Хроника текущих событий/16

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Хроника текущих событий — выпуск 16
{{#invoke:Header|editionsList|}}


ДВИЖЕНИЕ В ЗАЩИТУ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

       Х Р О Н И К А   Т Е К У Щ И Х   С О Б Ы Т И Й
                            Каждый человек  имеет  право   на
                            свободу  убеждений и на свободное
                            выражение их;  это право включает
                            свободу          беспрепятственно
                            придерживаться своих убеждений  и
                            свободу    искать,   получать   и
                            распространять информацию и  идеи
                            любыми средствами и независимо от
                            государственных границ.
                            ВСЕОБЩАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА,
                            статья 19
           В Ы П У С К   Ш Е С Т Н А Д Ц А Т Ы Й
    31 октября 1970 г.

СОДЕРЖАНИЕ: Друзья и враги СОЛЖЕНИЦЫНА. - Суд над

               ПИМЕНОВЫМ   и   ВАЙЛЕМ.   -  В  защиту  АНДРЕЯ
               АМАЛЬРИКА.  - Ереванские процессы.  - Процессы
               прошлых  лет.  - Преследование верующих.  - По
               следам  газетных  выступлений.  -  Внесудебные
               преследования. - О  судьбе  П.Г.ГРИГОРЕНКО.  -
               Краткие  сообщения.  -  Новости  Самиздата.  -
               Некролог. - Исправления и дополнения.
                     ГОД ИЗДАНИЯ ТРЕТИЙ

.



    ДРУЗЬЯ И ВРАГИ СОЛЖЕНИЦЫНА
    8 октября 1970г. Шведская королевская академия литературы

присудила АЛЕКСАНДРУ ИСАЕВИЧУ СОЛЖЕНИЦЫНУ Нобелевскую премию "за нравственную силу в развитии лучших традиций русской литературы".

    В тот же день А.И.СОЛЖЕНИЦЫН в кратком интервью шведскому

корреспонденту в Москве заявил: "Премию с благодарностью принимаю. Вполне здоров и готов лично приехать в Стокгольм, поскольку это будет зависеть от меня".

    Затем нобелевский лауреат получил официальное приглашение

Шведской академии прибыть в Стокгольм на торжественную церемонию вручения премии. Ответ СОЛЖЕНИЦЫНА гласит: "Вашу телеграмму получил, благодарю. В присуждении Нобелевской премии вижу дань русской литературе и нашей трудной истории. К традиционному дню намерен приехать в Стокгольм для личного получения".

    Общественность Запада   горячо   приветствовала   решение

Шведской академии. Газеты крупнейших компартий - Франции и Италии - поместили в эти дни официальные сообщения и статьи, одобряющие выбор Нобелевского жюри. На страницах "Юманите" выступил писатель АНДРЕ СТИЛЬ. Приветствовал нового нобелевского лауреата еженедельник ЛУИ АРАГОНА "Леттр франсэз". Итальянская "Унита" посвятила этому событию центральные полосы.

    В норвежской  газете  "Моргенбладет"  в  статье  "Большая

победа русской литературы" говорится, что СОЛЖЕНИЦЫН продолжает лучшие традиции не только советской, но и русской классической литературы. "Если кто и достоин Нобелевской премии, то это Солженицын", Профессор Славянского института ЭРИК КРАГ считает "этот выбор очень удачным". Английская "Обсервер" одиннадцатого октября 1970г. назвала СОЛЖЕНИЦЫНА "одним из тех писателей, самое существование которых есть свидетельство человеческой стойкости".

    И лишь  на  родине лауреата,  а также в Польше и Болгарии

весть эта послужила сигналом к газетной кампании против СОЛЖЕНИЦЫНА.

    Московский корреспондент  одной  шведской  газеты  в день

объявления решения Нобелевского жюри не мог получить по этому поводу никаких официальных комментариев ни в "Литературной газете", ни в редакции "Нового мира". В Союзе писателей ему ответили, что СОЛЖЕНИЦЫН не является членом Союза, и потому их это не касается.

    "Недостойная игра"  -  таков  первый  официальный  отклик

столичной прессы, выступающей от имени "всей общественности страны". Резюме: решение о присуждении премии "продиктовано спекулятивными политическими соображениями".

    "Литературная газета"   сообщила   своим  читателям,  что

"приоритет выдвижения Солженицына на Нобелевскую премию принадлежит издающемуся в Брюсселе злобному белогвардейскому журналу "Часовой", разославшему соответствующий меморандум "известным писателям европейских стран, в том числе и некоторым французским литераторам". Решение Нобелевского жюри расценивается здесь уже как "очередная политическая провокация зарубежных антисоветчиков".

    В связи с этим Нобелевское  жюри  специальным  заявлением

разъяснило общественности порядок выдвижения претендентов на премию, заметив, что о существовании брюссельского журнала "Часовой" ему стало известно лишь из статьи в "Литературной газете".

    "Где ищет  писательский  талант   и   славу   Нобелевский

комитет?" - под таким заголовком "Комсомольская правда" поместила анонимный набор оскорбительных выпадов и измышлений о СОЛЖЕНИЦЫНЕ.

                           *****
    Еще летом  1970г.  французская  организация  "Искусство и

прогресс" проявила инициативу в выдвижении СОЛЖЕНИЦЫНА на Нобелевскую премию по литературе 1970г. Это предложение было поддержано в Швеции, Дании, Норвегии, Бельгии. Мотивировка выдвижения была следующая: произведения СОЛЖЕНИЦЫНА отражают "наиболее человечное в человеке, стремление к гуманности, правде и справедливости" и обнажают "душевное состояние народа".

    Тогда же  ста советским писателям были направлены письма,

где высказывалось мнение Запада о СОЛЖЕНИЦЫНЕ и содержалась просьба "поделиться своими соображениями по поводу инициативы выдвижения кандидатуры Солженицына на соискание Нобелевской премии". В июле пришел ответ СЕРГЕЯ МИХАЛКОВА: "Лично я считаю эту инициативу не чем иным, как очередной политической провокацией, направленной против советской литературы и ничего общего не имеющей с подлинной заботой о развитии литературы".

                           *****
    А тем    временем    на    имя    СОЛЖЕНИЦЫНА    от   его

читателей-соотечественников приходят письма и телеграммы с поздравлениями и пожеланиями здоровья.

    Среди писем    -    послание    заключенных    мордовских

политических лагерей:

         "Александр Исаевич,     примите    наши    искренние
    поздравления  по  поводу  присуждения   Вам   Нобелевской
    прении. К сожалению, колючая проволока и автоматы в руках
    оболваненных парней лишают нас возможности  выразить  Вам
    лично  всю  глубину  нашего восхищения Вашим мужественным
    творчеством,  возвеличивающим человечность, поднимающим к
    свету  втоптанную  в  грязь человеческую душу и попранное
    кованым сапогом человеческое  достоинство.  Уверены,  что
    пока    существуют    писатели,   подобные   Вам,   "удар
    зубодробительный, удар-скуловорот" не станет единственной
    формой общения между людьми".
    Это письмо,   датированное   октябрем  1970г.,  подписали

двенадцать человек.

    31 октября   в   ответ   на   газетную  кампанию  главным

редакторам газет "Правда", "Известия", "Литературная газета", "Советская культура" открытое письмо написал МСТИСЛАВ РОСТРОПОВИЧ. "Хроника" приводит это письмо с незначительными сокращениями.

