Хроника текущих событий/11

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Хроника текущих событий — выпуск 11
{{#invoke:Header|editionsList|}}


ГОД ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

       Х Р О Н И К А   Т Е К У Щ И Х   С О Б Ы Т И Й
                            Каждый человек  имеет  право   на
                            свободу  убеждений и на свободное
                            выражение их;  это право включает
                            свободу          беспрепятственно
                            придерживаться своих убеждений  и
                            свободу    искать,   получать   и
                            распространять информацию и  идеи
                            любыми средствами и независимо от
                            государственных границ.
                            ВСЕОБЩАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА,
                            статья 19
                    ВЫПУСК  ОДИННАДЦАТЫЙ
    31 декабря 1969 г.

СОДЕРЖАНИЕ: Исключение А.И.СОЛЖЕНИЦЫНА из Союза писателей.

              П.Г.ГРИГОРЕНКО.  О специальных  психиатрических
              больницах.   -   Политзаключенные  Владимирской
              тюрьмы.  - Голодовки в политлагерях Мордовии. -
              Следствие  по делу офицера флота ГАВРИЛОВА Г.В.
              и др.  продолжается. - Арест ВЛАДИМИРА ГЕРШУНИ.
              -  Аресты  московских студентов.  - Задержание,
              арест и суд  над  ВИКТОРОМ  КРАСИНЫМ.  -  Арест
              НАТАЛЬИ  ГОРБАНЕВСКОЙ.  -  Суд  над  ВЛАДИМИРОМ
              БОРИСОВЫМ  (Ленинград).  -  Суд  над   ГЕНРИХОМ
              АЛТУНЯНОМ.    -    Репрессии    против   членов
              Инициативной группы. - Внесудебные политические
              преследования.  - Новости Самиздата.  - Краткие
              сообщения.  -  Дополнения  и   исправления.   -
              Репрессии 1969 года.
                     ГОД ИЗДАНИЯ ВТОРОЙ

.



      ИСКЛЮЧЕНИЕ А. И. СОЛЖЕНИЦЫНА ИЗ СОЮЗА ПИСАТЕЛЕЙ
    4 ноября  великий  русский  писатель  А.И.СОЛЖЕНИЦЫН  был

исключен из Союза писателей Рязанским отделением СП* РСФСР. Из семи членов Рязанского отделения присутствовали шесть: ВАСИЛИЙ МАТУШКИН (Рязань), СЕРГЕЙ БАРАНОВ (Рязань, председательствовал), НИКОЛАЙ РОДИН (г. Касимов, для кворума срочно доставлен из больницы), НИКОЛАЙ ЛЕВЧЕНКО (Рязань), ЕВГЕНИЙ МАРКИН (Рязань) и СОЛЖЕНИЦЫН. Отсутствовал легший на операцию аппендицита секретарь отделения ЭРНСТ САФОНОВ. Еще присутствовал секретарь СП РСФСР ФРАНЦ ТАУРИН, секретарь по агитации и пропаганде Рязанского обкома КПСС А. С. КОЖЕВНИКОВ, редактор издательства ПОВАРЕНКИН и еще трое лиц из областных организаций. На повестке дня один вопрос: информация секретаря СП РСФСР ТАУРИНА о решении секретариата СП РСФСР "О мерах усиления идейно-воспитательной работы среди писателей".

__________

    * - Союз писателей.
    Выступавшие обвиняли   СОЛЖЕНИЦЫНА   в  том,  что  он  не

выступал на предвыборных собраниях; не участвовал в обсуждении произведений начинающих авторов и не рецензировал их рукописи; высокомерно относился к рязанским писателям и их "небольшим достижениям в литературе"; его "Иван Денисович" - бескрылый человек; в его "Матренином дворе" - одни черные краски; его последнее творчество (хотя рязанские писатели и признавались, что незнакомы с ним) идет вразрез с их творчеством; он не дал отпора шумихе на Западе вокруг его имени; его творчество поставила на вооружение заграница. СОЛЖЕНИЦЫН выступил с ответом, в котором доказывал необоснованность выдвинутых против него обвинений.

    Пятью голосами  против  одного  была  принята  резолюция:

"Собрание считает, что поведение Солженицына носит антиобщественный характер, в корне противоречащий целям и задачам Союза писателей СССР. За антиобщественное поведение, противоречащее целям и задачам Союза писателей СССР, за грубое нарушение основных положений устава СП СССР исключить литератора Солженицына из членов Союза писателей СССР.

    Просим Секретариат утвердить это решение".
    В Самиздате  широко распространилось изложение хода этого

заседания, сделанное СОЛЖЕНИЦЫНЫМ.

                           *****
    12 ноября в "Литературной газете" появилось сообщение  об

исключении СОЛЖЕНИЦЫНА Рязанской писательской организацией и об утверждении этого решения секретариатом правления СП РСФСР. Ни одной фамилии (кроме СОЛЖЕНИЦЫНА) и ни одной даты не приведено.

                           *****
    14 ноября "Литературная  Россия"  перепечатала  сообщение

"Литературной газеты" с добавлением фамилий рязанских писателей, а также писателей, участвовавших в заседании секретариата правления СП РСФСР: Л.СОБОЛЕВ, Г.МАРКОВ, К.ВОРОНКОВ, А.БАРТО, Д.ГРАНИН, В.ЗАКРУТКИН, А.КЕШОКОВ, В.ПАНКОВ, Л.ТАТЬЯНИЧЕВА, Ф.ТАУРИН, В.ФЕДОРОВ, С.ХАКИМОВ. Снова - никаких дат.

                           *****
    Группа московских писателей: АНТОНОВ, БАКЛАНОВ, ВОЙНОВИЧ,

МАКСИМОВ, МОЖАЕВ, ТЕНДРЯКОВ и ТРИФОНОВ нанесли визит секретарю СП РСФСР ВОРОНКОВУ. Они выразили свое несогласие с тем, что группа неизвестных рязанских литераторов исключила из СП такого крупного писателя как СОЛЖЕНИЦЫН. Они потребовали, ввиду особой важности этого дела, обсуждения на пленуме СП при условии максимальной гласности. Они просили довести это мнение, являющееся не только их мнением, но и многих писателей, не явившихся на прием, до сведения всех секретарей СП, а также до сведения ЦК. ВОРОНКОВ заверил их, что передаст. После этого некоторых (членов партии) вызывали в райкомы, где их прорабатывали первые секретари, а также Ю.ВЕРЧЕНКО, зав. отделом культуры МК*.

_________

    * - Московский комитет (КПСС)
                           *****
    Вскоре в  Самиздате  широчайшим  образом распространилось

открытое письмо А.СОЛЖЕНИЦЫНА секретариату СП РСФСР. Оно заслуживает того, чтобы быть приведенным полностью:

         "Бесстыдно попирая  свой   собственный   устав,   вы
    исключили меня заочно,  пожарным порядком, даже не послав
    мне вызывной телеграммы, даже не дав нужных четырех часов
    -  добраться  из  Рязани и присутствовать.  Вы откровенно
    показали,  что   РЕШЕНИЕ   предшествовало   "обсуждению".
    Удобней  ли было вам без меня изобретать новые обвинения?
    Опасались ли вы, что придется и мне выделить десять минут
    на ответ? Я вынужден заменить их этим письмом.
         Протрите циферблаты!  - ваши часы отстали  от  века.
    Откиньте   дорогие   тяжелые   занавеси!  -  вы  даже  не
    подозреваете,  что на дворе уже рассветает.  Это - не  то
    глухое,  мрачное,  безысходное  время,  когда  вот  также
    угодливо вы исключали Ахматову.  И  даже  не  то  робкое,
    зябкое,  когда  с  завываниями исключали Пастернака.  Вам
    мало того позора?  Вы хотите его сгустить? Но близок час:
    каждый  из  вас будет искать,  как выскрести свою подпись
    под сегодняшней резолюцией.
         Слепые поводыри  слепых!  Вы даже не замечаете,  что
    бредете в сторону, противоположную той, которую объявили.
    В  эту  кризисную пору нашему тяжело больному обществу вы
    неспособны  предложить  ничего  конструктивного,   ничего
    доброго,  а только свою ненависть-бдительность,  а только
    "держать и не пущать!"
         Расползаются ваши  дебелые  статьи,  вяло  шевелится
    ваше   безмыслие   -   а   аргументов  нет,  есть  только
    голосование  и  администрация.  Оттого-то  на  знаменитое
    письмо Лидии Чуковской, гордость русской публицистики, не
    осмелился ответить ни Шолохов, ни все вы вместе взятые. А
    готовятся на нее административные клещи:  как посмела она
    допустить,  что неизданную книгу ее читают? Раз ИНСТАНЦИИ
    решили   тебя   не   печатать  -  задавись,  удушись,  не
    существуй! никому не давай читать!
         Подгоняют под   исключение   и   Льва   Копелева   -
    фронтовика,  уже отсидевшего десять лет безвинно - теперь
    же виноватого в том,  что  заступается  за  гонимых,  что
    разгласил  священный тайный разговор с влиятельным лицом,
    нарушил  ТАЙНУ  КАБИНЕТА.  А  зачем   вы   ведете   такие
    разговоры,  которые надо скрывать от народа?  А не нам ли
    было пятьдесят лет назад обещано,  что никогда  не  будет
    больше  тайной  дипломатии,  тайных  переговоров,  тайных
    непонятных назначений и перемещений,  что массы будут обо
    всем знать и судить ОТКРЫТО?
         "Враги услышат"  -  вот  ваша  отговорка,  вечные  и
    постоянные  "враги"  -  удобная основа ваших должностей и
    вашего существования.
         Как будто    не   было   врагов,   когда   обещалась
    немедленная открытость.
         Да что  б вы делали без врагов"?  Да вы б и жить уже
    не могли без "врагов",  вашей бесплодной атмосферой стала
    НЕНАВИСТЬ  -  ненависть,  не  уступающая расовой.  Но так
    теряется ощущение цельного и  единого  человечества  -  и
    ускоряется  его  гибель.  Да растопись завтра только льды
    одной  Антарктики  -  и  все  мы  превратимся  в  тонущее
    человечество  -  и  кому  вы  тогда  будете  тыкать в нос
    "классовую борьбу"? Уж не говорю - когда остатки двуногих
    будут бродить по радиоактивной Земле и умирать.
         Все-таки вспомнить  пора,  что   первое,   кому   мы
    принадлежим - это человечество. А человечество отделилось
    от животного мира - МЫСЛЬЮ И  РЕЧЬЮ.  И  они  естественно
    должны   быть   СВОБОДНЫМИ.   А  если  их  сковать  -  мы
    возвращаемся в животных.
         ГЛАСНОСТЬ, честная и полная ГЛАСНОСТЬ,  - вот первое
    условие здоровья всякого общества,  и нашего тоже.  И кто
    не хочет  нашей  стране  гласности  -  тот  равнодушен  к
    отечеству,  тот думает лишь о своей корысти. Кто не хочет
    отечеству гласности  -  тот  не  хочет  очистить  его  от
    болезней, а загнать их внутрь, чтоб они гнили там.
    12 ноября 1969
                                               А. СОЛЖЕНИЦЫН"
                           *****
    26 ноября  "Литературная  газета"  поместила  подвал  "От

