Хроника текущих событий/21

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Хроника текущих событий — выпуск 21
{{#invoke:Header|editionsList|}}


ДВИЖЕНИЕ В ЗАЩИТУ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

       Х Р О Н И К А   Т Е К У Щ И Х   С О Б Ы Т И Й
                            Каждый человек  имеет  право   на
                            свободу  убеждений и на свободное
                            выражение их;  это право включает
                            свободу          беспрепятственно
                            придерживаться своих убеждений  и
                            свободу    искать,   получать   и
                            распространять информацию и  идеи
                            любыми средствами и независимо от
                            государственных границ.
                            ВСЕОБЩАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА,
                            статья 19
                   ВЫПУСК ДВАДЦАТЬ ПЕРВЫЙ
    11 сентября 1971 г.

СОДЕРЖАНИЕ: Политические процессы. - О Днепропетровской

               психиатрической больнице специального типа.  -
               Открытые   письма   А.И.СОЛЖЕНИЦЫНА   министру
               госбезопасности СССР АНДРОПОВУ и  председателю
               Совета  министров  СССР КОСЫГИНУ.  - Материалы
               комитета прав человека (Москва). - К следствию
               по  делу  В.БУКОВСКОГО.  -  Движение евреев за
               выезд в Израиль. - Отклики на процесс В.КУКУЯ.
               - Движение месхов. - Преследования верующих. -
               Краткие сообщения. - Новости Самиздата.
                   ГОД ИЗДАНИЯ ЧЕТВЕРТЫЙ

.�


    ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ
                                                     
    СУД НАД В.ДРЕМЛЮГОЙ
    Якутская АССР.  В  20-х  числах  августа  выездная сессия

Верховного суда Якутской АССР в г. Ленске на территории мест заключения заслушала дело ВЛАДИМИРА ДРЕМЛЮГИ, вновь обвиняемого по ст. 190-1. Суд приговорил ДРЕМЛЮГУ к 3 годам ИТЛ строгого режима. Адвокат КУЛЬГИНСКИЙ (Якутск), нанятый родственниками, не присутствовал на процессе, вместо него был направлен другой адвокат (фамилия неизвестна). Попытка нанять адвоката в Москве не увенчалась успехом, ибо на это не дала разрешения московская коллегия адвокатов (подробно см. об этом Хронику N 20). 25 августа заканчивался трехлетний срок пребывания в лагерях, к которому ДРЕМЛЮГА был приговорен за участие в демонстрации на Красной площади (1968 г.). За эти три года он получил всего лишь одну посылку и несколько писем. Его мать, больная старая женщина, не могла выезжать к нему, а связь с друзьями пресекалась администрацией. По неточным сведениям, на процессе было около 40 свидетелей - солагерников ДРЕМЛЮГИ, которые свидетельствовали о высказывании им "клеветнических измышлений".


    ПРОЦЕСС Д.МИХЕЕВА И Ф. ДЕ ПЕРРЕГО
    Москва. 17-23  августа  в  здании  Мосгорсуда   состоялся

открытый процесс по делу ДМИТРИЯ МИХЕЕВА и ФРАНСУА ДЕ ПЕРРЕГО, гражданина Швейцарии (об аресте и следствии см. Хронику N 16, 18). Следователь - майор КГБ ФОЧЕНКОВ.

    Председатель суда   -   БОГДАНОВ,   обвинитель   прокурор

ВАСИЛЬЕВ, защитник МИХЕЕВА - адвокат ПОПОВ, защитник ДЕ ПЕРРЕГО - адвокат БОРОВИК.

    В зале    суда,    кроме     "постоянных     слушателей",

присутствовали мать и двоюродная сестра Михеева, отец де Перрего, один-два представителя посольства Швейцарии, член Комитета прав человека А.Д.САХАРОВ, представители физфака и администрации МГУ. В зале суда были установлены 35-миллиметровая кинокамера и видеомагнитофон.

    Д.Ф.МИХЕЕВ (1941    г.р.,    аспирант    физфака     МГУ,

вице-президент Международного дискуссионного клуба физиков) обвиняется по ст. ст. 64 (через 15), 70, 88, 196 УК РСФСР; ДЕ ПЕРРЕГО (1937 г.р., биолог) - по ст. 64 (через 17) УК РСФСР.

    В обвинительном заключении МИХЕЕВУ  инкриминируется,  что

он:

    1) исходя  из антисоветских убеждений пытался осуществить

с изменническими целями, в частности для антисоветской пропаганды, побег за границу, для чего с целью рекогносцировки дважды ездил в район советско-финской границы и получил из Швеции от своей знакомой АНИКИ БЕКСТРЕМ по диппочте карту этого района;

    2) после   побега   намеревался   просить   политического

убежища, сделать антисоветские заявления и заниматься антисоветской публицистической деятельностью;

    3) пытался   через   австрийского   стажера  КАРЛА-ИОСИФА

ФОГЕЛЬМАНА переправить за рубеж диппочтой пакет с личными вещами, 165 долларов, собственные дневники и рукописи клеветнического содержания - "Как оболванивать народ" и "Империя лжи";

    4) является  автором  клеветнического  произведения  "Как

оболванивать народ", которое отпечатал в 4 экз. и давал читать своим друзьям - ОВЧИННИКОВУ, ШАХНАЗАРОВЫМ, ВЕЛИКАНОВЫМ и др.; допускал устные клеветнические высказывания (об уровне демократии в СССР, об отсутствии свободы информации и условий для свободного творчества; о вводе войск в ЧССР, о том, что в случае войны с Китаем будут массовые репрессии и т. п.);

    5) размножал и распространял книги БЕРДЯЕВА,  "Технологию

власти" АВТОРХАНОВА, "Программу демократов России, Украины, Белоруссии и Прибалтики"*;

__________

    * "Программа Демократического движения Советского  союза"

подписана: "Демократы России, Украины, Прибалтики". Белоруссия включена по ошибке - Ред.

    6) произвел  ряд  незаконных операций по обмену советских

денег, используя подложные документы и подложную подпись, практиковался в подделке подписи;

    7) пытался   покинуть  пределы  СССР,  используя  паспорт

швейцарского гражданина ДЕ ПЕРРЕГО и его авиабилет.

    ДЕ ПЕРРЕГО обвинялся в том,  что прибыл в  СССР  с  целью

помочь МИХЕЕВУ покинуть пределы СССР, для чего отдал последнему свой паспорт и авиабилет на самолет, вылетающий в Австрию.

    На допросе МИХЕЕВ показал,  что он, будучи студентом МГУ,

жил в одной комнате с иностранными студентами, подружился со многими из них и обсуждал с ними различные вопросы внутренней жизни СССР. Стремясь к самостоятельному мышлению, анализировал положение в стране и постепенно выработал односторонние взгляды на происходящее, неправильно оценивая советскую действительность. Сейчас его взгляды изменились, за что он благодарен сотрудникам КГБ. Мечтая уехать за границу, он намеревался вести там скромную жизнь учителя средней школы и не заниматься политикой. Он не понимал тогда, что его не оставят в покое те, кто помогал ему осуществить побег.