         "...На моей  памяти  уже  третий  советский писатель
    получает Нобелевскую премию,  причем в  двух  случаях  из
    трех  мы  рассматриваем  присуждение  премии  как грязную
    политическую игру, а в одном (Шолохов) - как справедливое
    признание  ведущего  мирового  значения нашей литературы.
    Если бы в свое время Шолохов отказался бы принять  премию
    из   рук,  присудивших  ее  Пастернаку  "по  соображениям
    холодной войны",  я бы понял, что и дальше мы не доверяем
    объективности  и честности шведских академиков.  А теперь
    получается так,  что мы избирательно то с  благодарностью
    принимаем Нобелевские премии по литературе,  то бранимся.
    А что,  если в следующий раз премию присудят т. Кочетову?
    Ведь   нужно   будет  взять?!  Почему  через  день  после
    присуждения премии Солженицыну в наших газетах появляется
    странное   сообщение  о  беседе  корреспондента  "Икс"  с
    представителем секретариата  СП  "Икс"  о  том,  что  вся
    общественность страны (т.е.,  очевидно,  и все ученые,  и
    все музыканты и т.  д.) активно поддержала его исключение
    из   Союза   писателей?   Почему   "Литературная  газета"
    тенденциозно подбирает из множества западных  газет  лишь
    высказывания  американской  и  шведской  коммунистических
    газет,  обходя  такие  несравненно  более   популярные  и
    значительные   коммунистические  газеты,  как  "Юманите",
    "Леттр франсез",  "Унита",  не  говоря  уже  о  множестве
    некоммунистических?
         Если мы верим некоему Боноски, то как быть с мнением
    таких  крупных  писателей,  как  Белль,  Арагон,  Франсуа
    Мориак?
         Я помню и хотел бы напомнить Вам  наши  газеты  1948
    года,  сколько  вздора  писалось там по поводу признанных
    теперь гигантов нашей музыки С.  С.  Прокофьева и  Д.  Д.
    Шостаковича,  например:  "Т.т. Д.Шостакович, С.Прокофьев,
    В.Шебалин,   Н.Мясковский   и   др.!   Ваша    атональная
    дисгармоническая  музыка  органически  чужда  народу  ...
    Формалистическое  трюкачество  возникает   тогда,   когда
    налицо имеется немного таланта,  но очень много претензий
    на  новаторство...  Мы  совсем  не  воспринимаем   музыки
    Шостаковича,  Мясковского,  Прокофьева.  Нет  в ней лада,
    порядка,  нет широкой напевности, мелодии". Сейчас, когда
    посмотришь  на  газеты  тех  лет,  становится  за  многое
    нестерпимо стыдно.  За то, что три десятка лет не звучала
    опера  "Катерина Измайлова",  что С.С.Прокофьев при жизни
    так и не увидел последнего варианта своей оперы "Война  и
    мир" и симфонии-концерта для виолончели с оркестром,  что
    существовали официальные  списки  запретных  произведений
    Шостаковича, Прокофьева, Мясковского, Хачатуряна.
         Неужели прожитое  время  не  научило  нас  осторожно
    относиться к сокрушению талантливых людей? Не говорить от
    имени  всего народа?  Не заставлять людей высказываться о
    том,  чего они попросту не читали или  не  слышали?  Я  с
    гордостью  вспоминаю,  что не пришел на собрание деятелей
    культуры в ЦДРИ,  где поносили Б.Пастернака и  намечалось
    мое выступление,  где мне "поручили" критиковать "Доктора
    Живаго", в то время мною еще нечитанного.
         ... У  кого возникло "мнение",  что Солженицына надо
    выгнать из Союза писателей, мне выяснить не удалось, хотя
    я  этим  очень  интересовался.  Вряд  ли  пять  рязанских
    писателей-мушкетеров  отважились  сделать  это  сами  без
    таинственного "мнения".
         ... Очевидно,  мнение же помешало выпустить  в  свет
    "Раковый  корпус"  Солженицына,  который уже был набран в
    "Новом мире".  Вот когда б его напечатали у нас,  тогда б
    его и широко обсудили на пользу автору и читателям.
         Я не  касаюсь  ни  политических,  ни   экономических
    вопросов   нашей   страны.  Есть  люди,  которые  в  этом
    разбираются лучше меня,  но  объясните  мне,  пожалуйста,
    почему  именно  в  нашей литературе и искусстве так часто
    решающее    слово    принадлежит     лицам,     абсолютно
    некомпетентным   в   этом?   Почему   дается   им   право
    дискредитировать наше искусство в глазах нашего народа?
         Я ворошу старое не для того, чтобы брюзжать, а чтобы
    не  пришлось в будущем,  скажем,  еще через двадцать лет,
    стыдливо припрятывать сегодняшние газеты.
         Каждый человек   должен   иметь  право  безбоязненно
    самостоятельно мыслить и высказываться  о  том,  что  ему
    известно,  лично продумано,  пережито,  а не только слабо
    варьировать  заложенное  в  него  мнение.  К   свободному
    обсуждению  без  подсказок  и  одергиваний мы обязательно
    придем!
         Я знаю,  что после моего письма непременно  появится
    мнение и обо мне, но не боюсь его и откровенно высказываю
    то, что думаю. Таланты, которые составляют нашу гордость,
    не должны подвергаться предварительному избиению.  Я знаю
    многие произведения Солженицына, люблю их, считаю, что он
    выстрадал  право писать правду,  как ее видит,  и не вижу
    причины скрывать свое отношение к нему, когда против него
    развернута кампания".


    СУД НАД ПИМЕНОВЫМ И ВАЙЛЕМ
    В конце сентября закончилось предварительное следствие по

делу ПИМЕНОВА, ВАЙЛЯ и ЗИНОВЬЕВОЙ (см. "Хронику" N15). Следствие вел ст. следователь прокуратуры Ленинграда Г.П.ПОРУКОВ, обвинительное заключение подтверждено прокурором Ленинграда СОЛОВЬЕВЫМ. РЕВОЛЬТУ ИВАНОВИЧУ ПИМЕНОВУ, сотруднику ленинградского отделения Математического института им. Стеклова АН СССР, защитившему в ноябре 1969г. докторскую диссертацию, предъявлено обвинение в том, что он на протяжении 1967-70гг. совершал деяния, предусмотренные ст.190-1 УК РСФСР, в частности, в устной форме излагал ЗИНОВЬЕВОЙ заведомо ложные измышления, порочащие советский общественный и государственный строй, участвовал в распространении написанного им текста "По поводу речи Хрущева" (имеется в виду речь, произнесенная ХРУЩЕВЫМ на закрытом заседании ХХ съезда КПСС), а также произведений: ДЖИЛАСА "Русская революция вырождается в империализм", В.КОМАРОВА "Сентябрь 1968г.", Н.АЛЕКСАНДРОВА "Наша короткая память", "Хроника текущих событий" N5, обращение "К мировой общественности" Л.БОГОРАЗ и П.ЛИТВИНОВА и чехословацкий документ "2000 слов".

    БОРИСУ БОРИСОВИЧУ  ВАЙЛЮ,  артисту  Курского   областного

театра кукол, предъявлено обвинение в распространении текста "По поводу речи Хрущева" и работы ДЖИЛАСА "Русская революция вырождается в империализм".

    В.И.ЗИНОВЬЕВА, лаборантка          Физико-энергетического

института в г. Обнинске, обвинялась в помощи действиям ПИМЕНОВА.

    Со дня задержания (22 июля - "Хроника" N15 точной даты не

указала) и до суда ПИМЕНОВ находился под арестом, у ВАЙЛЯ и ЗИНОВЬЕВОЙ были взяты подписки о невыезде.

    В начале октября дело было передано в Калужский областной

суд (по месту жительства ЗИНОВЬЕВОЙ).

    Группа научных    работников    (академик    А.Д.САХАРОВ,

В.Н.ЧАЛИДЗЕ и др.) направила в Калужский областной суд заявление, в котором, в частности, говорилось: "Мы намерены присутствовать в суде, мы хотим увидеть и услышать, как вершится правосудие в таких существенных вопросах, как свобода убеждений и обмен информацией. Однако мы не уверены, что принцип гласности судопроизводства не будет фактически нарушен, и поэтому мы ходатайствуем о предоставлении возможности нам присутствовать на суде".

    Суд был назначен на 14  октября.  В  этот  день  утром  к

зданию калужского суда прибыло около 20-ти коллег и друзей ПИМЕНОВА и ВАЙЛЯ; в зал был допущен только академик А.Д.САХАРОВ.

    Судебное заседание  было  отложено  по  просьбе  Б.ВАЙЛЯ,

адвокат которого был в это время занят в другом процессе.

    20 октября  1970г.  судебное рассмотрение возобновилось и

продолжалось до 22 октября.

    Председательствовал председатель  Калужского   областного

суда А.И.СИДОРКОВ. Защитник Р.И.ПИМЕНОВА - С.А.ХЕЙФЕЦ, Б.Б.ВАЙЛЯ - АБУШАХМИН.

    Подсудимые ПИМЕНОВ  и  ВАЙЛЬ  виновными себя не признали.

ЗИНОВЬЕВА свою вину признала. В ходе судебного следствия, в частности, выяснилось, что 16 апреля 1970г. при проведении аварийных работ в общежитии в комнате ЗИНОВЬЕВОЙ были обнаружены машинописные материалы, которые на взгляд работников аварийной бригады являются криминальными, о чем был составлен акт, подписанный в том числе начальником ЖСУ МАКЕЕВЫМ*. МАКЕЕВ, вызванный свидетелем по ходатайству ВАЙЛЯ, показал, что акт был подписан им со слов его сотрудников - уборщицы и слесаря. Адвокат ВАЙЛЯ АБУШАХМИН выразил сомнение в том, что эти сотрудники обладали достаточной эрудицией, чтобы установить криминальность материалов, изъятых по их инициативе. Суд оставил неисследованным это обстоятельство.

