Хроника текущих событий/19

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Хроника текущих событий — выпуск 19
{{#invoke:Header|editionsList|}}


ДВИЖЕНИЕ В ЗАЩИТУ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

       Х Р О Н И К А   Т Е К У Щ И Х   С О Б Ы Т И Й
                            Каждый человек  имеет  право   на
                            свободу  убеждений и на свободное
                            выражение их;  это право включает
                            свободу          беспрепятственно
                            придерживаться своих убеждений  и
                            свободу    искать,   получать   и
                            распространять информацию и  идеи
                            любыми средствами и независимо от
                            государственных границ.
                            ВСЕОБЩАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА,
                            статья 19
                    ВЫПУСК ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ
    30 апреля 1971 г.

СОДЕРЖАНИЕ: Арест ВЛАДИМИРА БУКОВСКОГО. - Записки

               ВЛАДИМИРА      ГЕРШУНИ      из       Орловской
               спецпсихбольницы.   -   Голодовка  БОРИСОВА  и
               ФАЙНБЕРГА.  - Судьба ВСХСОНовцев.  - Обращение
               крымско-татарского  народа.  - Движение месхов
               за возвращение на родину. - Движение евреев за
               выезд в Израиль.  - Внесудебные преследования.
               -  Запрещенные  кинофильмы.  -  По  материалам
               советской   печати.  -  Краткие  сообщения.  -
               Новости Самиздата.
                   ГОД ИЗДАНИЯ ЧЕТВЕРТЫЙ

.



    АРЕСТ ВЛАДИМИРА БУКОВСКОГО
    29 марта  1971  года УКГБ по Московской области арестован

ВЛАДИМИР БУКОВСКИЙ. Ему предъявлено обвинение по ст.70 УК РСФСР, и он посажен в Лефортовскую тюрьму.

    Обыск в квартире БУКОВСКОГО проводился в  его  отсутствие

(БУКОВСКОГО увезли из дому, допросили, задержали, а на третий день предъявили ему обвинение).

    Обыск проводил ст.  следователь следственного отдела УКГБ

капитан КОРКАЧ и еще четверо (их фамилии названы не были, а в протоколе обыска их подписи неразборчивы). Участвовавшие в обыске понятые, НАТАЛЬЯ КОРОБКОВА и ВЛАДИМИР КНЯЗЕВ, прибыли вместе с гебистами, и те запросто называли их "Наташа", "Володя". Вместо того, чтобы разъяснить понятым их обязанности, следователь сказал им: "Здесь вы сможете увидеть золото монетами и в слитках, бриллианты и валюту", на что НИНА ИВАНОВНА БУКОВСКАЯ, мать ВЛАДИМИРА, заметила: "Эти вещи поищите у себя дома".

    При обыске изъяты:  материалы по делу  ВСХСОН:  "Хроника"

N17, письмо В.БОРИСОВА и В.ФАЙНБЕРГА из ленинградской спецпсихбольницы, "Живое слово" А.КРАСНОВА, письмо П.ЯКИРА к XXIV съезду КПСС, пародия на роман В.КОЧЕТОВА ("Чего же ты хохочешь?") стихи Б.ЧИЧИБАБИНА, стихи В.ДЕЛОНЕ, брошюра Ф.Я.МИХАЙЛИЧЕНКО "Идеологические диверсии американского империализма" (с грифом "для служебного пользования"), портрет А. СОЛЖЕНИЦЫНА (в протоколе обыска названный "портрет мужское лицо"), адреса зарубежных комитетов защиты прав человека, магнитофонные пленки (10 кассет), две записные книжки.

    В.БУКОВСКИЙ не раз подвергался  репрессиям  за  действия,

соответствующие его убеждениям. Главное же убеждение БУКОВСКОГО состоит в том, что за свободу надо бороться (что он и делал, не нарушая при этом закона). Из 28-ми прожитых лет ВЛАДИМИР 6 лет провел в сумасшедших домах, лагерях и тюрьмах. С именем БУКОВСКОГО связана демонстрация в защиту СИНЯВСКОГО и ДАНИЭЛЯ в сентябре 1966г. и демонстрация в защиту ДОБРОВОЛЬСКОГО, ГАЛАНСКОВА и ЛАШКОВОЙ в январе 1967г. Памятно последнее слово БУКОВСКОГО, судимого в сентябре 1967г.

    Освободившись после 3-летнего заключения в январе 1970г.,

БУКОВСКИЙ сразу включился в борьбу за права человека. Известно его интервью о положении политзаключенных в психбольницах (он сам прошел в свое время через ленинградскую больницу-тюрьму на Арсенальной, побывал и в московских больницах: Люблино, Столбовая, а на экспертизе - в институте им. Сербского).

    Перед самым  арестом БУКОВСКИЙ передал на Запад собранную

им документацию, дающую представление о том, каким образом и каких людей сажают в сумасшедшие дома (в числе материалов - копии актов судебно-психиатрических экспертиз, письма из заключения людей, объявленных невменяемыми). Эти материалы предназначены западным психиатрам, к которым БУКОВСКИЙ обращался с письмом (от 28 января 1971г.); цель БУКОВСКОГО - помочь специалистам изучить вопрос об использовании у нас психиатрии для изоляции инакомыслящих, чтобы затем можно было вынести этот вопрос на предстоящие международные конгрессы психиатров и привлечь внимание мировой общественности к судьбе узников тюрем-больниц.

    Появились открытые письма в защиту БУКОВСКОГО. Это письмо

матери В.БУКОВСКОГО, адресованное А.КОСЫГИНУ, письмо группы друзей и знакомых В.БУКОВСКОГО XXIV съезду КПСС, статья А.КРАСНОВА "Не мечом и копьем".


    ЗАПИСКИ ВЛАДИМИРА ГЕРШУНИ ИЗ ОРЛОВСКОЙ СПЕЦПСИХБОЛЬНИЦЫ
    9 марта.  Объявлено, что письма будут отправляться только

два раза в месяц. Это точно так же, как в Бутырской тюрьме. 27 февраля прибыл очередной этап из Бутырок, камеры наполнены - было по семь, теперь по восемь человек на 16-17-метровую камеру, т. е. по 2 кв. м. на больного. Так это и предполагалось. Двигаться негде. По коридору ходить можно только по крайней нужде в туалет, за продуктами к сестре, курить в туалет. Туалет здесь клоака, 4 отверстия и два крана на 54 человека - очень напоминает привокзальный в худшем смысле этого слова. Меньше половины всех больных работает на плетении сеток - работа тоже весьма нединамичная. Прогулка - 1 час в маленьких дворах, намного меньше, чем в Бутырках. В комнатах нет ни одной тумбочки, писать можно только присев на пол у койки. Свет плохой.

    10 марта.  Предупредили,  что отберут карандаши,  ручки и

будут выдавать для самой необходимой надобности - писать письма, т.е. так, как у П[етра] Г[ригорьевича]. Постепенно порядок "налаживается" и будет таким, как в Черняховске, но помноженным при этом на традиции Орловского централа.

    Как лечат?
    Любая неосторожно сказанная врачу или сестре фраза  может

послужить поводом для серии уколов аминазина. Иногда эти уколы назначаются и без повода, по чистейшему произволу врача. Зав. отделением - окулист [...]. Другой врач - уха, горла, носа; третий - терапевт. Кажется, начальник больницы, подполковник БАРЫШНИКОВ, сам вернейший кандидат в психбольницу. Это чистейшая случайность, что он возглавляет больницу, как до нашего прибытия он возглавлял туберкулезную больницу - до нас здесь была туберкулезная больница, и БАРЫШНИКОВ же был ее начальником. Специальность этого подполковника - хирург.

    По прибытии  нашего  этапа  из  Бутырок (60 человек) всем

шестидесяти было назначено лечение без всякого терапевтического осмотра. Мне, например, было измерено давление, а другим и этого не делали. Подавляющее большинство прибывших начало получать аминазин, в драже и инъекционно. Никто не интересовался ни сердцем, ни печенью больного, ни его хворями, если они не относились к психиатрии. Только двое с явными противопоказаниями, зафиксированными еще в ин-те ин. Сербского, были избавлены от аминазина. У одного из них тяжелая болезнь печени - следствие побоев в Бутюре. После этих побоев потребовалась операция - его возили в ин-т Склифасовского.

    11-го, утро.  Во время обхода,  в  порядке  эксперимента,

пожаловался на плохое состояние, вызываемое галоперидолом, попросил уменьшить дозу. Ответом было назначение аминазина в добавление к тому, что я уже получаю. Это решил зав. отделением, он же мой лечащий врач, этот окулист, ЕВГЕНИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ. Во время голодовки, в январе (мне давали с самого прибытия аминазин), я чувствовал себя все хуже и хуже, и в ответ на жалобы начал получать уколы аминазина - максимальную или близкую к максимальной дозу (6 кубиков или около этого). Я совершенно лишился сна, но аминазин, не снимая дозы, кололи 12 дней подряд, пока не убедились, что сна все равно нет, а голодовка из-за уколов не прекращается. Кололи по два раза в день, с 7-го по 18-е января, а с 19-го янв[аря] по сей день (и надолго, уверяет КОЗИЧ) дают галоперидол, по две таблетки дважды в день, т. е. по 4 таблетки. От этого лекарства состояние самое отвратительное, не изведанное никогда раньше: едва прилег, тянет встать, чуть шагнул, тянет присесть, а присев, уже хочешь опять ходить, а ходить негде. Впрочем, это не мне одному так достается. Тут все мучаются от трифтазина, аминазина и от других активных средств.

    Бывший мой  лечащий врач,  ЛЕОНИД ТИМОФЕЕВИЧ ПЕТРОВ [...]

говорил мне, оправдываясь за аминазин, что прибыло слишком много народу и со всеми ими разобраться было трудно, отсюда и ошибки, в частности, назначение мне аминазина. Сейчас же, во время обхода, КОЗИЧ уверял, что они все делают правильно, что нет таких врачей, которые хотят плохого больным. "Я не встречал таких врачей, - сказал он, - а только читал о них". И вот мне снова назначен аминазин. И вот она - полная беззащитность арестанта спецбольницы перед произволом врача. Постоянная опасность, что тебе назначат новое лекарство, уколы, если врачу покажется, что ты не так сказал или не так взглянул. Сегодняшний случай убеждает, что жаловаться на плохое действие лекарства - значит заработать увеличение дозы или назначение дополнительного лекарства - нового. Так было уже много раз. По вечерам, т. е. с 7 до 8.30, нам дают возможность пользоватьСЯ помещением столовой. Пишут письма и играют, в домино, шахматы. - Шалман, бедлам. Голова опухает. Письма получаются странные.

    ...Гуляем только  по  часу  (в  Бутырке  давали  два).  В

прогулочных двориках тесно, толчея, от которой даже голова идет кругом. КОЗИЧ, услышав сегодня мои предупреждения об ответственности за произвол и бесцеремонность с больными, угрожал переводом в камеру, в которой тяжелые, а я уже испытал удовольствие иметь такое соседство, и довольно долго, больше месяца. И как раз в это время меня кололи, добивались снятия голодовки, но не добились, хотя жить среди тяжело больных, да еще с уколами - этого не передать словами [...]. Зубы мои уже окрепли, но один еще шатается - спустя два месяца! Если у вас есть сомнения относительно причин этой схватки, то опишу ее подробнее.

