БОРИСОВЫМ, в больнице ухудшился режим для всех больных.

    14 января родные ФАЙНБЕРГА и БОРИСОВА послали  телеграмму

МИНИСТРУ здравоохранения СССР ПЕТРОВСКОМУ и Министру внутренних дел ЩЕЛОКОВУ, ответа на которые не получили.

    21 января  начальник  тюрьмы  принял  на  10 минут родных

ФАЙНБЕРГА. Он признал факт голодовки (первое официальное признание) но сказал, что состояние здоровья ФАЙНБЕРГА хорошее и что он поправился на 150 г. Однако в свидании и переписке с ФАЙНБЕРГОМ отказал.

    Голодовку ФАЙНБЕРГА и БОРИСОВА в  ЛСПБ  поддержал  СЕРГЕЙ

ПУРТОВ.

    21 февраля 1972 г. В.ФАЙНБЕРГ и В.БОРИСОВ были переведены

в Москву, в Институт судебной-психиатрии им. Сербского для проведения экспертизы. Здесь они продолжали голодовку. 28 февраля родственникам ФАЙНБЕРГА и БОРИСОВА дали свидание с ними. К этому времени состояние здоровья ФАЙНБЕРГА стало угрожающим: он потерял 19 кг.

    29 февраля ФАЙНБЕРГ и БОРИСОВ прекратили  голодовку.  Она

длилась 2 месяца и 2 дня.


    ПОЛИТЗАКЛЮЧЕННЫЕ МОРДОВСКИХ ЛАГЕРЕЙ
    Украинцы: ПЕТРО САМОФИЛ - 35-летний срок заканчивается 21

февраля 1972 г. Прошел лагеря Печоры, Воркуты, Тайшета, режимный лагерь в Спасском (Казахстан). Заканчивает срок в Мордовии.

    ЕВГЕНИЙ ПРИШЛЯК - срок 25 лет.
    МИХАЙЛО ЛУЦИК - был арестован немцами в 1939 г.,  отсидел

2 года и 3 месяца, затем был арестован органами КГБ в 1944 г. сидел до 1956 г., когда был реабилитирован. В 1957 г. был снова арестован, получил срок 15 лет.

    Участники УПА  (Украинской повстанческой армии):  НИКОЛАЙ

ГАБАРАК, АЛЕКСЕЙ КИСЕЛЕК, ИВАН ИЛЬЧУК, ВАСИЛИЙ ЖОВТОБОЛОВСКИЙ (срок 20 лет), ВАСИЛИЙ ЯКУБЯК, ДМИТРИЙ БАСАРАБ, ДМИТРИЙ ЗАЛЕССКИЙ (срок неизвестен).

    НИКОЛАЙ БОНДАРЬ - срок 7  лет.  В  знак  протеста  против

своего приговора в конце 1971 г. 34 дня держал голодовку.

    Литовцы: ПЕТРАС   ПАУЛАЙТИС   -   неоднократно   отвергал

предложение написать просьбу о помиловании.

    ИОНАС СИМОКАЙТИС - за время суда и длительного пребывания

в пересылках у него появились пятна в легких. Находится на 10-м лагпункте (особый режим).

    БАЛИС ГАЯУСКАС  - 25-летний срок заканчивается в мае 1973

г. Прошел лагеря Балхаша, Джезказгана, Мордовии (7-й, 11-й, 17-й лагпункты), сидел во Владимирской тюрьме. В лагере изучил больше 10 языков.

    ИОНАС МАТУЗЯВИЧУС и ВИТАС СИДОРИС - 25-летние сроки.
    Эстонец ВИЛЛИ СААРТЕ,  1942 г.  р.,  за попытку  создания

эстонской национальной партии с целью достижения независимости Эстонии, 24 ноября 1970 г. получил 4,5 года строгого режима. Находится на 17-м лагпункте.

    Патер РОМАН БАХТАЛОВСКИЙ получил 3 года лишения свободы и

5 лет ссылки за антисоветскую пропаганду: у него были обнаружены рукописи проповедей для верующих. 13 декабря 1968 г. в Коломые в день его именин к нему ворвались сотрудники КГБ и при обыске изъяли тщательно хранимый кусочек креста Господня. После отбытия срока в лагере в возрасте 70 лет отправлен в ссылку.

    Положение евреев-заключенных,  осужденных   на   недавних

"сионистских" процессах 1970-1971 гг. (см. "Хроники" NN 17, 20), в 19-й зоне Дубровлага резко ухудшилось после посещения зоны 24 ноября майором СОРОКИНЫМ из политотдела. СОРОКИН призвал заключенных к борьбе с "сионистскими сектантами". По обвинению в "сектантстве" был заключен в карцер ВИКТОР БОГУСЛАВСКИЙ за обычное общение с другими евреями. Установка СОРОКИНА вызвала живой отклик со стороны заключенных, бывших ранее полицаями и карателями. Заключенные ГОЛЬДФЕЛЬД и ЯГМАН 28 ноября направили Генеральному прокурору заявление о травле евреев и произволе администрации в лагере.

    В лагпункте N3 преследуют за изучение  еврейского  языка.

МОГИЛЕВЕРА вызывал начальник опергруппы капитан ПИЧУГИН и в грубой, оскорбительной манере заявил, что евреи должны прекратить изучение иврита, так как они - русские евреи.

    О тяжелом   состоянии  СИЛЬВЫ  ЗАЛМАНСОН  и  о  произволе

администрации по отношению к ИЗРАИЛЮ ЗАЛМАНСОНУ, лишенному свидания, говорится в заявлении их брата С.ЗАЛМАНСОНА на имя ПОДГОРНОГО.


    ПРЕСЛЕДОВАНИЯ ВЕРУЮЩИХ В ЛИТВЕ
    "Хроника" располагает  полным  текстом  последнего  слова

священника ЮОЗАСА ЗДЕБСКИСА на суде 11 ноября 1971 г. (см. "Хронику" N 22 и 23), которое ему помешал произнести судья.

    30 ноября 1971  г.  134  священника  Паневежской  епархии

обратились к А.Н.КОСЫГИНУ и в Совет Министров Литовской ССР с просьбой вернуть из ссылки Паневежского епископа Ж.СТЕПОНАВИЧУСА.

    Священник ЛИГНУГАРИС из г.  Акмяне 9 декабря  1971  г.  в

Акмянской больнице навестил тяжелобольного человека. Заметивший это главный врач разбранил священника и выгнал его из больницы. 28 декабря священник ЛИГНУГАРИС был вызван в райисполком и за посещение человека в больнице оштрафован в административном порядке на 50 рублей.

    В декабре 1971  г.  1  344  католика  Расейнского  района

обратились к Н.В.ПОДГОРНОМУ с просьбой об освобождении священника ПРОСПЕРАСА БУБНИСА, осужденного 12 ноября (см. "Хронику" N23) за религиозное обучение детей на 1 год лишения свободы. Приговор утвержден Верховным судом ЛитССР 9 декабря.

    13 января  1972  г.  народный суд в г.  Акмяне приговорил

КЛЕОНУ БИЧУЧАЙТЕ (более 60 лет, проживает в г. Жагаре) к 1 году лишения свободы за приготовление детей к конфирмации. БИЧУЧАЙТЕ была взята под стражу в зале суда.

    В январе  1972  г.  17054  католика  Литвы  обратились  с

меморандумом к Л.И.БРЕЖНЕВУ. Перечисляя факты ущемления прав верующих (ссылка епископов Ю.СТЕПОНАВИЧУСА и В.СЛАДКЯВИЧУСА, осуждение ксендзов Ю.ЗДЕБСКИСА и П.БУБНИСА, увольнение Вилкавишским РОНО верующей учительницы О.БРИЛЕНЕ, разрушение костелов в приходах Батакяй, Гауре, Сангруда и др.), авторы меморандума просят Советское правительство обеспечить им свободу совести, гарантированную Конституцией СССР: "Нас не удовлетворяют красивые слова в печати и по радио, поэтому мы ожидаем от правительства таких усилий, которые помогут нам, католикам, чувствовать себя равноправными гражданами Советского Союза".

    В приложении к меморандуму представители католиков  Литвы

указывают, что "под меморандумом поставила подписи лишь незначительная часть верующих Литвы, так как органами милиции и КГБ был предпринят целый ряд мер по прекращению сбора подписей. В городах Капсукас, Шакяй, Ишлаужас, Капчямиестис было задержано несколько лиц, участвовавших в сборе подписей. Один из них даже был доставлен в наручниках в отделение милиции. Найденные у них списки с подписями были конфискованы... Если и в будущем государственные органы будут относиться к жалобам верующих Литвы так же, как до сих пор, мы будем вынуждены обратиться в международные инстанции: к Папе Римскому, главе нашей церкви, или в Организацию Объединенных Наций как авторитетному институту, защищающему человеческие права...".