секретариата правления Союза писателей РСФСР". Там сказано, что исключение СОЛЖЕНИЦЫНА "поддерживается широкой литературной общественностью нашей страны", что СОЛЖЕНИЦЫН "в своих действиях и заявлениях фактически сомкнулся с теми, кто выступает против советского общественного строя". Цитируются отрывки фраз из последнего (приведенного здесь) письма СОЛЖЕНИЦЫНА для доказательства того, что он "стоит на чуждых нашему народу и его литературе позициях". Содержится еще несколько менее важных утверждений, также не соответствующих истине, например, датируется открытое письмо 14-м, а не 12 ноября. В заключение говорится, что если СОЛЖЕНИЦЫН пожелает уехать из страны, ему не будут препятствовать.

    Эта статья целиком перепечатана 28 ноября в "Литературной

России".

                           *****
    Национальный Комитет  французских  писателей  выступил  с

заявлением, в котором охарактеризовал исключение СОЛЖЕНИЦЫНА как "страшную ошибку, которая наносит вред Советскому Союзу". Авторы обращения считают очевидным, что подобными акциями "хотят запугать не только всех писателей, но шире - всю интеллигенцию, отвадить ее от попыток быть не только браво марширующими солдатами". В заявлении говорится: "Могли ли мы поверить, что сегодня на родине торжествующего социализма то, что даже Николай II и не подумал сделать с Чеховым, свободно издавшим свой "Сахалин", станет судьбой Александра Солженицына, лучшего продолжателя великой русской традиции, жертвы сталинского террора, главное преступление которого заключается в том, что он выжил!" Под заявлением подписались, в частности, такие известные имена, как ТРИОЛЕ, ВЕРКОР, АРАГОН, САРТР. В последнее время к этому обращению присоединились еще десятки западных прогрессивных деятелей искусства и культуры, в частности, ПАБЛО ПИКАССО.

                           *****
    3 декабря в "Литературной газете" появилась информация  о

заседании секретариата правления Московской писательской организации, заслушавшей СОБОЛЕВА и ВОРОНКОВА в связи с решением секретариата правления СП РСФСР об исключении СОЛЖЕНИЦЫНА. Как сказано в газете, "все выступавшие осудили поведение и позицию, занятую А.Солженицыным, и единодушно одобрили решение, принятое секретариатом правления СП РСФСР". Приведен список участников обсуждения: А.АЛЕКСИН, Г.БЕРЕЗКО, А.ВАСИЛЬЕВ, С.ВАСИЛЬЕВ, И.ВИННИЧЕНКО, Б.ЕГОРОВ, В.ИЛЬИН, Л.КАРЕЛИН, Л.КАССИЛЬ, В.ЛУКОНИН, В.МАЕВСКИЙ, С.МИХАЛКОВ, Ю.ПРОКУШЕВ, Г.РАДОВ, И.РИНК, К.ПОЗДНЯЕВ, А.САМСОНИЯ, И.СОБОЛЕВ, Л.ФОМЕНКО, Я.ЦВЕТОВ, Ю.ЧЕПУРИН, Л.ЯКИМЕНКО.

    В этом   же  номере  газеты  есть  сообщение  о  собрании

партийной организации Ленинградского отделения СП РСФСР, единогласно принявшем резолюцию, в которой, в частности, говорится: "Коммунисты Ленинградской писательской организации единодушно одобряют решение Рязанской писательской организации и секретариата правления Союза писателей РСФСР об исключении А.Солженицына из рядов советских писателей как человека, занявшего откровенно антисоветскую позицию и, таким образом, скатившегося в лагерь врага". Участники: Р.НАЗАРОВ, Ю.РЫТХЭУ, ВЯЧ.КУЗНЕЦОВ, Д.ГРАНИН, Ю.ПОМОЗОВ, А.ПРОКОФЬЕВ, А.ШЕВЦОВ, В.ИНФАНТЬЕВ, Г.КОНДРАШЕВ, В.ДЯГИЛЕВ, А.БАРТЭН, В.ДМИТРЕВСКИЙ, А.ШАГАЛОВ, Е.СЕРЕБРОВСКАЯ, М.ДЕМИДЕНКО, Ф.АБРАМОВ.

    Через неделю  СЕРГЕЙ  МИХАЛКОВ,  выступая на Объединенном

пленуме правлений творческих союзов СССР, назвал СОЛЖЕНИЦЫНА (а газеты это напечатали) "в профессиональном смысле одаренным литератором", который является "талантливым врагом социализма".


  • Союз писателей
                           *****
    В Самиздате циркулирует ряд коллективных и индивидуальных

писем советских граждан, адресованных Союзу писателей и протестующих против исключения СОЛЖЕНИЦЫНА:

    1. Письмо 39-ти.  Исключение СОЛЖЕНИЦЫНА названо позорным

для нашей литературы и прежде всего для наших писателей, молча и вслух согласившихся с этим. Основная причина исключения - последовательное разоблачение СОЛЖЕНИЦЫНЫМ сталинского произвола. Именно талант и мастерство должны определять место художника в содружестве его коллег, а мастерство, художественная значимость и всемирная слава СОЛЖЕНИЦЫНА - несомненны.

    2. Письмо 14-ти (19  декабря).  "...Трагическая  кампания

травли увенчалась фарсом публичной казни". Но не СОЛЖЕНИЦЫНА отлучили от великой русской литературы, а "весь писательский союз, укрывшийся за спинами безответной рязанской пятерки". Осуждая позицию "благоразумного молчания", авторы проводят параллель с недавним прошлым: "...когда так же травили самых лучших, самых честных писателей, также одни писатели - улюлюкали, другие - молчали. Но то были времена, когда защита писателя писателем называлась круговой порукой, а свидетельством благонадежности считался донос. Тогда и молчание могло оказаться героизмом. Сегодня оно героизмом не может даже показаться".

    3. Открытое письмо ЖОРЕСА МЕДВЕДЕВА (21 ноября).
    СОЛЖЕНИЦЫНА "...исключили за  то,  что  его  писательский

талант, его гуманизм, его творческий показ и анализ действительности вышли за пределы Рязанской области и не могли контролироваться идеологическим отделом Рязанского обкома. Они вышли и за пределы РСФСР и перестали соответствовать неизвестным и постоянно меняющимся инструкциям тайной цензуры!". "...Александр Солженицын заслуженно приобрел в СССР и во всем мире славу патриота и борца за настоящую правду. Он не изменил этой правде, этой гуманистической идее, не изменил своей совести и своим принципам, не изменил своему народу, когда, вопреки логике и здравому смыслу, произвол сталинской эры стал приукрашиваться и над страной вновь нависла угроза беззакония и насилия. За это его исключили из Союза писателей..."

    Касаясь обвинения  СОЛЖЕНИЦЫНА  в  издании  его  книг  на

Западе, автор пишет о "пиратской" практике публикации советскими издательствами иностранных авторов и репродуцировании иностранных изданий без разрешения авторов. Именно ради этого наше государство отказывается вступать в конвенцию о международной защите авторских прав и тем самым ставит и советских авторов в беззащитное положение. Касаясь обвинения произведений СОЛЖЕНИЦЫНА в том, что они написаны "с других идейных позиций", автор пишет: "Публикация "Одного дня Ивана Денисовича" была одобрена Президиумом ЦК КПСС, эта повесть была самым лучшим образом встречена всей советской прессой, была выдвинута на Ленинскую премию. Почему же сейчас вы ругаете даже эту повесть? Значит, изменилась ВАША "идейная позиция", а не позиция Солженицына. Значит, изменились инструкции Главлиту, а не творческий стиль писателя".

    "Исключение Солженицына   из   ССП   огорчает   меня  как

показатель весьма печальных изменений в позиции руководства Союза писателей и в позиции тех кругов, которые привыкли считать Союз советских писателей лишь отделением Идеологической комиссии. Исключение Солженицына является единичным событием. Оно произошло как логическое следствие нового курса осторожных репрессий по отношению к интеллигенции для включения инерции страха, того страха, который создал Сталин и его послушные исполнители, не останавливавшиеся перед уничтожением миллионов безвинных граждан".

    4. Письмо   ЮЛИАНА   А.ВРОНСКОГО   (бывшего   следователя

прокуратуры Московской области, приводится адрес и телефон), 2 декабря.