    17 января было воскресенье.  После укола меня не  пустили

на прогулку... Мент опасался в эти дни ответственности за мое состояние на прогулке (его пугала моя голодовка). Я требовал довольно спокойно своей арестантской прогулки и пытался проникнуть со всеми выходящими на улицу; меня схватили, скрутили руки, вернули в камеру, и в дверях прогулочной мент нанес мне удар по челюсти. Десны были слабы, это происходило на 42-й день голодовки. Хлынула кровь. Запертый, я разбил стекло в дверном окошке, просунул руку, открыл засов, выбежал с куском стекла в руке, чтобы рассчитаться с чекистом, но он успел выскочить на лестницу и защелкнуть дверь. Зовут мента ИВАН ИВАНОВИЧ (фамилии узнать не удалось). Он до сих пор работает на своем месте - даже не переведен в другой коридор! А история с зубами оформлена так, словно я был в приступе, разбил стекло головой и поранил рот, разбил челюсть (!!!). В больнице многие мучаются зубами, но к зубному врачу не водят - дают успокоительные пилюли и советуют осторожнее есть.

    Издевательски именуют переполненные камеры  "палаточками"

и грозят тем, кто будет говорить "камеры", - репрессиями. Ласкательные суффиксы входят в моду: "аминазинчик" и пр. и т. п. Вот оно, Иудушкино Головлевство! Мы здесь смеемся: казематики, укольчики, анализ кальчика.

    19-е. пятница.  К  нам  в  камеру  поместили тяжелого,  с

ночными приступами эпилепсии. В первую же ночь замочил постель, запах стоял долго, т. к. матрац промок насквозь. Сменили ему белье - и с концом.

    [...] Теряю память все заметнее [...].
    Любопытна еще история ВИКТОРА ПРИХОДЬКО, 1936г. рождения.

Этот талантливый парень, знающий даже родословную ДОСТОЕВСКОГО, танцор, певец, исключительно живой и бодрый, одно время (в июле) был в соседней со мной камере [...]. Работал шофером до ареста. В сентябре его взяли в Бутырскую больницу, кололи лошадиными дозами аминазина и еще чего-то. И вот он однажды проснулся, но не до конца - так до сих пор и проходил непроснувшимся: голова набок, вялая, невнятная речь, бессмысленные глаза, апатия, заторможенность. Только сейчас начал приходить в чувство, не получая лекарства. Так он был погашен на 5 месяцев. Слава советской спецпсихиатрии! [...]


    ГОЛОДОВКА БОРИСОВА И ФАЙНБЕРГА
    13 марта  ВЛАДИМИР   БОРИСОВ,   подписавший   в   составе

Инициативной группы обращение в ООН, и ВИКТОР ФАЙНБЕРГ, участник демонстрации на Красной площади 25 августа 1968г., признанные за свои взгляды невменяемыми к помещенные в Ленинградскую специальную психиатрическую больницу, объявили голодовку в знак протеста против признания их невменяемыми и обратились "к прогрессивной общественности всех стран; ко всем людям доброй воли":

         "Уже давно  правительство нашей страны и подчиненные
    ему  органы,  попирая   международные   правовые   нормы,
    Декларацию прав человека и свою собственную конституцию и
    законы,  применяют  беспрецедентные  по  цинизму   методы
    расправы над инакомыслящими и "обезвреживания" их.
         Идеологическое инакомыслие     часто     объявляется
    симптомом  душевной  болезни,   и   совершенно   здоровых
    психически  людей  присуждают к принудительному лечению в
    больницах-тюрьмах,  где  в  условиях  полного   произвола
    подвергают   всевозможным  издевательствам,  вынуждая  их
    отречься   от   своих    убеждений.    Вопреки    закону,
    предусматривающему,   что  принудительное  лечение  может
    назначаться на срок не более двух лет,  здесь  держат  от
    2-3  до  13-15  лет,  а политических заключенных - до тех
    пор,  пока они не  отрекутся  от  своих  взглядов.  Таким
    образом,    люди,    отказывающиеся    торговать   своими
    убеждениями,  обречены на бессрочное заключение. При этом
    применяются   самые   изощренные   способы  давления:  от
    ограничения в чтении,  помещения среди  тяжелых,  опасных
    для  окружающих  больных,  до  назначения нейролептиков и
    других сильно действующих  на  мозг  препаратов  к  угроз
    применения электрошоковой терапии, т. е. самых утонченных
    способов  физических  пыток.  Так   медицину,   одну   из
    гуманнейших    профессий   человечества,   превратили   в
    раболепную пособницу  карательных  органов  режима  в  их
    палаческой  функции.  С ее помощью людей,  отказывающихся
    добровольно окорнать свой ум  до  установленного  режимом
    стандарта  или  всю  жизнь  носить маску всем довольного,
    улыбающегося раба, пытаются буквально лишить разума путем
    прямого химического или физического воздействия на мозг.
         Понятно, какую  громадную   опасность   представляет
    такая  тенденция  для  всего человечества,  особенно если
    учесть небывало быстрые  шаги,  которые  делает  наука  в
    изыскании  наиболее  эффективных  методов  воздействия на
    психику человека,  если учесть,  что в ближайшем  будущем
    ожидаются  крупнейшие,  ни  с  чем  не сравнимые по своим
    масштабам и последствиям открытия в  этой  области.  Ведь
    массовая  духовная  кастрация  не  менее  чудовищна,  чем
    геноцид.
         Прежде всего  это  касается  нашей страны,  которая,
    сделав первые шаги в этом направлении, утвердила за собой
    позорный   приоритет.   Научно-техническая   революция  и
    связанные с ней необратимые социальные тенденции  вынесли
    тоталитарному режиму смертный приговор.  Известно, какими
    методами он защищается сейчас, и ни у кого не должно быть
    иллюзий  относительно масштабов применения этих методов в
    будущем при знаменитых традициях "русского революционного
    размаха  и  американской  деловитости"  наших карательных
    органов.
         Но ни одна страна,  ни один народ не застрахованы от
    того,  что практика применения массовой стерилизации умов
    не  будет заимствована их правящей элитой.  Конечно,  это
    возможно только при  тоталитарном  строе.  Но  при  общей
    исторической обреченности тоталитаризма именно сейчас,  в
    переходную  эпоху,  он  пытается  взять  реванш  в  самых
    неожиданных местах. Достаточно вспомнить недавний заговор
    итальянского       генералитета,       рост       влияния
    военно-промышленного комплекса в США и т. д.
         Спор о  целесообразности  развития науки бессмыслен,
    так как научный прогресс остановить невозможно, а если бы
    это и удалось,  такая остановка привела бы человечество к
    вырождению или гибели.  Дело  не  в  науке,  а  в  людях,
    обществе, строе, которые способны самые гуманные открытия
    применить во  вред  человеку.  Несомненно,  что  грядущие
    открытия  в  области  воздействия на человеческую психику
    необходимы и принесут неоценимую пользу человечеству,  но
    где  граница  их применения?  Только общественность всего
    мира может  предотвратить  новые  злодеяния,  только  она
    может  остановить руку,  тянущуюся к новому,  сильнейшему
    орудию подавления всякой свободной мысли,  всякого намека
    на оппозицию.
         И мы     не     сомневаемся,    что    прогрессивная
    общественность выступит с гневным протестом  против  этих
    злодеяний, до которых не додумались заплечных дел мастера
    гитлеровских и сталинских застенков.
         Мы призываем вас, как когда-то призывал Юлиус Фучик:
         "ЛЮДИ, БУДЬТЕ БДИТЕЛЬНЫ!"
         Со своей  стороны  мы объявляем голодовку протеста и
    требуем:
         1) Немедленно прекратить  принудительное  назначение
    нам  лекарств,  предназначенных  для  лечения психических
    больных  (конкретно  мы  имеем  в   виду   В.Борисова   и
    В.Чернышова; В.Файнберг таких лекарств не получает);
         2) Снять  ограничения в выдаче нам книг и письменных
    принадлежностей;
         3) Разрешить   переписку   с   любыми   лицами,   не
    находящимися  под  стражей,  как  это  предусмотрено  для
    заключенных в лагерях и тюрьмах обычного типа;
         4) Разрешить свидания с адвокатами;
         5) Снять    подло    наложенное    на   нас   клеймо
    "душевнобольных" и назначить судебное разбирательство.
         Мы отказываемся     от    всяких    переговоров    с
    администрацией,  за  исключением   тех,   которые   будут
    происходить   в   присутствии  и  с  участием  нас  обоих
    одновременно, и  предупреждаем,  что  любые  репрессивные
    меры против  каждого  из  нас  только  продлят  голодовку
    обоих.
         Мы не  привлекаем  к   голодовке   политзаключенного
    В.Чернышова,  также  желавшего  в ней участвовать,  ввиду
    тяжелого  состояния,  до  которого  его  довели  инъекции
    аминазина.
         Многие другие  политзаключенные согласны с нами,  но
    по вполне понятным причинам воздерживаются от голодовки и
    открытых подписей".
                           *****
    15 марта  академик  САХАРОВ направил телеграмму министрам

здравоохранения и внутренних дел с требованием срочно вмешаться и способствовать устранению самой возможности нарушений прав человека и врачебной этики в работе психиатрических больниц.

    На 4-й   день   голодовки,  17  марта,  с  В.И.ФАЙНБЕРГОМ

беседовала медицинская комиссия в составе: проф. НАДЖАРОВ - Центральный институт психиатрии АМН СССР, Москва; З.Н.СЕРЕБРЯКОВА - главный специалист по психиатрии Минздрава СССР, Москва; БЕЛЯЕВ - главный психиатр Ленинграда; П.Б.БЛИНОВ - начальник больницы; Л.Н.ЗЕМСКОВ - главный врач больницы (научный руководитель его диссертации - Д.Р.ЛУНЦ). ("Хроника" располагает записью беседы В.ФАЙНБЕРГА с комиссией.)

    В.ФАЙНБЕРГ находится  в  больнице  уже  2  года.  От него

требуют отказа от своих убеждений. Врачи так и говорят: "Ваша выписка зависит от вашего поведения. А под поведением мы понимаем ваши взгляды именно по политическим вопросам. В остальном оно вполне нормально. Ваша болезнь - инакомыслие. Как только вы откажетесь от своих взглядов и станете на правильную точку зрения, мы вас выпустим".

    По решению  комиссии  ФАЙНБЕРГ  был  лишен  книг,   всего

печатного, письменных принадлежностей, лишен прогулок.

    Голодовка продолжается.
    ФАЙНБЕРГ содержится в одиночке,  его искусственно кормят.

Состояние тяжелое. БОРИСОВ находится в общей камере буйных. Искусственное питание к нему принудительно стало применяться через 2 недели после начала голодовки.