    В феврале   1972   г.   представители   католиков   Литвы

обратились к Генеральному секретарю ООН К.ВАЛЬДХАЙМУ. Сообщая о своих безрезультатных обращениях в советские органы о защите своих прав в 1971 г., авторы просят г-на ВАЛЬДХАЙМА переслать по назначению меморандум Л.И.БРЕЖНЕВУ.


    ДОКУМЕНТ ВСЕМИРНОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПСИХИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ
    Эта резолюция была принята на конференции исполнительного

бюро Всемирной федерации психического здоровья.

                Психическое здоровье и свобода совести
         Существует много определений психического  здоровья,
    но  эти  определения имеют одно общее признание за каждым
    свободы выражения мнений, которая основывается на свободе
    совести,  т.  е.  признание права иметь и утверждать свои
    личные моральные ценности.  Свобода выражения мнений была
    лишь  сравнительно недавно достигнута в некоторых странах
    мира,  в других ее все еще приходится  отстаивать,  и  во
    всех  странах  ее  следует  неусыпно  охранять,  так  как
    лишение людей этой свободы есть оскорбление человеческого
    достоинства   и  одновременно  жестокая  форма  духовного
    гнета.  Уважение  к  свободе  убеждений   провозглашается
    Декларацией Прав Человека ООН.
         В последние годы делались  многочисленные  публичные
    заявления    о    злоупотреблениях    психиатри   ческими
    диагнозами,  психиатрическим "лечением" и  принудительным
    заключением    в    психиатрические    учреждения    лиц,
    единственным   "симптомом   заболевания"   которых   было
    выражение мнений, не одобряемых их обществом. Большинство
    этих обвинений,  хотя и не все,  были  направлены  против
    помещения   инакомыслящих   в   тюремные  психиатрические
    больницы в СССР.
         Всемирная федерация психического здоровья решительно
    протестует     против    такого    надругательства    над
    психиатрическими процедурами и призывает  все  ассоциации
    во   всем   мире,   входящие   в   федерацию,  немедленно
    расследовать все подобные  заявления  и  взять  под  свою
    защиту   свободу   выражения   мнений,   где  бы  она  ни
    подвергалась   угрозе...   Федерация   также    призывает
    специалистов-психиатров  и  правительства  стран,  где не
    существует   добровольных   психиатрических   ассоциаций,
    расследовать    все    заявления    о    злоупотреблениях
    психиатрическими  процедурами  в  политических  целях   и
    убедительно  продемонстрировать  перед  всем  миром,  что
    подобные   действия   принципиально   непростительны    и
    недопустимы.


    ДВИЖЕНИЕ ЕВРЕЕВ ЗА ВЫЕЗД В ИЗРАИЛЬ
    6 февраля 14 евреев обратились с письмом к Президенту США

НИКСОНУ, в котором, имея в виду предстоящий приезд НИКСОНА в Москву, попросили его оказать содействие в выезде в Израиль ЭСТЕР МАРКИШ, 60-летней вдове известного поэта ПЕРЕЦА МАРКИША, расстрелянного в 1952 г.

    В характеристике,  выданной  для  представления  в   ОВИР

РОМАНУ РУТМАНУ Центральным научно исследовательским институтом хлопчатобумажной промышленности, сказано: "Дирекция, партком и местком института возражают против выезда РУТМАНА в Израиль, так как он... является специалистом высшей квалификации". После того как в ОВИРе отказали Р.РУТМАНУ и его семье в разрешении на выезд, сказав: "Вы же понимаете? Сборщиков вторичного сырья мы же не задерживаем", РУТМАН прекратил работу и объявил с 21 февраля забастовку, требуя отпустить его семью в Израиль. Через несколько дней он был уволен.

    На заседании   Фрунзенского   райисполкома    Москвы    в

присутствии районного прокурора ВЛАДИМИРУ СЛЕПАКУ было объявлено, что он является тунеядцем. СЛЕПАК - высококвалифицированный инженер, в прошлом зав. лабораторией, с более чем 20-летним стажем. С сентября прошлого года был вынужден в результате травли оставить работу в научно-исследовательском институте. Причина травли - желание СЛЕПАКА выехать в Израиль. Сейчас СЛЕПАК зарабатывает на жизнь уроками и консультациями, зарегистрированными финансовыми органами, что советским законом рассматривается как общественно-полезный труд.

    Политзаключенный Г.З.ШУР написал в Верховный  Совет  СССР

письмо, выявляющее некоторые подробности Кишиневского процесса девяти (июнь 1971 г., см. "Хронику" N20). Вещественными доказательствами вины ШУРА, "характеризующими его как члена антисоветской организации", были признаны изъятые при обыске "сионистские, националистические книги" "Ариэль" и "Это Израиль". "Ариэль" - культурно-художественное обозрение, изданное в 1965 г. в Израиле на русском языке и присланное в СССР по почте. О содержании этого сборника говорят названия составляющих его статей: "Шекспир на израильской сцене", "Израильские методы исследования раковых заболеваний", "Мстислав Ростропович гастролирует в Израиле" и т. п. "Это Израиль" - изданная в Англии туристской фирмой рекламная брошюра, содержащая в основном иллюстрации с видами исторических памятников и природы Израиля. На Кишиневском процессе подсудимым инкриминировались и такие книги: "Маккавеи - братья мои" Г.ФАСТА (о национально-освободительном восстании евреев против греко-персидского владычества во II в. до н. э.), "Учебник еврейской истории для школ и самообразования" С.М.ДУБНОВА (издан на русском языке в 1918 г. в Петрограде), "Еврейская энциклопедия" (дореволюционное издание на русском языке) и т. п.

    Изъятый при  обыске  "Сборник  молитв,  обрядов и законов

еврейского народа" (дореволюционное издание на иврите и русском) - как "не имеющий отношения к делу и являющийся по своему содержанию реакционным" работники КГБ "уничтожили путем сожжения" (акт о сожжении целиком приведен в письме ШУРА).


    ПО МАТЕРИАЛАМ ГАЗЕТНЫХ СТАТЕЙ
    В Саратовской областной газете "Коммунист" от  4  февраля

помещена статья В.ПРОЛЕТКИНА "У позорного столба". В статье названы по фамилиям 20 человек. О четырех написано только то, что они посещали книжный "черный рынок". О десяти - что они размножали и распространяли порнографию (восемь из них "осуждены областным судом на различные сроки наказания"). О шестерых - началь нике отдела фабрики детской игрушки В.СТРЕЛЬНИКОВЕ, художнике одного из кинотеатров Б.ЯМПОЛЬСКОМ, библиографе областной детской библиотеки Ю.БОЛДЫРЕВЕ, музыкантах А.КАТЦЕ и М.БЕЛОКРЫСЕ и преподавателе В.НУЛЬМАНЕ пишется: "...Ловят и даже записывают на магнитофон некоторые передачи зарубежных радиостанций. В. Стрельников, например, завел записную книжку, куда аккуратно заносил расписания передач "Голоса Америки", "Свободной Европы", "Би-БиСи". Они с ног сбились в поисках "истинных" произведений "настоящих" русских писателей... перерожденцев типа А. Солженицына, А. Кузнецова... Для пополнения своих запасов "самиздатчики" ищут связи в других городах... приезжают с копиями оригиналов, которые издаются за границей. Сразу же в пишущие машинки закладываются чистые листы бумаги... не спят по ночам, лихорадочно перепечатывают рукописные литературные произведения, в которых возводится клевета на советский образ жизни... Один экземпляр к себе в тайник, остальные - для распространения...

    ...Подводит Стрельников.  И  самым   постыдным   образом:

напился до чертиков и потерял портфель с антисоветской литературой. "Самиздатчики" всполошились. Только Стрельников сохраняет спокойствие и горячо уверяет, что портфель найдется. Зная за собой слабость к спиртному, он оставил в портфеле "спасительную" записочку: "Нашедшего прошу вернуть по адресу..." И портфель ему вернули... сотрудники милиции...

    Боясь ответственности,  "самиздатчики"  стали добровольно

выдавать соответствующим органам свою продукцию. Из тайника были изъяты... десятки антисоветских материалов.

    Вот, пожалуй,  и  весь   рассказ   о   клиентах   бывшего

"самодеятельного" книжного рынка".