    ДЕ ПЕРРЕГО показал: ему было известно, что причины побега

МИХЕЕВА политические, но он в этом плохо разбирается, так как не интересуется политикой. Он согласился помочь МИХЕЕВУ потому, что хотел побывать в Москве. Денег за помощь не брал, помогал из гуманных соображений.

    Допрос свидетелей
    КИСИН отказался ответить на вопрос,  что ему давал читать

МИХЕЕВ (КИСИН должен был 3 марта 1971 г. защищать диссертацию, защита была отменена, а объявление изъято из "Вечерней Москвы", так как по месту защиты поступили сведения, что КИСИН "неискренен в показаниях на следствии по делу МИХЕЕВА").

    ВЯЧЕСЛАВ ВЕЛИКАНОВ и его жена ОЛЬГА ВЕЛИКАНОВА  отрицали,

что им было заранее известно о том, что МИХЕЕВ задумал побег за границу (ОЛЬГУ ВЕЛИКАНОВУ, преподавателя по классу рояля Московской консерватории, еще до начала процесса исключили из партии).

    ФОН СЕККИ,  положительно характеризуя МИХЕЕВА, рассказал,

что после обмена рублей на доллары, МИХЕЕВ подарил часть долларов бедствующему художнику НЕДБАЙЛО.

    Прокурор, речь  которого  продолжалась   40   минут,   по

существу повторил обвинительное заключение. Учитывая молодость обвиняемых и их помощь следствию, просил: для МИХЕЕВА - по ст. 196 (подлог документов) - 1 год, по ст. 88 (незаконные валютные операции) - 3 года, по ст. 70 - 5 лет, по ст. 64 через 15 (измена Родине) - 10 лет, итого - 10 лет; для ДЕ ПЕРРЕГО - 3 года по ст. 64 через 17 (пособничество).

    Адвокат МИХЕЕВА ПОПОВ обратил внимание суда  на  то,  что

МИХЕЕВ улыбается, выслушав прокурора. Это свидетельствует о его духовном исцелении. Обвиняемый под влиянием враждебного окружения усвоил идеи формальной демократии, а мы знаем, что демократия - классовое понятие. Адвокат утверждал, что его подзащитный не имел специальной цели подрыва и ослабления советской власти (наличие такой цели предусматривают ст. ст. 64 и 70). Его высказывания подпадают под ст. 190-1 УК РСФСР, а не под ст. 70 (на других процессах аналогичные высказывания о вводе войск в ЧССР квалифицировались по ст. 190-1). Адвокат просил переквалифицировать ст. 70 на ст. 190-1 и проявить снисхождение к обвиняемому.

    Адвокат ДЕ   ПЕРРЕГО  БОРОВИК,  охарактеризовав  личность

своего подзащитного - его политическую наивность, доброту, неумение отказать в просьбе, исходившей от друга, просил суд ограничить наказание сроком предварительного заключения.

    Приговор суда:  МИХЕЕВУ - 8 лет (с применением ст.  43 УК

РСФСР - срок меньше низшего предела за помощь следствию и чистосердечное раскаяние) ИТЛ строгого режима, ДЕ ПЕРРЕГО - 3 года.

    В советской печати появились большие статьи о процессе: в

"Огоньке" 35-37 ("Вояж Франсуа де Перрего" Л.ЛЕРОВА, В.ПАВЛОВА и Ю.ЧЕРНЯВСКОГО) и в "Комсомольской правде" от 25 и 27 августа 1971 года ("Обмен бабочками" В.ИГНАТЕНКО и Н.КОЛЕСНИКОВА).


    О ДНЕПРОПЕТРОВСКОЙ ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ
    БОЛЬНИЦЕ СПЕЦИАЛЬНОГО ТИПА
    "Психиатрическая больница  специального  типа"  (почтовый

адрес больницы: Днепропетровск - 6, п/я ЯЭ-308) организована в 1965-1966 гг. Больница расположена в здании бывшей тюрьмы. Режим примерно такой же, как в заведениях подобного рода в Казани и Ленинграде. В больнице не менее 10 отделений. Количество пациентов - около 900 человек. Почти все направлены туда после постановления суда для принудительного лечения. Политические находятся в одних камерах с уголовниками. К середине 1969 г. камеры-палаты были набиты до предела. В 10-м отделении в самых малонаселенных камерах содержалось по 11-12 человек, в остальных - до 30.

    Отсутствие явных или хотя бы косвенных признаков болезни,

указанной в сопроводительном акте экспертизы, не избавляет от самой эффективной "терапии". Курс в 20 уколов сульфазина является широко практикуемым методом, проводится он по кривой возрастание-убывание от 1 куб. см до 10 куб. см и вновь до 1 куб. см.

    О девятерых  из  находящихся  в Днепропетровской больнице

известно, что они помещены туда в результате политических дел. Наши сведения об этих людях неточны и недостаточны. Известны фамилии некоторых из них: ВИТОХИН, ШВЕДОВ, ФЕДОСОВ, МОРКОВНИКОВ, МАЛЬЦЕВ, ПАЛЬЧЕВСКИЙ.


    ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО А.И.СОЛЖЕНИЦЫНА
    МИНИСТРУ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ СССР АНДРОПОВУ
    И ПРЕДСЕДАТЕЛЮ СОВЕТА МИНИСТРОВ СССР КОСЫГИНУ
         Многие годы  я   молча   сносил   беззакония   ваших
    сотрудников:  перлюстрации  всей моей переписки,  изъятия
    половины ее,  розыск моих  корреспондентов,  служебные  и
    административные преследования их, шпионство вокруг моего
    дома,  слежку за посетителями,  подслушивание  телефонных
    разговоров,       сверление      потолков,      установку
    звукозаписывающей аппаратуры в городской  квартире  и  на
    садовом  участке  и  настойчивую  клеветническую кампанию
    против   меня   с   лекторских    трибун,    когда    они
    предоставляются сотрудникам вашего министерства.
         Но после вчерашнего налета я больше молчать не буду.
    Мой садовый домик (село Рождество,  Наро-Фоминский район)
    пустовал,  обо мне был расчет у подслушивателей,  что я в
    отъезде.  Я же, по внезапной болезни вернувшись в Москву,
    попросил моего   друга  Александра  Горлова  съездить  на
    садовый участок за автомобильной  деталью.  Но  замка  на
    домике не оказалось, а изнутри доносились голоса.
         Горлов вступил внутрь  и  потребовал  от  налетчиков
    документы.  В  маленьком  строении,  где  еле повернуться
    трем-четырем, оказалось их  до  десятка  в  штатском.  По
    команде  старшего:  "В  лес его!  И заставьте молчать!" -
    Горлова скрутили,  свалили лицом о землю, поволокли в лес
    и стали жестоко избивать. Другие же тем временем поспешно
    бежали кружным путем,  через кусты,  унося к своим автомо
    билям  свертки,  бумаги,  предметы  (может быть - и часть
    своей привезенной аппаратуры).  Однако  Горлов  энергично
    сопротивлялся и кричал,  созывая свидетелей.  На его крик
    сбежались соседи с других участков, преградили налетчикам
    путь  к  шоссе  и  потребовали  документы.  Тогда один из
    налетчиков предъявил красную  книжечку  удостоверения,  и
    соседи  расступились.  Горлова  же с изуродованным лицом,
    изорванным костюмом,  повели к машине.  "Хороши  же  ваши
    методы!" - сказал он сопровождающим. "Мы - на операции, а
    на операции нам все позволено".
         По предъявленному соседям документу - капитан,  а по
    личному   заявлению  -  Иванов  сперва  повез  Горлова  в
    наро-фоминскую  милицию,  где  местные  чины  почтительно
    приветствовали   "Иванова".  Там  "Иванов"  потребовал  с
    Горлова же (!) объяснительную записку о происшедшем. Хотя
    и  сильно  избитый,  Горлов изложил письменно цель своего
    приезда  и  все  обстоятельства.  После   этого   старший
    налетчик  потребовал  с Горлова подписку о неразглашении.
    Горлов наотрез отказался.  Тогда поехали в  Москву,  и  в
    пути   старший   налетчик   внушал  Горлову  в  следующих
    буквальных выражениях:  "Если только  Солженицын  узнает,
    что произошло на даче,  считайте,  что ваше дело кончено.
    Ваша служебная карьера  (Горлов  -  кандидат  технических
    наук,   представил   к   защите  докторскую  диссертацию,
    работает в Институте ГИПРОТИС СССР*)  дальше  не  пойдет,
    никакой  диссертации  вам  не защитить.  Это отразится на
    вашей семье,  на детях,  а  если  понадобится  -  мы  вас
    посадим".
    *) Государственный институт типового и экспериментального