    30 марта  академик САХАРОВ,  член Комитета прав человека,

вновь направил открытое письмо министру внутренних дел ЩЕЛОКОВУ. Он заявил о своем присоединении к требованиям голодающих.

    В апреле  члены   Инициативной   группы   обратились   во

Всемирную организацию здравоохранения.

    Родители ФАЙНБЕРГА писали в Министерство  здравоохранения

СССР.

    Жены голодающих     просили     Всемирную     организацию

здравоохранения создать комиссию из психиатров - членов ВОЗ.

    20 апреля   жены   БОРИСОВА   и  ФАЙНБЕРГА  обратились  к

помощнику прокурора г. Ленинграда по надзору за местами заключения ТУРОШЕВУ. Как заявил ТУРОШЕВ, он ездил в больницу, говорил с главным врачом. ФАЙНБЕРГА и БОРИСОВА ТУРОШЕВ не видел, он сказал: "Как я могу с ними говорить, когда они невменяемые".

    Главный врач больницы ЗЕМСКОВ не разрешил женам  свидания

и передачи, объяснив отказ тем, что у ФАЙНБЕРГА и БОРИСОВА постельный режим, а дать свидание в палате (камере) он не имеет права. Голодовка продолжается.


    СУДЬБА ВСХСОНонцев
    Первый номер "Хроники" сообщал о процессе над участниками

Всероссийского социал-христианского союза освобождения народа (ВСХСОН). Были осуждены 17 "рядовых" членов ВСХСОН и отдельно четыре "руководителя": ИГОРЬ ВЯЧЕСЛАВОВИЧ ОГУРЦОВ, 1937г.р. "глава" организации; МИХАИЛ ЮХАНОВИЧ САДО, 1934г.р. - "начальник отдела личного состава и ответственный за обеспечение безопасности организации"; ЕВГЕНИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ ВАГИН, 1938г.р. "начальник идеологического отдела"; БОРИС АНАТОЛЬЕВИЧ АВЕРИЧКИН, 1938г.р. - "хранитель материалов организации". Им вменялось: "измена Родине" (ст.64-а УК РСФСР), т.е. в данном случае "заговор с целью захвата власти в стране", "антисоветская агитация и пропаганда" (ст.70 УК РСФСР) и "создание антисоветской организации" (ст.72 УК РСФСР).

    Всего в  мордовские лагеря и Владимирскую тюрьму в 1968г.

прибыло 18 ВСХСОНовцев (трем - СТАНИСЛАВУ КОНСТАНТИНОВУ, ОЛЬГЕРТУ ЗАБАКУ* и ОЛЕГУ ШУВАЛОВУ - сроки были определены по фактически отбытым во время предварительного следствия).

__________

    * - В "Хронике" ошибка: ОЛЬГЕРД ЗОБАК.
    Теперь в  мордовских  лагерях  находятся:  АВЕРИЧКИН  (19

лагпункт, срок - 8 лет), ВАГИН (там же, срок тот же), к ним была применена ст.43 УК РСФСР ("Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено законом"); НИКОЛАЙ ВИКТОРОВИЧ ИВАНОВ, 1937г.р. (17-а, срок - 6 лет); ВЛАДИМИР ФЕДОРОВИЧ ИВОЙЛОВ, 1938г.р. (19, срок тот же); а также САДО (срок - 13 лет), переведенный из Владимирской тюрьмы в 1969г. сначала на л/о 17-а, затем на 3 л/о. Теперь он работает в обслуге в 3-й больничной зоне.

    ИГОРЬ ОГУРЦОВ  по  приговору  суда  отбывает первые 7 лет

пятнадцатилетнего срока во Владимирской тюрьме, затем - 8 лет лагеря и 5 лет - в ссылке.

    В апреле  1971г.  Верховный  Суд  СССР  в порядке надзора

рассматривал дело руководителей ВСХСОН и не нашел оснований к смягчению участи ОГУРЦОВА.

    Во Владимире  находится  также   ЛЕОНИД ИВАНОВИЧ БОРОДИН,

1938г.р., переведенный сюда с лагпункта 17-а Дубровлага осенью 1970г. до конца срока (см. "Хронику" N17). Срок его освобождения - 18 февраля 1973г.

    Десять других   ВСХСОНовцев:   Ю.БАРАНОВ,    Г.БОЧЕВАРОВ,

Ю.БУЗИН, В.ВЕРЕТЕНОВ, А.ИВЛЕВ*, М.КОНОСОВ, А.МИКЛАШЕВИЧ, .НАГОРНЫЙ, А.СУДАРЕВ, С.УСТИНОВИЧ освободились в разное время, начиная с 9 июня 1969г.

__________

    * - В "Хронике" ошибка: ИЕВЛЕВ.
    ЮРИЙ ПЕТРОВИЧ БАРАНОВ,  1938г.р., бывший инженер-электрик

клиники госпитальной хирургии 1-го Ленинградского мединститута, освободился 10 февраля 1970г. и, спустя несколько недель после освобождения, внезапно умер.

    7 февраля 1971г.  освободился  МИХАИЛ  КОНОСОВ,  отбывший

4-летнее заключение. М.КОНОСОВ, 1937г.р., до ареста проживал в Ленинграде, был студентом-заочником Московского литературного института и работал слесарем Ленгаза. Печатался в газетах и журналах. В настоящее время КОНОСОВ прописан в гор. Луга Ленинградской обл.

__________

    * - См. дополнение в "Хронике" N25.


    ОБРАЩЕНИЕ КРЫМСКО-ТАТАРСКОГО НАРОДА К XXIV СЪЕЗДУ КПСС,
    СОВЕТСКОЙ ПЕЧАТИ, ВСЕМ КОММУНИСТАМ
    ("Обращение" приводится в выдержках)
    ЦК КПСС  хорошо   известно   о   существовании   в   СССР

национального движения крымско-татарского народа за возвращение на Родину в Крым и восстановление исторического ленинского декрета о Крымской автономии. В этом движении участвуют сотни тысяч советских граждан. Народ направляет в Москву, в центральные органы тысячи своих представителей - ходоков от народа. Они сдали только в ЦК КПСС сотни тысяч индивидуальных писем и 163 тома различных документов, под которыми собрано за эти годы в общей сложности более 3 миллионов подписей. И все безрезультатно.

    Народ обращался к XXIII съезду КПСС.  В президиум  съезда

было передано обращение, под которым подписалось более 130 тысяч человек, однако на съезде наш вопрос не был поставлен.

    Наше положение  как нации нетерпимо.  А ведь мы не просим

для себя ничего исключительного. Мы хотим быть равными среди равных народов нашей страны. Мы верим, что партия решит этот вопрос. [...]

    Страшная национальная   трагедия   обрушилась  на  голову

крымско-татарского народа в ночь с 17-го на 18 мая 1944г. В то время, когда основное боеспособное население крымских татар воевало на фронтах Великой Отечественной войны, в тылу их семьи - старики, женщины, дети, партизаны, члены правительства Крымской автономной республики, депутаты Верховного Совета СССР - все без исключения были вышвырнуты из домов, загнаны в эшелоны и вывезены в отдаленные районы страны.

    Для маскировки   сущности   варварского   акта  выселения

крымских татар с Родины враги ленинской национальной политики и дружбы народов злодейски приписали им ничем не обоснованное обвинение в "измене" Родине. Указы от 1946г. и 1956г. явились законодательным закреплением этого вероломного акта и послужили основанием для завуалированного оправдания его. Кроме того, эти указы явились подспорьем для развертывания клеветнических измышлений против крымских татар в исторической науке, в художественной литературе и т. д. Крымские татары, как народ, вычеркнуты из всех энциклопедий, путеводителей, справочников. Появились лженаучные историки, писатели, которые бессовестно, безнаказанно фальсифицируют историческую действительность, разжигая ненависть против малого народа. [...]

    Мы с большой горечью сообщаем съезду,  что многочисленные

письма и обращения крымских татар в верховные партийные и советские органы в течение ряда лет остаются без ответа, упорно замалчиваются и игнорируются, хотя по закону нам обязаны отвечать. Более того, наш вопрос из вопроса, подлежащего рассмотрению и решению партийными и законодательными органами, превращен в вопрос деятельности органов безопасности, внутренних дел, против чего наш народ выражает глубокое возмущение. Можно подумать, что наше национальное движение в какой-то мере "угрожает" безопасности страны и противоречит интересам партии и государства. (Вместе с этим "Обращением" мы сдаем обвинительные документы, раскрывающие неблаговидные дела административных органов, которые пытаются запугать наш народ.)

    Крымско-татарский народ гневно осуждает ту возмутительную

обстановку, которая создана в Крыму вокруг имени его коренного населения - крымских татар и вокруг прибывающих туда на жительство после издания Указа от 5 сентября 1967г. граждан крымскотатарской национальности. (К данному "Обращению" мы прилагаем неопровержимые документы, которые раскрывают многочисленные факты издевательства над крымскими татарами, пытающимися вернуться на свою Родину - Крым.) [...]

    Обращаясь к великому форуму коммунистов нашей страны,  мы

просим:

    1. Решить вопрос об организованном  возвращении  крымских

татар в их родной край - Крым, создав условия для их успешного развития как народа, как нации.

    2. Восстановить  силу  ленинского  декрета  от 18 октября

1921г. о создании Крымской автономной республики.

    3. Восстановить в рядах партии всех исключенных из нее за

участие в нашем национальном движений.

    4. Освободить     и     реабилитировать     всех    наших

представителей, осужденных за участие в нашем национальном движении.

    5. Привлечь  к  ответственности  фальсификаторов  истории

крымскотатарского народа.


    ДВИЖЕНИЕ МЕСХОВ ЗА ВОЗВРАЩЕНИЕ НА РОДИНУ
    О месхах,  коренном населении южных  районов  Грузии,  об

истории насильственного выселения целого народа и преследованиях при попытках месхов возвратиться на родину сообщала "Хроника" в 1968г. (NN7, 9). 27 лет народ Месхетии держат в изгнании, с апреля 1956г. ссыльно-поселенческий режим снят, но по-прежнему народу не разрешают вернуться в места, откуда он был выслан в 1944г.

    Месхи-мусульмане были  объявлены "азербайджанцами",  и из

Средней Азии и Казахстана им было позволено переехать в Муганскую степь (Азербайджанская ССР) для освоения этого района с тяжелыми климатическими условиями.

    Представители месхов   неоднократно   ездили   в   Москву

добиваться права возвращения на родину. Хождения по госучреждениям Москвы и Тбилиси были тщетными.

    Многие семьи стали возвращаться в Грузию,  покидая дома и

имущество. По решению первого секретаря ЦК КП Грузии В.П.МЖАВАНАДЗЕ их силой высылали назад: 13 июля 1960г. было выслано 50 семей из Махарадзевского района, 20 июля 1960г. - 15 семей из Миха Цхакая, 20 февраля 1961г. - 180 семей из Гальского района, 23 апреля 1964г. - 10 семей из Гардабанского района, 10 июня 1969г. - 500 семей из Гальского района.