    17 января в "Известиях" была напечатана статья В.РОГОЗИНА

и С.КОНЮШИНА "Провалившийся маскарад (история одного путешествия американских конгрессменов)". В статье упоминается "некто Чалидзе", кого "поджидали для получения клеветнической информации о советской действительности и в конце концов встретили в холле "Интуриста" Шойер и Белл", американские конгрессмены. "Хронике" стало известно, что упомянутые конгрессмены вместе со своими женами нанесли визит В.ЧАЛИДЗЕ, который, по предварительному телефонному разговору, согласился встретиться с ними в холле гостиницы "Интурист" и проводить к себе домой. В конце беседы конгрессмены предложили В.ЧАЛИДЗЕ воспользоваться представившейся оказией для передачи писем знакомым или документов, адресованных зарубежным правовым ассоциациям. В.ЧАЛИДЗЕ отклонил это предложение.

    По поводу детективно-комического эпизода с  переодеванием

(см. статью) можно заметить, что оба конгрессмена были одеты в одинаковые белые дубленки, так что, по-видимому, переодевание связано просто с тем, что конгрессмены свои дубленки просто перепутали.


    ВНЕСУДЕБНЫЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЯ
    Москва
    Исключенный ранее  из  Союза  советских писателей А.ГАЛИЧ

(см. "Хронику" N 23) исключен также из Литфонда и из Союза советских кинематографистов.

    В конце  января  1972  г.  писатель ВЛАДИМИР МАКСИМОВ был

вызван к секретарю Московского отделения СП В.ИЛЬИНУ (бывший чекист, выполняющий в Союзе административные функции), который пытался уговорить его написать в "Литературную газету" отречение-покаяние (вроде тех, что в разное время по аналогичным поводам делали Г.СЕРЕБРЯКОВА, А.ТВАРДОВСКИЙ, В.ВОЙНОВИЧ, В.ШАЛАМОВ) в связи с изданием за границей романа "Семь дней творения". В.МАКСИМОВ сказал, что все, что он думает, написано в самом романе, рукопись которого находится в СП. Через несколько дней Максимова вызвали на медицинскую комиссию, где экспертыпсихиатры заменили ему вторую группу инвалидности на третью. (Сообщение радиостанции "Свобода", согласно которому МАКСИМОВУ грозили судом, не соответствует действительности). Последняя работа МАКСИМОВА - роман "Карантин".

    Киев
    2 марта  1972  г.  состоялось  заседание Президиума Союза

писателей Украины. Было рассмотрено персональное дело И.М.ДЗЮБЫ. В обсуждении приняли участие М.БАЖАН, С.БАНДУРА, П.ВОРОНЬКО, Л.ДМИТЕРКО, П.ЗАГРЕБЕЛЬНЫЙ, Ю.ЗБАНАЦКИЙ, Д.ПАВЛИЧКО, Н.РЫБАК, В.КОЗАЧЕНКО, И.ЛЕ, Л.НОВИЧЕНКО, В.СОБКО.

    Как сообщает  "Литературная  Украина" от 3 марта 1972 г.,

И.М.ДЗЮБА исключен из членов СП Украины "за грубое нарушение принципов и требований Устава СП, за изготовление и распространение материалов, которые носят антисоветский, антикоммунистический характер, выражают националистические взгляды, возводят клевету на советский строй и национальную политику партии и советского государства". Это решение Президиума было принято единогласно.

    Известно, что  на  заседании  Президиума  речь шла лишь о

книге ДЗЮБЫ "Интернационализм или русификация", написанной им в 1965 г. За эту книгу его два года назад уже исключали из СП (см. "Хронику" N 11), но не исключили, поэтому можно думать, что исключение 2 марта связано с последними событиями: аресты на Украине, обыск у самого ДЗЮБЫ (см. наст. выпуск "Хроники").

    В конце  января  у  ДЗЮБЫ  И.М.  на повторном обыске было

изъято полное собрание сочинений В.И.ЛЕНИНА, с заметками на полях и с подчеркнутыми фразами.

    Москва
    4 февраля  1972  г.  главный  редактор  Главной  редакции

физико-математической литературы издательства "Наука" А.Т.ЦВЕТКОВ и его заместитель В.Б.ОРЛОВ (являющийся также заместителем секретаря партбюро Главной редакции), пригласив к себе Ю.А.ШИХАНОВИЧА, задали ему несколько вопросов: "Правда ли, что у вас был обыск?", "Что у вас было найдено?", "Каковы ваши убеждения?". После того, как ШИХАНОВИЧ отказался отвечать на последний вопрос, ему было заявлено, что его имя будет снято с титульного листа выходящей в этом году книги "Математика метаматематики" РАСЕВОЙ и СИКОРСКОГО (титульным редактором которой он является) и что вообще в дальнейшем Главная редакция предпочитает не сотрудничать с ним.

    Москва
    14 февраля  1972  г.  секция  физико-математических  наук

Ученого Совета ВИНИТИ* не переизбрала по рекомендации редколлегии реферативного журнала "Физика" на новый срок младшего научного сотрудника А.ТВЕРДОХЛЕБОВА: 4 голоса за переизбрание, 7 - против, 3 недействительных. Единственной причиной этих действий послужила общественная деятельность ТВЕРДОХЛЕБОВА, который является членом Комитета прав Человека; никаких претензий к его работе высказано не было.

_________

    * ВИНИТИ  -  Всесоюзный  институт  научной  и технической

информации.

    На протяжении  нескольких месяцев сотрудники 24 отделения

милиции г. Москвы неоднократно вторгались в квартиру к АДЕЛИ ОСИПОВОЙ (НАЙДЕНОВИЧ), жене редактора журнала "Вече" ВЛАДИМИРА ОСИПОВА, и вызывали ее в милицию, угрожая арестом за "тунеядство". Однажды у нее даже был отобран паспорт на 20 дней.

    1 ноября два милиционера и мужчина  в  штатском,  окружив

постель полупарализованной матери А.ОСИПОВОЙ, стали угрожать А.ОСИПОВОЙ и ее мужу арестом за журнал "Вече", что привело к повторному инсульту и смерти матери.

    10 января  А.ОСИПОВА  послала  Председателю КГБ АНДРОПОВУ

письмо с протестом. В письме, частности, сказано: "...Аморальность вышибания женщины из дома на производство порождает большее количество общественных пороков, чем ваши успехи по борьбе с ними..."

    10 февраля  мл.  научный  сотрудник ОВНИИЭМ Т.С.ХОДОРОВИЧ

(см. "Хронику" N 19) подала заявление с просьбой об увольнении по личным мотивам. Через несколько дней она попросила вернуть ей ее заявление. В ответ начальник отдела кадров А.А.ШУЛЬДОВ сказал ей: "...Я знаю, что работаете вы хорошо. Но мы не хотим, чтобы в нашем коллективе работал человек, поддерживающий антисоветчиков. Поэтому мы все равно очень скоро бы от вас избавились. Вот причина, из-за которой мы не возвращаем вам заявление. Это, кстати, наше право... Вот, если бы вы стали заниматься только своей работой и больше ничем, можно было бы еще надеяться на то, что НТС (Научно-технический совет. - "Хр.") подумал бы о возможности вашего дальнейшего пребывания в нашей организации..." Позднее, в отсутствие Т.С.ХОДОРОВИЧ, А.А.ШУЛЬДОВ сказал: "...она подала заявление, чтобы обделывать свои темные делишки, а НТС будет ее субсидировать..."


    КРАТКИЕ СООБЩЕНИЯ
    Свердловск.
    С 10 по 13 ноября 1971 г.  Свердловский областной суд под

председательством Е.А.СОЛОМЕНЦЕВА слушал дело группы лиц, арестованных в марте 1971 г. и обвиняемых по ст. ст. 70 и 72 УК РСФСР (антисоветская агитация и пропаганда и создание антисоветской организации). Следствие в Свердловске и ряде других городов (в том числе в Красноярске, Хабаровске, Горьком) проводила бригада, руководимая старшим следователем по особо важным делам УКГБ Свердловской области подполковником Н.Т.СМОЛИКОВЫМ. Семеро обвиняемых приговорены к разным срокам лишения свободы (от 2 до 5 лет) в ИТЛ строгого режима. Одного из подсудимых суд признал невменяемым и направил на принудительное лечение. Экспертизе в Институте судебной психиатрии им. проф. Сербского (экспертиза проводилась в отделении Д.Р.ЛУНЦА в течение примерно 2-х месяцев, диагноз - шизофрения с бредом преследования) предшествовала стационарная месячная экспертиза в Свердловском областном судебно-психиатрическом отделении, признавшая подэкспертного психически здоровым и вменяемым в отношении инкриминируемых ему действий.

    Фамилии подсудимых,  подробности обвинения  и  конкретные

обстоятельства процесса неизвестны.