    Автор, называя   СОЛЖЕНИЦЫНА  "талантливейшим  писателем,

мужественным борцом и гуманистом", рассматривает его исключение из СП как частное проявление сталинских тенденций в развитии нашей страны: политические процессы и принудительное помещение в психбольницы инакомыслящих, слежка, подслушивание, перлюстрация, провокации, незаконные аресты, увольнения, исключения из партии, официальная ложь, травля наиболее прогрессивных литераторов.

    Автор считает,  что  инициатива  исключения   СОЛЖЕНИЦЫНА

принадлежит партийно-правительственному руководству. В заключение автор пишет: "Взывая к совести тех, от кого судьба писателя зависит пусть даже частично или в меньшей мере, - я призываю вспомнить вновь о долге перед Россией и историей, перед народом и человечеством, вспомнить лучшие демократические традиции прошлого нашей страны, во имя будущего, - я призываю оказать максимальное содействие и помощь этому талантливейшему писателю, ибо его трагедия - это трагедия нашей страны".

                           *****
    На заседании  секции  прозы  Московского  отделения СП 22

человека голосовали против резолюции, одобряющей исключение СОЛЖЕНИЦЫНА.

                           *****
    Телеграмма Л.К.ЧУКОВСКОЙ в Союз писателей.  Л.К.ЧУКОВСКАЯ

считает исключение СОЛЖЕНИЦЫНА из Союза писателей национальным позором России.

                           *****
    16 декабря   в  лондонской  газете  "Таймс"  опубликовано

письмо от группы писателей: "Обращение с писателями в Советском Союзе стало международным скандалом. Известие об исключении из Союза писателей СССР Александра Солженицына вызвало у нас чувство тревоги и ужаса. Он - единственный из живущих писателей России, которого, по словам Артура Миллера, единодушно считают классиком. Раньше из СП подобным же образом были исключены два выдающихся поэта: Анна Ахматова и Борис Пастернак. Нам становится понятным горькое восклицание Солженицына: "Вам было мало того позора?" Заставить замолчать писателя калибра Солженицына само по себе есть преступление против цивилизации. Мы не знаем, планируются ли новые шаги в непрекращающейся охоте за ведьмами.

    Мы можем  только надеяться,  что процессы,  подобные суду

над Синявским и Даниэлем, не повторятся. Мы знаем по собственному опыту, что словесные протесты не воздействуют на советское правительство, но все же мы обращаемся к нему с призывом прекратить травлю Солженицына.

    Если этот призыв  не  даст  никакого  результата,  то  мы

обратимся ко всем писателям и деятелям искусств всего мира с призывом начать международный бойкот страны, которая поставила себя за рамки цивилизованного общества, - до тех пор, пока варварское обращение с писателями и художниками в СССР не будет прекращено. Другого выхода нет".

    Среди подписавшихся:    АРТУР    МИЛЛЕР,     американский

драматург; ОУДЕН, английский поэт; РОЛЬФ ХОХУТ, немецкий писатель; ГЮНТЕР ГРАСС; ДЖУЛИАН ХАКСЛИ; МЕРИ МАК-КАРТИ; ГРЭМ ГРИН; ПЬЕР ЭММАНУЭЛЬ, французский поэт, председатель Пен-клуба; А.ТОЙНБИ, историк. Всего 31 подпись.


    П.Г.ГРИГОРЕНКО. О СПЕЦИАЛЬНЫХ ПСИХИАТРИЧЕСКИХ БОЛЬНИЦАХ
    НАТАЛЬЯ ГОРБАНЕВСКАЯ  в  своей  книге  "Полдень" приводит

этот рассказ П.Г.ГРИГОРЕНКО, публикуемый здесь с сокращениями:

    Идея психиатрических специальных  больниц  сама  по  себе

ничего плохого не содержит, но если говорить о нашем специфическом осуществлении этой идеи, то нет ничего более преступного, более античеловеческого.

    Дело в том,  что метод расправы с неугодными людьми путем

признания их сумасшедшими и помещения на длительные сроки или на всю жизнь в психиатрические лечебницы начал применяться с тех пор, как появилось понятие "сумасшедший". Учитывая это, передовая общественность издавна боролась за то, чтобы лечение психически больных проходило под ее контролем. Общественность боролась также и за то, чтобы люди, совершившие преступления в состоянии невменяемости, уголовному наказанию не подвергались, а направлялись на психиатрическое лечение. Боролись за это и выдающиеся русские психиатры БЕХТЕРЕВ и СЕРБСКИЙ. Советское законодательство пошло навстречу этим требованиям передовых людей. Но беда в том, что все это дело было полностью изъято из-под надзора общественности, отдано в руки специально подобранного аппарата.

    Врачи в психбольницы назначаются по особому подбору,  при

котором врачебная квалификация не играет главной роли, на первом месте другие качества, главное из которых - умение подчиняться, не проявлять своего медицинского "я".

    Начать надо с выяснения, всегда ли в специальные больницы

попадают действительно психически больные люди; не заложены ли в самой системе условия для произвола. Человек попадает на психиатрическое обследование в скандально знаменитый Институт судебной психиатрии им. проф. Сербского на основании постановления следователя. Институт этот номинально входит в систему Минздрава* СССР, но я сам неоднократно видел заведующего отделением, где я проходил экспертизу, проф. ЛУНЦА, приходящим на работу в форме полковника КГБ. Правда, в отделение он всегда приходил в белом халате. Видел я в форме КГБ и других врачей этого института. Какие взаимоотношения у этих кагебистов с Минздравом, мне установить не удалось. Говорят, что кагебистским является только одно отделение - то, которое ведет экспертизу по политическим делам. Мне думается, что влияние КГБ - притом решающее влияние - распространяется на всю работу института. Но если дело обстоит даже так, как говорят, то возникает вопрос - может ли психиатрическая экспертиза по политическим делам быть объективной, если и следователи и эксперты подчиняются одному и тому же лицу, да еще связаны военной дисциплиной?

    Расскажу о   том,   что   видел   сам.   Прибыл   во  2-е

(политическое) отделение института им. Сербского 12 марта 1964г. До этого я даже не слышал о таком способе расправы в наше время, как объявление здорового человека невменяемым; не знал, что в нашей стране существует система "чаадаевизации". Я понял это, лишь когда мне самому было предъявлено постановление о направлении на психиатрическое обследование.

    Я, прочтя  постановление,  посмотрел  на  следователя   и

спросил: "Что, нашли выход из тупика?" Следователь, находившийся в большом смущении, стал заверять, что после экспертизы следствие будет продолжаться и дело будет оформлено. Я подумал, что никакого следствия больше не будет, что мне обеспечена психиатричка на всю жизнь.

    В отделении,  куда я прибыл,  было 11 человек.  Исходя из

своих представлений о характере экспертизы, я предсказывал всем 11-ти, кого из них какое заключение ожидает. И без медицинского образования было ясно, что психически неполноценный среди нас - один только ТОЛЯ ЕДАМЕНКО, но именно ему я и предсказывал обычный лагерь. "Дурдом", по-моему, ожидал троих: меня, ПАВЛА БОРОВИКА (бухгалтер из Калининграда) и ДЕНИСА ГРИГОРЬЕВА (электромонтер из Волгограда). У всех троих следственное дело было пустое, и наполнить его содержанием возможности не представлялось. Все остальные, по-моему, должны были быть признаны нормальными, хотя некоторые очень искусно "ломали ваньку", изображая психов.

    Один был у меня под сомнением - ЮРИЙ ГРИММ,  крановщик из

Москвы, который распространял листовки с карикатурой на ХРУЩЕВА.

    Ему я   сказал:   "Не  раскаешься,  пойдешь  в  "дурдом",

раскаешься - в лагерь" (к нему несколько раз в неделю приезжал следователь и, обещая ему всякие блага, убеждал "раскаяться"). ЮРИЙ "раскаялся" и получил три года лагерей строгого режима.

    Случай с ГРИММОМ наилучшим образом свидетельствует о том,

что институт им. Сербского - всего лишь подсобный орган следствия. И следователь и врач-эксперт говорили с ЮРОЙ только об одном о раскаянии. При этом врач вел себя хамовитее следователя и картинно живописал, как ГРИММА упрячут на всю жизнь среди "психов", если он не раскается.

    И в   Ленинграде   я  встретился  с  теми,  кто  попал  в

психиатричку, не будучи психически больным. Особенно тягостное впечатление производил на меня инженер ПЕТР АЛЕКСЕЕВИЧ ЛЫСАК. За выступление на студенческом собрании против исключения нескольких студентов по политическим мотивам он попал в психбольницу и к моему прибытию находился там уже семь лет. Злоба за эту страшную расправу, за искалеченную жизнь затопила его мозг, и он ежедневно писал жалобы, которые, естественно, никуда не доходили, а попадали в его больничное досье и служили основанием для дальнейшего "лечения" (из СПБ не принято выписывать тех, кто не признал себя больным). Я пытался втолковать ему эту истину. Однажды во время такого разговора я с раздражением сказал: "Вы настолько нереально рассуждаете, что я начинаю сомневаться в вашей нормальности". Он вдруг остановился, посмотрел на меня взглядом, который не забыть до самой смерти, и тихо, очень тихо, с какой-то горькой укоризной спросил: "А неужели вы думаете, что здесь можно пробыть семь лет и остаться нормальным?".

    В этом вся суть бесчеловечности  системы  принудительного

лечения.

    Весь ужас положения здорового,  попавшего в эти  условия,

состоит в том, что он сам начинает понимать, что со временем превратится в одного из тех, кто его окружает.