__________

    * См. уточнение в "Хронике" N18 - зам. начальника ЖКУ
    ЗИНОВЬЕВА показала,  что изъятые  у  нее  материалы  были

переданы ей ПИМЕНОВЫМ, а также то, что на протяжении трех лет ПИМЕНОВ систематически в беседах с ней высказывал измышления, порочащие советский общественный строй, передавал ей для размножения и распространения клеветнические тексты, которые она перепечатывала и распространяла среди ряда лиц, в том числе передавала ВАЙЛЮ. ЗИНОВЬЕВА показала также, что по поручению ВАЙЛЯ она отправила в Новосибирск некоторые материалы лицу, имя которого предварительным следствием, несмотря на ходатайства адвокатов, также и судебным следствием не установлено.

    Свидетель Э.ОРЛОВСКИЙ (математик, г. Ленинград) показал в

суде, что инкриминируемый ПИМЕНОВУ текст "2000 слов" распространялся в СССР конторой "Союзпечать" как опубликованный в чешских газетах, поступивших по подписке. ОРЛОВСКИЙ показал также, что накануне он получил из фондов Ленинской библиотеки подшивку газет с текстом "2000 слов". В результате свидетельских показаний ОРЛОВСКОГО этот эпизод был исключен из обвинения.

    Прокурор в  своей речи резко критиковал интерес некоторых

граждан к негативным сторонам советской жизни, что толкает их на путь распространения клеветнических измышлений, порочащих советский строй. Прокурор счел вину подсудимых доказанной и просил суд наказать подсудимых в пределах, предусмотренных законом,

    Адвокат С.А.ХЕЙФЕЦ  выразил  сожаление,  что такой видный

ученый, как его подзащитный Р.И.ПИМЕНОВ, интересуется литературой, которая распространяется среди граждан в машинописном виде. Однако он счел факт распространения недоказанным. Защитник зачитал присланные в суд отзывы ведущих советских ученых о научной деятельности ПИМЕНОВА. Адвокат просил суд признать ПИМЕНОВА невиновным, а если суд придет к иному решению, то, учитывая заслуги ПИМЕНОВА, ограничиться мягким наказанием.

    Адвокат АБУШАХМИН подробно остановился на противоречиях в

показаниях свидетелей относительно эпизодов, инкриминируемых ВАЙЛЮ, обратив внимание суда на то, что ВАЙЛЬ фактически обвиняется в передаче текстов неизвестному лицу. Ссылаясь на характеристики ВАЙЛЯ с места работы и отзывы свидетелей, адвокат обратил внимание на личные достоинства ВАЙЛЯ. Адвокат просил оправдать ВАЙЛЯ.

    Адвокат ЗИНОВЬЕВОЙ в первой части своей речи  повторил  в

более резкой форме обвинение прокурора и осудил, как он выразился, "петухов, роющихся в навозной куче и надеющихся найти там жемчужное зерно". Учитывая раскаяние ЗИНОВЬЕВОЙ и ее помощь следствию, адвокат просил осудить ЗИНОВЬЕВУ условно.

    ПИМЕНОВ в   своем   последнем   слове,  длившемся  три  с

половиной часа, подверг подробному анализу весь ход судебного следствия и высказал мнение об отсутствии доказательств у обвинения. ПИМЕНОВ подчеркнул важность обмена информацией и "самиздатовской" литературы. ПИМЕНОВ подтвердил непризнание своей вины.

    ЗИНОВЬЕВА в последнем слове говорила о своем  бедственном

семейном положении и просила суд о снисхождении.

    Суд приговорил  ПИМЕНОВА  и  ВАЙЛЯ  к  5  годам   ссылки,

ЗИНОВЬЕВУ - к одному году лишения свободы условно.

    БОРИС ВАЙЛЬ был взят под стражу в зале суда.


    В ЗАЩИТУ АНДРЕЯ АМАЛЬРИКА
    В начале  октября  в Свердловске закончилось следствие по

делу А.АМАЛЬРИКА и Л.УБОЖКО, обвиняемых по ст.190-1 УК РСФСР (см. "Хронику" NN11,15).

    Жена АМАЛЬРИКА    ГЮЗЕЛЬ    МАКУДИНОВА    обратилась    к

общественности, прося всех тех, "кому дорого право человека свободно высказывать свои взгляды, право жить с поднятой головой", заступиться за АМАЛЬРИКА.

    С "Обращением к интеллигенции" выступил В.Н.ЧАЛИДЗЕ:
         "Тысячи газет  и  пропагандисты  неустанно  твердят:
    "Советский  Союз  вечен  и  нерушим".  И вдруг задумчивый
    человек негромко спрашивает:  "Просуществует ли Советский
    Союз до 1984 года?". Вопрос, конечно, невежливый, но если
    при этом обсуждается,  почему может и не просуществовать,
    то  следует  считать эту невежливость дружеской услугой и
    обдумать с пользой для  себя  приведенные  доводы.  Проще
    всего  разозлиться  -  это зависит от культуры слушателя.
    Полагаю,  воспитание  культуры  людей  -  задача   именно
    интеллигенции.  В частности,  это означает учить людей (и
    правителей)  не  бояться  слова,  а  если  уж  со  словом
    приходится бороться, то пусть словом же, а не сроком.
         Но Амальрик арестован,  ждет суда  и  срока.  Он  не
    будет  оправдываться  перед  судом,  не  будет  спорить с
    обвинением,  не попросит о снисхождении; он просто уверен
    в своем праве задавать и обсуждать любые вопросы.
         По складу ума  и  характера  Андрей  Амальрик  -  не
    политик и не спорщик, не борец и не трибун, по складу ума
    он - философ, и его публицистика задумчива и философична.
    Но  ясность  мысли  и  внутренняя  свобода  обусловливает
    твердость духа;  и он готов  нести  крест  свой,  как  те
    лучшие  люди  России,  что  из  века  в  век  страдали за
    убеждения.
         Я призываю заступиться за него,  кто как может,  кто
    как отважится.  Пусть гласно, пусть хотя бы в душе своей.
    Заступиться независимо от согласия с его взглядами.
         Заступиться за слово.
         25 октября 1970г."
    Суд в Свердловске ожидается в первой половине ноября 1970г.


    ЕРЕВАНСКИЕ ПРОЦЕССЫ
    Февраль 1969г.  Верховный  суд  Армянской  ССР в составе:

председатель - А.С.ЕГИАЗАРЯН, государственный обвинитель - Г.М.ГАМАРЯН, защитники - Г.АРОЯН, А.МОСОЯН. Суд рассматривает дело при закрытых дверях.

    Обвиняются: О.М.ВАСИЛЯН,  1936г.р.; А.У.БАБАЯН, 1915г.р.,

учитель, участник Отечественной войны, имеет 7 ранений, награжден орденами и медалями; Н.ГЮНАШЯН, 1939г.р., инженер-конструктор; С.Х.ТОРОСЯН, 1930г.р., шофер; А.А.АНТОНЯН, 1931г.р.; Г.Р.ЭКИМЯН, 1936г.р. - по ст.ст.65-1 и 67 УК Арм.ССР (соотв. ст.ст.70 и 72 УК РСФСР) в том, что они клеветали на советскую действительность, отрицали равноправие наций в СССР, распространяли клеветнические измышления о внутренней и внешней политике правительства Советского Союза.

    Обвиняемые писали   статьи,   призывающие   к    созданию

независимой Армении, распространили листовку "Больше молчать нельзя". Подготовили издание журнала "Во имя Родины" в количестве 343 экземпляров.

    Подсудимые признали себя виновными.
    Суд приговорил:  ВАСИЛЯНА, БАБАЯНА, ЭКИМЯНА, ТОРОСЯНА - к

лишению свободы на 6 лет, АНТОНЯНА - на 5 лет, ГЮНАШЯНА - на 4 года, АРУТЮНЯНА на 1 год и 6 месяцев ИТК строгого режима.

                           *****
    Февраль 1970г.  Верховный  суд  Армянской  ССР в составе:

председатель - ХАНАМИРЯН, государственный обвинитель - КЛЕПЧАК, защитники - АРЕВШАТЯН, МЕЛИНЯН, МОСОЯН. На скамье подсудимых пять двадцатилетних: П.А.АЙРИКЯН, 1949г.р., студент Ереванского политехнического института; А.О.АШИКЯН, 1949г.р., студент; А.Ц.НАВАСАРДЯН, 1950г.р., моторист; Р.С.БАРСЕГОВ, 1950г.р., воспитанник детского дома, слесарь; А.З.ХАЧАТРЯН, 1950г.р., студент Ереванского университета. Обвинение предъявлено по ст.ст.65-1 и 67 УК Арм.ССР (соотв. ст.ст.70 и 72 УК РСФСР).