    Москва
    С 12 по 15 января Московский областной суд (судья ШЕВЦОВ)

рассматривал дело В.Н.НИКИТЕНКОВА (см. "Хронику" N 19), обвинявшегося по ст. 70 УК РСФСР (за письма Генеральному секретарю ООН и в Президиум Верховного Совета СССР) ...*. Ранее экспертная комиссия института им. Сербского поставила Никитенкову диагноз: "вялотекущая шизофрения" и рекомендовала лечение в больнице общего типа. Адвокат КАМЕНЕЦКИЙ, оспаривая обвинение по ст. 70, не возражал против рекомендации экспертной комиссии. Прокурор потребовал принудительного лечения в психиатрической больнице специального типа. Суд в своем определении удовлетворил требование прокурора. В настоящее время В.Н.НИКИТЕНКОВ находится в Казанской спецпсихобольнице.

    * - Фрагмент текста отсутствует.
    В декабре  1971  г.  арестован  член  парткома  Института

философии АН СССР старший научный сотрудник сектора диалектического материализма КИМ САЙФУЛЛОВИЧ ДАВЛЕТОВ. ДАВЛЕТОВ занимался эстетикой фольклора, ранее работал в Институте мировой литературы, с 1962 г. - кандидат филологических наук.

    7 февраля 1972 г.  арестован кандидат биологических  наук

ИЛЬЯ ГЛЕЗЕР, автор книги по морфологии мозга, изданной в СССР, США и ГДР, читавший лекции в Московском университете. В последнее время ИЛЬЯ ГЛЕЗЕР не мог найти постоянной работы и вынужден был работать по договорам. Сейчас ГЛЕЗЕР находится в Лефортовской тюрьме и по его делу ведется следствие. В ордере на обыск И.ГЛЕЗЕРУ инкриминировалось написание писем в Правительство СССР и распространение их. При обыске были изъяты письмо ПОДГОРНОМУ и записи, которые, судя по названиям, приведенным в протоколе обыска, касаются еврейского вопроса.

    Месяц назад ИЛЬЯ ГЛЕЗЕР подал в ОВИР документы на выезд в

Израиль.

    8 сентября 1962 г.  при попытке перейти морскую границу с

Турцией был арестован и осужден на 10 лет по ст. ст. 64 (измена родине) и 70 УК РСФСР АНАТОЛИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ РАДЫГИН.

    А.В.РАДЫГИН родился  в  1934  г.  в  Ленинграде;  мать  -

еврейка, отец - русский. Окончил военно-морское училище. За короткий срок служил и работал на Черном море, на Севере, на Дальнем Востоке. Рано стал писать стихи. Напечатался впервые в 1954 г. Позже его стихи стали регулярно появляться на страницах ленинградских сборников, альманахов и газет. В 1962 г. в изд-ве "Советский писатель" был напечатан сборник стихов РАДЫГИНА "Океанская соль".

    С осени 1969 г. РАДЫГИН содержится во Владимирской тюрьме

(Владимир - 20, учреждение ОД-1/ст-2) - "за склонность к побегам".

    Осенью 1971    г.   РАДЫГИН   принимает   решение   после

освобождения 8 сентября 1972 г. подать заявление с просьбой о выезде в Израиль. С этой же целью он взял национальность и фамилию матери, но начальство Владимирской тюрьмы заявило РАДЫГИНУ, что это невозможно (изменение фамилии). Не помогла и трехнедельная голодовка протеста, которую РАДЫГИН держал в октябре 1971 г.

    5 декабря   1971   г.  на  Пушкинской  площади  в  Москве

состоялась традиционная "минута молчания": приблизительно 40-50 человек, сняв шапки, минуту стояли молча около памятника Пушкину. Ввиду традиционности этой демонстрации (проводящейся с 1965 г.), к ней готовились заранее и власти: к 6 часам вечера на площади было гораздо больше сотрудников КГБ и МВД (в числе которых - три генерала), милиционеров и дружинников, чем демонстрантов. Примерно за четверть часа до "минуты" блюстители порядка начали отгонять публику от памятника. Во время же самой "минуты" было схвачено и отвезено в штаб Московских добровольных дружин (Советская площадь) 3 человека: БОРИС ЕФИМОВ; член Инициативной группы в защиту прав Человека ЮРИЙ ШТЕЙН и ИВАН РУДАКОВ. После коротких "бесед" задержанные были отпущены; проводивший одну из бесед КГБист заявил, что "в будущем году никакой демонстрации 5 декабря не будет". Среди участников "минуты молчания" был А.Д.САХАРОВ. П.ЯКИР был задержан милицией по дороге на Пушкинскую площадь и выпущен из отделения часа через два.

    "Хроника" просит извинить ее за то,  что это сообщение не

было помещено в предыдущем номере.

    В начале марта в лагере  общего  типа  (Обухово,  ОС-20/6

Ленинградская область) 15 заключенных, протестуя против условий содержания их в лагере, зашили себе рты. 6 из них сразу же перевели без экспертизы и суда в Ленинградскую спецпсихобольницу, остальных заключили в штрафной изолятор. После этого случая начальник лагеря был снят с должности.

    В лагере   под   Симферополем   в  октябре  1971  г.  250

заключенных держали голодовку. Мотивы неизвестны.

    В декабре 1971 г.  после отбытия срока наказания (ссылка)

вернулась в Москву ЛАРИСА ИОСИФОВНА БОГОРАЗ-БРУХМАН, осужденная за участие в демонстрации на Красной площади 25 августа 1968 г. (см. "Хронику" N 4).

    22 января  из  Владимирской  тюрьмы освободился АЛЕКСАНДР

ГИНЗБУРГ, отсидевший 5 лет (в том числе полтора года во Владимирской тюрьме). Сейчас он живет в г. Таруса Калужской области.

    В начале февраля освободился из 10 л/о Мордовских лагерей

ВИКТОР БАЛАШОВ, отсидевший 10 лет по ст. 70 УК РСФСР.

    22 февраля освободилась НАТАЛЬЯ ГОРБАНЕВСКАЯ (о суде  над

ней см. "Хронику" N 15), проведшая более двух лет в тюрьме и Казанской спецпсихобольнице.

    В середине   февраля  Московский  городской  суд  отменил

принудительное лечение для ВАЛЕРИИ НОВОДВОРСКОЙ (см. "Хронику" N 23). В конце февраля она была дома.

    17 февраля закончился срок надзора у АНАТОЛИЯ МАРЧЕНКО.
    В начале  января НАДЕЖДА ЕМЕЛЬКИНА (см.  "Хронику" NN 20,

23) прибыла в г. Енисейск. Ее адрес: г. Енисейск Красноярского края, ул. Лыткина, д. 5, кв. 2. Сейчас она работает кочегаром.

    8 января    состоялась   очередная   комиссия   у   ПЕТРА

ГРИГОРЬЕВИЧА ГРИГОРЕНКО. Комиссия постановила продлить срок принудительного лечения.

    В начале   1972   г.   в   СССР   открылись   две   новые

спецпсихобольницы - в городах Благовещенске (Дальний Восток) и Кзыл-Орде (Казахстан).

    В Ленинградской спецпсихобольнице содержится ЯАК  ЛЕЙВАНД

из Таллина, 1949 г. рождения. В августе 1971 г. он пытался перейти границу под Выборгом.

    В марте 1971 г. свидание Ю.ВУДКИ, отбывающего наказание в

Мордовии, с женой А.ГУРЕВИЧ было прервано из-за того, что ВУДКА и его жена разговаривали между собой на своем родном языке (идиш). А.ГУРЕВИЧ послала тогда же жалобу прокурору РСФСР. В декабре 1971 г. по этому же вопросу к прокурору РСФСР обратился с письмом В.ЧАЛИДЗЕ. Ответа до сих пор нет.

    В конце 1971 г.  из лагеря направлен на "химию" (т. е. на

"стройки большой химии" с принудительным трудом и свободным поселением до конца срока) ПАВЕЛ ИВАНОВИЧ ИГОШИН. В мае 1969 г. он был арестован и по ст. ст. 130, 180, 190-1 УК РСФСР осужден на 4 года. До этого ему уже несколько раз отказывали в направлении на "химию".

    19 февраля  группа  евреев,  собравшихся,  как  всегда  в

субботу, у здания Киевской синагоги, была безо всякого повода схвачена лицами в штатском и доставлена в милицию. четверо из задержанных - НАТАН РЕМЕННИК, ЛИНА УМАНСКАЯ, ВИТАЛИЙ ЗЫРЯНОВ, СОЛОМОН ФЕЛЬДМАН - были осуждены на 15 суток. Подобная же "операция" была повторена и в следующую субботу.