    Военная закалка,  а  может,  железное  здоровье,  которым

наградили меня родители, позволили мне быстро приучить себя к самоизоляции, и мое пребывание в больнице прошло без особого вреда для моей психики. Единственное, чего не могу забыть, от чего иногда просыпаюсь по ночам, - это дикий ночной крик, смешанный со звоном разбитого стекла. От этого я изолироваться не мог. Во сне, видимо, нервы не защищены от таких воздействий. Но я представляю, что должен переживать человек, который все окружающее принимает на "открытую" нервную систему, у кого не развиты, как у меня, защитные функции.

    Если бы в такую обстановку люди  попадали  лишь  изредка,

случайно, то и тогда каждый такой факт надо было бы расследовать самым тщательным образом, с соблюдением широчайшей гласности. Но здесь не случайность, а система. Притом широко практикуемая. Я говорил, что только за месяц, когда я был на экспертизе, институт им. Сербского произвел трех здоровых в сумасшедшие и отправил одного безусловно психически ненормального человека в лагерь. Последнее - тоже система. Я это понял, только прочитав книгу А. МАРЧЕНКО "Мои показания". Психически больные нужны в лагерях, чтобы делать жизнь здоровых еще невыносимей.

    В ЛСПБ я встретился с интересным молодым собеседником. Он

попал туда при следующих обстоятельствах. Его арестовали за мелкую кражу и, возможно, выпустили бы, не отдавая под суд, если бы следователю не вздумалось с его помощью закрыть одно "дохлое" дело - нераскрытое убийство. От подследственного требовалось немногое: показать, что один из его друзей в момент совершения убийства находился в том населенном пункте, где оно произошло. Рассказчик знал, что это неправда, и отказался дать такие показания.

    Следователь заявил:  "Ах, не хочешь помогать следствию...

Так я тебя упеку в такое место, что ты меня всю жизнь не забудешь".

    И направил  на  психиатрическую  экспертизу.   Экспертиза

признала невменяемость. Молодому человеку повезло. Ему попался честный врач, сумевший добиться отмены заключения экспертизы. Но для этого потребовалось ШЕСТЬ лет. Как правило, отменить заключение экспертизы невозможно, потому что оно многократно подтверждается повторными экспертизами, а отменено может быть лишь с согласия врача, поставившего первичный диагноз.

    Страшна психиатричка здоровому человеку своей средой,  но

не менее страшна полным бесправием и безвыходностью. У "больного" СПБ нет даже таких мизерных прав, которые есть у заключенного. У него вообще нет человеческих прав. С ним могут делать все, что угодно, и никто не вмешается, никто не защитит, никакие жалобы не уйдут из больницы. Остается одна надежда - на честного врача.

    Но я  настаиваю  на том,  что НИКУДА НЕ ГОДНА ТА СИСТЕМА,

при которой остается надежда только на чью-то честность.

    Обстановка сумасшедшего    дома,   полное   бесправие   и

отсутствие реальной перспективы выхода на свободу - вот те страшные факторы, с которыми сталкивается каждый, кто попадает в СПБ.

    Надо бороться за коренное изменение системы экспертизы  и

содержания больных в СПБ, за предоставление общественности действительной возможности контролировать условия содержания и лечения больных в этих условиях.


            ПОЛИТЗАКЛЮЧЕННЫЕ ВЛАДИМИРСКОЙ ТЮРЬМЫ
    Точное число   политзаключенных   в  настоящее  время  во

Владимирской тюрьме (г. Владимир, учреждение ОД 1 ст. 2) неизвестно. Для политзаключенных сейчас не выделен отдельный корпус , но несколько политических камер находится в каждом из четырех корпусов тюрьмы: например, в третьем корпусе таких камер две - 72-я и 79-я.

    Так же  как  и  среди  политических  мордовских  лагерей,

значительную часть здесь составляют украинцы и прибалты, осужденные по так называемым националистическим делам. Вот далеко не полный список политзаключенных Владимира:

    1. МИХАИЛ  МАСЮТКО  из  г.  Феодосии,  45 лет,  осужден в

1965г. на 6 лет за распространение украинского самиздата, в частности своих рассказов о калмыцких лагерях, узником которых он был при сталинском режиме; находится в тюрьме по приговору суда, страдает тяжелым желудочным заболеванием.

    2. МИХАИЛ ГОРЫНЬ из г.  Львова,  46 лет, осужден в 1965г.

на 6 лет за распространение украинского самиздата, попал в тюрьму за жалобы на лагерную администрацию.

    3. МИХАИЛ ЛУЦИК,  осужден  по  аналогичному  делу.
    4. ЛЕВ ЛУКЬЯНЕНКО, юрист из г. Львова, 42 года, осужден в

1961г. на 15 лет, обвинение его и целой группы лиц в "измене Родине" основывалось на показаниях одного из обвиняемых, которому работники львовского УКГБ обещали, что он выйдет на свободу, - этот обвиняемый получил 10 лет.

    5. ИВАН КАНДЫБА, осужден или по одному делу с ЛУКЬЯНЕНКО,

или за выступление в защиту ЛУКЬЯНЕНКО. Срок не менее 10 лет.*

    * - 15 лет.
    6-8. Осужденные   в   1967г.   по    делу    "Украинского

национального фронта" (распространение самиздата типографским способом) ДМИТРИЙ КВЕЦКО, срок 15 лет, ЗИНОВИЙ КРАСИВСКИЙ, срок 12 лет, МИХАИЛ ДЯК, срок 12 лет.

    9. ЮСТАС ГИМБУТАС, литовец.
    10. ВАРАНАВИЧУС, литовец.
    11. ВАЙВАДА, литовец.
    12. КАРЛ ШЕФФЕРС, латыш.
    13. ЮСУФ АСЛАНОВ, черкес.
    14. ИГОРЬ  ОГУРЦОВ,  переводчик-востоковед из Ленинграда,

27 лет, осужден по делу "Всероссийского социал-христианского союза", в тюрьме находится по приговору суда.

    15. АНАТОЛИЙ САМЫШКИН.
    16. ГЕОРГ ГЛАДКО,  как уже сообщала "Хроника", осужденный

за побег из Восточной Германии в Западную.

    17-18. ЮЛИЙ ДАНИЭЛЬ, писатель, москвич, и ВАЛЕРИЙ РОНКИН,

студент, ленинградец.

    19-21. В   сентябре-октябре   1969г.   во   Владимир   из

мордовских лагерей переведены РАДЫГИН (см. четвертый выпуск "Хроники"), СЕМЕНЮК и ТЕРЕЛЯ.

    22. 8 ноября во Владимир  переведен  БЕРГ,  осужденный  в

1967г. за попытку организации подпольной типографии. В знак протеста против его перевода на третьем лагпункте мордовских лагерей (ст. Барашево, учреждение ЖХ 385/3) двое политзаключенных, НИКОЛАЙ ТАРНОВСКИЙ и одноделец БЕРГА - ВЯЧЕСЛАВ АЙДОВ, объявили голодовку. До недавнего времени во Владимирской тюрьме находился СВЯТОСЛАВ КАРАВАНСКИЙ. В 1944г. двадцатилетним юношей КАРАВАНСКИЙ был осужден на 25 лет. В 1962г., после принятия нового уголовного законодательства, когда дела двадцатипятилетников могли быть пересмотрены и сроки могли быть снижены до 15 лет, КАРАВАНСКОМУ срок был снижен до отбытого, около 18 лет, и он был освобожден.

    Вернувшись в   Одессу,   СВЯТОСЛАВ  КАРАВАНСКИЙ,  учился,

работал журналистом. В 1965г. он послал в газету "Известия" статью, критикующую национальную политику на Украине. Вскоре после этого он был арестован и отправлен в мордовские лагеря отбывать до конца 25-летний срок (более, чем на 7 лет). Формально это было проведено так: Генеральный прокурор СССР Р.А.РУДЕНКО опротестовал решение суда о снижении срока, и оно было отменено. Когда КАРАВАНСКИЙ в жалобах из лагеря стал добиваться восстановления справедливости и законности, он был переведен во Владимир.

    Осенью 1969г.  СВЯТОСЛАВУ КАРАВАНСКОМУ предъявлено  новое

обвинение - "антисоветская пропаганда", и он был отправлен в Киев, в следственный изолятор украинского КГБ.


    ГОЛОДОВКИ В ПОЛИТЛАГЕРЯХ МОРДОВИИ
    В ноябре-декабре 1969г. в потьминских лагерях (Дубровлаг,

учреждение 385), где содержатся политзаключенные, прошла волна голодовок.

    В 3-м лаготделении - производственный лагпункт (не путать

с больничным лагпунктом, находящимся также в 3-м лаготделении) - в ноябре состоялась голодовка протеста в связи с помещением в БУР заключенного БЕРГА. БЕРГ, осужденный по ст.70 УК РСФСР за создание совместно с ВЯЧЕСЛАВОМ АЙДОВЫМ нелегальной типографии, был переведен на 3-е лаготделение из 19-го лаготделения как специалист по нестандартному оборудованию. Однако на 3-м л/о его поставили на неквалифицированную работу, а затем за попытку протеста поместили в БУР.

    В голодовке приняли  участие  ВЯЧЕСЛАВ  АЙДОВ  и  НИКОЛАЙ

ТАРНОВСКИЙ (ст.70 УК РСФСР, также попытка создания нелегальной типографии), ИВАР ЖУКОВСКИС (ст.67 УК Лит. ССР, соотв. ст.70 УК РСФСР, журналист-международник, осужден за неугодное властям интервью), ВАЛЕНТИН КАРПЕНКО (ст.70 УК РСФСР, срок - полтора года), ВАЛЕРИЙ РУМЯНЦЕВ (ст.64 УК РСФСР, срок - 15 лет), ЛЕВ КВАЧЕВСКИЙ (ст.70 УК РСФСР, срок 3 года, см. выпуски "Хроники" NN 3 и 5 за 1968г.).