проектирования и технических исследований. -- Ред.

         Знающие нашу жизнь знают полную осуществимость  этих
    угроз.  Но Горлов не уступил им, подписку дать отказался,
    и теперь над ним нависает расправа.
         Я требую   от  вас,  гражданин  министр,  публичного
    поименования всех налетчиков,  уголовного наказания их  и
    публичного  же  объяснения  этого  события.  В  противном
    случае мне остается считать их направителем - вас.
                                                А. Солженицын
    13 августа 1971 г.


             Председателю Совета министров СССР
                       А. Н. Косыгину
         Препровождаю вам   копию   моего   письма   министру
    госбезопасности. За все перечисленные беззакония я считаю
    его  ответственным  лично.  Если  правительство  СССР  не
    разделяет   этих   действий  министра  Андропова,  я  жду
    расследования.
    13 августа 1971 г.
                                                А. Солженицын
    В последующие дни  ГОРЛОВА  несколько  раз  вызывали  для

беседы в КГБ. Представители КГБ заявили, что их организация не имеет никакого отношения к происшедшему и отнесли все на счет местного отделения милиции. Начальник наро-фоминской милиции устно извинился перед ГОРЛОВЫМ, сказав, что работники милиции ошибочно приняли его за грабителя, охраняя дом СОЛЖЕНИЦЫНА. Начальник заверил ГОРЛОВА, что провинившиеся работники милиции понесли наказание.


    МАТЕРИАЛЫ КОМИТЕТА ПРАВ ЧЕЛОВЕКА
                                                     (Москва)
                                        В Верховный суд РСФСР
             О странном процессе в Свердловске
         Мы ознакомились с рассказами и записью  процесса  по
    делу В.КУКУЯ  (Свердловск,   15-16   июня   1971   года),
    обвинявшегося в распространении заведомо ложных сведений,
    порочащих советский общественный и государственный строй.
    Мы  доверяем  полученной  информации  и  считаем полезным
    сообщить  Верховному  суду  некоторые   весьма   странные
    подробности,   подозревая,  что  они  не  нашли  должного
    отражения в официальном протоколе  именно  в  силу  своей
    необычности.
         Странным является уже то,  что в судебном  следствии
    изучению был подвергнут необычайно широкий круг вопросов.
    Свидетелям задавались такие вопросы, как:
         свидетелю ПРУТКИНУ  -  "Не  испытывали ли вы на себе
    гонения за то, что вы - еврей?"
         свидетелю МАРКМАНУ  -  "Что  говорил КУКУЙ о русском
    языке и литературе?" "Почему вы (т.  е.  МАРКМАН)  подали
    заявление на выезд в Израиль?"
         Эти и другие не  относящиеся  к  существу  обвинения
    вопросы,  разумеется,  весьма интересны,  но сомнительно,
    что без ущерба для исследования дела можно  было  изучить
    их всего за два дня судоговорения.
         Странным является безразличие, с каким суд отнесся к
    заявленным  свидетелями  прямым  обвинениям следователя в
    создании такой обстановки  во  время  допросов,  что  им,
    свидетелям,   приходилось   давать   угодные  следователю
    показания.  Все свидетели, выступавшие на суде, прямо или
    косвенно  отказались  от показаний,  данных на следствии.
    Суд просто счел,  что они изменили свои  показания,  дабы
    смягчить  участь  подсудимого,  и  счел  это  по наущению
    прокурора немотивированно, не изучив вопроса.
         Лишь один  свидетель  пользовался  полным доверием у
    прокурора  и  суда:  брат  В.КУКУЯ  АНАТОЛИЙ  КУКУЙ.  Как
    сообщил  прокурор,  этот  свидетель является членом КПСС,
    недавно   награжден   юбилейной   медалью,   и    поэтому
    сомнительно, что такой человек даст ложные показания. Это
    -   явная    дискриминация    по    принципу    партийной
    принадлежности  и по признаку обладания наградами:  ясно,
    что   каждый    человек,    независимо    от    партийной
    принадлежности  и  медалей,  имеет право на доверие суда,
    коль скоро  не  доказано  иное.  В  данном  случае  такая
    дискриминация свидетелей привела к тому,  что практически
    на основе одного  (зачитанного  на  суде)  свидетельского
    показания брата ВАЛЕРИЙ КУКУЙ был осужден.
         Странной является и квалификация  материалов,  якобы
    распространявшихся В.КУКУЕМ. Так, обвинитель сообщил, что
    он поверхностно ознакомился с повестью "Собачье  сердце",
    но  этого  достаточно,чтобы оценить ее как антисоветскую.
    Прокурор при этом привел  цитату  в  подтверждение  своей
    оценки,  именно  слова  из  повести:  "схватить бы его за
    мозолистую пролетарскую ногу".  В законе не сказано,  что
    для  кассационной  уязвимости  процесса  достаточно  того
    факта,  что   обвинитель   поверхностно   ознакомился   c
    материалами  дела,  и  ныне  от  Верховного суда зависит,
    будет ли БУЛГАКОВ вновь признан антисоветским.
         Атмосфера странности   повлияла  даже  на  адвоката:
    обосновав вывод  об  отсутствии  состава  преступления  в
    деяниях В.КУКУЯ,    адвокат    просит   суд...   смягчить
    наказание.
         Мы надеемся, что приговор, завершивший этот странный
    процесс,   не   вступит   в   законную   силу   благодаря
    внимательному вмешательству Верховного суда.
                                         А.САХАРОВ, В.ЧАЛИДЗЕ
    16.7.1971


                                            Членам Президиума
                                       Верховного совета СССР
                   Просьба о помиловании
         Осужден известный   церковный  писатель  А.Э.ЛЕВИТИН
    (КРАСНОВ).  Он проповедовал свои  убеждения  и  отстаивал
    право людей веровать и исполнять обряды.
         Пусть одним  страдальцем  за веру будет меньше - это
    зависит от вас.
                                                    В.ЧАЛИДЗЕ
                                                    А.ВОЛЬПИН
                                                  А.Д.САХАРОВ
                                               А.ТВЕРДОХЛЕБОВ
                                                И.Р.ШАФАРЕВИЧ
    12 августа 1971 г.