    Группа евреев из Прибалтики обратилась в Правление  Союза

писателей СССР с письмом по поводу книги Ф.Я.КОЛАРА "Сионизм и антисемитизм" ("Прогресс" 1971 г.) и к Прокурору Московской области по поводу книги И.ШЕВЦОВА "Любовь и ненависть" ("Воениздат"). Демонстрируется черносотенный характер этих книг (приводятся цитаты, разбирается ряд положений первой книги). Авторы первого письма требуют публикации в "Литературной газете" своего ответа КОЛАРУ. Против ШЕВЦОВА авторы второго письма просят возбудить уголовное дело по ст. 74 (пропаганда расовой и национальной ненависти).

    В декабре  1971  г.  на  профсоюзном собрании в Псковском

пединституте один из выступавших сказал, что незадолго до собрания он беседовал наедине с преподавателем Г.ПАВЛОВСКИМ и что тот высказывал чрезвычайно вредные взгляды. Через несколько дней ПАВЛОВСКОГО и его жену пригласили в местное ГБ; после допроса-беседы с ПАВЛОВСКОГО взяли обещание, что он не будет получать, передавать и хранить самиздат и других будет отговаривать.

    Семья ЛЕОНИДА ПЛЮЩА (см. наст. выпуск "Хроники"):

жена: ЖИТНИКОВА ТАТЬЯНА ИЛЬИНИЧНА, дети: ДИМА - 5. 7. 1960 (1959 г.)

    ОЛЕСЬ - 1. 7. 1965 г. рожд.
    Адрес: Киев К-147, ул. Энтузиастов, 33, кв. 36.
    ПЛЮЩ находится  в следственном изоляторе КГБ при СМ УССР,

киев-3, АЯ-207.


    НОВОСТИ САМИЗДАТА
    1. "Наши   ближневосточные   друзья   (обзор    советской

печати)", Москва, 1972 г. "Цитатник", посвященный событиям на Ближнем Востоке, ближневосточной политике Советского Союза и ее освещению в советской прессе. Более 220 цитат (главным образом, из советской периодической печати 1947-71 гг.), расположенных в хронологическом порядке, сопровождаются очень немногочисленными подстрочными примечаниями составителей чисто справочного характера и несколькими эпиграфами из книги Исайи (Ветхий Завет) и "Иудейских древностей" ИОСИФА ФЛАВИЯ. В кратком предуведомлении составителей "цитатника" в качестве основной его цели указывается на создание если не правильного, то хотя бы достаточно трезвого и вдумчивого взгляда на историю последних десятилетий у читателей сегодняшних газет, плохо помнящих газеты вчерашние и практически забывших позавчерашние; для облегчения сопоставления цитат между собою обзор снабжен предметным и именным указателями, а также указателем источников, из которых брались цитаты.


    2. "Очная ставка с самим собою". Москва, 1972 г. Рецензия

на аннотированный выше "цитатник" "Наши ближневосточные друзья". Рецензент, кратко характеризующий историю еврейского вопроса в СССР и эволюцию отношения к нему со стороны властей и прессы, отмечает неполноту обзора, составители которого сознательно сосредоточили свое внимание лишь на некоторых аспектах советско-еврейских и советско-арабских отношений. Как достоинство сборника рецензент отмечает, что "составители... не пытаются... внушать читателю, что "раньше правду говорили, а теперь врут" и т. п. Лгун никогда не заслуживает доверия, даже если случайно "прорвавшись" скажет частицу правды. чтобы понять, что из вранья можно вывести все, что угодно, незачем изучать логику. А если человек называет один и тот же предмет, в зависимости от приказа начальства, то белым, то черным, то он всегда лгун - независимо от того, какого цвета этот предмет на самом деле: красного, синего, серого, белого, черного или зеленого".


    3. ВЛАДИМИР ОСИПОВ.  "Секрет  свободы",  декабрь  1971  -

январь 1972 г. Короткая статья. С горечью спрашивая "нашу безбожную интеллигенцию", "зачем нам свобода мнений?" ("Разве мы не свободны доносить, халтурить и воровать? Пройдите в выходной день по городам и селам. Все пьяны. Все свободны... Круговое тяп-ляп. Свобода...") и находя "секрет свободы" в том, "что каждый вкладывает в понятие свободы СВОБОДУ для себя" ("Запретить такую-то партию", - скандируют в демократических странах некоторые свободолюбцы"...), автор говорит: "Всем должна быть дана свобода мнений. Верующие и атеисты, националисты и демократы, сионисты и антисемиты, консерваторы и коммунисты - все должны иметь право высказать свою точку зрения. Я говорю это не из любви к свободе. Свобода некоторых мнений мне лично отвратительна. Но она должна существовать ВО ИМЯ ЖИЗНИ... Можно согласиться с тем, что свобода править принадлежит немногим. Но свобода думать и возражать принадлежит всем".


    4. ВЛАДИМИР ОСИПОВ.  "Трус не играет в хоккей",  7 января

1972 г. (Рождество Христово). Короткий очерк. "Мужскому" пониманию мужества, отраженному в издевательском названии очерка (это понимание можно было бы еще, следуя ходу мысли автора, вспоминающего волчью лагерную жизнь, охарактеризовать как "блатное"), автор противопоставляет истинное мужество свободно мыслящих и идущих за эту свободу на лишения, в том числе и на "лишение свободы", людей: "Привычка к сталинизму так сильна, что иным отвыкать боязно. Боязно выправиться, встать во весь рост. А вдруг не удержимся на двух ногах? На четырех-то спокойнее.

    Инициативная группа,   Комитет  прав  человека,  открытые

письма, журналы - слава Богу, мы понемногу начинаем одолевать страх. Нас вдохновляет мужество ГРИГОРЕНКО, ОГУРЦОВА, БУКОВСКОГО. Мужество настоящих мужчин. Трус не выступает за правду".


    5. О.АЛТАЕВ.      "Двойственное      сознание     русской

интеллигенции". В психологическом облике современной русской интеллигенции автора раздражает "потеря аристократического аскетизма и чувства вины перед народом"; приобретение "мещанских" и "буржуазных" черт, а в особенности: ее закоренелый атеизм, отрицание религиозных основ морали, склонность к либеральным иллюзиям и готовность к симбиозу с критикуемыми ею властями. Все эти качества ин теллигенции, которую автор склонен тем не менее считать "главным историческим двигателем нашего общества", подготавливают, по его мнению, очередную историческую катастрофу.


    6. Аноним.   "Попытка   понять   смысл  статьи  О.АЛТАЕВА

"Двойственное сознание русской интеллигенции". По мнению автора рецензии, О.АЛТАЕВ (см. предыдущую аннотацию), исходя из "никому не понятных установок", приписывает интеллигенции "непомерно большое, прямо-таки сатанинское значение", а также "абсолютизирует значение и исключительность своих психологических портретов", в то время как нынешняя интеллигенция (совокупность образованных людей) есть "часть народа, которая сама работает и играет значительную роль в общем производстве".


    7. А.МОСКОВИТ.  "Практическая   метафизика",   400   стр.

Изложение философской системы, в которой большую роль играют идеи КАНТА и ШОПЕНГАУЭРА. Предложенная автором система постулатов (основные: "Человек есть воля к осуществлению свободы" и "Чувства удовольствия и неудовольствия суть знаки расширения или сужения границ свободы") прилагается им к анализу человеческих страстей и к анализу исторических и политических событий от древности до наших дней.


    8. А.СОЛЖЕНИЦЫН. "Автобиография". (Впервые опубликована в

стокгольмском "Ежегоднике Нобелевского фонда" в 1971 г.). АЛЕКСАНДР ИСАЕВИЧ СОЛЖЕНИЦЫН родился в Кисловодске 11 декабря 1918 г. Отец его, московский студент-филолог, пошел добровольцем на войну 1914 г., провоевал всю войну артиллерийским офицером на германском фронте, умер летом 1918 г. за полгода до рождения сына. А.С. воспитывала мать, машинистка-стенографистка. В 1936 году в Ростове-на-Дону он окончил среднюю школу. "Еще с детства испытывал никем не внушенное тяготение к писательству и писал много обычного юного вздора..." За несколько дней. до начала войны (1941 г.) окончил физмат Ростовского университета (с 1939 г. учился также на заочном отделении ИФЛИ*. В 1941-42 гг. был ездовым обоза в армии, затем окончил сокращенный курс артиллерийского училища и с ноября 1942 г. до ареста (февраль 1945 года) воевал на передовой, командиром разведывательной артиллерийской батареи. Арестован в Восточной Пруссии (основное место действия "Августа четырнадцатого") за "непочтительные высказывания о Сталине" в переписке с другом (в "высказываниях" Лучший Друг поминался под псевдонимом, но квалифицированному цензору все же хватило на донос) и "наброски рассказов и рассуждений". В июле 1945 г. решением ОСО** получил 8 лет лагерей. Начало срока отбывал в лагерях общего типа ("Олень и шалашовка".), середину срока - как математик - в "шарашке", т. е. в тюремном НИИ*** ("В круге первом"), конец - в особом лагере для политзаключенных в Экибастузе ("Один день Ивана Денисовича"). Пересидев лишний месяц, с 5 марта 1953 г. до июня 1956 г. отбывал "вечную ссылку" в Коктереке (юг Казахстана). В конце 1953 г. был на грани смерти (рецидив недолеченного лагерного рака), но в течение 1954 г. практически вылечился в ташкентской больнице ("Раковый корпус", "Правая кисть").