    Подсудимые обвинялись  в том,  что в 1967г.  организовали

нелегальную группу "Шант" (по имени писателя ЛЕВОНА ШАНТА) с целью изучать историю армянского народа, следить за чистотой армянского языка, бороться против ассимиляции армянского народа и за его объединение (Армянская ССР включает большую часть Восточной Армении, тогда как Западная Армения находится в пределах Турции по советско-турецким договорам, заключенным в Москве и Карсе в 1921г.).

    П. А.  АЙРИКЯНУ  было предъявлено обвинение в руководстве

группой, а такие в том, что он читал сам и давал другим газету "Парос" ("Маяк") и "Программу и Устав единой национальной партии".

    Обвиняемые организовали 24 апреля 1969г.  радиопередачу у

памятника жертвам армянской резни 1915г. Они обвинялись и в том, что на своих собраниях читали статьи о судьбах армянского народа, о советской национальной политике ("Не только хлебом насущным", "Вновь на алтарь жертв русско-турецкой дипломатии", "Пути разрешения армянского вопроса" и др.). Юноши распространяли изготовленные ими листовки с протестом против "российского шовинизма", с требованием вернуть Армении Арцах и Нахичевань (области, отошедшие в 1924г. к Азербайджанской ССР) и создать независимое армянское государство.

    В ходе   судебного   разбирательства   АЙРИКЯН,   АШИКЯН,

НАВАСАРДЯН, БАРСЕГОВ и ХАЧАТРЯН признались в том, что совершили некоторые вменяемые им деяния. Однако они заявили, что совершили их исходя из национально-патриотических убеждений, и, следовательно, их действия нельзя считать уголовно преследуемыми. АЙРИКЯН отрицал свое руководство группой.

    Суд в  своем  приговоре  учел  молодость  обвиняемых,  их

"недостаточную политическую зрелость", положительные характеристики с места работы и учебы, занятия общественно-полезным трудом. Суд указал, что долгосрочное заключение может иметь весьма тяжелые последствия для здоровья обвиняемых и для их дальнейшего воспитания.

    Суд приговорил:  АЙРИКЯНА к лишению свободы  на  4  года;

АШИКЯНА и НАВАСАРДЯНА - на 2 года ИТК строгого режима; БАРСЕГОВА и ХАЧАТРЯНА - на 6 месяцев, но, принимая во внимание, что они уже отбыли срок своего наказания в предварительном заключении, из-под стражи освободить.

    Приговор в кассационном порядке обжалованию не подлежит.


    ПРОЦЕССЫ ПРОШЛЫХ ЛЕТ
    3 октября  1969г.  в  закрытом  заседании  Ленинградского

городского суда в составе: председатель - О.В.КАРЛОВ, народные заседатели - В.М.ШИМАНОВ и В.И.ЧИСТОВ, прокурор - А.И.ДОСУГОВ, адвокаты - Р.В.ФЕЙГИНА и Е.Н.ТРОФИМОВСКАЯ было рассмотрено дело ГАЛИНЫ ВЛАДИМИРОВНЫ СИЛИВОНЧИК (см. о ней в "Хронике" N15, в разделе "Состав женского политлагеря ЖХ 385/3"), 1937г. рождения, образование 7 классов, упаковщица на фабрике "Северное сияние", и ее брата ЮРИЯ ВЛАДИМИРОВИЧА ВАСИЛЬЕВА, 1947г.р., образование 8 классов, по обвинению в том, что они в составе группы из трех человек третьего июня 1969г. пытались угнать пассажирский самолет ИЛ-14 N 3924, курсирующий на трассе Ленинград-Таллин. Инициатором этого дела и его главным исполнителем был муж Г.В.СИЛИВОНЧИК - СИЛИВОНЧИК ИВАН АНДРЕЕВИЧ, который во время вынужденного приземления самолета в Йыхви (близ Кохтла-Ярве) пытался уйти от преследования и был в перестрелке с пограничным патрулем убит.

    Обвинение было  предъявлено  по  ст.ст.64 пункт "а" через

15; 70 ч.1; 72; 102 пункты "д" и "е" через ст.15; 218 ч.1 УК РСФСР для Г.В.СИЛИВОНЧИК, для Ю.В.ВАСИЛЬЕВА с исключением ст.70 и прибавлением ст.218 ч.2 УК РСФСР.

    По замыслу  участников  дела,  летчик  под угрозой оружия

должен был изменить курс самолета и лететь в Финляндию, где предполагалось явиться в посольство США и просить правительство США о предоставлении им политического убежища.

    Угон самолета сопровождался применением оружия (ранен был

член экипажа) и нанесением материального ущерба пассажирам "ИЛ-14".

    Подсудимые СИЛИВОНЧИК и ВАСИЛЬЕВ свою вину  признали.  По

совокупности преступлений (ст.40 УК РСФСР) СИЛИВОНЧИК приговорена к 13 годам заключения в ИТК строгого режима с конфискацией имущества и ссылкой на 5 лет после отбытия основной меры наказания; ВАСИЛЬЕВ - к 11 годам заключения в ИТК строгого режима, с конфискацией имущества и ссылкой на 3 года.


    ПРЕСЛЕДОВАНИЯ ВЕРУЮЩИХ
    В конце  октября  1970г.  в  деревне   Заречанка   (бывш.

Баля-Костельная) Гродненской области Белорусской ССР, относящейся к колхозу им. Суворова, по указанию местных властей был закрыт костел. Его превратили в зерновой склад, церковную утварь вывезли. Колхозники заявили, что "без костела жить не могут", и в течение трех дней на работы не выходили, а их дети не посещали школу. Коров доили учителя. Студенты, присланные из Гродно в помощь колхозу, от работы отказались.

    Председатель облисполкома  МОЛОЧКО  вынужден   был   дать

указание очистить костел от зерна, вернуть в костел церковное имущество и отремонтировать поврежденное здание, а виновников закрытия костела наказать.

                           *****
    В поле  зрения  "Хроники"  попали  материалы,  издаваемые

многочисленной группой евангельских христиан-баптистов (они известны под именем "инициативников" или "Совета церквей евангельских христиан-баптистов"), которая из-за разногласий с официальным руководством баптистов решила несколько лет назад выделиться и функционировать самостоятельно. Группа поставлена (и продолжает оставаться) вне закона: их общины не регистрируются властями, и всякие попытки религиозной деятельности сурово преследуются. Проблема эта для советской общественности не нова: она обсуждалась в интервью председателя Совета по делам религий, напечатанном в "Известиях" (N 247 за 1969г.) и в ряде других публикаций.

    Теперь появляется  возможность  увидеть  кое-что из того,

что пишут о себе сами "инициативники". Это - отдельные листы под названиями: "Обращения", "Чрезвычайное сообщение", "Братский листок" (год издания шестой) и др.

    Некоторые публикации   посвящены   событиям   в   деревне

Бородичи Зельвенского района Гродненской области. Говорится о пяти годах заключения, к которым были приговорены 14 января 1970г. члены местной общины Н.В.ШУГАЛО и Н.И.ЛАЗУТА (подробности процесса "Хронике" неизвестны).

    Иной оказалась судьба И.В.ЛАЗУТЫ. Он оказался в областной

психиатрической больнице в Жодишках. Каким образом - на основании ли определения суда или по признаку социальной опасности (т. е. на основании известной "Инструкции" Минздрава СССР) - родственникам и друзьям И.В.ЛАЗУТЫ узнать не удалось.

    26 октября 1969г.  Октябрьским районным судом г. Харькова

осужден 19-летний В.ЗИНЧЕНКО - как полагает его мать - "за проповедь Евангелия, духовное пение и игру на духовых инструментах". Мать ЗИНЧЕНКО обратилась с открытым письмом: "Я прошу вас, дорогие матери, молиться вместе со мной... чтобы Господь подействовал на сердца правителей нашей страны и они дали указание освободить моего сына из каторги, где он находится".

    В Туле  400 верующих безуспешно пытались зарегистрировать

религиозную общину.

    В Ростове арестованы:  пресвитер Д.С.РОГОЖКИН,  пресвитер

В.Д.ЖОВМИРУК, 76 лет, служитель Г.Ф.ШОСТЕНКО и член ростовской общины А.С.РОГОЖКИН.

    В Кишиневе 7 июля  1970г.  осужден  пресвитер  М.И.ХОРЕВ.

Киевская община, несмотря на отказ в регистрации, продолжает функционировать, и верующие ожидают новый уголовный процесс.