                    Заявление для прессы
         В первом полугодии 1971 г.  комитет прав человека  в
    Москве  изучил  ряд  документов  по  проблеме  прав  лиц,
    признанных  психически  больными,  в   частности   доклад
    Р.А.МЕДВЕДЕВА, мнения А.С.ВОЛЬПИНА и В.Н.ЧАЛИДЗЕ.
         Комитет считает     актуальным    усовершенствование
    законодательства и практики в том,  что касается объема и
    процедуры  ограничения  прав упомянутых лиц,  "дабы права
    человека,  в  сколь  бы  болезненном  состоянии   он   ни
    находился  и  сколь бы он ни был умственно неполноценным,
    не ограничивались бы иначе как в соответствии с законом в
    случаях,  необходимых  для защиты его основных прав и для
    защиты прав других лиц и общественной безопасности".
         Комитет считает,  что  в  нормах  о процедуре такого
    ограничения    необходимо     конструктивно     учитывать
    неопределенность понятия психической болезни.
         Комитет с  вниманием  и  доверием  изучил  известные
    общественные  выступления  о  положении  лиц,  признанных
    психически больными.
         Комитет отметил,  что  несовершенство  гарантий прав
    психически  больных  создает  опасность  нарушений   прав
    человека  в  целях  опорочения  неортодоксальных научных,
    социальных,  политических и философских идей, посредством
    признания авторов этих идей психически больными.
         Комитет обратился  в  ряд  советских  учреждений   с
    призывом  содействовать  усовершенствованию гарантий прав
    лиц, признанных психически больными.
         Комитет принял    обращение   к   5-ому   Всемирному
    конгрессу психиатров (должен состояться осенью 1971 г.  в
    Мексике),  в  котором  призывает психиатров содействовать
    выработке   международно-правовых   гарантий   психически
    больных.
         Упомянутые документы   Комитета  опубликованы  в  11
    выпуске журнала "Общественные проблемы".
                                     Член-учредитель Комитета
                                      прав человека В.ЧАЛИДЗЕ
    10 сентября 1971 г.


    К СЛЕДСТВИЮ ПО ДЕЛУ В.БУКОВСКОГО
    (об аресте В.Буковского см. Хронику 19)
    29 июня Н.И.БУКОВСКАЯ обратилась к генеральному прокурору

СССР Р.А.РУДЕНКО с протестом против нарушения права на защиту в деле ее сына В.БУКОВСКОГО; нарушение состоит в немотивированном отказе прокурора г. Москвы допустить к делу адвоката в стадии предварительного следствия. По Указу Президиума Верховного совета СССР от 1 августа 1970 г., такое допущение адвоката разрешается в случае особой сложности дела (для этого нужно согласие прокурора).

    Об особой  сложности  дела  В.БУКОВСКОГО  свидетельствует

двукратное продление срока предварительного содержания под стражей в период следствия. "Прокурор может не дать такого разрешения, - пишет Н.И.БУКОВСКАЯ, - но, полагаю, с указанием мотивов, в соответствии с общими принципами административного права".

    3 августа в Москве работники управления КГБ по Московской

области произвели обыски у ИРИНЫ БЕЛОГОРОДСКОЙ (на двух квартирах - где она проживает и где прописана), ЛЮДМИЛЫ АЛЕКСЕЕВОЙ, ЕЛЕНЫ СТРОЕВОЙ и ВЛАДИМИРА ГУСАРОВА (в его отсутствие, пригласив на обыск его бывшую жену). При обысках изымались записные книжки, личная переписка, магнитофонные пленки с записями песен. Обыски производились по делам 365 и 350. После обыска всех увозили на допросы. Кроме обыскиваемых, были допрошены мужья БЕЛОГОРОДСКОЙ и АЛЕКСЕЕВОЙ, а также подруга АЛЕКСЕЕВОЙ, оказавшаяся у нее в квартире к моменту обыска. Следователи отказывались объяснить, что за дело 365. Можно предположить, что это дело В.БУКОВСКОГО. Вели допросы следователи УКГБ БАРДИН и КОРКАЧ*.

__________

    * Известно,  что  дело  350  - это дело В.КОЖАРИНОВА (см.

Хронику 19).

    В конце августа - начале сентября ВЛАДИМИР БУКОВСКИЙ  был

направлен на стационарную судебно-психиатрическую экспертизу в Институт им. Сербского.


    ДВИЖЕНИЕ ЕВРЕЕВ ЗА ВЫЕЗД В ИЗРАИЛЬ
    Москва
    12 июля  группа  евреев  из Грузии направилась в приемную

Президиума Верховного совета СССР, где было подано коллективное заявление с требованием выдать визы на выезд в Израиль. Не получив никакого ответа в течение всего дня, они в 17 часов пришли на Центральный телеграф, где объявили голодную забастовку, уведомив телеграммой советских руководителей, что они не прекратят голодовки до получения разрешения на выезд.

    В течение  всего времени голодовки они не покидали здания

телеграфа. На второй и третий день к ним присоединились несколько человек из Грузии и из Москвы, общее число голодающих достигло 44 человек. На второй день голодовки сотрудники милиции предложили им покинуть здание телеграфа, но голодающие отказались это сделать. В 3 часа ночи с 14 на 15 июля более сотни милиционеров вошли в здание телеграфа и арестовали всех участников голодовки, а также несколько московских евреев, находившихся в здании телеграфа. Арестованные были доставлены в вытрезвитель 9 (у ст. метро "Войковская"), где их допрашивали по обвинению в нарушении общественного порядка. В 12 часов дня 15 июля москвичи были отпущены с предупреждением о применении впоследствии более строгого наказания. Грузинские евреи были доставлены на вокзал и в спецвагоне отправлены под конвоем в Тбилиси, где их освободили.

    29 июля в 12 часов дня в приемной МВД СССР сотрудники КГБ

и милиции задержали группу евреев, явившихся на прием к начальнику ОВИРа МВД СССР ВЕРЕИНУ. 20 задержанных были доставлены в вытрезвитель 9, где их допросили сотрудники ГБ, в частности И.М.САЗОНОВ. Во время допросов им угрожали уголовным преследованием и помещением в психиатрические больницы. В 17.15 задержанные были отпущены.

    27 июля 11 евреев из Литовской ССР явились в приемную МВД

СССР. Они настаивали, чтобы их принял министр МВД Н.А.ЩЕЛОКОВ или один из его заместителей. Во время голодной демонстрации, проведенной литовскими евреями в июне на Московском телеграфе, им было обещано, что их просьба о выезде в Израиль будет удовлетворена. Не получив ответа в МВД ЛитССР, они вновь прибыли в Москву. Проведя целый день в приемной и не получив никакого удовлетворяющего их ответа, они на следующий день, 28 июля, объявили о проведении 6-часовой стоячей демонстрации протеста у входа в Пресс-центр VII Международного кинофестиваля. Демонстранты находились там с 12.00 до 18.00. Несмотря на усиленные наряды дружинников и милиции на площади, где находились демонстранты, никто из них задержан не был.