    Преследования и репрессии сплотили народ месхов. В 1964г.

на первом общенародном собрании был создан Временный организационный комитет освобождения (ВОКО) во главе с учителем истории ОДАБАШЕВЫМ для возвращения народа на родину.

    23 марта 1966г.  в аэропорту г.  Фрунзе была  предпринята

провокация, в результате которой ОДАБАШЕВ и ИЗАТОВ, собравшиеся лететь в Тбилиси, были посажены в тюрьму.

    26 августа  1969г.  в  Москве  в  ЦК  КПСС 33-я делегация

месхов-турок в составе 120 человек была принята МОРАЛЕВЫМ и получила отказ в оскорбительной форме на свои требования. В знак протеста вся делегация бросила в приемной ЦК КПСС свои паспорта и оставила заявления об отказе от советского гражданства. На следующий день началась облава на делегатов, и их под конвоем выслали из Москвы.

    13 октября   1969   г.   шестой  раз  был  вызван  в  суд

руководитель национально-освободительного движения ЭНВЕР ОДАБАШЕВ. Месхов, прибывших к зданию суда, в том числе стариков, снятых милицией с машин и прошедших пешком много километров, не пустили в зал суда.

    Доведенные до  отчаяния,  члены  Комитета  во   главе   с

Э.ОДАБАШЕВЫМ, М.НИЯЗОВЫМ, И.КЕРИМОВЫМ, Т.ИЛЬЯСОВЫМ 6 апреля 1970 г. обратились в посольство Турции в Москве с просьбой разрешить желающим переехать в Турцию в качестве граждан Турецкой Республики.

    Собравшееся 2   мая   1970   г.   в   Саатлинском  районе

Азербайджанской ССР 6-е Народное собрание одобрило это решение. Вместе с тем было принято постановление:

    - требовать от Прокуратуры СССР и Совета Министров начать

расследование и наказать виновных в незаконной высылке и 26-летнем изгнании коренного населения Адигенского, Аспиндзского, Ахалцихского, Ахалкалакского и Богдановского районов Грузии;

    - просить  автономию  с образованием Мецхетинско-Турецкой

АССР или автономной области со столицей в городе Ахалцихе в рамках Грузинской ССР;

    - просить советское правительство  обеспечить  нормальное

возвращение народа на родину;

    - в случае,  если не будут удовлетворены эти  требования,

просить Президиум Верховного Совета СССР разрешить желающим выезд в Турцию.

    14 февраля  1971  г.  состоялось очередное собрание ВОКО.

Комитет просил правительство СССР удовлетворить национальные требования народа.

    15 марта в посольство Турции были переданы списки месхов,

желающих выехать в Турцию, если Советское правительство откажет им в праве жить на их исконных землях.

    21 марта   1971   г.   был  подан  протест  руководителям

советского государства. В нем приводятся многочисленные факты беззакония, оскорбления национальных чувств месхов. Делегаты просят правильно понять их требования и заявляют, что будут дожидаться в Москве окончательного решения своего национального вопроса,


    ДВИЖЕНИЕ ЕВРЕЕВ ЗА ВЫЕЗД В ИЗРАИЛЬ
    Голодная демонстрация 10-11 марта
    10 марта 1971 г.  в приемную Президиума Верховного Совета

СССР явились 56 граждан гор. Риги и в 11 часов утра подали заявление на имя Председателя Президиума Верховного Совета Н.В.ПОДГОРНОГО и члена Президиума Л.И.БРЕЖНЕВА от еврейских семей Риги, которым отказано в выезде в Израиль.

    Они требовали  разрешения  на  выезд  в  Израиль,  выдачи

письменных мотивированных ответов в случае отказа, прекращения судебных и внесудебных преследований в связи с желанием выехать в Израиль, замены на посту начальника ОВИРа МВД Латв. ССР Х.В.КАЙИ, издевательства которого недопустимы для официального представителя власти.

    Пришедшие заявили,   что   будут  находиться  в  приемной

Президиума до получения положительного ответа на свои заявления.

    Секретарь предложил всем записаться на персональный прием

или выделить представителя для разговора, потому что общего разговора с присутствующими никто вести не будет.

    К 13  часам  в  приемной  собралось  149  человек:  евреи

Вильнюса, Каунаса, Львова, Бердичева, Кисловодска, Таллина, Одессы присоединились к рижанам.

    Из приемной  работниками  КГБ  были  удалены  иностранные

корреспонденты.

    Через три  часа  после подачи заявления 56 рижских евреев

объявили голодовку в приемной Президиума Верховного Совета в знак протеста против удерживания их на территории СССР. Остальные присоединились к голодной демонстрации. Она длилась до вечера 10 марта, когда под угрозой применения силы демонстранты покинули приемную, и продолжалась на следующий день.

    Утром 11  марта  с  собравшимися  беседовал зав.  отделом

ДУМИН. На замечание, что Советский Союз ратифицировал Конвенцию об устранении всех форм расовой дискриминации и тем самым признал право граждан свободно выбирать место жительства, включая выезд в другую страну, ДУМИН ответил: "А вы знаете, что этот документ принят для внешнего мира, а на территории СССР не является законом?"

    После подачи еще нескольких заявлений евреи направились в

помещение приемной МВД. Там с ними разговаривали и.о. начальника союзного ОВИРа полковник ОВЧИННИКОВ, начальник оперативной группы службы МВД генерал-майор САМОХВАЛОВ и, наконец, министр ВД СССР генерал-полковник Н.А.ЩЕЛОКОВ. Он заявил, что этим своим шагом - голодовкой - собравшиеся идут на поводу у сионистских заправил, что все, кто будет мешать нам строить светлое здание коммунизма и путаться под ногами, будут наказаны. "Вам не следует забывать, что мы сделали с татарами", - сказал министр ЩЕЛОКОВ. Он обещал также разобраться и пересмотреть дела желающих выехать.

    В 16  час.  30 мин.  евреи закончили голодовку и покинули

помещение приемной МВД СССР.

    До конца  марта  1971 г.  большинство участников голодной

демонстрации в Москве получило разрешение на выезд в Израиль.

                           *****
    26 марта 1971 г.  в приемной Генерального прокурора  СССР

были задержаны 39 евреев, дожидавшихся ответа на заявление с требованием освободить арестованных в Ленинграде, Риге, Одессе, Кишиневе или провести над ними гласный суд. Под этим заявлением было 213 подписей.

    Через два   с   половиной   часа  после  начала  ожидания

собравшиеся были на автобусах доставлены в вытрезвитель N 9. Там после допросов всем было предъявлено обвинение в мелком хулиганстве. На следующий день судья Фрунзенского района СГИБНЕВА на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 15 февраля 1962 г. "Об усилении ответственности за посягательство на жизнь, здоровье и достоинство работников милиции и народных дружинников" объявила приговор: штраф от 10 до 20 рублей и арест от 5 до 15 суток.

                           *****
    А.ТУМЕРМАН был  в  числе   39   евреев,   задержанных   в

Прокуратуре СССР. 26 марта 1971 г. он был подвергнут аресту на 15 суток и провел 10-дневную голодовку протеста. В ночь с 12 на 13 апреля А.ТУМЕРМАН был доставлен в милицию по повестке, в которой ему предлагалось в 12 часов ночи явиться к начальнику районного отделения милиции для беседы. Оттуда его доставили в психиатрическую больницу.

    18 апреля   ТУМЕРМАН   из   больницы    написал    письмо

премьер-министру Израиля ГОЛДЕ МЕИР с просьбой помочь ему переехать в Израиль. По санкции районного психиатра выпущен под опеку родителей.


                     Письма и обращения
    28 апреля. Открытое письмо А.ТУМЕРМАНА из психиатрической

больницы. Персональную ответственность за насильственное содержание его в психиатрической больнице А.ТУМЕРМАН возлагает на профессора ПАВЛА НИЛОВИЧА УШАКОВА и лечащего врача - зав. 7 отделением ПГВ им. Соловьева НИНУ МАТВЕЕВНУ МОРОЗОВУ.

                           *****
    26 апреля группа евреев Риги,  добивающихся разрешения на

выезд в Израиль, обратилась к министру внутренних дел ЩЕЛОКОВУ с заявлением - "Мы ждем от Вас положительного решения" (10 подписей). Эта же группа направила телеграммы Председателю Президиума Верховного Совета СССР ПОДГОРНОМУ и Председателю Совета Министров СССР КОСЫГИНУ.

                           *****
    В знак протеста против незаконного задержания и ареста 10

человек объявили голодовку. М.ЗАНД и А.ГОРБАЧ проводили голодовку все 15 суток.

    Супруги ЕЛЕНА  СТРОЕВА  и  ЮРИЙ  ТИТОВ  были  отделены от

остальных задержанных и помещены в психиатрическую больницу им. Кащенко.

                           *****
    25 марта матери и жены евреев,  арестованных в Кишиневе и

Ленинграде, обратились к XXIV съезду КПСС и генеральному секретарю ЦК КПСС БРЕЖНЕВУ с настоятельной просьбой освободить их сыновей и мужей. Они находятся в заключении от 4 до 9 месяцев, а их единственной "виной" было желание изучать еврейский язык, еврейскую культуру и вернуться на свою историческую родину.

                           *****
    Конец апреля  1971 г.  Президиуму Верховного Совета СССР,

ХХIV съезду КПСС - от родных к близких осужденных 24 декабря 1970 г. Ленгорсудом. Просьба помиловать осужденных.

                           *****
    Обращение к  представителям компартий Италии и Франции на

XXIV съезде КПСС от евреев Риги, добивающихся выезда в Израиль. 52 подписи.

                           *****
    Обращение к   раввинам  -  главам  еврейских  религиозных

общин. Жалоба на невозможность соблюдения в СССР религиозных обрядов. Просьба содействовать выезду религиозных евреев в Израиль. 17 подписей и 48 поддерживающих обращение.


    ВНЕСУДЕБНЫЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЯ
    1 марта уволен преподаватель кафедры венгерской филологии

Ужгородского университета ШАНДОР ФОДО. В приказе, подписанном ректором университета Л.ЧЕПУРОМ, увольнение мотивируется прогулом и попыткой провоза через границу антисоветской литературы. "Прогул" - это санкционированная деканом поездка ФОДО на студенческие каникулы в Венгрию; "антисоветская литература" - это добровольно отданные ФОДО таможенникам на станции Чоп семь номеров югославского журнала, выходящего на венгерском языке, "Новый симпозион".

    Более глубокой      причиной      увольнения     является

недоброжелательное отношение ужгородской администрации к культурным начинаниям местной венгерской интеллигенции (ФОДО создал ансамбль венгерской народной песни).

    Справка. Венгры    составляют    многочисленную    группу

населения Закарпатской области (около 160 тысяч человек). До Второй мировой войны эта область входила в состав Чехословакии, и украинцы и венгры, населявшие ее, имели культурную автономию. В 1945 г. по чехословацко-советскому договору Закарпатье перешло к Украинской ССР. В то же время началась массовая депортация венгерского мужского населения вглубь страны.