__________

    * ИФЛИ - Институт философии, литературы и истории.
    ** ОСО - Особое совещание.
    *** НИИ - Научно-исследовательский институт.
    "...Все годы  ссылки  я  преподавал  в   сельской   школе

математику и физику и, при своей строго одинокой жизни, тайком писал прозу (в лагере, на память, мог писать только стихи). Мне удалось ее сохранить и привезти из ссылки в Европейскую часть страны, где я продолжал также заниматься внешне - преподаванием, тайно - писанием, сперва во Владимирской области ("Матренин двор"), затем в Рязани. Все годы, до 1961 г., я не только был уверен, что никогда при жизни не увижу в печати ни одной своей строки, но даже из близких знакомых почти никому не решался дать прочесть что-либо, боясь разглашения. Наконец, к сорока двум годам, такое тайное писательское положение стало меня очень тяготить. Главная тяжесть была в невозможности проверять свою работу на литературно развитых читателях. В 1961 году, после XXII съезда КПСС и речи Твардовского на нем, я решился открыться: предложить "Один день Ивана Денисовича". Такое самораскрытие казалось мне тогда, и не без основания, очень рискованным: оно могло привести к гибели всех моих рукописей и меня самого. Тогда-то обошлось счастливо: А.Твардовскому, в ходе долгих усилий, удалось через год напечатать мою повесть. Но почти сразу же печатание моих вещей было остановлено... Даже событий, происшедших с нами, мы почти никогда не можем оценить и осознать тотчас, по их следу, тем более непредсказуем и удивителен оказывается для нас ход событий грядущих".


    9. ЮРИЙ ГЛАЗОВ.  "Из российской диаспоры". Москва, 9 окт.

71 г. 22 стр. Размышления о судьбе еврейского народа, о месте евреев в культуре и обществе страны, в которой они родились и выросли, о сложных и противоречивых, мучительных проблемах, встаю щих перед евреями "российской диаспоры", решающими вопрос о выезде в Израиль; о мотивах, удерживающих их от решения уехать; о закономерности и конечной неизбежности такого решения. "Возвращаясь в Израиль, евреи как бы сходят с креста унижения... Они возвращаются домой с теплым чувством к тем странам, где случилось видеть много светлого и где пришлось хлебнуть немало горя... Потомки Бар-Кохбы и Акивы возвращаются на родную землю, неся, как пчелы, нектар тех культур, в лоне которых им довелось жить. Пересматривается многое из того, что служило камнем преткновения в отношениях с другими народами. Этот нелегкий путь требует десятилетий..."


    10. КОРНЕЛИЯ МИ.  "Помещение  советских  инакомыслящих  в

психиатрические больницы, перевод с англ. (Английский текст составлен для "Рабочей группы по заключению инакомыслящих в психиатрические больницы"). Москва, 1972 г. Сжатый по форме, но весьма насыщенный информацией отчет, основанный на материалах "Хроники", свидетельствах В.БУКОВСКОГО (в частности, его обращение к западным психиатрам - см. "Хронику" N 19,- приводится целиком в качестве приложения), А.ЕСЕНИНА-ВОЛЬПИНА, Ж. и Р.МЕДВЕДЕВЫХ, П.ГРИГОРЕНКО, Н.ГОРБАНЕВСКОЙ, С.ПИСАРЕВА, Г.ШИМАНОВА, М.НАРИЦЫ, В.ФАЙНБЕРГА и др., а также на материалах В.ЧАЛИДЗЕ и ряде документов. С большей или меньшей подробностью описано около 15 конкретных "дел" ("историй болезни"), освещавшихся ранее в "Хронике".


    11. ВЕРКОР. "Гитлер выиграл войну", Пер. с франц. ("Монд"

8 февр. 72 г.)

         "Неужели все начинается вновь?
         30 лет спустя,  помните ли вы, мои соотечественники,
    это общее наше чувство бессилия, когда правительство Виши
    арестовывало или  позволяло  арестовывать  наших  друзей,
    увольняло   или   позволяло   увольнять   профессоров   и
    выдающихся деятелей,  затыкало или позволяло затыкать рот
    "слишком  резонерствующим" интеллигентам,  устраивало или
    позволяло устраивать охоту за тысячами невинных?  Что  мы
    делали, когда каждый месяц, каждую неделю, каждый день мы
    узнавали одну за  другой  подобные  новости?  Мы  сжимали
    кулаки... в яростном бессилии, и этим ограничивались наши
    действия...  Мы с каждым новым преступлением лишь сильнее
    сжимали в ярости бессилия кулаки,  ибо мы ничего не могли
    сделать, чтобы помешать ему.
         И вот  все  начинается  вновь.  Это страшное чувство
    бессилия возникает снова в связи с тем,  что происходит в
    Праге,   во   всей  Чехословакии.  Там  преследуют  наших
    друзей...  Там охотятся за профессорами университетов, их
    морят голодом,  их лишают прав, их выселяют из квартир, а
    их детей лишают возможности учиться...  А затем, наконец,
    их  арестовывают.  Против  них  ополчаются  со  злобой  и
    жестокостью, весьма сходными со зловонием прежних времен.
         И вновь  в  противовес всему этому...  мы можем лишь
    сжать наши бессильные кулаки...  Ничего нельзя сделать...
    кроме  того,  что  я делаю сейчас - пишу эти жалкие слова
    протеста... Я не осмеливаюсь даже называть имена, так как
    боюсь  навлечь  на  упомянутых  новые  несчастья.  Ничего
    нельзя сделать,  кроме того, чтобы еще раз сформулировать
    мольбу  или  протест  -  и не получить даже ответа,  даже
    успокоения,  оправдания,  а   только   черное   молчание,
    исполненное насмешливого цинизма и презрения.
         Ибо Гитлер выиграл войну.
         С каждым днем он поднимается вновь.  Он проиграл  на
    земле,  но победил в веках,  в сердцах.  Потому что после
    него повсюду царят если не пушки,  то насилие,  более или
    менее  жестокая  власть  полиции...  И мы не можем ничего
    сделать... Ибо Гитлер выиграл войну...
         И вот все начинается снова...  И вот теперь -  и  до
    каких пор?  - преследуют и заключают в тюрьмы тех,  имена
    которых я не осмеливаюсь назвать".


    12. ЮРИЙ   ГЛАЗОВ,  ЮРИЙ  ШТЕЙН,  ЮРИЙ  ТИТОВ,  АЛЕКСАНДР

ВОЛЬПИН, ВЛАДИМИР ГЕРШОВИЧ. "В редакцию газеты "Таймс". Москва, 5 марта 72 г. Письмо начинается словами: "Быть может, совсем скоро каждый из нас, получив на руки визу, поднимется по трапу самолета и покинет пределы России. В канун такой перемены в нашей жизни выразить свое отношение к происходящему - наш внутренний долг". Говоря далее об усилении политического террора в СССР и бездействии и молчании интеллигенции, авторы выражают "свою солидарность с жертвами недавних репрессий", высказывают "глубочайшую озабоченность возможным поворотом внутриполитического колеса" и оставляют здесь "часть своего сердца".


    13. ПЕТР  ЯКИР.  "Честному  советскому  писателю  Варламу

Шаламову". 29 февр. 1972 г. Высоко оценивая творчество своего адресата и его нравственные качества, автор выражает ему свою жалость в связи с обстоятельствами, заставившими автора "Колымских рассказов" "подписать" письмо в "Литературную газету", опубликованное в ней 15 февраля. Шаламову адресуется "только один упрек" - по поводу его фразы, что "проблематика "колымских рассказов" давно снята жизнью".


    14. В.Г.  "Открытое  письмо  автору  книги  "Фашизм   под

голубой звездой" журналисту ЕЛИСЕЕВУ. Адресат письма зачислил в союзники сионизма ГЕРМАНА ГЕРИНГА и ГЕНРИХА ГИММЛЕРА; у ОТТО ФОН БИСМАРКА ему удалось обнаружить "еврейское происхождение".