    19 лет  назад,  12  августа  1952  г.,  были  расстреляны

еврейские писатели ПЕРЕЦ МАРКИШ, ДАВИД БЕРГЕЛЬСОН, ЛЕЙБ КВИТКО, ДАВИД ГОФШТЕЙН и другие члены Президиума Еврейского антифашистского комитета. В годовщину казни вдова ПЕРЕЦА МАРКИША - ЭСТЕР ПЕРЕЦ-ЛАЗЕБНИКОВА и его сын ДАВИД МАРКИШ устроили демонстрацию у входа в приемную Президиума Верховного совета СССР "для почтения памяти нашего мужа и отца, а также в знак протеста против отказа выдать нам разрешение на выезд в Израиль, на нашу историческую родину", - как заявили они в письме на имя Н.В.ПОДГОРНОГО. Демонстранты оставались на месте с 10 часов утра до 6 час. вечера, прикрепив к одежде желтые шестиконечные звезды. Милиция дважды пыталась отогнать демонстрантов от здания приемной, но они заявили, что уступят только силе. К этому средству милиция не прибегла.

    Тбилиси
    Через некоторое время  после  насильственного  выдворения

группы грузинских евреев из Москвы они и другие находящиеся в Тбилиси евреи трижды посетили грузинский ОВИР. Не получив положительного ответа, 300 человек направились к зданию ЦК. 100 из них прошли внутрь, остальные были оттеснены прибывшей милицией. После долгого ожидания к находившимся в здании ЦК вошли министр внутренних дел ГрузССР, несколько членов ЦК и начальник ОВИРа. По взаимной договоренности было решено, что ОВИР ГрузССР будет оформлять выезд еженедельно для 15 семей, очередность будет устанавливаться в зависимости от времени, когда поданы документы на выезд. Список 530 семей, ждущих отъезда, имеется как в ОВИРе, так и у общественной комиссии, выделенной гражданами, подавшими заявление о выезде. Пока договоренность выполняется. К 1 сентября получила разрешение 80-я семья.

    Киев
    1 августа     11     советских     граждан,    получивших

немотивированные отказы на просьбу разрешить им выезд в Израиль, пришли в Бабий Яр, чтобы у памятника погибшим провести голодную демонстрацию протеста. Они сидели на плитах у могильного камня. Сотрудники милиции Шевченковского р-на, применив силу, отправили всех участников сидячей демонстрации в отделение милиции. На следующий день их судили за нарушение общественного порядка. Факт нарушения судья СЕНАТОРОВА установила по показаниям сотрудников милиции, которые заявили, что арестованные ломали цветы и мяли траву у памятника жертвам фашизма. 10 человек были приговорены к 15 суткам лишения свободы, 1 - к 10 рублям штрафа. Пострадавшие обратились в судебные инстанции УССР с жалобой на незаконное задержание и издевательское обращение в тюрьме (обыск с раздеванием донага, брань, более тяжелая по сравнению с другими заключенными работа и пр.). Жалобу поддержали 9 человек, пришедших в Бабий Яр возложить цветы у памятника и ставших свидетелями происшедшего.

    Рига
    3 сентября ВАЦЛАВ ПАЛЬЧЕВСКИЙ,  пенсионер 67  лет,  избил

своего соседа - отца ИОСИФА МЕНДЕЛЕВИЧА, осужденного по делу "самолетчиков" (см. Хронику 17), выкрикивая: "Не видать тебе твоего Израиля, я покажу тебе, где твоя родина".

    Избитый был в машине скорой помощи доставлен в  больницу,

где ему наложили на раны на голове три шва по 7 см длиной. Повреждена черепная коробка.

    После заявления   родных    пострадавшего    в    милицию

ПАЛЬЧЕВСКИЙ был помещен в психиатрическую больницу на экспертизу.

    На следующий  день  после  избиения  евреи  Риги   решили

собраться на Румбольском кладбище у памятника жертвам фашизма, чтобы выразить свое возмущение поступком антисемита. Но на кладбище их не пустили - там находились войска. Пришедшим на митинг объяснили, что войска проводят здесь учение, и поэтому вход закрыт. Учения закончились сразу же, как только разошлись собравшиеся.


    ОТКЛИКИ НА ПРОЦЕСС В.КУКУЯ
    (см. Хронику  20)
    Свердловск. Родственники и  друзья  В.КУКУЯ,  выступавшие

свидетелями на его процессе, сделали заявление по поводу этого процесса. Они расценивают его как "еще одно звено в длинной цепи репрессий и гонений, которые были обрушены, в нарушение всех советских законов и международных обязательств, принятых правительством СССР, на лиц, выразивших желание выехать на свою духовную и историческую родину, в Израиль". Во время следствия были произведены обыски у всех свердловских евреев, подавших ходатайства о выезде в Израиль. Изымали "любые материалы, где слово "Израиль" и "еврей" употребляются не в том контексте, что в журнале "Блокнот агитатора" и "Огонек", даже книгу ГОРЕВА "Против антисемитов", изданную в СССР в 1927 г. и являющуюся панегириком советской национальной политики".

    В газете  "Уральский  рабочий"  -  органе   Свердловского

обкома КПСС - напечатаны статьи о процессе, по существу явившиеся "обработкой общественного мнения и директивой следственным и судебным органам по делу Кукуя".

    По поводу допроса свидетелей на судебном заседании авторы

заявления задают вопрос: "Неужели же опять наступило время, когда судят за мнения?"... "Мы требуем прекратить всякие преследования евреев, не связывающих свою судьбу с местом рождения и проживания и желающих выехать на родину, в Израиль. Мы требуем гарантировать нам осуществление законных национальных прав и прежде всего права на национальное самоопределение".

    Заявление подписали  ЭЛЛА  КУКУЙ,  ВЛАДИМИР   АКС,   ИЛЬЯ

ВОЙТОВЕЦКИЙ, ЮЛИЙ КОШАРОВСКИЙ, ВЛАДИМИР МАРКМАН.

    Киев. Шесть жителей Киева подали в  Верховный  суд  РСФСР

заявление с просьбой заслушать их свидетельские показания на кассационном разбирательстве дела В.КУКУЯ, поскольку они были свидетелями событий 29 сентября 1969 г., описанных в статье "Бабий Яр". Эта статья охарактеризована на процессе КУКУЯ как клеветническая и ее распространение вменяется ему в вину.

    Москва. Члены  Комитета   прав   человека   А.САХАРОВ   и

В.ЧАЛИДЗЕ обратились в Верховный суд РСФСР с заявлением по поводу процесса по делу В.КУКУЯ (см. настоящий выпуск Хроники, раздел "Материалы Комитета прав человека" - "О странном процессе в Свердловске").