    Лишь в последние годы венгры - жители Закарпатья получили

возможность отдавать детей в венгерские школы (теперь в Закарпатье 18 венгерских средних школ), стала выходить газета на венгерском языке (отличавшаяся по содержанию от областной, выходящей на русском и украинском языках, "Закарпатской правды"), было создано венгерское отделение Ужгородского университета, готовящее учителей венгерского языка и литературы (ежегодно принимается до 10 человек).

                           *****
    ВЛАДИМИР АКС из Свердловска уволен с работы по ст.47  "е"

КЗОТ (прогул) после подачи документов на выезд в Израиль.

                           *****
    АДАМАЦКИЙ ИГОРЬ  АЛЕКСЕЕВИЧ,   сотрудник   ленинградского

отделения общества "Знание", с 27 апреля 1971 г. уволен с работы "по собственному желанию". На процессе ПИМЕНОВА, ВАЙЛЯ, ЗИНОВЬЕВОЙ в октябре 1970 г. (см. "Хронику" N16) И.АДАМАЦКИЙ выступал свидетелем. После процесса против него было возбуждено уголовное дело "за дачу ложных показаний", но до предъявления обвинения дело было прекращено.

    В апреле  1971  г.  АДАМАЦКИЙ  был исключен из партии,  а

затем местком рассмотрел ходатайство администрации об увольнении АДАМАЦКОГО (по ст.106 п. 4 "Основ законодательства о труде") и дал согласие на увольнение.

    Упомянутая статья    предусматривает,   что   "работники,

выполняющие воспитательные функции, могут быть уволены "в случае совершения ими аморального поступка, несовместимого с продолжением работы".

                           *****
    С 1 апреля 1971 г. в Институте русского языка АН СССР был

незаконно снят с конкурсной должности заведующего сектором стилистики и языка художественной литературы доктор филологических наук профессор ВИКТОР ДАВЫДОВИЧ ЛЕВИН. Основание: решение дирекции. За несколько дней до этого В.Д.ЛЕВИН был уволен с филологического факультета МГУ, где он работал по совместительству, читая курс лекций.

    Непосредственным предлогом для увольнения из МГУ и снятия

с должности зав. сектором послужило выступление В.Д.ЛЕВИНА на отчетно-перевыборном профсоюзном собрании в Институте русского языка.

    Как было   сказано   В.Д.ЛЕВИНУ   на  партийном  собрании

института, его выступление "объективно способствовало оправданию лиц, подписавших письма, использованные за рубежом в антисоветских целях".

    Решением Ленинского  райкома  КПСС В.Д.ЛЕВИН был исключен

из партии. Райком же рекомендовал директору Института русского языка АН СССР снять В.Д.ЛЕВИНА с должности заведующего сектором.

                           *****
    29 апреля 1971 г. Ученым советом Института русского языка

АН СССР не была переизбрана на новый срок в должности младшего научного сотрудника ТАТЬЯНА СЕРГЕЕВНА ХОДОРОВИЧ. В системе Академии наук это есть форма увольнения. В свое время Т.С.ХОДОРОВИЧ, член Инициативной группы, подписала обращение в Комиссию по правам человека ООН (см. "Хронику" N8).

    Выступавшие на Ученом совете - заведующий  сектором,  где

работала Т.С.ХОДОРОВИЧ, член-корреспондент АН СССР проф. Р.И.АВАНЕСОВ и директор Института русского языка член-корреспондент АН СССР проф. Ф.П.ФИЛИН - прямо заявили, что к собственно научной работе Т.С.ХОДОРОВИЧ, проработавшей в институте 18 лет, у них нет претензий.

    "Обратившись с  письмом  в  ООН,  в  Комиссию  по  правам

человека, куда не входит Советский Союз, куда входят наши враги, обратившись во вражескую организацию, Ходорович совершила антисоветский поступок, несовместимый со званием научного работника", - сказал член-корр. АН СССР проф. АВАНЕСОВ.

    Директор института Ф.П.ФИЛИН заявил, что обращение в ООН,

содержавшее жалобы на нарушения законности и ущемления прав человека в СССР, является "тяжким антисоветским преступлением".

    Научный отчет Т.С.ХОДОРОВИЧ,  заслушанный Ученым советом,

не вызвал со стороны членов Ученого совета никаких возражений. При тайном голосовании за переизбрание Т.С.ХОДОРОВИЧ голосовало 4 члена, против - 20. За два дня до заседания Ученого совета, 27 апреля, состоялось заседание сектора, где работала Т.С.ХОДОРОВИЧ. Кроме сотрудников сектора, на заседании присутствовал кандидат филологических наук И.Ф.ПРОТЧЕНКО, который несколько лет назад перешел на должность заместителя директора института из отдела науки при ЦК КПСС.

    На этом  заседании  Р.И.АВАНСОВ  констатировал,  что  все

единодушны в положительной оценке научной работы, которую вела Т.С.ХОДОРОВИЧ, но что ей предъявляются "серьезные обвинения политического характера". На вопрос одной сотрудницы: зачем же в таком случае заслушивается научный отчет ХОДОРОВИЧ, крупнейший ученый-лингвист ответил: "Потому что у нас истинная демократия. Так полагается делать".

    Т.С.ХОДОРОВИЧ сказала,   что   оценка   ее  как  научного

работника не может иметь никакого отношения к вопросу о ее политических взглядах и убеждениях. Она заявила также, что обращение в международную организацию, авторитет которой признан правительством нашей страны, не может расцениваться как обращение к врагам Советского Союза. "Обращение, подписанное мною, как я говорила уже на открытом партийном собрании, не содержит никакой клеветы. В нем говорится о фактах нарушения законности и об ущемлении прав человека. Я настаивала и настаиваю на своем праве бороться за свободу слова, гарантированную в интересах народа Конституцией СССР. Никто не может быть заинтересован в том, чтобы следственные и судебные органы, произвольно истолковывая наши законы, использовали их как орудие в борьбе с инакомыслием". Эту свою точку зрения Т.С.ХОДОРОВИЧ неоднократно излагала на всякого рода "проработках", которым она подвергалась за последние 2 года в Институте русского языка.

    В ходе  обсуждения "антисоветского поступка" ХОДОРОВИЧ на

заседании сектора И.Ф.ПРОТЧЕНКО заявил, что удивлен отсутствием единогласия в вопросе о том, рекомендовать или не рекомендовать Ученому совету переизбрать ХОДОРОВИЧ на новый срок. "По этому вопросу не может быть двух мнений", - сказал он. В открытом голосовании (27 апреля) 12 членов сектора проголосовали за то, чтобы рекомендовать Ученому совету института переизбрать Т.С.ХОДОРОВИЧ в должности м. н. с. 20 человек проголосовали против этого.

    В Институте русского языка АН СССР всего было 17 человек,

подписавших различные письма о фактах нарушения законности. В ООН обращалась их них одна ХОДОРОВИЧ. Остальные обращались во внутригосударственные инстанции. С начала 1971 г. в институте прошел целый ряд собраний, на которых осуждались лица, подписавшие в 1965-68 г.г. эти коллективные письма. 28 января 1971 г. Ученый совет института принял решение, категорически осуждавшее "негативные" (политически вредные, по определению Ф.П.ФИЛИНА), настроения у части работников института, а также коллективные обращения, поскольку письма эти "используются за рубежом в антисоветских целях". В решении говорилось также о необходимости "усиления работы по подготовке и публикации исследований в области критики буржуазной идеологии в языкознании".

    При обсуждении   этого   решения   в   секторах  директор

института ФИЛИН без обиняков говорил, что лиц, не изменивших своей точки зрения, не снявших подписей под письмами, не будут, независимо от их научных успехов, допускать к защите диссертаций, повышать в научной должности, не будут их посылать за границу. Т.С.ХОДОРОВИЧ оказалась первой, кого уволили из института в ходе этой кампании. Принципиальная позиция ХОДОРОВИЧ, проголосовавшей в единственном числе против упомянутого выше решения Ученого совета, и факт ее обращения в ООН вызвали особое раздражение со стороны администрации и парторганизации института.

    ТАТЬЯНА СЕРГЕЕВНА   ХОДОРОВИЧ   -  мать  четверых  детей,

проработала в институте 18 лет. По профессии Т.С.ХОДОРОВИЧ - лингвист-диалектолог, ее работа по составлению специальных карт для атласа русских говоров и участие в составлении проекта новой программы школьного курса русского языка получили высокую оценку многих ее коллег, в частности, при обсуждении ее последнего научного отчета.

    Кроме обращения в  ООН,  которое  ХОДОРОВИЧ  подписала  в

составе Инициативной группы по защите прав человека, она подписала также ряд писем в защиту лиц, пострадавших за свои убеждения. Эти письма были направлены в советские государственные и общественные организации.

    Увольнение ХОДОРОВИЧ   -  это  случай,  когда  увольнение

научного сотрудника за его убеждения совершается без всякой маскировки, без подмены мотивов.


    ЗАПРЕЩЕННЫЕ КИНОФИЛЬМЫ
    "Хроника" помещает     список     (очевидно,    неполный)

кинофильмов последних лет, не дошедших до массового зрителя.

    I. "Арестованные" кинофильмы.
    1. А.АЛОВ,  В.НАУМОВ.  "Скверный  анекдот"  (по  рассказу

Ф.ДОСТОЕВСКОГО). Мосфильм, 1966.

    2. С.ПАРАДЖАНОВ.  "Фрески киевские". Студия им. Довженко,

1966 (фильм не смонтирован).

    3. Г.ПОЛОКА.    "Интервенция"   (по   пьесе   Л.СЛАВИНА),

Ленфильм, 1968.

    Пленки "арестованных" фильмов хранятся  в  Особом  отделе

Госкомитета СССР по кинематографии.

    II. Фильмы, не вышедшие на экран.
    4. В.БЫЧКОВ.  "Второе пришествие Христа".  Беларусьфильм,

1967 г. Запрещен.

    5. М.КАЛИК. "Цена" (по пьесе АРТУРА МИЛЛЕРА). Центральное

телевидение, 1969. Запрещен к показу.

    6. А.МИХАЛКОВ-КОНЧАЛОВСКИЙ.  "Про  Асю  Клячину,  которая

любила, да замуж не вышла, потому что гордая была" ("Ася-хромоножка"). Мосфильм, 1966. В 1969 г. фильм переозвучен и под названием "Асино счастье" принят в кинопрокат. На экраны не вышел.

    7. А.ТАРКОВСКИЙ.  "Андрей Рублев". Мосфильм, 1966. В 1969

г. фильм продан за границу и получил премию во Франции. В 1970 г. председатель Госкомитета по кинематографии А.РОМАНОВ подписал приказ о тиражировании фильма. На экраны не вышел.

    8. Л.ПЧЕЛКИН  "Поименное  голосование"   (о   IV   съезде

Советов, ратифицировавшем Брестский мир. Сценарий М.ШАТРОВА, в роли ЛЕНИНА - М.УЛЬЯНОВ). Центральное телевидение, 1967-69. Запрещен к показу.