    ПО СЛЕДАМ ГАЗЕТНЫХ ВЫСТУПЛЕНИЙ
    В разделе "Советская пресса о преследовании инакомыслящих

в Союзе" "Хроника" N14, ссылаясь на статью А.ЕНИНОЙ "Отступники", опубликованную в "Ленинградской правде" от 18 января 1970г., сообщала с некоторыми неточностями о судьбе ЭДУАРДА ЛАЛАЯНЦА.

    Э.А.ЛАЛАЯНЦ, 1925г.р.,   участник   Отечественной  войны,

инженер-экономист, был приговорен к 3 годам ИТК строгого режима в конце 1969г. по ст.70 УК РСФСР. Состав суда, рассматривавшего дело ЛАЛАЯНЦА: председатель - ИСАКОВА, народные заседатели - МАНИН и АРТАМОНОВ, прокурор - КАТУКОВА.

    Э.А.ЛАЛЯНЦ обвинялся   в   систематическом   составлении,

размножении и распространении документов, порочащих советский государственный и общественный строй, а именно: в написании письма в "Литературную газету" на имя М.А.ШОЛОХОВА, листовки (2 экземпляра), призывающей жителей Ленинграда к всеобщей забастовке, письма в ЦК КПСС (о деле ГИНЗБУРГА и ГАЛАНСКОВА). Свои письма ЛАЛАЯНЦ подписывал: "Руководящий центр Российской социалистической партии".

    В настоящее  время  ЛАЛАЯНЦ   содержится   в   одном   из

мордовских лагерей: учреждение ЖХ 385/17.

                           *****
    Газета "Правда"  от  13  октября  1970г.  поместила очерк

В.ЧЕРТКОВА "Спекулянт без прикрас. Против фальсификации". Главный герой газетного материала МИХАИЛ ЯНОВИЧ МАКАРЕНКО, арестованный 5 июля 1969г. в Москве органами КГБ. Судебное заседание проходило при закрытых дверях в Московском городском суде в сентябре 1970г. и длилось несколько дней. На скамье подсудимых рядом с МАКАРЕНКО - ВЯЧЕСЛАВ РОДИОНОВ. Председательствующий - БОГДАНОВ.

    М.Я.МАКАРЕНКО, 1931г.р.,  уроженец г.  Галац (Румыния). В

1939г. оказался на территории СССР и был помещен в детский дом. В 1953г. после службы в армии и договорных работ по оформлению сельских клубов переехал в Ленинград. Женился на Л.С.МАКАРЕНКО и взял ее фамилию. Через некоторое время поступил на философский факультет МГУ, но был исключен из университета в связи с предъявлением ему обвинения в уголовном преступлении - постройка дома на нетрудовые доходы. Вина МАКАРЕНКО судом доказана не была.

    Появившись в Новосибирске,  он  в  1965г.  организовывает

клуб "Под интегралом" и картинную галерею Академгородка. Как одно из наиболее знаменательных мероприятий стоит упомянуть "Фестиваль бардов"с участием ГАЛИЧА, КЛЯЧКИНА, ВЫСОЦКОГО и пр. Этим фестивалем, так же как и организацией персональных выставок ФИЛОНОВА, ФАЛЬКА, ЛИСИЦКОГО, графики ПИКАССО, фактически завершилась деятельность клуба "Под интегралом" и картинной галереи (1968г.).

    Затем последовала  статья  в  "Вечернем  Новосибирске"  и

увольнение с должности заведующего галереей. Дальнейшую судьбу МАКАРЕНКО предрешили его настойчивые попытки организовать выставку МАРКА ШАГАЛА. Согласие ШАГАЛА на приезд в СССР и на предоставление им полотен для выставки было получено...

    ВЯЧЕСЛАВ РОДИОНОВ,   23-х   лет,  житель  г.  Кольчугина.

Обвинение частично аналогичное.

    В помещение   суда   не  была  допущена  мать  РОДИОНОВА.

Ходатайство адвоката Ю.БОБРОВОЙ о необходимости заслушать показания представленных ею свидетелей судом было отклонено.

    М.Я.МАКАРЕНКО по совокупности ст.ст.70,  162, 173 и 88 УК

РСФСР осужден на 8 лет заключения в ИТК строгого режима с конфискацией имущества.

    По ст.70 УК РСФСР МАКАРЕНКО и РОДИОНОВУ инкриминировалось

изготовление и распространение письма Будапештскому совещанию коммунистических и рабочих партий, подписанного: "Партия беспартийных трудящихся, борющихся за восстановление социализма". Копии письма были переданы в посольства Румынии и Венгрии, затем они оказались в КГБ.

    Эта заметка  составлена на основании биографии МАКАРЕНКО,

циркулирующей в "Самиздате".


    ВНЕСУДЕБНЫЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЯ
    В.Н.ЧАЛИДЗЕ по   идеологическим   мотивам   отстранен  от

руководства группой физики полимеров НИИ пластических масс. ЧАЛИДЗЕ известен как автор ряда документов и статей о правах человека и как составитель сборников "Общественные проблемы" (Москва, "Самиздат").

                           *****
    ТАТЬЯНА ПАНЧЕНКО,    студентка   5   курса   философского

факультета МГУ, в сентябре исключена из комсомола и университета. Ей были поставлены в вину свидетельские показания на процессе И.БУРМИСТРОВИЧА (1968г.) и подписание письма в защиту крымских татар (по просьбе ПАНЧЕНКО ее подпись под письмом в свое время была снята).

                           *****
    ЕВГЕНИЙ НИКОЛАЕВИЧ   НИКОЛАЕВ,   научный  сотрудник  ВНИИ

дезинфекции и стерилизации, беспартийный, во время переаттестации заявил, что КПСС ему не указка. Ученым советом переаттестован не был и оказался без работы. В октябре 1970г. был принудительно госпитализирован в 16-ю психбольницу г. Москвы. До этого к психиатрам не обращался.

                           *****
    Профессор Горьковского университета доктор филологических

наук, специалист по творчеству Л.Н.ТОЛСТОГО Г.В.КРАСНОВ отстранен от заведования кафедрой русской литературы и строго наказан "по партийной линии", официально за то, что подписал характеристику ассистенту кафедры ВАЛЕНТИНУ ФЕДОРОВУ, уволенному за знакомство с осужденными по "горьковскому делу" (см. "Хронику" N14).

                           *****
    ДАНИЭЛЬ ДАВЫДОВИЧ       БАРИЛЬ,      ведущий      инженер

конструкторского бюро машиностроения судостроительной промышленности (Москва), уволен с работы в связи с сокращением должности. Причиной увольнения послужило устное уведомление ОВИРа о том, что его сыну, ВЛАДИМИРУ БАРИЛЮ, разрешено выехать в Израиль.

                           *****
    Из сигнальных  экземпляров  сборника "Вопросы технической

эстетики", выпуск 2, выходящего в московском отделении издательства "Искусство", выброшена статья искусствоведа ИГОРЯ ГОЛОМШТОКА, привлекавшегося в качестве свидетеля к процессу СИНЯВСКОГО - ДАНИЭЛЯ и отказавшегося от дачи свидетельских показаний. Изменение состава сборника произошло, очевидно, по инициативе директора издательства Е.И.САВОСТЬЯНОВА.


    О СУДЬБЕ П.Г.ГРИГОРЕНКО
    ПЕТР ГРИГОРЬЕВИЧ  ГРИГОРЕНКО  по-прежнему  содержится   в

специальной психиатрической больнице в г. Черняховске (см. "Хронику" NN14,15).

    Последние месяцы    на    палату-камеру,   где   заключен

ГРИГОРЕНКО, навешен второй замок, ключ от которого находится на вахте у дежурного, далеко от камеры. Это крайне затрудняет пользование туалетом. У ГРИГОРЕНКО обострился цистит. Мучаясь, ПЕТР ГРИГОРЬЕВИЧ не спал ночами. На все жалобы ответов не было. Только в конце октября в палату ГРИГОРЕНКО была поставлена "утка".

    Администрация больницы   ограничивает   П.Г.ГРИГОРЕНКО  в

свиданиях с родными.


    КРАТКИЕ СООБЩЕНИЯ
    12 сентября 1970г.  из Владимирской тюрьмы  по  окончании

срока освободился ЮЛИЙ МАРКОВИЧ ДАНИЭЛЬ. Он был направлен на жительство в г. Калугу, где поставлен под надзор. ДАНИЭЛЮ было разрешено посетить его жену Л.БОГОРАЗ по месту ее ссылки.