    После коллективной голодовки,  длившейся несколько  дней,

администрация выпустила БЕРГА из БУРа, признала его протест законным, а действия отрядного начальника АЛЕКСАНДРОВА, поставившего БЕРГА на неквалифицированную работу, неправильными, ВЯЧЕСЛАВА АЙДОВА, который отказался идти по вызову на беседу к начальству, так как был слишком слаб и не мог передвигаться после голодовки, немедленно посадили в БУР. В знак протеста объявили голодовку БЕРГ, ТАРНОВСКИЙ, ЖУКОВСКИС, КАРПЕНКО, РУМЯНЦЕВ и КВАЧЕВСКИЙ. Эта голодовка длилась несколько дней и заставила лагерную администрацию выпустить из БУРа и АЙДОВА.

    В середине   ноября   БЕРГА   внезапно    отправили    во

Владимирскую тюрьму, что явилось причиной третьей голодовки, длившейся три дня, в которой приняли участие АЙДОВ, ТАРНОВСКИЙ, ЖУКОВСКИС, РУМЯНЦЕВ и КВАЧЕВСКИЙ.

    В середине  ноября голодовка состоялась также на 17-м "а"

лагпункте Дубровлага. Одной из причин голодовки было то, что администрация лагпункта не разрешила ВИКТОРУ КАЛНЫНЬШУ (срок 10 лет, арестован и осужден в 1962г. по ст.66 и 67 Латв.ССР, соотв. ст.ст.64 и 70 УК РСФСР, дело о "подпольной антисоветской националистической организации", приговор опротестован сначала прокурором Латв.ССР, а затем - Генеральным прокурором СССР, но оставлен без изменения) получить посылку от родственников. Один из участников голодовки, ЮРИЙ ГАЛАНСКОВ, был во время голодовки переведен в третье (больничное) лаготделение и продолжал там голодать.

    В декабре  прошли  голодовки  почти  во всех политических

отделениях Дубровлага. Голодовки были связаны с Международным днем прав человека - 10 декабря.

    На 17-м  лагпункте  в  первой  декаде   декабря   провели

голодовку АЛЕКСАНДР ГИНЗБУРГ, ВИКТОР КАЛНЫНЬШ, ЛЕОНИД БОРОДИН, ВЯЧЕСЛАВ ПЛАТОНОВ (двое последних осуждены по делу ленинградских "христианских демократов", ст.70 УК РСФСР, см. вып. "Хроники" N 2 за 1968г.).

    Голодающие протестовали против перевода  во  Владимирскую

тюрьму ЮЛИЯ ДАНИЭЛЯ и ВАЛЕРИЯ РОНКИНА (см. вып. "Хроники" N 10 за 1969г.). Все четверо помещены в БУР. В третьем больничном отделении с 3 по 10 декабря по тому же поводу голодал ЮРИЙ ГАЛАНСКОВ.

    В 3-м производственном  лаготделении  АЙДОВ,  ТАРНОВСКИЙ,

ЖУКОВСКИС, КАРПЕНКО, РУМЯНЦЕВ и КВАЧЕВСКИЙ провели еще одну голодовку в знак протеста против перевода БЕРГА во Владимирскую тюрьму.

    На 19-м  лаготделении  два  дня  -  с  10  по 11 декабря

голодал П.М.ГОРЯЧЕВ (ст.64 УК РСФСР, до 1964г. - оперативный работник КГБ, затем - адвокат, осужден за попытку перехода границы). ГОРЯЧЕВ помещен в БУР.

    Приложение: В  связи  с  переводом  ДАНИЭЛЯ  и РОНКИНА во

Владимирскую тюрьму в различные официальные инстанции с июля по ноябрь было направлено около 30 запросов, главным образом от родственников ДАНИЭЛЯ и РОНКИНА. Эти запросы были направлены в районную прокуратуру Зубово-Полянского района Мордовской АССР, в Прокуратуру РСФСР, в Прокуратуру СССР, райнарсуд Зубово-Полянского района, Верховный суд Мордовской АССР, администрации лагпункта 17а, в управление Дубровлага, в МВД СССР, Президиум Верховного Совета РСФСР, ЦК КПСС. Ни на один из запросов до сих пор не дано ответа по существу.


    СЛЕДСТВИЕ ПО ДЕЛУ ОФИЦЕРА ФЛОТА ГАВРИЛОВА Г.В. И ДР.
    ПРОДОЛЖАЕТСЯ
    20 июня   1969г.   оперативная  группа  КГБ  на  квартире

СОЛДАТОВА С.И., проживающего в г. Таллине, произвела обыск. В постановлении на обыск, подписанном ст. следователем капитаном БОДУНОВЫМ, указывалось, что гр-ка ОЛЬГА БОНДАРЕНКО показала, что СОЛДАТОВ встречался у нее на квартире с неизвестным. При обыске были изъяты личная переписка с советским писателем В.М.ПОМЕРАНЦЕВЫМ, Декларация прав человека, стихи "Мечта о воле" и "На смерть Кеннеди", выписки из "Исповеди" Ж.РУССО, самиздатовская философская рукопись "Мир и человек".

    Первый допрос.  24 июня 1969 г,  КГБ ЭССР,  ул. Пагари 2.

Ст. следователь А.НИКИТИН.

    Следователь: Мы   хотели   бы  вас  допросить...  ПОКА  в

качестве свидетеля.

    СОЛДАТОВ: По какому делу меня допрашивают?
    След.: Вас   допрашивают   по   делу  Гаврилова  Геннадия

Владимировича и группы офицеров Балтийского флота, обвиняемых в антисоветской деятельности. Часто ли бываете в Москве?

    С.: Это не имеет отношения к расследуемому делу.
    След.: Знакомы ли вы с Якиром?
    С.: Я  заявляю,  что  никаких  данных о моих знакомых или

моей духовной жизни сообщать вам не собираюсь.

    (Далее следует   длинное   разъяснение    об    уголовной

ответственности за недачу показаний.)

    С.: Если у вас есть материал обвинения  против  меня,  то

сажайте меня без моего участия.

    След.: У нас много показаний против вас, у вас были связи

с этими офицерами. Мы достоверно это знаем.

    С.: Тогда  оформляйте   обвинение   на   основании   этих

показаний.

    СОЛДАТОВА уводят в другой кабинет.
    Полковник БАРКОВ: Вы же не враг советской власти?
    С.: Я враг беззакония.
    Б.: Почему же вы не помогаете следствию, не подтверждаете

очевидное? Мы точно знаем, что обвиняемый Гаврилов получил ваш адрес от Якира и встречался с вами. Ваш упорный отказ только укрепляет наши подозрения. Видимо, вы чувствуете за собой какие-то антисоветские грешки и вам неуютно...

    С.: Я уже сказал, сажайте меня без моей помощи.
    Б.: Мы как-то допросили и  отпустили  молодого  человека,

написавшего антисоветское стихотворение. Потом он просил, чтобы его посадили хотя бы на год. Видимо, и вам из-за тщеславия хочется выглядеть мучеником.

    С.: Я просто хочу прожить честным человеком.
    Б.: Как  же  тогда  понять  ваше  отношение  к советскому

закону?

    С.: Сами эти законы  несовершенны  и  часто  противоречат

человеческим правам.

    Б.: Но Солон сказал:  "Если законы  несовершенны,  то  да

простится ошибка законодателю". Подумайте, в какое положение вы ставите заслуженного капитана I ранга Бондаренко. Ведь его дочь подтверждает факт вашей встречи с офицерами у нее на квартире.

    С.: Это дело ее совести. Я знаю, что я сам говорю.
    Б.: Подумайте  о судьбе этих молодых офицеров.  Одному вы

уже ничем не поможете, положение другого могли бы облегчить...

    С.: Я  не могу облегчить ничьей судьбы,  идя против своей

совести.

    Б.: Это уже просто жестоко.  Как вы  можете  после  этого

говорить о правах человека, бороться за них...

    С.: Хорошо.  Я могу подтвердить только  показания  дочери

Бондаренко и офицеров, если это кого-то спасет.

    (СОЛДАТОВ подтвердил,  что с кем-то встречался,  времени,

места, внешнего вида и имен не помнит, разговор носил общий характер, ничего незаконного не заметил.)

    Б.: Почему не пригласили к себе домой?
    С.: Моя жена не любит принимать незнакомых людей.
    Б.: Не  передавали  они вам документов?  Не вели ли они с

вами переговоров о создании "Союза борцов за политическую свободу" и издания газеты "Демократ"? Не обещали ли вы достать для них шрифт? Известен ли вам документ "Надеяться или действовать?"

    (СОЛДАТОВ на все вопросы ответил отрицательно.)
    Б.: Ваше политическое кредо?
    С.: Правительство   обязано   прислушиваться   к   мнению

инакомыслящих, демократической интеллигенции и проводить демократические свободы, чего оно не делает.

    (Подписывает протокол.)
    Б.: Хотите  вы  или  нет,  но вопрос о ваших отношениях с

Якиром обязательно всплывет.

    С.: Моей позиции это не изменит.
    Б.: Вы,   видимо,   недовольны    нашей    политикой    в

Чехословакии?

    С.: Да, я не в восторге от этого.
    Б.: Вам хотелось бы, чтобы ФРГ ввела туда свои войска?
    С.: Мне  не  хотелось  бы  вести  этот  спор  в  КГБ.  До

свидания.

    Второй допрос.  28 июня 1969г.  КГБ ЭССР. Ст. следователь

А.НИКИТИН.

    НИКИТИН: Что вы можете сказать о письме в ЦК, подписанном

вами и вашими товарищами по Ленинградскому политехническому институту?

    СОЛДАТОВ: Только   то,   что   мы  получили  от  него  не

удовлетворивший нас ответ.

    Н.: Откуда у вас тетрадь с политическими заметками?
    С.: Нашел в аудитории и храню.
    Н.: Откуда у вас самиздатовская философская рукопись?
    С.: Не помню.
    Н.: Откуда у вас стихотворение "Мечта о воле", "На смерть

Кеннеди"?