    ДВИЖЕНИЕ МЕСХОВ
    18 июля  1971 г.  в совхозе им.  Кирова Среднечирчикского

р-на Ташкентской обл. УзбССР собралось VII народное собрание Турецкого общества защиты национальных прав находящегося в высылке турецкого народа. Несмотря на противодействие властей, отказавшихся предоставить помещение и не пускавших делегатов в назначенное место якобы из-за карантина, прибыли несколько сот делегатов из Казахстана, Киргизии, Узбекистана, Азербайджана, Таджикистана и Кабардино-Балкарии. Собрание единодушно приняло обращение к генеральному секретарю ЦК КПСС Л.И.БРЕЖНЕВУ, председателю Верховного совета СССР Н.В.ПОДГОРНОМУ, председателю Совета министров СССР А.И.КОСЫГИНУ (копии - генеральному секретарю ООН У Тану; Парламенту, президенту, правительству и народу Турецкой республики). В этом обращении "турки-месхи, высланные в 1944 г. в Среднюю Азию, требуют предоставить им возможность вернуться на родину и воссоединиться со своим народом". Кроме того, был принят протест в связи с провокационными действиями властей, пытавшихся сорвать собрание. По поручению собрания протест подписали председатель ГОКО (Главный организационный комитет освобождения) ЭНВЕР ОДАБАШЕВ и первый заместитель председателя ГОКО АЛЛЕС ИЗАТОВ.

    7 августа  1971  г.  арестован  председатель  ГОКО  ЭНВЕР

(АНВЕР МИШУ-ОГЛЫ) ОДАБАШЕВ, 1912 г.р. Статья, по которой предъявлено обвинение, неизвестна.


    ПРЕСЛЕДОВАНИЯ ВЕРУЮЩИХ
    Литовская ССР, г. Пренай. 28 августа органами прокуратуры

ЛитССР арестован ЮОЗАС ЗДЕБСКИС, викарий костела в г. Пренай. Ю.ЗДЕБСКИС популярен среди верующих, известен и уважаем в среде литовской интеллигенции. Он преподавал катехизис детям 8-9 лет, готовящимся к первому причастию. У него было более 200 учеников.

    Аресту ЗДЕБСКИСА предшествовали следующие события.
    16 июля  в  костеле  собрались   дети   в   сопровождении

родителей для проверки религиозных знаний перед первым причастием. Вслед за ними в церковь явилась группа в 10 человек (председатель горкома, трое учителей - для опознания детей, и работники госбезопасности). Пришедшие стали фотографировать детей, опрашивать их фамилии. Дети перепугались, одна девочка потеряла сознание. Работники госбезопасности, увидав у ЗДЕБСКИСА записную книжку, потребовали, чтобы он ее отдал, но тот отказался.

    18 июля  89 прихожан заявили протест против "бесчинств по

отношению к верующим" в Контрольную комиссию при ЦК КПСС. 23 июля у ЮОЗАСА ЗДЕБСКИСА был произведен обыск - искали записную книжку со списком детей, подготавливаемых к причастию, и катехизис, но не нашли.

    После ареста  Ю.ЗДЕБСКИСА  группа  верующих   пренайского

прихода собралась у горкома партии, чтобы заявить свой протест по этому поводу, но они не были приняты. Пришедшие обратились с жалобой на незаконный арест священника в Прокуратуру СССР. Протест подписали 450 верующих. Еще один протест прихожан пренайского костела за 350 подписями направлен в ЦК КП ЛитССР и генеральному прокурору ЛитССР.

    г. Симнас.  В августе в  костеле  г.  Симнас  происходили

похороны прихожанки этого костела БАБАРЕКАЙТЕ. Среди пришедших проститься с покойной было много школьников, которые хотели возложить цветы на гроб. Но у дверей костела детей остановила директор школы ГУЖЕВИЧЕНЕ. Позже она потребовала от учителей школы написать коллективную жалобу на священника, проводившего похороны. Верующие прихода заявили протест в ЦК КП ЛитССР. Они сообщили, что ГУЖЕВИЧЕНЕ не в первый раз нарушает право на свободу совести, заставляя верующих учеников против их воли вступать в комсомол. Протест подписали 692 человека.

    Киев. ОЛЬГА  ФИЛИППОВНА  СКРЕБЕЦ,  1938  г.р.,  закончила

Киевский мединститут, работала в Туберкулезном институте. В декабре 1970 г. состоялась предварительная защита ее диссертации. В 1971 г. заявила о выходе из КПСС по религиозным мотивам и в связи с событиями в Чехословакии. Ей предложили лечь на психиатрическое обследование в больницу им. Павлова, где был поставлен диагноз: начальная стадия шизофрении. О.Ф.СКРЕБЕЦ уволена с работы. В настоящее время работает в "Скорой помощи".


    КРАТКИЕ СООБЩЕНИЯ
    Москва
    27 апреля у американского посольства был задержан  житель

г. Умани УССР РОЛАН ТЕОДОРОВИЧ АВГУСТОВ, 1941 г.р., рабочий-электрик. Он прибыл в Москву с заявлением в Президиум Верховного совета СССР об отказе от советского гражданства (мотив - исключение из профсоюза). Оставив заявление в приемной Верховного совета СССР, АВГУСТОВ пришел к посольству США и попросил дежурного милиционера пропустить его в посольство. Тот отвел его в служебное помещение, откуда Августов был направлен в психиатрическую больницу. Через три недели его перевезли в Корсунь-Шевченковскую областную психобольницу, где он пробыл полтора месяца с диагнозом "приступ шизофрении". В это же время отец Августова был вызван в Уманское управление ГБ, где ему сказали, что его сын задержан при попытке совершить измену родине. В настоящее время АВГУСТОВ на свободе.

    Английская газета "Дейли телеграф" в  номере  от  1  июня

поместила сообщение английского актера ДЭВИДА МАРКХЭЙМА о задержании его и его жены ОЛИВ сотрудниками КГБ в московском аэропорту при отъезде из СССР. М-р МАРКХЭЙМ - исполнитель ролей в нескольких русских пьесах, переведенных на английский язык (ТРОФИМОВА в пьесе А.П.ЧЕХОВА "Вишневый сад", священника в телевизионном фильме по роману Б.ПАСТЕРНАКА "Доктор Живаго"). Как активный член Национального совета гражданских свобод, он интересовался движением за гражданские права в России. Приезжая в СССР, он хотел посетить дом ПАСТЕРНАКА в Переделкино. При отъезде из России сотрудники КГБ подвергли м-ра МАРКХЭЙМА и его жену тщательному обыску, обшарив всю их одежду. После этого их допрашивали в течение двух дней, в общей сложности 11 часов, не разрешая позвонить в английское посольство. От супругов МАРКХЭЙМ требовали, чтобы они отдали письма участников борьбы за гражданские права в России. Во время допроса им угрожали многолетним тюремным заключением.

    СТРОЛЬМАН, преподаватель одного из московских технических

вузов, находясь во время летних каникул 1969 г. в Белграде, в качестве туриста, обратился к югославским властям с просьбой предоставить ему югославское гражданство. Когда югославские власти отказались удовлетворить его просьбу и заявили, что вернут его в СССР, СТРОЛЬМАН совершил попытку самоубийства: он нанес себе две ножевые раны - в область сердца и в область сонной артерии. После выздоровления СТРОЛЬМАН был передан в Венгрию. В будапештской тюрьме вновь пытался покончить с собой. Сейчас СТРОЛЬМАН находится в СССР под следствием.