                           *****
    Приговор по  делу  АНАТОЛИЯ  МАРЧЕНКО   ("Хроника"   N9),

осужденного по ст.190-1 УК РСФСР (2 года лагерей строгого режима), вступил в законную силу в сентябре 1969г. Три с половиной месяца спустя МАРЧЕНКО содержался в тюрьме г. Соликамска. Многочисленные запросы родных и друзей о его местонахождении оставались без ответа.

    С февраля  1970г.  МАРЧЕНКО находится в лагере по адресу:

Пермская обл., Соликамский р-н, п/о Красный берег, учреждение АМ 244/7-8. Несмотря на имеющиеся в деле МАРЧЕНКО справки врачей о тяжелом состоянии здоровья и предписание к легкой работе, в феврале и марте в 45-50-градусный мороз его поселили в палатку и определили на работу по разгрузке дров для паровозов. Затем его перевели на строительные работы - рытье котлована на территории лагеря. В результате этого МАРЧЕНКО (при глухоте и головных болях - последствия перенесенного в прежних лагерях менингита) заболел гипертонической болезнью.

    По постановлению  лагерной  администрации  МАРЧЕНКО лишен

свиданий с матерью. Адвокату, приезжавшему в лагерь для составления жалобы в порядке надзора, отказано во встрече с подзащитным.

    МАРЧЕНКО не передают письма родных и  друзей.  Посылки  с

книгами (сочинения ПЛЕХАНОВА, ПИСАРЕВА, труды по истории СССР), отправленные "Книга-почтой", вернулись в магазин. У МАРЧЕНКО были отобраны бумага, ручка и учебник физики "как не имеющие политико-воспитательного значения" - так сказано в "акте об изъятии".

                           *****
    24 сентября  1970г.  были   выпущены   из   следственного

изолятора УКГБ Московской области (Лефортовская тюрьма) И.М.КАПЛУН и В.И.БАХМИН, проведшие там десять месяцев (см. "Хронику" N11, "Аресты московских студентов"; N14, "Краткие сообщения"; N15, "Суд над ОЛЬГОЙ ИОФЕ"). Им было зачитано постановление следственного отдела УКГБ при СМ СССР по Москве и Московской области от 24 сентября с.г. о прекращении уголовного дела на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 23 сентября 1970г.

    Содержание Указа:    Президиум    ВС   СССР,   рассмотрев

ходатайство Прокуратуры СССР и КГБ при СМ СССР о помиловании БАХМИНА ВЯЧЕСЛАВА ИВАНОВИЧА и КАПЛУН ИРИНЫ МОИСЕЕВНЫ, обвиняемых по ст.70 УК РСФСР, постановил: БАХМИНА В.И. и КАПЛУН И.М. помиловать и от дальнейшей ответственности по данному делу освободить.

    В устной  беседе  с  представителями КГБ КАПЛУН и БАХМИНУ

были названы причины помилования: молодость, неустановившееся мировоззрение, которое вырабатывалось под влиянием антисоветски настроенных людей, и относительно хорошее поведение во время следствия, выразившееся в том, что подследственные рассказывали о том, что касается их лично (и лишь об этом).

    Помилование не   коснулось  ОЛЬГИ  ИОФЕ,  чье  дело  было

выделено в отдельное судопроизводство вследствие признания ее невменяемой экспертами из института им. Сербского ("Хроника" N15), по определению суда направленной в Казанскую психбольницу специального типа, где она и находится по сей день.

                           *****
    1 октября в Москве состоялось  кассационное  рассмотрение

дела НАТАЛЬИ ЕВГЕНЬЕВНЫ ГОРБАНЕВСКОЙ (см. "Хронику" N15), Приговор оставлен в силе - принудительное лечение в психиатрической больнице специального типа. ГОРБАНЕВСКАЯ до сих пор находится в больничном отделении Бутырской тюрьмы.

    В Верховный Суд СССР  с  заявлением  "Я  свидетельствую!"

обратился В.ЛАПИН. Описывая обстановку судебного процесса, он утверждает, что кассационный суд по существу проходил при закрытых дверях.

                           *****
    22 июня  днем  в камере хранения Ленинградского вокзала в

Москве у инженера А.Г.ФЕОФИЛАКТОВОЙ (Таллин) сотрудником КГБ был вскрыт чемодан и из чемодана изъяты: ее статья, с приложением документов, написанная по совету сотрудника редакции "Известий" и возвращенная из редакции газеты в еще нераспечатанном конверте; ее же статья "Ленинские идеи и современность" в виде отзыва на книгу В.М.ЧХИКВАДЗЕ "Государство, демократия, законность", М. 1967, с ответом редакции журнала "Коммунист", также находившаяся в нераспечатанном конверте; и статья "Зеркальная геометрия сетных клиньев и прямоугольников" (по теме диссертации).

    Сотрудник КГБ  не  назвал  своей  фамилии  и не предъявил

документов. Из камеры хранения вскрытый чемодан получили завхоз и шофер эстонского постпредства по телеграмме ФЕОФИЛАКТОВОЙ из Таллина начальнику вокзала.

    А.Г.ФЕОФИЛАКТОВА обратилась  к  председателю  КГБ  при СМ

СССР И.В.АНДРОПОВУ с заявлением о происшедшем и с просьбой разыскать и вернуть ее статьи.

                           *****
    24 сентября  в  Москве  арестован ОЛЕГ ИВАНОВИЧ ВОРОБЬЕВ,

1940г.р., рабочий, в прошлом студент филологического факультета МГУ. В январе 1966г. был отчислен из МГУ за участие в демонстрации на Пушкинской площади 5 декабря 1965 года. С января по март 1966г. после беседы с уполномоченным ГБ по гуманитарным факультетам МГУ ("Елена Борисовна") был помещен в институт им. Сербского, где был признан психически полноценным. Затем, восстановившись на заочном отделении филологического факультета МГУ, работал учителем в г. Буй Костромской области. Последнее время работал в Перми и в различных геологических партиях. О.ВОРОБЬЕВ неоднократно подписывал письма протеста, поддержал обращение членов Инициативной группы в ООН. В сентябре 1969г. был насильственно помещен в 15-ю психбольницу Москвы (см. "Хронику" NN10, 11).

    ОЛЕГ ВОРОБЬЕВ обвиняется по статье 70 УК РСФСР. Следствие

ведется в Перми (по месту его прописки). По неподтвержденным сведениям, по тому же делу привлечен житель Перми ВЕДЕНЕЕВ, арестованный в августе с.г. Есть основания полагать, что следствие использует главным образом показания свидетеля, так же жителя Перми, ВЛАДИМИРА ВАСИЛЬЕВИЧА ВИННИЧЕНКО.

                           *****
    2 октября в  международном  аэропорту  "Шереметьево"  был

задержан ДМИТРИЙ ФЕДОРОВИЧ МИХЕЕВ, аспирант физического факультета МГУ, пытавшийся улететь в Австрию по документам гражданина Швейцарии. При задержании он заявил, что желает покинуть пределы СССР, так как его не устраивает государственный строй этой страны. В связи с арестом МИХЕЕВА в ряде домов произведены обыски.

                           *****
    ЮЛИЯ ВИШНЕВСКАЯ,  задержанная  7  июля  во время суда над

Н.Е.ГОРБАНЕВСКОЙ (см. "Хронику" N15), признана невменяемой с диагнозом "вялотекущая шизофрения". 12 октября она была выпущена из института им. Сербского на попечение родителей под надзор районного психиатра.

    Следствие по делу МЕЛЬНИКОВА-ВИШНЕВСКОЙ продолжается.
                           *****
    В октябре  в Верховном суде Молдавской ССР слушалось дело

ЯКОВА МИХАЙЛОВИЧА СУСЛЕНСКОГО (см. "Хронику" N15, "Краткие сообщения") и ИОСИФА МИШЕНЕРА, обвиняемых по ст., соответствующей ст.70 УК РСФСР.

    Я.М.СУСЛЕНСКИЙ, 42-х    лет,    работал    преподавателем

английского языка в средней школе г. Бендеры Молдавской ССР. Написал несколько открытых писем в ЦК о своем несогласии с политикой КПСС по ряду вопросов (Чехословакия, отсутствие свободы слова, несоответствие фактических порядков Конституции СССР).

    И.МИШЕНЕР,  34-х лет,  окончил  медучилище,  работал  на

рентгеновской установке, одновременно учился на историческом факультете, после окончания которого преподавал историю в средней школе г. Бендеры. До 1969г. член КПСС; в 1969г. был исключен из КПСС и уволен с работы после написания открытого письма в ЦК по чехословацкому вопросу. В конце 1969г. написал в ООН обо всем, что с ним произошло из-за письма в ЦК.