    С.: Отказываюсь пояснять.
    Н.: Как    началась    ваша    переписка    с   писателем

В.Померанцевым? Он ваш друг?

    С.: Просто знакомый.  По моей инициативе.  Других  данных

сообщить не имею. Выражаю протест против незаконного изъятия у меня материалов, не имеющих отношения к делу, в том числе Декларации прав человека.

    Н.: Обращайтесь с протестом в Особый отдел  ДКБФ  (Дважды

Краснознаменный Балтийский флот). Мы выполняем их поручение.

    С.: Я   -   лицо  гражданское.  Мои  документы  не  имеют

отношения к делу этих офицеров.

    Н.: Мы сами решаем, имеют или не имеют отношение.
    С.: Отсюда и начинается произвол. Нарушена статья 140 УПК

РСФСР.

    Н.: Но это было раньше. У нас сейчас все по-другому.
    С.: А  аресты  за убеждения,  заключение здоровых людей в

психиатричку?

    Н.: Этот  вопрос  решают медработники,  а не мы.  Мы даже

помогаем устраиваться на работу бывшим политзаключенным.

    С.: Вашу благотворительность мы видим воочию.
    Н.: Посадили каких-то двух...  а вы на стенку лезете, шум

на весь мир поднимаете. А престиж страны? (Подразумеваются ДАНИЭЛЬ и СИНЯВСКИЙ.)

    С.: Вопрос не в нации,  а в принципе. Речь идет о свободе

слова и творчества. Кроме того, один смелый борец за свободу дороже миллиона трусливых обывателей.

    Н.: Ну,  ладно.  Это все очень абстрактно.  Я надеюсь все

же, что вы перемените свое отрицательное отношение к КГБ.

    С.: Даже если бы я убедился,  что  вы  сейчас  соблюдаете

законность, то кто даст гарантию на будущее?

    Н.: Конечно, в случае обострения международной обстановки

мы примем меры против тех, кто стрелял в нас. (??)

    (Дается подписка о невыезде.)
    Третий допрос.  3  сентября 1969г.  Особый отдел ДКБФ КГБ

СССР, ул. Тоомпеа 8. Ст. следователь капитан БОДУНОВ.

    БОДУНОВ: Нас не удовлетворяют ваши показания в КГБ  СССР.

Надеюсь, вы образумились. (Далее следует читка протоколов допроса обвиняемого А.В.КОСЫРЕВА: "Я просил его (СОЛДАТОВА) оказать содействие в создании "Союза борцов за политическую свободу" и издании газеты "Демократ", на что он очень охотно согласился... Он обещал также достать типографский шрифт... Телефон его дал Якир...") Что вы можете сказать по этому поводу?

    СОЛДАТОВ: Не припоминаю  такого  разговора.  Говорили  на

общие темы.

    Б.: Давно знаете Якира?
    С.: Почему вы так упорно интересуетесь Якиром?  Насколько

мне известно, Якир - всеми уважаемый гражданин, легально выступающий за права человека.

    Б.: Но  ведь  его  личный  друг  И.Габай   арестован.   Я

разговаривал со следователем, который его допрашивал. Так что за ним не только легальные дела.

    С.: Сказать  по  этому  поводу  ничего  не могу.  Неясно,

почему Косыреву надо было со мной встречаться.

    Б.: Он видел в вас борца.
    С.: Я этого не заслужил.
    Б.: Хорошо, подождите в соседней комнате.
    (Далее следует процедура опознания и очной ставки, в ходе

которой КОСЫРЕВ опознает СОЛДАТОВА и подтверждает свои показания о разговоре.)

    Б. (СОЛДАТОВУ): Что вы можете сказать на это?
    С.: Считаю  подлое   и   трусливое   поведение   Косырева

недостойным офицера.

    Б. (ударяя ладонью о стол): Я не позволю здесь заниматься

инсинуациями. Вы сидите на бочке с порохом, которая в каждую минуту грозит взорваться.

    С. (КОСЫРЕВУ):  Есть  суд  КГБ,  и  есть  суд  товарищей,

истории. Перед ним вы будете отвечать всю жизнь.

    Б.: Нет суда КГБ, есть советский народный суд.
    С.: Есть  еще  суд  совести.  Важно  в   любых   условиях

оставаться честным.

    Б.: С вашим честным  поведением  вам  недолго  гулять  на

свободе.

    С.: Опыт   показывает,  что  честные  люди  часто  теряли

свободу, становились политзаключенными. Их потом реабилитировали. Предпочитаю быть реабилитированным, а не сволочью на свободе... Прошу дать мне возможность выступить на суде.

    Б.: Зачем?
    С.: Чтобы высказать свое мнение по данному делу.
    Б,: От имени кого? Кто вас уполномочил? Комсомольская или

профсоюзная организация?

    С.: От имени демократической интеллигенции.
    Четвертый допрос.  Особый отдел ДКБФ.  4 сентября  1969г.

Ст. следователь БОДУНОВ.

    (Очная ставка   с   главным  обвиняемым  ГАВРИЛОВЫМ  Г.В.

ГАВРИЛОВ СОЛДАТОВА не опознал.)

    С.: Я требую моего участия в будущем судебном процессе.
    Б.: Вам  там  нечего  делать.  Вы  не помогаете раскрытию

истины.

    С. (ГАВРИЛОВУ):  Меня  зовут  (ф.и.о.),  Помните,  что  я

всегда буду рад встретиться с вами. Чем могу помочь?

    ГАВРИЛОВ: Может быть и встретимся. Мне ничего не надо.
    Пятый допрос.  23 сентября 1969г.
    СОЛДАТОВА вызвали в Особый отдел ДКБФ,  где  его  ожидали

майор КГБ ТИХОНОВ и три человека в белых халатах, оказавшиеся врачами Республиканской психиатрической больницы во главе с военврачом ПЕТРЕНКО. Освидетельствование производилось так:

    - Не болели ли ваши родители? - Нет.
    - Вы единственный сын в семье? - Да.
    - Вы пошли в школу своевременно? - Да.
    - Чем увлекались в школе? - Математикой и спортом.
    - Не стремились ли быть вожаком? - Нет.
    - Почему окончили среднюю школу не в 18,  а в 19  лет?  -

Война.

    - Почему выбрали машиностроение? - Нравилось.
    - Успешно ли сдавали экзамены? - Да.
    - Как выбирали друзей? - По честности и уму.
    - Почему  перешли  с  одного  завода  на другой?  - Менял

профиль.

    - Не завидуют ли вам ваши сослуживцы? - Нет.
    - Какие у вас отношения с коллективом? - Корректные.
    - Ах, только корректные. Почему не сердечные? - Друзей не

выбирают по заказу.

    - Не  чувствуете ли вы,  что можете совершить переворот в

технике? - Нет.

    - Ваши родители черствы к вам? - Нет.
    - Почему вы женились на вашей жене? - Понравилась.
    - Не было ли у вас любви без взаимности? - Была.
    - Делитесь ли вы своими взглядами с женой?  -  Она  судит

меня по делам.

    - Довольна ли ваша жена вами?  - Узнайте у нее. Выбирайте

ваши вопросы.

    - Не кажется  ли  вам,  что  жизнь  плоха  и  люди  плохо

относятся к вам? - Не кажется.

    - Верите ли вы в таинственные силы.  В загробную жизнь? -

Это спорные вопросы.

    - Ваши любимые писатели? - Цвейг, Диккенс, Толстой.
    - Бывали ли вы в церкви? - Бывал.
    - Когда вас стали интересовать  религиозные  и  моральные

проблемы? - С тех пор, как научился думать.

    - Почему вы  ими  интересуетесь?  -  Не  все  в  жизни  в

порядке.

    - Почему   вы   любите   Толстого?   -    Он    исследует

общечеловеческое.

    - Ваше отношение к военной службе?  - Еще не определилось

ввиду мирного времени.

    - Как вы относитесь к найденной у  вас  рукописи  "Мир  и

человек"? - Много непонятного.

    - Откуда вы ее получили? - От знакомых.
    - Как  вы  относитесь к введению войск в Чехословакию?  -

Отрицательно.

    - Как нужно регулировать этот вопрос? - Мирным путем.
    - Не хотите ли вы возглавить делегацию для переговоров? -

Я не компетентен в политике.

    - Как вы относитесь к политике Советского Союза?  - Чтобы

разобраться, нужна информация с обеих сторон. Я ею не располагаю.

    - Не   считаете  ли  себя  способным  изменить  советскую

государственную систему? - Историю делают массы.

    - Почему мы здесь собрались и беседуем? - КГБ заботится о

моем здоровье.

    - Почему вами интересуется КГБ?  - За неугодные взгляды и

плохие знакомства.

    - Не огорчают ли вас вызовы в КГБ? - Стали привычными.
    - Не  огорчает  ли  вас настоящая ситуация?  - Мне сейчас

стыдно за медицину.

    - Были  ли  у  вас  ушибы  на  голове?  -  Были в большом

количестве.

    - Что  вы все время иронически улыбаетесь?  - Меня радует

этот торжественный ритуал. Он от бессилия.

    (Следует медицинский осмотр.)


    АРЕСТ ВЛАДМИРА ГЕРШУНИ
    ГЕРШУНИ ВЛАДИМИР   ЛЬВОВИЧ,  1930г.  рождения,  племянник

основателя партии социалистов-революционеров - Г.А.ГЕРШУНИ.

    В 1949г.   ВЛАДИМИР  ГЕРШУНИ  был  арестован  и  решением

Особого совещания осужден на 10 лет спецлагерей за участие в антисталинской юношеской группе. Дело 1949г. вел следователь МГБ НИКОЛЬСКИЙ (в настоящее время он пенсионер). Вл.ГЕРШУНИ истязали на следствии. Он был в том лагере, который описан в повести СОЛЖЕНИЦЫНА "Один день Ивана Денисовича", был вместе с автором повести.