    9. Л.ПЧЕЛКИН.  "Один час  в  кабинете  Ленина"  (сценарий

И.ШАТРОВА, в роли ЛЕНИНА - М.УЛЬЯНОВ). Центральное телевидение, 1967-69. Запрещен к показу.

    III. Фильмы "с ограничениями".
    10. Т.АБУЛАДЗЕ.    "Мольба".   Грузия-фильм,   1968.   На

столичный экран не вышел.

    11. В.ДЕРБЕНЕВ.  "Рыцари мечты".  Молдова-фильм, 1969. На

столичный экран не вышел.

    12. А.ГРИКЯВИЧУС,   ДАУСА.   "Чувства".   Вильнюсская

киностудия, 1969. В Москве шел три дня в одном кинотеатре.

    13. Л.ОСЫКА. "Каменный крест". Студия им. Довженко, 1968.

На столичный экран не вышел.

    14. С.ПАРАДЖАНОВ.  "Саят-Нова".  Арменфильм, 1968. В 1969

г. выпущен на экран в Армении под названием "Цвет граната". Принят к показу на всесоюзном экране. На столичный экран не вышел.

    15. И.ТАЛАНКИН.   "Дневные   звезды"   (по   О.БЕРГОЛЬЦ).

Мосфильм, 1967. Шел три дня в трех кинотеатрах Москвы и три дня в одном кинотеатре Ленинграда.

    IV. Фильм с "приключениями".
    16. М.КАЛИК.  "Любить..." Молдова-фильм,  1960. Фильм был

сокращен без ведома режиссера и в искаженном виде выпущен на провинциальный экран. После отказа Госкомитета по кинематографии снять фамилию режиссера с титров (на чем настаивал автор), КАЛИК безуспешно пытался привлечь Госкомитет к ответственности. Из 15000 метров отснятой для фильма пленки в прокатный вариант вошло менее 1000 метров, и 900 метров остались у режиссера. Остальные 13000 метров арестованы. За демонстрацию собственного варианта "Любить..." против КАЛИКА было возбуждено уголовное дело (см. Хронику" N18).


    ПО МАТЕРИАЛАМ СОВЕТСКОЙ ПЕЧАТИ.
    Бюллетень Верховного  суда  СССР (1971 г.,  N 1) приводит

материалы о деле Х.ТЕШАЕВА, рабочего завода "Таджиктекстильмаш" г.Душанбе, который "на протяжении 1968-1969гг. среди рабочих завода и отдельных граждан города систематически пропагандировал взгляды, направленные на возбуждение национальной вражды, распространял клеветнические измышления, порочащие советский государственный и общественный строй" и т.д. и 7 августа 1970 г. Верховным судом Таджикской ССР осужден по ст.71 (Нарушение национального и расового равноправия, соответствующей ст.74 УК РСФСР), 203-1 (соответствующей ст.190-1 УК РСФСР) и 220 часть 2 (соответствующей ст.206 часть 2 УК РСФСР).

    Верховный суд  СССР  26  ноября  1970  г.   исключил   из

приговора статьи 71 и 203-1 "за отсутствием события" и указал, что "дерзкие и циничные действия в общественных местах, в том числе и направленные на унижение чести и достоинства отдельных граждан в связи с их национальной принадлежностью" должны квалифицироваться как злостное хулиганство

    Н.ЖОГИН, заместитель Генерального прокурора СССР,  доктор

юридических наук, на страницах журнала "Агитатор" (журнал ЦК КПСС), 1971 г., N 2 (январь), выступил со статьей "Повышать бдительность советских людей". Кроме рассказа об АМАЛЬРИКЕ и упоминания имени В.БУКОВСКОГО, в статье есть сведения о неизвестных "Хронике" лицах:

         "Семнадцатилетние Хмелевский  и  Говоруха  тайком от
    родителей ежедневно слушали передачи различных зарубежных
    "голосов",  незаметно  для  себя подпали под их влияние и
    сами стали распространять среди жителей города  (название
    города    не    сообщается   -   "Хроника")   враждебные,
    антисоветские измышления. В эту деятельность они пытались
    вовлечь  своих  товарищей,  но  получили  должный  отпор.
    Конечно,     виноваты     прежде      всего      родители
    юношей-сверстников,  не  занимавшиеся их воспитанием.  Но
    нельзя   снять   ответственность    и    с    коллективов
    приборостроительного               завода               и
    профессионально-технического  училища,  где  работали   и
    учились Хмелевский и Говоруха..."
    В этой   же   статье  называется  МИСИРУК,  1931  г.  р.,

"проживающий в одном из районов Одесской области", евангельский христианин-баптист-прокофьевец, который "систематически побуждал детей сектантов уклоняться от участия в общественной жизни школы, запрещал им носить пионерские галстуки, звездочки, вступать в пионерскую и комсомольскую организации, посещать театры и кино. Эта незаконная деятельность пресечена, Мисирук осужден".

    Речь здесь   идет   о   СТЕПАНЕ   НИКИТОВИЧЕ    МИСИРУКЕ,

проживавшем в Усатове Беляевского района Одесской области, арестованном 20 мая 1969 г. и осужденном по ст.ст.138-2 и 209-1 УК УССР (соотв. 142-2 и 227-1 УК РСФСР) на 4 года ИТЛ общего режима с конфискацией имущества и 5 лет ссылки. Адрес МИСИРУКА: г. Вилково Одесской обл., п/я ЮГ 311-79.


    КРАТКИЕ СООБЩЕНИЯ
    16 марта  посольство  США в Москве заявило резкий протест

советскому правительству по поводу того, что милиция схватила семью советского врача, уже находившуюся на территории посольства.

    Представитель посольства заявил,  что инцидент вылился  в

драку между милиционерами и сотрудниками посольства и является "нарушением неприкосновенности территории посольства".

    Врач ВАСИЛИЙ НИКИТЕНКОВ, 43 лет, житель г. Клина, с женой

и двумя дочерьми 5 и 9 лет пытался пройти в американское посольство, чтобы получить информацию о порядке иммиграции в США. Жена НИКИТЕНКОВА и девочки были задержаны милиционерами, самому НИКИТЕНКОВУ с помощью сотрудников посольства удалось отразить нападение милиции. Он заявил сотрудникам посольства, что хочет иммигрировать в США, потому что не удовлетворен жизнью в Советском Союзе. Ему объяснили процедуру, связанную с иммиграцией, и дали письменное приглашение посетить посольство еще раз, если он пожелает. НИКИТЕНКОВ оставался в посольстве больше 4-х часов и ушел только после того, как был подан официальный протест по его поводу.

    В настоящее  время  НИКИТЕНКОВ  и  его  жена  помещены  в

психиатрическую московскую областную больницу (ул. 8 марта).

                           *****
    15 марта 1971 г.  ВЛАДИМИР ГЕРШОВИЧ, придя по приглашению

секретаря голландского посольства за документами на свое имя, не был допущен милицией в посольство. На следующий день ГЕРШОВИЧ и его жена у входа в посольство были задержаны милиционерами и доставлены в 83 о/милиции, при этом их оскорбляли, им угрожали и обвиняли в "неповиновении властям". ГЕРШОВИЧ направил жалобы в ОВИР, начальнику 83 о/милиции г. Москвы, Генеральному прокурору РУДЕНКО и копию XXIV съезду КПСС.

                           *****
    7 апреля    М.СЛЕПАК    направила   протест   в   Комитет

государственной безопасности СССР по поводу проведенного у нее в квартире в ее отсутствие незаконного обыска.

    Утром ее попросили прийти на работу во внеурочное  время;

когда она отказалась, через 10 минут позвонила но телефону АКУЛОВА из ОВИРа, куда М.СЛЕПАК подала документы для выезда в Израиль, и предложила явиться для беседы. Днем дома никого не было. Прибежавший случайно из школы на перемене 11-летний сын М.СЛЕПАК был задержан милиционером у входа и отведен в отделение милиции. Там мальчика продержали больше часа, допросили и заставили подписать непрочитанный протокол.

    На следующий   день   зам.   начальника   108   о/милиции

ПРОКОПЕНКО Г.С. на требования М.СЛЕПАК объяснить незаконные действия милиции ответил, что заступившая смена о происходившем во время дежурства предыдущей смены ничего не знает.

                           *****
    4 марта 1971 г. в Москве был задержан ВЕНИАМИН КОЖАРИНОВ.

На следующий день у него в квартире был произведен обыск. Изъяты самиздатовские материалы. В.КОЖАРИНОВУ предъявлено обвинение по ст.190-1 УК РСФСР. Мера пресечения - подписка о невыезде.

    Следствие ведет   следователь  УКГБ  по  Московской  обл.

БАРДИН.

                           *****
    АНДРЕЙ АМАЛЬРИК  (см.  "Хронику"  N17)  во время этапа из

камышловской тюрьмы (Свердловская обл.) заболел гнойным менингитом и был помещен в новосибирскую тюремную больницу. 10 суток он был без сознания.

    В середине апреля жена АМАЛЬРИКА ГЮЗЕЛЬ МАКУДИНОВА ездила

в Новосибирск, но свидания не получила. Она направила письмо в Президиум Верховного Совета СССР и Медицинское управление при МВД с просьбой или актировать ее мужа по состоянию здоровья или помиловать его. Ответа на письмо еще нет.

    В конце   апреля   медицинская   комиссия   новосибирской

больницы дала А.АМАЛЬРИКУ II группу инвалидности на год. Вскоре он будет направлен в тюремную санчасть, а по окончании лечения - в лагерь.

                           *****
    27 марта насильственно помещена в  больницу  им.  Кащенко

ЮЛИЯ ВИШНЕВСКАЯ (см. о ней "Хронику" NN15,16,17). На милицейской машине она была отвезена в 40-е отделение милиции, а оттуда в больницу. Основания для помещения ВИШНЕВСКОЙ в больницу родственникам сообщены не были. В больнице Ю.ВИШНЕВСКАЯ отказалась принимать предложенные ей лекарства, после чего неделю ей насильственно делали уколы.

    По словам   врачей,   ВИШНЕВСКАЯ  находится  на  "строгом

режиме", поэтому свидания ей разрешены только с родственниками.

                           *****
    Вильнюс. ВИТАУТАС  СИМОКАЙТИС,  приговоренный  14  января

1971 г. Верховным судом Литовской ССР к расстрелу за попытку изменить курс самолета (см. "Хронику" N18), до сих пор содержится в тюрьме "Лукишки" в камере смертников. Слухи о замене расстрела 15-ю годами заключения в ИТЛ особого режима преждевременны. Стало точно известно, что, когда заграничные радиостанции передали известие о помиловании В.СИМОКАЙТИСА, его дело еще не было пересмотрено. Только в марте 1971 г. дело было затребовано Прокуратурой СССР в Москву.

    Жена СИМОКАЙТИСА ГРАЖИНА МИЦКУТЕ, приговоренная к 3 годам

заключения (см. "Хронику" N18), содержится в тюрьме в г. Паневежисе вместе с уголовными преступниками.