    СУСЛЕНСКИЙ был  арестован  в феврале 1970г.  При обыске у

него били изъяты пленки с записями передач Би-Би-Си, копии его и МИШЕНЕРА писем и подробные дневники, где описаны его встречи и разговоры с друзьями, их мысли. В дневниках упоминалось имя МИШЕНЕРА, на основании чего И.МИШЕНЕР и был арестован.

    Прокурор просил для обвиняемых соответственно 3 и 2 года.

Суд же приговорил Я.М.СУСЛЕНСКОГО к 7 годам лишения свободы, а И.МИШЕНЕРА к 6-ти.

                           *****
    22 октября в Горьком арестован ВИТАЛИЙ ПОМАЗОВ, 1947г.р.,

инженер по НОТу на одном из горьковских заводов. При обыске на дому у ПОМАЗОВА присутствовал начальник следственного отдела УКГБ по Горьковской области А.М.ХОХЛОВ. В результате обыска были изъяты старая адресная книжка ПОМАЗОВА и экземпляр Уголовно-процессуального кодекса РСФСР.

    В. ПОМАЗОВ  -  в прошлом студент историко-филологического

факультета Горьковского государственного университета. В мае 1968г. он был исключен из университета за написание работы "Государство и социализм". Сразу после исключения был призван на действительную службу в ряды Советской Армии.

                           *****
    22 октября в Москве  на  улице  Архипова  около  синагоги

собрались люди всех возрастов, чтобы принять участие в ежегодном еврейском празднике Симхат-Тора. Было много молодежи, которая танцевала и пела по-русски и на языке иврит. Здесь же находилось много дружинников и милиционеров, неподалеку от синагоги стояли милицейские машины. Люди в штатском производили фотосъемки главным образом веселящейся молодежи. Уходивших с праздника в одиночку или небольшими группами молодых людей останавливали лица, не имевшие повязок дружинников и не предъявлявшие своих документов, и предлагали пройти в штаб дружины. Там при заполнении протоколов произносились обвинения в исполнении антисоветских песен и сионистской пропаганде. Некоторых обвиняли в разбрасывании листовок. Задержанным студентам грозили исключением из комсомола и из институтов, а также советовали впредь подобные праздники не посещать.

                           *****
    7 октября в Риге арестована РУТА АЛЕКСАНДРОВИЧ, 23-х лет,

племянница известного в свое время певца МИХАИЛА АЛЕКСАНДРОВИЧА. Ей предъявлено обвинение в антисоветской агитации и пропаганде по ст.65 УК Латв. ССР (соотв. ст.70 УК РСФСР). Подробности ее ареста приводятся в письме 9 евреев, ходящем в Самиздате под названием "Обращение к еврейскому народу". Самиздатом распространены также письмо Р.АЛЕКСАНДРОВИЧ "В ожидании ареста", письма ее матери и жениха (написаны после ареста РУТЫ), которые адресованы главному раввину Израиля. В этих письмах содержится просьба о заочном венчании в Израиле Р.АЛЕКСАНДРОВИЧ и И.АВЕРБУХА (жених арестованной). Гражданская регистрация брака должна была состояться во второй декаде октября.

                           *****
    "По распоряжению    начальника    перевозок    Управления

гражданской авиации с 20 августа прекратить продажу билетов группам цыган по всем направлениям", - таков подлинный текст телефонограммы, полученной кассирами Аэрофлота.

                           *****
    25 октября около 6 вечера  у  подъезда  дома,  в  котором

проживают аккредитованные в Москве иностранные журналисты на Кутузовском проспекте, подверглись нападению группы в несколько человек П.И.ЯКИР и его жена В.И.САВЕНКОВА. При этом пострадала САВЕНКОВА.

    При нападении присутствовал  корреспондент  американского

журнала "Ньюсуик" ДЖЕЙ АКСЕЛЬБАНК.

                           *****
    Адрес МУСТАФЫ   ДЖЕМИЛЕВА:   Ташкентская   область,  пос.

Зенги-ата, п/я УЯ 64/1 Е.

                           *****


    НОВОСТИ САМИЗДАТА
    "Слово пробивает   себе   дорогу".   Сборник   статей   и

документов об А.И.СОЛЖЕНИЦЫНЕ. Документальное повествование о судьбе писателя и его произведений охватывает период с 1962г. по 1969г. - от триумфа повести "Один день Ивана Денисовича" до исключения ее автора из ССП. Представлены целиком или в выдержках статьи, выступления, письма, отклики, записи заседаний и др, документы, которые были опубликованы в нашей прессе или распространялись в Самиздате. Сборник не содержит документов зарубежного происхождения.

    Составитель, стремясь к максимальной объективности,  дает

в сборнике подробную картину самых разнообразных точек зрения на творчество и личность СОЛЖЕНИЦЫНА. Документы расположены в хронологическом порядке и сгруппированы по периодам. Сборнику предпосланы введение "От составителя" и "Вступление", эпиграфом взяты слова БЕЛИНСКОГО: "Наше время преклонит колени только перед тем художником, жизнь которого есть лучший комментарий на его творения, а творения - лучшее оправдание его жизни".


    "Общественные проблемы"   (Сборник   избранных    текстов

Самиздата), сост. В.Н.ЧАЛИДЗЕ. Вып. 6, июль-август 1970. Содержание: ФРЕД КАСТБЕРГ, Естественное право и право человека; ХАИМ О. КОН, Право и обязанность сопротивления. Обе статьи - переводы из журнала "Права человека", ред. Р.КАССЕН.


    ЛЕВ ВЕНЦОВ,  "Думать!" Очерк,  основная идея  которого  -

интеллектуальное противостояние господствующим тенденциям, враждебным культуре, которые заключены в официальной политике, пропаганде, а также в потребительской психологии нынешнего мещанства. Недостаточно одной только нравственной борьбы, - утверждает автор, - надо бороться за "становление культуры, возрождение духовных ценностей". Необходимо новое мировоззрение.

    "Культурное творчество   должно    стать    положительным

аспектом нашей борьбы. Нам нужно универсальное и доказательное знание, которое может быть добыто только усилиями многих, лишь путем тщательных экономических, исторических и социологических - и притом вполне на уровне современной мировой науки - исследований. Нам необходима собственная философия, которой пока что мы не имеем. Претворение богатств мировой культуры в наше собственное внутреннее богатство - вот что нам нужно."

    Автор не  ставит  проблему формирования культуры в прямую

связь с какими бы то ни было конкретными политическими задачами. Но мысль очерка в том, что без духовного освобождения личности и общества не может быть и гражданских свобод. Вообще, речь не идет о чем-то актуальном, злободневном, общедоступном, наоборот: "Не массовость распространения, не непосредственная популярность, а качество, глубина отклика на реальность обеспечивает культурным ценностям их конечную действенность...

    Пусть создаваемые   сейчас   художественные   и   научные

произведения встретят 10-20-100 понимающих читателей. Если они (произведения) того стоят, то в конечном счете все равно окажутся необходимым вкладом в духовное развитие страны, в ее историю".

    Автор призывает   нас   работать  для  будущего:  "Лучшие

времена - внутри нас, если им вообще суждено наступить". Очерк кончается словами "Бескультурию режима мы противопоставим культуру. А потому на извечный российский вопрос "Что делать?" следует ответить так: "Думать!".


    АНДРЕЙ СЛАВИН.    "Некоторые    заметки    о    советском

демократическом движении". Письмо, написанное в тоне поучения и даже инструкции. Автор критикует существующие у нас ныне формы движения в защиту гражданских прав, призывает к созданию конспиративной организации, которая могла бы повести за собой массы.

    Письмо СЛАВИНА  полно  обвинений  по  адресу Инициативной

группы и выпадов против некоторых конкретных лиц.


    АНАТОЛИЙ ЯКОБСОН.  "Мы  и  ОН".  Открытое  письмо,  ответ

А.СЛАВИНУ. Автор, разбирая статью СЛАВИНА, приходит к выводу, что это выступление не более чем претензия невежества на руководящую роль в борьбе за свободу.

                           *****
    "Три дня". Заметки очевидца.
    Бабий Яр. 29 сентября - день памяти жертв Бабьего Яра. 29

сентября 1968, 1969 и 1970гг. - три дня. Три митинга. Митинги официальные. А рядом с ними - митинги неофициальные, стихийные. Автор-очевидец запечатлел отдельные эпизоды стихийных митингов в первый день, во второй и в третий. Эпизоды - драматические. Действующие лица: люди из милиции, люди из "органов", просто люди. Эпизоды - характерные. В нихобщая атмосфера стихийных митингов. 1968г. - 50-70 человек. 1969г. - 300-400 человек. 1970г. - 700-800 человек. И с каждым днем люди смелее, решительнее. Растет национальное самосознание тех, чьи родные и близкие лежат в Бабьем Яре.