    ГЕРШУНИ -   человек  с  необычайно  развитым  инстинктом

справедливости. Противодействие лжи, насилию для него не часть жизни - а вся жизнь. Он непримирим к любым проявлениям сталинщины. В числе других, обличающих произвол документов В. ГЕРШУНИ подписал обращение в Комиссию по правам человека ООН.

    За три  недели до ареста В.  ГЕРШУНИ был задержан в метро

(см. 10-й вып. "Хроники" за 1969г.). У ГЕРШУНИ на линейной службе милиции (обыском руководили лица в штатском) были изъяты материалы Самиздата (в том числе письмо В.И.ЛЕНИНА членам Политбюро от 1 февраля 1922г. и рукопись сатирической повести "Дядя"). На следующий день после ареста ГЕРШУНИ - 18 октября 1969г. - у него на квартире был проведен обыск. В протоколе обыска указаны два наименования: 1. самиздатовские рукописные и машинописные материалы; 2. П.Г.ГРИГОРЕНКО, сборник "Памяти А.Е.Костерина"- машинописный текст. 21 октября на квартире у ГЕРШУНИ был произведен повторный обыск. В этот же день в Москве на квартирах у НАТАЛЬИ ГОРБАНЕВСКОЙ, ТАТЬЯНЫ ХОДОРОВИЧ и АНАТОЛИЯ ЯКОБСОНА также были произведены обыски - весьма возможно, что по делу ГЕРШУНИ.

    Следствие по  делу  ГЕРШУНИ ведет следователь прокуратуры

г. Москвы Н.В.ГНЕВКОВСКАЯ. Обвинение предъявлено по ст.190-1 УК РСФСР.

    После ареста  ГЕРШУНИ  был  помещен  в  Бутырскую тюрьму,

через неделю он был переведен в институт им. Сербского для психиатрической экспертизы, которая признала ГЕРШУНИ невменяемым. ВЛАДИМИР ГЕРШУНИ находится в Бутырской тюрьме. Окончание следствия ожидается в январе-феврале 1970г.


    АРЕСТЫ МОСКОВСКИХ СТУДЕНТОВ
    20 ноября  1369г.  КГБ   арестован   студент   IV   курса

физико-химического отделения МФТИ* ВЯЧЕСЛАВ БАХМИН. Ему 22 года, он окончил 18 (колмогоровский) интернат, в 1966г. поступил в институт. В общежитии, где он жил, был произведен обыск, на котором сам БАХМИН не присутствовал; ребятам из общежития было сказано, что он ушел в поход. (Теперь, через три недели после ареста, БАХМИНА хотят исключить из института за непосещение занятий.)

_________

    * - Московский физико-технический институт
                           *****
    1 декабря  одновременно  прошли обыски в шести московских

квартирах и были арестованы две студентки: ИРИНА КАПЛУН (МГУ, 3 курс филологического факультета, отделение структурной и прикладной лингвистики) и ОЛЬГА ИОФЕ (МГУ, 2 курс вечернего отделения экономического факультета). У ИОФЕ при обыске были изъяты некоторые материалы "Самиздата", ее собственные стихи и бумаги, стихи ее отца Ю.М.ИОФЕ, пишущая машинка. Обыск производился в присутствии ОЛЬГИ ИОФЕ, после обыска ее увезли на допрос в сопровождении 10 человек, в 9 час. вечера был подписан ордер на арест. В тот же день взяли на допрос ИРИНУ КАПЛУН. Перед этим, еще в университете, у нее заболело сердце, и она ушла с занятий, но до дому не дошла, ее, видимо, забрали на дороге и, не заводя домой на обыск, отправили в КГБ. Обыск производился одновременно с ее допросом. Были изъяты материалы "Самиздата", стихи и рассказы КАПЛУН, самодельный сборник стихотворений ЕВТУШЕНКО, пишущая машинка.

    Девочкам по    19    лет.   ОЛЬГА   ИОФЕ   окончила   444

физико-математическую школу, ИРИНА КАПЛУН - 16 языковую спецшколу. В 1966г. обе девочки вместе с 9-ю ребятами из 16-й спецшколы (никому из них не было 16-ти лет) расклеивали листовки. Содержание листовок: не должно повториться сталинское время, все в наших руках.

    В разных  районах  Москвы  было  расклеено  и  брошено  в

почтовые ящики квартир около 300 листовок. Большинство листовок получившие отнесли в КГБ. Основной вопрос, который потом задавался ребятам: назовите взрослых, кто вами руководил? Следствие вел майор ЕЛИСЕЕВ. Уроки в школе чередовались с допросами, которые продолжались по 4-6 часов. На допросах девочкам говорили: "Если вы считаете, что у нас не все благополучно, пришли бы посоветоваться к нам, в КГБ". Было сказано о дяде ИРИНЫ КАПЛУН (революционер, работал в Профинтерне, Коминтерне, при ЦК, сидел при царе, в 1938 году - расстрелян, в 1956г. - реабилитирован), что "надо сказать спасибо, что его вообще реабилитировали, могли бы этого не делать". Дело в суд передано не было. По окончании следствия за ребят взялась школьная администрация. Были беседы и "разговоры по душам" в райкоме комсомола. Везде один и тот же вопрос: "Мне-то вы можете сказать, кто у вас там был взрослый?" В итоге: двоих выгнали из комсомола, одну выгнали из школы, всем объявили выговоры с занесением в личное дело, двоих учителей лишили права преподавать, директора сняли с работы, объявили выговоры классным руководителям и сняли их с классного руководства.

    Предполагается, что теперь арест  И.  КАПЛУН  и  О.  ИОФЕ

связан с готовившимся протестом против празднования 90-летия со дня рождения СТАЛИНА.

                           *****
    В тот  же  день,  1  декабря,  происходил  обыск и допрос

ТАТЬЯНЫ ХРОМОВОЙ, студентки 4 курса МГИАИ*. Во время обыска изъяты личные письма и папка со стихами О.МАНДЕЛЬШТАМА. Хотели увезти иконы, очень интересовались, откуда они, но после долгих просьб согласились оставить. Интересовались, верит ли ХРОМОВА в Бога, и почему так много в квартире стихов на религиозную тему.

__________

    * - Московский государственный историко-архивный институт.
                           *****
    5 декабря  во  Дворце  съездов  была  арестована  ВАЛЕРИЯ

НОВОТВОРСКАЯ*, которая разбрасывала и раздавала листовки перед началом оперы "Октябрь". НОВОТВОРСКАЯ не пыталась скрыться и раздавала листовки до тех пор, пока к ней не подошли сотрудники КГБ. Листовки написаны в стихах, их тема - наши танки в Чехословакии, и, вероятно, что-то сказано о Конституции. На квартире НОВОТВОРСКОЙ при обыске отобраны три рукописные книжки ее стихов в нескольких экземплярах.

    ВАЛЕРИИ НОВОТВОРСКОЙ 19 лет,  окончила школу в  1968г.  с

медалью и блестяще поступила в Институт иностранных языков на французское отделение. К моменту ареста училась на 2 курсе.

__________

    * - НОВОДВОРСКАЯ - исправлено в "Хронике" N 12.


    ЗАДЕРЖАНИЕ, АРЕСТ И СУД НАД ВИКТОРОМ КРАСИНЫМ
    ВИКТОР КРАСИН,  1929г.  рождения, бывший узник сталинских

лагерей, экономист по специальности, член Инициативной группы по защите гражданских прав в СССР. Отец троих детей.

    20 декабря в 23 часа  45  мин.  КРАСИН  был  задержан  на

квартире своего друга. Сотрудники милиции и агенты в штатском ворвались в квартиру, едва не сорвали дверь с петель. Грубо оттолкнув хозяйку квартиры, распахивая на ходу шкафы в коридоре, устремились в комнату, где был ВИКТОР КРАСИН. Ему предъявили постановление на задержание, подписанное прокурором Перовского района г. Москвы. В той же квартире находилась жена КРАСИНА с тремя детьми и семеро детей хозяев квартиры, они были разбужены среди ночи.

    Жена КРАСИНА   хотела  сообщить  по  телефону  друзьям  о

задержании мужа, но ей не позволили этого сделать и обозвали хулиганкой. Без предъявления ордера на обыск пришедшие хотели обыскать квартиру. Хозяин хотел воспротивиться этому, но у него самого была изъята переводная работа, якобы на экспертизу. После этого КРАСИНА увезли.

    Друзья и  жена всю ночь разыскивали КРАСИНА по отделениям

милиции г. Москвы, и только днем удалось узнать, что он содержится в 57 о/м. Ни друзьям, ни даже жене не сообщили причин задержания. Утром 22 декабря КРАСИН был переведен в 102 о/м, где и находился последующие дни. МИХАЙЛОВ, заместитель начальника уголовного розыска 102 о/м, в разговоре с АННОЙ КРАСИНОЙ, женой ВИКТОРА КРАСИНА, сказал: "Как прикажут, так и будет - или освободим или осудим, это не от нас зависит". Пока КРАСИН находился в милиции (три дня), вход туда строго контролировался, каждого входящего строго спрашивали, куда и к кому идет. Вечером 22 декабря к КРАСИНУ вызывалась неотложка; диагноз - спазм аорты, и все-таки КРАСИНА оставили в той же камере - в ужасных условиях: нет ни окна, ни вентиляции, в камере - пьяницы, хулиганы, душевнобольные, которых больница не принимает на лечение.

    23 декабря  состоялась  медицинская  экспертиза,  которая

обнаружила у КРАСИНА болезни сердца, желудка. Экспертиза установила, что КРАСИН не может заниматься тяжелым физическим трудом и рекомендовала работу по специальности.