    Следует заметить,  что  в   последнее   время   в   Литве

большинство осужденных по политическим делам не посылается в Дубровлаг, а содержится в тюрьмах и лагерях Литвы (с уголовниками).

                           *****
    Клайпеда. Дело  СИМАСА  КУДИРКИ,  радиста   рыболовецкого

судна, пытавшегося в ноябре 1970 г. остаться на борту американского катера и выданного капитаном катера советским морякам (см. "Хронику" NN17,18), будет разбираться Верховным судом Литовской ССР 5 мая 1971 г. С.КУДИРКА заявил полковнику КИСЛИНУ, ведущему следствие, что на суде он не будет давать никаких показаний, откажется от защитника и будет требовать только одного - предоставить ему возможность выезда за границу, согласно праву, провозглашенному Всеобщей декларацией прав человека.

                           *****
    Вильнюс. АЛЬГИС СТАТКАЯВИЧУС,  признанный судом в  ноябре

1970 г. невменяемым (см. "Хронику" N17), находится в вильнюсской тюрьме "Лукишки". Он содержится вместе с уголовным преступником, ему запрещено читать и писать. До 1956 г. А.СТАТКЯВИЧУС отсидел в разных лагерях около 9 лет. После освобождения закончил медицинский факультет Вильнюсского университета, работал социологом в Министерстве социального обеспечения Литовской ССР. Написал четыре книги; о них известно, что они посвящены критике существующих порядков и анализу положения в Литве.

                           *****
    В первых числах апреля  кинорежиссеру  МИХАИЛУ  КАЛИКУ  и

кинодраматургу ЕФИМУ СЕВЕЛЕ стало известно, что в декабре 1970 г. их исключили из Союза кинематографистов СССР. Вопреки уставу союза, исключение было проведено заочно и задним числом. Причиной является, очевидно, желание М.КАЛИКА и Е.СЕВЕЛЫ уехать в Израиль.

                           *****
    Рига. 17 апреля прекращено дело МАЙИ СИЛМАЛЕ,  обвиняемой

по ст.183-1 УК Латвийской ССР (соотв. ст.190-1 УК РСФСР). (См. "Хронику" NN17,18). Через несколько дней после освобождения М.СИЛМАЛЕ была помещена в онкологическую лечебницу Риги.

                           *****
    Сочи. 29 марта в Сочи  арестована  ВАЛЕРИЯ  ВОЛЖСКАЯ,  23

года, инспектор Интуриста. При обыске были изъяты: "В круге первом" СОЛЖЕНИЦЫНА, "Мои показания" МАРЧЕНКО, стихи ДАНИЭЛЯ. Обвинение предъявлено по ст.190-1 УК РСФСР (первоначально - по ст.70 УК РСФСР).

    Тогда же был произведен обыск у  АНАТОЛИЯ  РУМЯНЦЕВА,  38

лет. Обыск не дал никаких результатов. Тем не менее 9 апреля РУМЯНЦЕВ был арестован. Старший брат АНАТОЛИЯ, ВАЛЕРИЙ РУМЯНЦЕВ, офицер, арестованный в 1958 г. и осужденный в 1959 г. военным трибуналом, отбывает сейчас 15-летний срок на 19 лагпункте Дубровлага (конец срока в 1973 г.). Мать РУМЯНЦЕВЫХ слепая, живет в Сочи.

    В середине  апреля  в  поселке  Чуна Иркутской области по

делу А.РУМЯНЦЕВА была допрошена Л.БОГОРАЗ.

                           *****
    Свердловск. 19 марта 1971  г.  арестован  ВАЛЕРИЙ  КУКУЙ,

1939 г. рожд., инженер. В.КУКУЙ подал документы на выезд в Израиль; подписал письмо свердловчан по поводу ленинградского процесса "самолетчиков". При обыске изъята переписка с заграницей и самиздатовские материалы, в том числе "Собачье сердце" БУЛГАКОВА. Обвинение предъявлено по ст.190-1 УК РСФСР.

                           *****
    Москва. В декабре 1970 г.  арестован  ИСЛАМ  КАРЫМОВ,  24

лет, за участие в национальном движении месхов (см. "Хронику" N9 и настоящий выпуск). На следствии от КАРЫМОВА требовали подписи под какими-то бумагами, он отказался. После попытки самоубийства был отправлен в институт им. Склифосовского.

    И.КАРЫМОВ был  выпущен  благодаря вмешательству турецкого

посольства.

                           *****
    Мордовская АССР.  30   декабря   с   3   л/о   Дубровлага

освободился после 10-летнего заключения АНТОН НАЗАРОВИЧ НАКАШИДЗЕ. В пятидесятых годах во время гастрольной поездки в Англию (НАКАШИДЗЕ - танцовщик) он попросил политического убежища; в 1960 г. просил разрешения вернуться, получил его; через несколько месяцев после возвращения был арестован и осужден за измену родине.

                           *****
    Мордовская АССР.  Из  женского  политлагеря  (ЖХ   385/3)

освободилась "двадцатипятилетница" ГАЛИНА ТОМОВНА ДИДЫК, 1912 г.р. (см. о ней - "Состав женского политлагеря" в "Хронике" N15). Она была связной Украинского Красного Креста на Тернопольщине, затем связной Центрального комитета ОУН. Арестована 5 марта 1950 г., осуждена на 25 лет тюремного заключения. Содержалась во Владимирской тюрьме, в 1969 г. переведена в мордовский лагерь.

    24 марта 1971 г.  определением Верховного суда Мордовской

АССР, по ходатайству лагерной администрации, срок заключения ДИДЫК был сокращен до фактически отбытого. В общей сложности она пробыла в заключении 21 год, из них 19 - в тюрьме.

    ГАЛИНА ДИДЫК по освобождении направилась в Караганду - на

Украине ей проживать запрещено.

    Таким образом, в Мордовии из участниц ОУНовского движения

остались ЕКАТЕРИНА ЗАРИЦКАЯ, 1913 г.р. (арестована в октябре 1947 г., срок - 25 лет), ДАРЬЯ ГУСЯК, 1924 г.р. (арестована 5 марта 1950 г., срок - 25 лет) и МАРИЯ ПАЛЬЧАК (арестована в 1961 г., расстрел заменен 15-ю годами заключения).

                           *****
    Мордовская АССР.  В  марте с 19 л/о мордовских лагерей во

Владимирскую тюрьму переведено несколько заключенных. Среди них - ВАЛЕРИЙ ВУДКА (см. о нем в "Хронике" N18). Имена остальных и мотивы перевода неизвестны.

                           *****
    Москва. 14  марта  помещен  в  психбольницу  им.  Кащенко

ВЛАДИМИР ГУСАРОВ (см. в "Хронике" N17 о его очерке "Слово о свободе"). 30 апреля медкомиссия дала ГУСАРОВУ II группу инвалидности.

                           *****
    Саратов. 17  марта   к   НИНЕ   КАЛУСТОВНЕ   КАХЦАДЗОВОЙ,

врачу-рентгенологу, на работу явились сотрудники КГБ и увезли ее на допрос. Во время допроса у нее было два обморока.

    При обыске  у  нее  на  дому  были  изъяты самиздатовские

материалы и листовки, в свое время распространенные иностранцами в ГУМе. В этот же день в КГБ вызывали нескольких ее друзей. Утром 18 марта Н. К. КАХЦАДЗОВА повесилась.

                           *****
    Алма-Ата. 16   февраля   покончил   жизнь   самоубийством

литературовед ЕФИМ ИОСИФОВИЧ ЛАНДАУ, 54 лет. За несколько дней до самоубийства у Е.И.ЛАНДАУ был произведен обыск, а затем он был вызван на допрос в КГБ.

                           *****
    Ростов. 20  марта 1971 г.  в Ростове возбуждено уголовное

дело по ст.190-1 УК РСФСР против ЛАЗАРЯ МОИСЕЕВИЧА ЛЮБАРСКОГО. Ему инкриминируется подписание писем в различные инстанции и обнаруженные при обыске еврейские книги и магнитофонные записи еврейских песен.

                           *****
    В Свердловске возбуждено  уголовное  дело  против  БОРИСА

РАБИНОВИЧА, 28 лет, обвиняемого в сионистской пропаганде и агитации. Обвинение строится на показаниях свидетелей.

    После подачи заявления о выезде в Израиль,  РАБИНОВИЧ был

исключен из аспирантуры. За два месяца в его квартире было произведено два безрезультатных обыска, первый - по делу РУТЫ АЛЕКСАНДРОВИЧ, второй - по делу ВАЛЕРИЯ КУКУЯ.

    БОРИС РАБИНОВИЧ  подписал письма протеста против смертной

казни осужденных по ленинградскому делу "самолетчиков".

                           *****
    Москва. В середине апреля Верховный суд РСФСР  рассмотрел

кассационную жалобу по делу горьковчанина ВИТАЛИЯ ПОМАЗОВА (см. "Хронику" NN16,18). Адвокат - ПОЛЯК. Суд переквалифицировал обвинение со ст.70 УК РСФСР на ст.190-1, 4-летний срок ИТЛ заменен на 1,5 года.

                           *****
    В апреле  в   Верховном   суде   РСФСР   было   проведено

кассационное разбирательство по делу ВИКТОРА ВАСИЛЬЕВИЧА КУЗНЕЦОВА, находящегося в казанской спецбольнице на принудительном лечении (см. "Хронику" NN9, 18). Решение суда первой инстанции - продлить срок пребывания КУЗНЕЦОВА в спецбольнице - оставлено в силе.

                           *****
    29 марта у В.Н.ЧАЛИДЗЕ сотрудниками  КГБ  был  произведен

обыск. Были изъяты: Конвенция ООН по правам человека, Всеобщая декларация прав человека, архив Комитета прав человека, переводы статей РЕНЕ КАССЕНА из международного журнала прав человека, номера издаваемого ЧАЛИДЗЕ журнала "Общественные проблемы".

    Как разъяснилось  позже,  обыск  был произведен в связи с

арестом в Москве двух бельгийских, граждан - ХУГО СЕБРЕХТСА и ЖОЗЕФА ХЕМСКОТА.

    По поручению Фламандского Комитета защиты  прав  человека

26 и 28 марта СЕБРЕХТС посетил ЧАЛИДЗЕ, чтобы задать ему некоторые вопросы о деятельности советского Комитета прав человека, который ЧАЛИДЗЕ представляет. СЕБРЕХТС интересовался, является ли Комитет легальным, осуществляются ли контакты с другими комитетами, какова цель Комитета и что думают о нем власти. В ответ ЧАЛИДЗЕ представил своему собеседнику правовой статус Комитета, цитировал регламент, а также заявил, что, в соответствии со ст.5 Принципов Комитета, члены Комитета готовы к контактам лишь с организациями, не ставящими себе целью нанесение ущерба Советскому Союзу.

    СЕБРЕХТСУ было  предъявлено  обвинение по ст.70 УК РСФСР.

Следствие вел майор СЕВАСТЬЯНОВ.