                           *****
    Л. АНТИ-БРОДСКИЙ.  "Против  реабилитации  и   реставрации

сталинизма". (К 24 съезду партии).

    Отклик на брошюру Л.  БРОДСКОГО "06 идеологической борьбе

на современном этапе". Л., 1970.

    Л. БРОДСКИЙ   квалифицирует    Самиздат    как    явление

антисоветское.

    Л. АНТИ-БРОДСКИЙ  возражает:  все,  что направлено против

реставрации и реабилитации сталинизма, укрепляет советский строй (в том числе неопубликованные и ставшие достоянием Самиздата открытые письма и литературные произведения); а все, что является оправданием и продолжением сталинизма, враждебно советскому строю (например, опубликованные произведения КОЧЕТОВА и ШЕВЦОВА). Сталинскому террору противополагается террор ЧК первых лет революции, который, по мнению автора, был оправдан и полезен.

    Автор защищает лишь тот  Самиздат,  который  выступает  с

коммунистических позиций. "Неужели за распространение подобного Самиздата, проникнутого тревогой за судьбу коммунизма и судьбу нашей родины, положена судебная статья и клеймо антисоветчика..." - пишет Л. АНТИ-БРОДСКИЙ.


    МИХАИЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ НАРИЦА.
    1. "Немного  о  себе".  Автобиографическое повествование.

Автор родился в 1909г. на Псковщине в крестьянской семье. Художник, учитель, литератор. 1930г. - подал заявление о выходе из комсомола. 1935г. - первый арест, 5 лет лагерей. 1949г. - новый арест, следствие, продолжавшееся год, пожизненная ссылка в Караганду. После смерти СТАЛИНА - реабилитация. 1961г. - новый арест за передачу на Запад книги "Неспетая песня", впоследствии там опубликованной. Три года тюремного сумасшедшего дома. 1965г. - заявление в Президиум Верховного Совета: М.А.НАРИЦА и его жена хотят покинуть СССР. Отказ. Последние годы скитания и непрерывная травля.

    2. "Преступление и наказание",  Рассказ об аресте в связи

с передачей за границу книги "Неспетая песня"; о кошмаре тюремной психбольницы; о свободе и непреклонности человеческого духа.

    3. "Мама,  я  не  буду бояться".  Рассказ о том,  в каком

положении оказалась семья автора после его второго ареста (1949г.).

    Повествование ведется от имени жены автора. О мытарствах,

о нищете, об отчаянной борьбе за существование, за жизнь ребенка. О мужестве, о верности, о любви. Кончается рассказ так: женщина с маленьким сыном едут на высылку в Караганду - к мужу, к отцу. Проезжают через Москву. Между матерью и малышом происходит разговор.

    "Едва мы успели выйти из вокзала в Москве, он потребовал:

"Пойдем к Сталину". - "Вот за той стеной он живет" - показала я, когда мы были на Красной площади. - А как туда ходят?" - Я показала ворота. - "А почему мы туда не идем?" Я обратила его внимание на то, что туда никто не идет, и на то, что в воротах стоят солдаты. Петя смотрел на эти ворота долго. Потом спросил упавшим голосом: "А кого Сталин боится? Нас с тобой он боится?" "Всех боится. Он так много сделал людям зла, так много людей загубил... Еще не было вреднее человека..." "А почему песни про него поют? - "Он сам заставляет, чтобы его хвалили". "Сталин очень плохой! Я не буду любить его". - "Только ты никогда не говори никому, что ты его не любишь. Никому, никому! А то за тобой придут солдаты, как за папой". - "А папа не знал, что нельзя говорить?" - "Папа ничего не говорил. Но Сталин такой трус, что боится и тех, кто молчит". - "А Сталин узнает, что я не люблю его?" - "Не узнает, только молчи!"

    Вот мое  первое политическое преступление!  А меня хотели

судить раньше, чем я стала преступницей.

    Мы с  Петей  были  совсем  близко  от  человека,  который

отличался от любого другого только жестокостью и тщеславием, которому удалось натравить дураков на умных и истребить все лучшее в нашей стране, который обеспечил народу мучительное вымирание. В тот час, у Кремля, я не меньше, чем его самого, ненавидела его хвалителей, особенно тех, кто с непостижимым легкомыслием хвалил его добровольно; хвалил этого "человека с головой ученого, с лицом рабочего, в одежде простого солдата", человека, который ежегодно совершал такие деяния, "которые любого прославили бы навсегда". Кто и какими клещами тянул из тебя такие слова, господин Барбюс? О, люди! Презирайте всех безответственных болтунов! И если они живут по ту сторону железного занавеса, посылайте их жить в нашем раю. Здесь их примут охотно! Правда, отсюда выбраться возможности не представится. Но ведь они так уверены, что здесь хорошо".

    4. "Голые  короли".  Очерк.   Размышления   о   различных

социальных проблемах. О марксизме. О роли свободного крестьянства в истории мировой цивилизации. О политике ЛЕНИНА. О политике СТАЛИНА. О нашей нынешней системе хозяйства.


    НЕКРОЛОГ
    15 сентября  1970г.  на  76-м  году  жизни умер профессор

доктор филологических наук ЮЛИАН ГРИГОРЬЕВИЧ ОКСМАН.

    Ю.Г.ОКСМАН родился   30   декабря  1894г.  в  Вознесенске

Херсонской губернии. По окончании в 1911г. гимназии он поступил на историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета. Около года работал за границей, занимался историей культуры и источниковедением в Бонне, слушал лекции в Гейдельберге. С лета 1915г. работал в архивах, изучая историю русской цензуры и печати. После Февральской революции участвовал в подготовке и проведении реформы архивного дела. В 1919-1923гг. преподавал в одесских высших учебных заведениях, выполнял обязанности заведующего Одесским губернским архивом. С конца 1923г. - лектор в Ленинградском университете, затем - доцент и позже профессор университета. С 1927г. ОКСМАН - председатель Пушкинской комиссии при государственном институте истории искусств, в 30-е годы - заместитель директора Пушкинского дома (Институт русской литературы АН). Он - инициатор многих научных исследований в области русской литературы и общественного движения XIX века. При его участии было подготовлено полное академическое собрание сочинений А.С.ПУШКИНА, многотомник "Восстание декабристов" и множество других работ, в том числе - в последние годы - полное собрание сочинений А.И.ГЕРЦЕНА.

    Ю.Г.ОКСМАНУ, арестованному  в   1937г.,   посчастливилось

вернуться из заключения и ссылки в 1947г. Он работает в Саратовском государственном университете. После реабилитации работает в Институте мировой литературы (Москва), заведует Герценовской группой, готовит к печати "Труды и дни" Белинского, за что удостаивается Золотой медали АН СССР.

    В 1965г.  на  квартире  ОКСМАНА  происходит   обыск.   Он

подозревается в предоставлении материалов в западную печать о провокаторской деятельности ряда советских литераторов (ЭЛЬСБЕРГ, САМАРИН, ЛЕСЮЧЕВСКИЙ). Осенью 1964г. ОКСМАНА исключают из Союза писателей, тогда же он вынужден уйти из ИМЛИ*. С этого времени его публикации или не выходят в свет, или появляются под псевдонимами. Его имя исключается из готовых изданий, цензура вычеркивает упоминания о нем. За несколько недель до смерти ОКСМАНА сотрудник КГБ, инструктировавший переводчиков на Международный исторический конгресс, называет ОКСМАНА среди тех "представителей советской интеллигенции, которые легко попадают на удочки западной пропаганды".

    Ю.Г.ОКСМАН был   похоронен   на   Востряковском   русском

кладбище 18 сентября.

    Извещение о смерти  Ю.Г.ОКСМАНА  поместить  в  московской

прессе оказалось невозможным.

__________

    * - Институт мировой литературы


    ИСПРАВЛЕНИЯ И ДОПОЛНЕНИЯ
    В информации "Подробности рязанского процесса"  "Хроника"

N14 не совсем точно воспроизвела отдельные моменты. Адвокаты, участвовавшие в процессе: А.Ф.ТРУХАЧЕВА, Э.М.КОГАН, В.И.МЕРЛИНА, А.С.КОРЖИНА, Н.И.ТИТЛЯНОВА, А.А.ТИТОВА. ВАЛЕРИЙ ВУДКА арестован 10-го августа. Сроки заключения указаны правильно, указания на ссылки, следующие за лагерными сроками, ошибочны.

    Фамилия одного  из  подсудимых   -   МАРТИМОНОВ   (а   не

Мортимонов).