    15. Р.И.РАЙХЛИН.   "Характеристика".   Автобиографическая

повесть, посвященная памяти отца, погибшего в декабре 1941 г. под Москвой. Герой повести преуспевающий инженер Гольдберг подает заявление о выезде в Израиль, после чего его исключают из комсомола, дают скверную характеристику и увольняют. Жену его навещают "представители общественности", "намекающие", что в случае их отъезда родственникам несдобровать; в промежутках идут разговоры о "чести коллектива". Диапазон реакций бывших сослуживцев широк: от тривиального юдофобства до следующего монолога инженера Кошкина: "В Израиль? Что я, рехнулся, что ли, - возмутился Вадим, - там же работать надо. Я к этому не приспособлен. Я могу лишь читать газеты и курить. Кому нравится работать, тот пусть и едет!"


    16. Письмо  В.Н.ЧАЛИДЗЕ  с  приложением  56   документов.

В.Н.ЧАЛИДЗЕ обратился к Президиуму Верховного Совета СССР с письмом, в котором он обращает внимание Президиума на непреодолимость препятствий, с которыми приходится сталкиваться верующим при желании открыть церковь. К письму приложены 56 документов. Основную часть (53 документа) занимает история длительной (1968-71 гг.) борьбы православных Наро-Фоминска за открытие в городе храма. В ходе этой борьбы состоялись два судебных процесса: по иску к Совету по делам религии при СМ СССР о возмещении материального ущерба и по иску к наро-фоминской газете "Знамя Ильича" о защите чести и достоинства. Оба иска остались без удовлетворения. Трехлетняя борьба не привела к успеху. В Наро-Фоминске по-прежнему нет ни одной действующей церкви. Остальные три документа: 2 письма академику САХАРОВУ (из Черниговской области - с просьбой помочь в открытии костела и из Чернигова - об открытии православного храма) и письмо БРЕЖНЕВУ (от верующих г. Горького об открытии церкви).


    17. "Общественные проблемы" вып. 14. Сборник состоит из 3

разделов. В первом разделе ("Документы юридической практики") помещены: 1. Надзорная жалоба ЧАЛИДЗЕ, САХАРОВА, ТВЕРДОХЛЕБОВА и ВОЛЬПИНА по делу В.БУКОВСКОГО (см. "Хронику" N23). 2. Две надзорные жалобы ЧАЛИДЗЕ по делу священника АДЕЛЬГЕЙМА, осужденного Ташкентским горсудом в июле 1970 г. на 3 года лишения свободы по ст. ст. УК УзССР, соответствующим ст. ст. 190-1, 218 и 112 УК РСФСР. 3. Заявление ЧАЛИДЗЕ, САХАРОВА и ТВЕРДОХЛЕБОВА по делу АБЕЛЬСОНА, ТРИФОКИНА и ТЕССЕЛЬ, арестованных в Риге по постановлению судьи в августе 1971 г. на 15 и 10 суток. 4. Обращение ЧАЛИДЗЕ к Генеральному Прокурору СССР по поводу возможности ознакомления граждан с документацией, касающейся их собственных уголовных дел и уголовных дел их родственников.

    Во втором разделе ("Документы  Комитета  прав  Человека")

помещены: 1. Приветствие Генеральному секретарю ООН У ТАНУ от деятелей Комитета прав Человека (см. "Хронику" N 23); 2. Мнение В.ЧАЛИДЗЕ и мнение Комитета прав Человека по докладу А.ВОЛЬПИНА "Международный пакт о гражданских и политических правах и советское законодательство". 3. Обращение к Президиуму Верховного Совета СССР о ратификации Пактов о правах человека и 4. Отчет В.ЧАЛИДЗЕ о творческих связях Комитета прав Человека за период, прошедший с создания Комитета.

    В третьем разделе аннотируется содержание  выпусков  9-14

сборника "Общественные проблемы".


    18. "Вестник исхода" N 3,  1972 г.  В  сборнике  помещены

многочисленные письма, телеграммы, обращения, заявления, жалобы и прошения евреев Москвы, Ленинграда, Киева, Вильнюса, Кишинева, Тбилиси, Одессы, Новосибирска и др. городов, посланные с сентября 1971 г. по янв. 1972 г. различным советским и международным организациям и государственным деятелям, в которых авторы рассказывают о всевозможных препятствиях, чинимых властями желающим уехать в Израиль, о необоснованных отказах ОВИРа в визе на выезд, о внесудебных увольнениях и исключениях с работы, об избиениях, внесудебных преследованиях, которым подвергаются желающие уехать. Например, за желание выехать в Израиль был уволен из Института проблем управления АН СССР, где он проработал более 20 лет, и из Московского физико-технического института, где он преподавал более 10 лет, известный советский кибернетик, доктор техн. наук, проф. А.ЛЕРНЕР. Одновременно он был отстранен от выборных должностей: председателя Комитета по применению автоматики национального комитета СССР по автоматическому управлению, члена Совета по кибернетике при Президиуме АН СССР, члена Ученого Совета Института проблем управления, члена редакционной коллегии БСЭ, журнала "Автоматика и телемеханика", журнала "Приборы и системы управления" и др. Была предпринята попытка снять А.ЛЕРНЕРА также с поста заместителя Председателя Комитета по применению автоматики Международной федерации по автоматическому управлению, однако эта попытка была отвергнута Федерацией. Издательство "Наука" и издательство "Металлургия" вычеркнули из плана намеченные к изданию книги А.ЛЕРНЕРА. Из всех выпускаемых сейчас книг и статей по теории управления изымаются ссылки на его работы. С 1 декабря 1971 г. А.ЛЕРНЕР и его жена лишены медицинской помощи в системе АН СССР. В тот же день были отчислены из аспирантуры Института проблем управления дочь и сын ЛЕРНЕРА. 23 декабря 71 г. А.ЛЕРНЕР и его семья получили отказ на выезд в Израиль.

    На следующий день после  того,  как  он  заявил  о  своем

желании уехать в Израиль, был отстранен от преподавательской работы доцент Новосибирского электротехнического института, канд. хим. наук АЛЕКСАНДР ЛИФШИЦ (34 года). 10 ноября 71 г. устным распоряжением ректора Новосибирского торгового института был отстранен от преподавательской работы отец А.ЛИФШИЦА - СОЛОМОН ЛИФШИЦ (63 года), канд. экономических наук, доцент кафедры политэкономии этого института, его организатор и один из ведущих преподавателей, ветеран 11 мировой войны, кавалер многих орденов и медалей; вскоре СОЛОМОН ЛИФШИЦ был незаконно уволен. Причиной увольнения явился его отказ публично осудить и назвать изменником сына Александра.

    В сборнике  излагается  также  содержание  беседы  с зав.

сектором административного отдела ЦК КПСС А.И.ИВАНОВЫМ, состоявшейся 20 сентября 71 года. В этой беседе ИВАНОВ, в частности, заявил: "...решение вопроса, выпускать евреев или нет, является правом государства... Желание выехать в Израиль не создает для органов МВД обязанности вас выпускать. У вас нет права выезда в Израиль... Право требовать и настаивать - не ваше право..."

    Помещено несколько  писем  протеста  в  связи со статьями

акад. И.МИТИНА "Сионизм - разновидность шовинизма и расизма" ("Правда" от 18 декабря 71 г.) и Г.ДЕБОРИНА "Социальное лицо сионизма" ("Известия" от 5 янв. 72 г.).

    Приводится неполный   список   отбывающих   наказание  за

стремление жить в Израиле (в списке 43 человека), излагаются биографии некоторых из них, рассказывается о тяжелом физическом состоянии, в котором находятся СИЛЬВА ЗАЛМАНСОН и РЕЙЗА ПАЛАТНИК, о систематических избиениях, которым подвергается со стороны солагерников-уголовников ВАЛЕРИЙ КУКУЙ, приводятся отрывки из писем РЕЙЗЫ ПАЛАТНИК и ВАЛЕРИЯ КУКУЯ, посланных из лагеря, и письма в защиту заключенных.

    Подробно рассказывается   о   голодовках    солидарности,

состоявшихся в дни первой годовщины Ленинградского "самолетного" процесса (см. "Хронику" N 23).

    Рассказывается о  всевозможных  преследованиях  еврейской

религии, еврейской культуры, еврейских обычаев в Закарпатье.

    Подробно излагается история ЛЕОНИДА  (ИОНЫ)  КОЛЬЧИНСКОГО

(род. в феврале 1952 г.). В ответ на заявление с просьбой о выдаче визы на выезд его подвергли всевозможным издевательствам и, несмотря на заявление о выходе из советского гражданства (сент. 1970 г.), отказали ему в выезде (ноябрь 70 г.) и срочно призвали в армию (декабрь 70 г.). В ноябре 71 г., через год после отказа, в г. Ангарске Иркутской области военнослужащий КОЛЬЧИНСКИЙ обратился в Иркутский ОВИР с просьбой о принятии документов на выезд в Израиль. Документы у него приняты не были. Когда КОЛЬЧИНСКИЙ вернулся в часть, против него была начата кампания террора. Начальство спровоцировало солдат на избиение КОЛЬЧИНСКОГО, за желание выехать в Израиль ему угрожали убийством. КОЛЬЧИНСКИЙ настаивает на том, что ОВИР должен принять его документы, утверждая, что солдаты Советской Армии обладают всеми гражданскими правами.