    В конце  июля  органы  ГБ  задержали несколько человек во

время бесед с иностранными корреспондентами. 19 июля в 16.30 на площади Пушкина был задержан Л.ЦЫПИН и доставлен в 108-е отделение милиции. 20 июля в 14.15 там же был задержан А.СЛЕПАК, которого доставили туда же. В тот же день в 23.00 у Театра кукол был задержан Л.ЦЫПИН и доставлен в 17-е отделение милиции. 27 июля в 18.40 вновь были задержаны Л.ЦЫПИН и А.СЛЕПАК и доставлены в 10 о/м. 27 июля на бульваре у Самотечной площади был задержан И.БЕГУН и доставлен в 17 о/м. У задержанных производились личные обыски, отбирались записные книжки. В ряде случаев агенты, производившие задержание, отказывались удостоверить свою личность. Задержанным угрожали, что если они не прекратят общаться с иностранными корреспондентами, их подвергнут уголовному преследованию.

    В начале мая ЛЕОНИД РЕНДЕЛЬ,  4 года назад возвратившийся

из Мордовских лагерей после десятилетнего заключения (дело группы КРАСНОПЕВЦЕВА 1957 г.), обратился к министру внутренних дел СССР и к председателю Моссовета с просьбой восстановить его московскую прописку. После этого РЕНДЕЛЮ было предложено сдать в паспортный отдел УМВД документы, подтверждавшие проживание в Москве до ареста, наличие в Москве семьи и жилплощади, - что он и сделал 26 мая.

    22 июля сотрудники 27-го о/м вторглись  в  квартиру  жены

РЕНДЕЛЯ и потребовали, чтобы он удалился, иначе будет возбуждено дело о нарушении паспортного режима. 27 июля произошло вторичное вторжение милиции. На этот раз жене РЕНДЕЛЯ был вручен официальный отказ в прописке мужа, датированный 28 мая. Ее оштрафовали на 10 рублей "за укрывательство без прописки гр-на РЕНДЕЛЯ" и пригрозили завести уголовное дело о нарушении паспортного режима.

    А.Э.КРАСНОВ-ЛЕВИТИН (см.   о   нем   Хронику   20)  после

кассации, которая оставила приговор в силе, отправлен для отбытия срока наказания в Смоленск.

    29 июля  Верховный  суд  РСФСР  рассмотрел   кассационную

жалобу по ленинградскому "околосамолетному" процессу (см. Хронику 20). В зал заседаний были допущены только 6 ближайших родственников подсудимых. Кассационный суд оставил приговор без изменений.

    В Верховном суде УССР
    В конце  июля  Верховный  суд УССР должен был рассмотреть

кассационную жалобу по делу РЕЙЗЫ ПАЛАТНИК (см. Хронику 20), но в связи с ее заявлением, что ей не было предоставлено право ознакомиться с материалами судебного разбирательства, кассация отложена, а ее судебное дело отправлено из Киева в Одессу.

    3 августа   здесь   же   происходила   кассация  по  делу

Ф.М.БАБЕЛЕВА из Донецкой обл., судимого по ст. 187-1 УК СССР (соответствует ст. 190-1 УК РСФСР).

    29 июля  после  трех  лет заключения освободился АНАТОЛИЙ

МАРЧЕНКО. Он был направлен на ст. Чуна Иркутской обл., где его поставили под административный надзор.

    Из Мордовских лагерей освободились:
    9 июня  по  помилованию  латыш  ЛАЙЛИС  РИЙНИЕКС.  Он был

приговорен к 15 годам заключения в 1963 г. по делу "Балтийской федерации" вместе с ГУНАРОМ РОДЭ, ВИКТОРОМ КАЛНЫНЬШЕМ, КНУТОМ СКУНИЕКСОМ и др.

    26 июня -  ВИКТОР  ОРЕСТОВИЧ  ГРЕБЕНЩИКОВ,  1907  г.  р.,

житель Алма-Аты, был арестован в Москве 27 июня 1967 г. при попытке перебросить на территорию американского посольства машинописный текст своей работы "История коллективизации сельского хозяйства в СССР".

    9 августа - после двух лет заключения ДМ.КРАСНОВ, студент

юрфака Куйбышевского университета (см. о нем в Приложении к Хронике N 17).

    26 августа - после 6 лет заключения МИХАИЛ ГОРЫНЬ.
    4 августа из следственного изолятора УКГБ ЛатвССР  (Рига)

вышел по отбытии срока в 1 год участник рижского процесса четырех (см. Хронику 20) БОРИС МАФЦЕР.

    6 сентября   освободился   литовский   священник  АНТАНАС

ШЕШКЯВИЧУС (см. о нем Хронику N 17).

    28 июля  из психиатрической больницы общего типа в Москве

освобождена ОЛЬГА ИОФЕ (см. о ней Хронику 15).

    В начале    августа    из   Казанской   спецпсихобольницы

освобожден ВИКТОР КУЗНЕЦОВ (см. о нем Хронику 9).

    ВАЛЕРИЯ НОВОДВОРСКАЯ (см. о ней Хроники 11, 13) в августе

переведена из Казанской спецпсихобольницы в психиатрическую больницу общего типа в Москве.

    АЛЕКСАНДР ГИНЗБУРГ,  находившийся в качестве свидетеля  в

Лефортовской тюрьме в Москве (см. Хронику 20), 5 августа переведен обратно во Владимирскую тюрьму.

    ОЛЕГ ВОРОБЬЕВ,  осужденный  в  Перми  (см.  Хронику  18),

прибыл во Владимирскую тюрьму для отбытия первых трех лет наказания.

    РУТА АЛЕКСАНДРОВИЧ (см.  Хронику 20) прибыла в Мордовские

лагеря.

    СИМАС КУДИРКА (см.  Хронику 20) прибыл на  3-е  отделение

Дубровлага.

    ГЕНРИХ АЛТУНЯН  (см.  о  нем  Хронику 11) по решению суда

должен был отправиться на стройки большой химии, но в связи с протестом прокурора (мотив - АЛТУНЯН совершил "особо опасное преступление") оставлен в лагере.

    Из сообщений    западной    прессы   стало   известно   о

существовании в Советском Союзе общественно-политического нелегального машинописного ежемесячного журнала "Политический дневник", циркулирующего в течение последних семи лет среди небольшой группы советской интеллигенции.

    Из более  чем 70 выпусков журнала в распоряжение западных

издателей поступило всего лишь 11 номеров, объем которых составляет 530 стр. Проблемы, затрагиваемые в журнале, касаются экономической и политической жизни СССР. В журнале публикуются различные эссе, обычно анонимные, стенографические записи закрытых партийных заседаний, в том числе по поводу отстранения Хрущева в 1964 г., октябрьского семинара по идеологическим вопросам (1966 г.), а также результаты анкетного опроса, проведенного "Литературной газетой" в 1968 г. среди 10 тыс. подписчиков; различные письма, петиции, документы, выдержки из неопубликованных книг, критические обзоры по вопросам внешней и внутренней политики.

    15 июля  Краснопресненский  РК  КПСС  заочно  исключил из

партии А.В.СНЕГОВА, 1898 г.р., члена партии с 1917 г. После Октябрьской революции СНЕГОВ был на ответственной партийной работе во многих городах СССР, избирался делегатом на XI съезд партии. В 1937 г. был арестован, прошел следствие с пытками, в 1939 г. был освобожден по прекращению дела, сразу же приехал в Москву и явился в кабинет МИКОЯНА, чтобы рассказать ему о всех беззакониях, которые творились на следствии. Тут же был арестован и осужден Особым совещанием при НКВД СССР на 10 лет.