    3 апреля  Фламандский  комитет  обратился  к Председателю

Совета Министров СССР КОСЫГИНУ с просьбой дать указание освободить фламандцев - "они не совершили никаких преступлений ни с точки зрения советских законов, ни с точки зрения Всеобщей декларации прав человека. Молодые фламандцы поехали в Вашу страну как мирные туристы, чтобы поближе познакомиться со страной и народом".

    19 апреля  газета  "Известия"  опубликовала   статью   К.

БРЯНЦЕВА "Под фальшивой личиной", из которой следовало, что дело СЕБРЕХТСА и ХЕМСКОТА прекращено, а сами они высланы из СССР.


    НОВОСТИ САМИЗДАТА
    Сборник "Общественные проблемы",  вып.  9, январь-февраль

1971 г., сост. В.ЧАЛИДЗЕ.

    Содержание:
    1. О.О.ГРУЗЕНБЕРГ.  Срам.  (Воспоминания о деле БЕЙЛИСА.)

Автор, один из защитников БЕЙЛИСА, рассказывает о позиции властей, реакции общественности на процесс и о выборе линии защиты. ГРУЗЕНБЕРГ считает, что правящие круги России были убеждены в невиновности БЕЙЛИСА. "Не было ни одного человека в ближайшем окружении монарха, - пишет ГРУЗЕНБЕРГ, - который не был бы убежден в невиновности Бейлиса. И тем не менее стародавнее русское начало - "судом не мстить, судом не жаловать" - и то было принесено в жертву". Общественное мнение выражалось в многочисленных протестах ученых, литераторов, прессы. Линия защиты - минимально участвовать в запутанной дискуссии о существовании еврейских вероучений, якобы допускающих употребление христианской крови, и сосредоточить внимание на доказательствах невиновности БЕЙЛИСА.

    2. ДИТРИХ  А.ЛЕБЕР.   Законодательство   для   служебного

пользования. (Перевод.) Установленный порядок и практика публикации нормативных актов в Советском Союзе сравниваются с порядком и практикой публикации в ГДР, Польше, Югославии, ФРГ, Швейцарии и США. По данным автора, основанным на анализе советских источников, в СССР не публикуются 80% постановлений Совета министров, однако не все они являются нормативными по своему характеру. Приведены материалы, свидетельствующие об использовании советскими судами неопубликованных законодательных актов.

    3. Документы Комитета прав человека.
    а) А.С.ВОЛЬПИН.  Мнение эксперта в вопросах, затронутых в

письме Г.К.МАКУДИНОВОЙ. Сравнение некоторых статей УПК и Положения об адвокатуре РСФСР показывает неоднозначность в понимании обязанностей адвоката. Необходим закон, регулирующий обязанности адвоката и четко ограничивающий мотивы, по которым адвокат вправе не принять поручения. Разъясняется обязанность адвоката сообщить доверителю все сведения о ходе исполнения поручения. Свое право получить всю информацию доверитель может защищать через суд.

    б) Право на защиту. (Мнение эксперта по правовой помощи.)
    Рассматривается право   обвиняемого  иметь  защитника  по

своему выбору на любой стадии уголовного процесса. Закон достаточно полно гарантирует такое право в суде первой инстанции. Возникающие в практике требования "допуска" адвоката всегда незаконны, а при слушании дела в открытом судебном заседании и бессмысленны. При кассационном рассмотрении в суде второй инстанции УПК РСФСР не предусматривает обязательного участия в процессе защитника и осужденного и, вопреки ст.111 Конституции, не гарантирует права на защиту. Это противоречие следует устранить.

    4. Хартия   научных  работников.  (Утверждена  на  первой

Генеральной Ассамблее ВФНР* в 1948 г.) Цель - содействовать свободе и прогрессу науки.

    5. Документы юридической практики.
    В.Н.ЧАЛИДЗЕ. Прокурору  г.  Москвы.  Записка  о  правовом

статусе Комитета прав человека.

    В.Н.ЧАЛИДЗЕ. Письмо Генеральному прокурору СССР РУДЕНКО о

приговоре Апшеронского райнарсуда от 29 июня 1968 г.

__________

    * - Всемирная федерация научных работников.
                           *****
    А.КРАСНОВ.  "Живое слово".  Отклик на "Слово нации" (см.

"Хронику" N17). Автор полемизирует с "Русскими патриотами" (так подписано "Слово нации") с позиции христианина и демократа. То, что разъединяет людей и сеет вражду между ними, автор называет МЕРТВЫМ СЛОВОМ. "ЖИВОЕ СЛОВО - слова борьбы за свободу, равенство, братство и справедливость между людьми". Так кончается очерк.

                           *****
    СЕРГЕЙ СЕВЕРНЫЙ.  "Авторам "Слова нации".  Очерк посвящен

раскрытию логической несостоятельности и научной недобросовестности "Слова нации".

                           *****
    РОБЕРТ КОНКВЕСТ.  "Великий  террор".  Лондон,   1968   г.

Анонимный перевод 2-х глав: "Проблема признаний" и "Непонимание за границей" - из книги, посвященной "большим процессам" 1936-1938 гг. (Об этой книге см. "Хронику" N14.)

    В главе "Проблема признаний" на  обширном  документальном

материале, с использованием советских и зарубежных источников (воспоминания бывших заключенных, стенографические отчеты процессов, доклад ХРУЩЕВА на закрытом заседании ХХ съезда КПСС, различные публикации в советской и зарубежной прессе), анализируются методы, с помощью которых следствие добивалось признаний от заключенных. Не ограничиваясь историей "больших процессов", автор привлекает внимание читателя к судьбе миллионов невинных жертв. В главе "Непонимание за границей" КОНКВЕСТ объясняет причины непонимания и сознательного искажения на Западе происходивших в СССР событий и показывает, что это обстоятельство привело к усилению ничем не сдерживаемого террора.

                           *****
    П.ЯКИР. В  Президиум  XXIV съезда КПСС (копия - делегатам

зарубежных коммунистических и рабочих партий). 27 марта 1971 г. Открытое письмо. (Приводится в выдержках.)

         ...За последние  годы  во  внутренней  жизни  страны
    наметилась  опасная  тенденция  к  возрождению сталинских
    методов управления,  а  в  искусстве,  в  художественной,
    исторической  и  мемуарной  литературе  -  к реабилитации
    самого Сталина,  одного из главных преступников ХХ  века.
    Понятно,  что  подобная тенденция устраивает сталинистов,
    мечтающих  о  реванше.  Но  разве   не   понятно   и   не
    естественно,  что она вызывает протест у тех,  кто горячо
    приветствовал "ликвидацию последствий культа"?  Разве  не
    понятна   тревога  многих  тысяч,  перед  которыми  вновь
    замаячила тень мрачного изувера?  Эту тревогу  испытывает
    громадная,  если не подавляющая,  часть нашей творческой,
    научной  и   технической   интеллигенции,   эту   тревогу
    испытывают  тысячи  представителей  нацменьшинств,  права
    которых,  попранные  при   Сталине,   до   сих   пор   не
    восстановлены,   и   многие,   многие   другие   граждане
    Советского Союза, которым небезразлична судьба страны.
         Во 2-ой  половине  60  годов  целый   поток   писем,
    обращений,   заявлений   -  частных  и  коллективных,  по
    конкретным вопросам и  по  общим  -  хлынул  в  различные
    партийные  и советские инстанции.  Критическое содержание
    этих документов было в  подавляющем  большинстве  случаев
    абсолютно   лояльным.   Естественно   было  ожидать,  что
    руководство,   всемирно   заявившее   об    окончательной
    "ликвидации последствий",  вежливо и компетентно объяснит
    своим  согражданам,   в   чем   справедлива   и   в   чем
    несправедлива их критика.  ПОЧЕМУ ЖЕ ОТВЕТОМ НА КРИТИКУ В
    ЛУЧШЕМ СЛУЧАЕ БЫЛО МОЛЧАНИЕ,  А В  ХУДШЕМ  -  СУДЕБНЫЕ  И
    ВНЕСУДЕБНЫЕ РЕПРЕССИИ?
         ...Снова в    лагерях     появились     политические
    заключенные.  Снова  в  психиатрических больницах-тюрьмах
    появились "невменяемые",  для которых  главным  признаком
    "выздоровления"   является   перемена   убеждений.  Снова
    требуют публичных покаяний,  а нераскаявшихся (а подчас и
    раскаявшихся)  понижают в должности,  увольняют с работы,
    исключают из институтов.  Выборочность и  "дискриминация"
    при  репрессиях  (за  равную  "вину"  кто-то отделывается
    выговором по работе, кто-то вообще ничем не отделывается,
    а   кто-то   получает   несколько  лет  лагерей)  -  лишь
    подчеркивает произвольность и незаконность репрессий.
         Отвечать на критику преследованиями - чей это метод?
    Кому  он  нужен?  Разве   так   надо   доказывать   своим
    согражданам  и миру свою правоту?  РАЗВЕ ЭТИМ ДОСТИГАЕТСЯ
    ИДЕЙНАЯ  МОНОЛИТНОСТЬ  ОБЩЕСТВА?  Ведь  от   этого   круг
    недовольных  только  ширится,  независимо  от  того,  как
    выражается это недовольство.
         Появился и упорно продолжает существовать  Самиздат.
    Разве  это  не  признак  того,  что  духовные потребности
    общества плохо  удовлетворяются?  И  разве  заключение  в
    тюрьму  за  Самиздат  есть  способ удовлетворить духовный
    голод?
         Почему советский  фильм  "Андрей   Рублев"   смотрит
    Франция,  а Советский Союз не смотрит? Почему Солженицына
    читают и почитают зарубежные коммунисты,  а  в  Советском
    Союзе читают только злобные статьи о нем?
         ...Кому пришло   бы   в   голову   писать   в   ООН,
    апеллировать  к  мировой  общественности,  если  бы  свое
    руководство дало убедительный ответ на серьезные вопросы,
    волнующие    серьезных    людей?   Напрашивается   вывод:
    ПОЛИТИЧЕСКОЕ И ФИЛОСОФСКОЕ  ИНАКОМЫСЛИЕ,  ДАЖЕ  ЕСЛИ  ОНО
    ЛОЯЛЬНО, В НАШЕЙ СТРАНЕ НЕГЛАСНО ПРИЗНАНО ПРЕСТУПЛЕНИЕМ.
         ...Мой личный опыт - "счастливая капля" в море  куда
    более  несчастливых судеб знакомых и незнакомых мне людей
    - генерала Григоренко,  поэтессы Горбаневской, коммуниста
    Яхимовича,  каменщика Гершуни, инженера Помазова, поэта и
    педагога Габая,  студента Джемилева,  филолога Файнберга,
    рабочего Борисова,  художника Кузнецова,  физика Кадыева,
    рабочего  Воробьева,  инженера  Убожко,   актера   Вайля,
    математика   Пименова,   историка   Амальрика,   рабочего
    Дремлюги,  инженера Алтуняна - и многих,  многих  других,
    чья судьба, так же как и будущее нашей страны, зависит от
    решений Вашего съезда.