    19. "ОБОЗРЕНИЕ" N2, январь 1972 г.
    1. "Куда  мы  идем?"  В  статье говорится о "трех волнах"

арестов в Чехословакии, начиная с ноября 1971 г. Арестованы сын РУДОЛЬФА СЛАНСКОГО (позже был освобожден - "видимо, власти ЧССР сами испугались своего поступка"), ЯН ШЛИНГ (сын видного деятеля КПЧ, также повешенного сталинистами в 1952 г.), одна из основательниц компартии Словакии ИРИНА БУХОВА, бывший заместитель главного редактора "Руде право". Журналист ИРЖИ ЛЕДЕРЕР за публикацию в 1968 г. нескольких критических статей о ГОМУЛКЕ получил два года тюрьмы. Всего арестовано свыше двухсот человек, в том числе левый итальянский журналист ВАЛЕРИО ОКЕТО; сотрудник "Унита" Ф.ЗИЗЕР выслан из страны (КПИ заявила резкий протест).

    Автор статьи связывает эти факты с "новым походом  против

инакомыслящих в СССР", упоминает об обысках и арестах в середине января 72 г. в Москве, Ленинграде, Киеве и Львове, считает, что органы КГБ получили директиву во что бы то ни стало ликвидировать "Хронику" и "Украинский вестник". После одностраничного экскурса в отечественную историю послесталинского периода автор приходит к выводу, что "первостепенной и архиназревшей задачей" является активизация и объединение всех антисталинских сил нашей страны. Несмотря на очевидную неопределенность таких формулировок, в них отчетливо ощущается влияние классиков: "И сделать это необходимо именно сегодня. Ибо завтра может быть уже поздно. Никогда наши дети не простят нам, если мы после всего пережитого и сейчас повторим ошибки 1964-65 гг." (Более ранние "ошибки" в статье не упоминаются).

    2. "Сталинские  последыши".  К   таковым   автор   статьи

причисляет зав. отделом ЦК КПСС ТРАПЕЗНИКОВА (в связи с чем обсуждает достоинства, оклеветанных последним "троцкистов" МИНИНА, СТЕКЛОВА и РАСКОЛЬНИКОВА); начальника политуправления Советской Армии генерала армии ЕПИШЕВА (назначенного в 1951 г. заместителем С.ИГНАТЬЕВА, сменившего на посту министра госбезопасности АБАКУМОВА), "консультировавшего" чехословацких сталинистов по процессу СЛАНСКОГО (после 1953 г. ЕПИШЕВ разжалован в секретари обкома и вновь выдвинут после октября 64 г.); генерала армии ШТЕМЕНКО; автора "лакейских мемуаров" в журнале "Октябрь", главного маршала авиации ГОЛОВАНОВА; члена военной коллегии, пославшей на расстрел группу ТУХАЧЕВСКОГО-ЯКИРА, красного конника БУДЕННОГО; "и, конечно же, всю редколлегию журнала "Октябрь" во главе с мракобесом Кочетовым".

    3. "Литературная хроника".  Аннотируются: сборник из трех

документов П.ЯКИРА "Сталинизм не пройдет" (открытые письма в журнал "коммунист", капитану и экипажу парохода "Иона Якир" и XXIV съезду КПСС; неопубликованные стихи АЛЕКСЕЯ МАРКОВА; повесть РОАЛЬДА МУХАМЕДЬЯРОВА "Дорога к звездам" (из лагерной жизни); роман АЛЕКСАНДРА БЕКА "Новое назначение" (в свое время не пропущенный цензурой в "Новом мире", в 1965 г. не купленный ни одним западным издательством у АПН как "слишком коммунистический", но теперь все же изданный на Западе* "Вече" N 3; "Хроника" N 23.

    4. "Из   истории   самиздата".  Информация  о  "Хронике".

Специально подчеркивается, что "Хроника" "не ведет никакой пропаганды" и "не выдвигает собственной политической программы".

    5. "Калейдоскоп".  Рассказ  об  исключении из СП А.ГАЛИЧА

(обвиненного в "агитации советских евреев за иммиграцию в Израиль" и названного на заседании "товарищем Гинзбургом"); упоминается, что, кроме В.КАТАЕВА (см. "Хронику" N23) сочли возможным ограничиться выговором еще трое из 19 заседавших: А.БАРТО, А.АРБУЗОВ и А.КОРНЕЙЧУК.

    Рассказ об  исключении  из СП ЕВГЕНИЯ МАРКИНА (фактически

за изобилующее покаянными намеками стихотворение "Белый Бакен" в N 10 "Нового мира" за 1971 г.).

    Информация о  "минуте  молчания"  на Пушкинской площади 5

декабря 1971 г.

    Рекомендация сравнить   два   издания   книги   ВЛАДИМИРА

МАКСИМОВА "Шаги к горизонту" (изд. "Правда" 1966 г. и "Советский писатель" 67 г.): "Вы поймете, что такое наша отечественная цензура и каковы ее возможности".

    Рассказ о том,  как член СП поэт А.Н.МАРКОВ  послал  года

два назад своему другу в Харьков книгу своих стихов с надписью: "На русских танках - славянская кровь. Несмываемый позор России. Вечная слава Чехословакии...", как книга затем "чудом" оказалась в УКГБ Харьковской области, как об этом "чуде" сообщил на заседании правления СП В.ИЛЬИН, где МАРКОВА чуть не исключили из СП "за политически неправильную и вредную оценку оборонных мероприятий советского правительства".


    20. ВЕЧЕ N 4. 31 января 1972 г., 238 стр.
    Номер содержит: Рождественское послание Патриарха ПИМЕНА;

главы из анонимной рукописи "Наследство Достоевского" (гл. 1 - "Владычествующая идея", гл. 12 - "Обретенный покой"); главу из книги А.КАМЮ "Бунтующий человек" о ДОСТОЕВСКОМ и романе "Братья Карамазовы", перевод книги сделан для журнала "Вече"; продолжение статьи "Взгляды Константина Леонтьева", окончание статьи "Генерал Скобелев как полководец и государственный деятель"; стихи ВАЛЕНТИНА ЗЭКА (СОКОЛОВА); эссе А.РАЕВСКОГО "Платье без короля" о современной музыке. В разделе критики и библиографии - два взгляда на "Август 1914": восторженный отзыв "Наедине с Россией" В.АЛЕКСЕЕВОЙ и критическая статья А.СКУРАТОВА "Писатель Солженицын и профессор Серебряков". Редакция обещает продолжение дискуссии.

    Раздел "Наша   почта"   открывается    письмом    РОАЛЬДА

МУХАМЕДЬЯРОВА, где он спрашивает редакцию: как она относится к национальным движениям внутри России, преследованиям за веру, антисемитизму. В своем ответе редакция ссылается на то, что насилие в мире не русскими выдумано, а терпимость российского государства можно характеризовать уважением к доблести генерала БАГРАТИОНА, к уму ЛОРИС-МЕЛИКОВА.

    В публикации  под  названием  "Показательный  дуэт" резко

критикуется бульварный характер выступления журнала "Штерн" и "Литературной газеты" по поводу семейных обстоятельств СОЛЖЕНИЦЫНА, помещается интервью сотрудника редакции "Веча" с матерью первой жены СОЛЖЕНИЦЫНА Н.А.РЕШЕТОВСКОЙ с приложением фотокопии письма тетки СОЛЖЕНИЦЫНА, - оба документа опровергают версию "Литературной газеты" о том, что тетка была плохо принята в доме тогда еще не прославленного племянника (1961 г.).


    АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦОВ   и   СЕРГЕЙ   ОЗЕРОВ.   "Распределение

национального дохода СССР". Ленинград, 1971 г.

    Экономическая работа   посвящена    выяснению    истинных

размеров и распределению национального дохода СССР и особенно доли в нем расходов на оборону. Источник - опубликованные статистические показатели ЦСУ.

    Авторы приходят к выводу,  что национальный доход в  СССР

составляет не 70% от национального дохода США (по официальным выводам), а 17-20%, причем доля военных расходов в национальном доходе СССР составляет 41-51%, а личного потребления населения - лишь 21-31%, что является совершенно уникальным в современном мире. (В США военные расходы составляют лишь 10% национального дохода, в остальных развитых странах - еще меньше).