    После смерти  Сталина  СНЕГОВ  был  реабилитирован,  имел

неоднократные беседы с Н.С.ХРУЩЕВЫМ и был назначен начальником Политуправления ГУЛАГа МВД СССР. Был одним из составителей закрытого доклада Хрущева на ХХ съезде КПСС. После отстранения Хрущева продолжал активную борьбу с последствиями культа личности СТАЛИНА. После резкого выступления на активе МВД был уволен. Будучи персональным пенсионером, неоднократно выступал на собраниях старых большевиков, разоблачая беззакония сталинщины. В ноябре 1965 г. выступил в поддержку книги Некрича "1941 год. 22 июня". Краткая запись обсуждения книги попала за границу, началось расследование. СНЕГОВА наряду с другими участниками обсуждения несколько раз вызывали в КПК ЦК КПСС.

    Некоторое время  спустя  СНЕГОВ  выступил  на  обсуждении

макета III тома Истории КПСС в Институте марксизма-ленинизма, где подверг критике текст о позиции КАМЕНЕВА, ЗИНОВЬЕВА и Сталина накануне Октябрьской революции. Последние два выступления и послужили поводом для исключения Снегова из партии.


    НОВОСТИ САМИЗДАТА
    1. А.И.СОЛЖЕНИЦЫН.  Август 1914 года.  В начале июня 1971

г. появилось сообщение о выходе в свет нового романа А.И.СОЛЖЕНИЦЫНА "Август Четырнадцатого" (Париж, ИМКА-Пресс). В авторском "Послесловии" к роману называются обстоятельства, препятствующие печатанию романа советскими издательствами: "Эта книга сейчас не может быть напечатана на нашей родине, иначе как в Самиздате - по цензурным возражениям, недоступным нор мальному человеческому рассудку, да даже из-за одного того, что потребовалось бы писать слово "Бог" непременно с маленькой буквы".

    2. "Общественные  проблемы",  вып.II,  май-июнь  1971  г.

Составитель В.ЧАЛИДЗЕ. Содержание: Документы Комитета прав человека.

    Протоколы от  20 мая 1971 г.  (об избрании И.Р.ШАФАРЕВИЧА

членом комитета),

    Р.А.МЕДВЕДЕВ. "О      принудительных      психиатрических

госпитализациях по политическим мотивам" (доклад Комитету прав человека),

    А.С.ВОЛЬПИН. Мнение     по     докладу     Р.А.МЕДВЕДЕВА,

В.Н.ЧАЛИДЗЕ. О правах лиц, признаваемых психически больными,

    Мнение комитета  по  проблеме  прав   лиц,   признаваемых

психически больными,

    А.Д.САХАРОВ, А.Н.ТВЕРДОХЛЕБОВ,               В.Н.ЧАЛИДЗЕ,

И.Р.ШАФАРЕВИЧ. Письмо комиссии законодательных предложений Верховного совета СССР, министру здравоохранения СССР Б.В.ПЕТРОВСКОМУ, министру внутренних дел СССР Н.А.ЩЕЛОКОВУ,

    Обращение комитета  прав  человека  к  Пятому  всемирному

конгрессу психиатров.

    3. В.ЧАЛИДЗЕ.  Размышления  о человеке.  Книга состоит из

четырех разделов: "Проявления воли", "Поведение человека", "Общество", "Преодоление несвободы". Автор рассуждает о биосоциологии человека, об этике и праве.

    4. П.ЯКИР. Детство в тюрьме, ч.I. Автор рассказывает, что

он видел, будучи арестованным в 14 лет в 1937 г. Воспоминания охватывают 1937 - 1944 гг.

    5. СМИРНОВСКИЙ.  Марксизм-ленинизм  под  замком.  Москва,

1971. Очерк о препятствиях, искусственно создаваемых у нас распространению зарубежной коммунистической прессы. Союзпечать продает такие издания, как "Унита", "Юманите", "Морнинг стар" и т. д., но, по мнению автора, принимается ряд специальных мер, ограничивающих доступ этих изданий к читателю. Эти меры: несвоевременная продажа газет, снижающая актуальность информации; консервирование "крамольных" номеров в спецфондах библиотек; повышение цен на газеты.

    6. Г.СВИРСКИЙ.    Письмо    преподавателю    Горьковского

университета В.И.МИШИНУ. В своей книге "Общественный прогресс" (Вятское изд-во, Горький, 1970) В.И.МИШИН призывает к "национальному выравниванию" среди лиц с высшим образованием и "поддержанию равного уровня развития между народами СССР". "Ключевая позиция в вопросе о развитии национальных отношений в период строительства коммунизма ... заключается в дальнейшем выравнивании уровня развития всех наций и народов СССР", поскольку "у нас есть не только остатки старого неравенства, но и элементы нового неравенства, сложившегося в годы советской власти... в 1929 г. удельный вес студентов был выше, чем доля в населении СССР: у армян и грузин в два раза, а у евреев в 7 раз. В итоге это определило картину очевидной неравномерности распределения специалистов".

    Г.СВИРСКИЙ спрашивает автора книги,  что он имеет в  виду

под "сознательным управлением развитием национальных отношений", и показывает по данным книги, что под "выравниванием" понимается то же самое, что и в царской России, - закрыть доступ в университеты и институты евреям (тогда это мотивировалось большим процентом евреев среди революционеров). Как известно, при Александре 111 была установлена "процентная норма" приема евреев в учебные заведения: в обеих столицах - 3%, в губернских городах - 5%, в черте оседлости - 10%.

    "Судя по Вашей таблице и комментариям по  поводу  "нового

неравенства", Вы хотели бы, к примеру, чтобы количество учащихся евреев, грузин, армян было бы не выше их "доли в населении СССР". Евреев, допустим, 1,1%, и процентная норма студентов-евреев не должна быть выше. Если исходить из этого "целевого" идеала, процентная норма студентов-евреев (а ее неизбежно вводит уже само понятие "выравнивания") должна быть еще ниже, чем при царе. Втрое-впятеро ниже"... "Ратовать за это - значит ратовать за интеллектуальный геноцид", - делает вывод Г.СВИРСКИЙ.

    7. Открытое письмо в редколлегию "Литературной газеты". В

"Литературной газете" от 7 июля помещена статья Б.АНТОНОВА и В.КАТИНА "Утрите слезы, господа" по поводу судебных процессов в Ленинграде и в Риге (см. о них Хронику 20).

    10 советских   граждан   (ИОСИФ   БЕГУН,  ЛЕОНИД  МАХЛИС,

АЛЕКСАНДР КРИМГОЛЬД, МИХАИЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ, ВИКТОР ПОЛЬСКИЙ, ДАВИД МАРКИШ, ЭСТЕР ЛАЗЕБНИКОВА-МАРКИШ, МИХАИЛ КАЛИК, ВЛАДИМИР ЗАРЕЦКИЙ, МАРК ПАТЛАХ) обвиняют авторов статьи в сознательном искажении сведений об этих процессах. "Мы взялись за перо лишь потому, что не хотим быть безучастными свидетелями кампании дезинформации массового читателя, которую проводит "Литературная газета".