    23 декабря  КРАСИН  был  доставлен  на  собеседование   к

прокурору Перовского района, где ему, наконец, сообщили причины задержания и ареста: год и три месяца не работал, не заботился о детях, не посещал родительские собрания в школе, не присутствовал на дне рождения своего сына.

    КРАСИН известен  как активный борец против сталинизма.  В

последнее время КРАСИН заканчивал работу над кандидатской диссертацией, внештатно работал техническим переводчиком во ВИНИТИ*.

__________

    * -    Всесоюзный    научно-исследовательский    институт

технической информации.

    23 декабря в 18 часов после беседы с прокурором состоялся

суд. Жене КРАСИНА не было сообщено о времени и месте суда, и она случайно оказалась на суде и выступила свидетелем. КРАСИНУ было предъявлено обвинение (Указ Верховного Совета РСФСР от 4 мая 1961г.) в том, что он вел антиобщественный, паразитический образ жизни. Обвинение основывалось на характеристике с места работы, где КРАСИН не работал уже год и три месяца. Характеристика была подписана Б.МИХАЛЕВСКИМ, зав. лабораторией Центрального экономико-математического института. Обвинение в том, что КРАСИН не посещал родительские собрания и не был на дне рождения у сына, фигурировали и на суде.

    Судья задал  КРАСИНУ вопрос,  почему у его матери фамилия

РОЗЕНБЕРГ, КРАСИН ответил, что мать оставила девичью фамилию.

    АННА КРАСИНА   заявила,  что  не  имеет  к  мужу  никаких

претензий, что в течение многих лет вся семья жила только на зарплату мужа и никого не интересовало, что едят ее дети, что теперешний ее заработок ........** переводами, что она заинтересована в окончании работы над диссертацией. АННА КРАСИНА заявила, что судить ее мужа как тунеядца - беззаконие.

__________

    ** - Пропуск в оригинале.
    Судья спросил КРАСИНА,  что он может сказать суду. КРАСИН

ответил, что не считает себя тунеядцем, но если суд вынесет обвинительный приговор, то он обжалует его в порядке прокурорского надзора.

    КРАСИНА приговорили  к  пяти  годам  (максимум  по  этому

Указу) высылки. 24 декабря он был этапирован в Красноярский край.


    АРЕСТ НАТАЛЬИ ГОРБАНЕВСКОЙ
    24 декабря 1969г.  была арестована НАТАЛЬЯ ГОРБАНЕВСКАЯ.
    НАТАЛЬЯ ГОРБАНЕВСКАЯ,  1936г. рождения, в 1963г. окончила

филологический факультет ЛГУ*, талантливый поэт, участник демонстрации 25 августа 1968г. на Красной площади против ввода войск в Чехословакию, автор книги "Полдень", где собраны материалы о демонстрации 25 августа, член Инициативной группы по защите гражданских прав в СССР, мать двоих маленьких детей (старшему - 8 лет, младшему - 1 год 7 мес.).

__________

    * - Ленинградский государственный университет
    24 декабря у  ГОРБАНЕВСКОЙ  на  квартире  был  произведен

обыск. Постановление на обыск подписано ст. следователем прокуратуры г. Москвы Л.С.АКИМОВОЙ, обыск производил следователь прокуратуры ШИЛОВ. При обыске изъяты самиздат, рукопись "Бесплатная медицинская помощь", "Реквием" с дарственной надписью А.АХМАТОВОЙ.

    У друзей,  присутствовавших на квартире у ГОРБАНЕВСКОЙ во

время обыска, был произведен личный обыск.

    НАТАЛЬЕ ГОРБАНЕВСКОЙ предъявлено обвинение по ст.190-1 УК

РСФСР, следствие ведет Л.С.АКИМОВА. Сейчас ГОРБАНЕВСКАЯ в Бутырской тюрьме.

    НАТАЛЬЯ ГОРБАНЕВСКАЯ еще в 1968г. - после демонстрации 25

августа - была объявлена невменяемой, и теперь ей угрожает бессрочное заключение в больнице-тюрьме.


    СУД НАД ВЛАДИМИРОМ БОРИСОВЫМ (ЛЕНИНГРАД)
    19 ноября  состоялся  суд   над   ВЛАДИМИРОМ   БОРИСОВЫМ,

обвинявшимся по ст.190-1 УК РСФСР. В.Е.БОРИСОВ признан невменяемым; определением суда ему назначено принудительное лечение в психиатрической больнице специального типа (т.е. в больнице-тюрьме). Одно из оснований уголовного дела против БОРИСОВА - его подпись под обращением в Организацию Объединенных Наций.

    БОРИСОВ В.Е.,    1943г.    рождения,    электрик,    член

Инициативной группы по защите гражданских прав в Советском Союзе. С 1964 по 1968г. находился в психиатрической больнице-тюрьме в Ленинграде (Арсенальная 9), ст.70 УК РСФСР. В мае 1969г. БОРИСОВ подписывает обращение в ООН и письмо в защиту П.Г.ГРИГОРЕНКО. В июне его вызывает гл. врач психоневрологического диспансера Выборгского района г. Ленинграда, где БОРИСОВ состоял на учете после выхода из спецбольницы весной 1968г.

    12 июня 1969г. за БОРИСОВЫМ на работу прислали санитарную

машину с двумя врачами из диспансера, отобрали у него имеющийся при себе самиздат и увезли в диспансер. Никаких бесед с БОРИСОВЫМ не проводили. Один из врачей подошел к БОРИСОВУ и сказал: "Послушайте, Борисов, вы же нормальный парень, неужели вам в сумасшедшем доме хочется быть? Смените свои политические убеждения". Другой врач стал просматривать изъятую у БОРИСОВА литературу: "Это я видел, это видел, а вот это - что-то новое, надо посмотреть". Его окликнул коллега: "Оставь это, а то окажешься там же, где он".

    В диспансер приехала ДЖЕММА  КВАЧЕВСКАЯ,  жена  ВЛАДИМИРА

БОРИСОВА. Она просила отдать ей изъятую у мужа литературу, на что ей ответили: "Литература будет приложена к истории болезни".

    Врач диспансера сказал  БОРИСОВУ,  что  "госпитализировал

его не по собственной воле, а выполнял приказ", и отправил БОРИСОВА в 4-ю психиатрическую больницу г. Ленинграда (гл. врач больницы - одновременно главный психиатр г. Ленинграда - БЕЛЯЕВ ВЛАДИМИР ПАВЛОВИЧ).

    На следующий  день  с  БОРИСОВЫМ  беседовал  В.П.БЕЛЯЕВ в

присутствии врачей и санитаров. БОРИСОВУ задавались вопросы о его взглядах и убеждениях, о причинах госпитализации 64 года. В конце беседы БЕЛЯЕВ сказал, что судьбу БОРИСОВА будет решать комиссия, которая затребует документы из мест прежней госпитализации, что недели полторы БОРИСОВ будет находиться в этой больнице, что ему разрешается читать литературу, изданную в Советском Союзе, но нельзя ее комментировать больным, что можно иметь бумагу и карандаш, но все написанное БОРИСОВ обязан сдавать на проверку и не имеет права переписываться с волей. На вопрос БОРИСОВА: "На каком основании меня сюда привезли?" БЕЛЯЕВ ответил: "К нам поступили сигналы, что у вас изменилось поведение: вы стали нервным, возбудимым". БЕЛЯЕВ отказался сообщить, кто "сигнализировал".

    23 июня  БОРИСОВА  пригласили  в  кабинет  главного врача

больницы, где присутствовала "высокая" комиссия: горпсихиатр В.П.БЕЛЯЕВ, генерал-майор ТИМОФЕЕВ, главный психиатр Ленинградского военного округа (несколько месяцев назад ушедший на пенсию; в 1965г. комиссовал БОРИСОВА в ленинградской тюрьме-больнице), зав. отделением 4-й психиатрической больницы и человек в штатском, отказавшийся себя назвать (как выяснилось позже, это был главный врач 3-й психиатрической больницы г. Ленинграда СЛУЧЕВСКИЙ). Вел беседу в основном ТИМОФЕЕВ о прошлом, о причинах теперешней госпитализации. БОРИСОВУ сообщили, что его привезли сюда за самиздат и за подписание писем-протестов; которые могут (по словам человека в штатском) рассматриваться только как свидетельство психического заболевания, либо хулиганства.

    ТИМОФЕЕВ интересовался,     каким     образом     БОРИСОВ

познакомился с П.Г.ГРИГОРЕНКО. БОРИСОВ ответил: "На Арсенальной" - т.е. в спецбольнице. Затем ТИМОФЕЕВ стал расспрашивать БОРИСОВА о других его московских знакомых, об их взглядах, о том, что и почему не нравится БОРИСОВУ в советской действительности. БОРИСОВУ был задан вопрос, как он собирается вести себя в дальнейшем, на что БОРИСОВ ответил, что никаких заверений давать не намерен: все будет зависеть от обстоятельств. На этом заседание комиссии закончилось.

    Решение комиссии было объявлено не БОРИСОВУ,  а его жене:

необходимо дальнейшее лечение. БОРИСОВ был переведен в больницу по месту жительства (3-я психиатрическая больница им. Скворцова-Степанова, 15 отделение). В беседе с женой зав. отделением заявила, что БОРИСОВ нуждается в лечении, потому что ведет себя не так, как полагается нормальному человеку. На возражения жены, что это - не проявление болезни, а система взглядов, заведующая ответила: "Может быть, но ему не повезло: он состоит на учете. Поэтому то, что для нормального человека - система взглядов, для вашего мужа - проявление заболевания", и посоветовала жене повлиять на мужа, чтобы он образумился, а иначе ему придется постоянно лечиться.

    В Самиздате  имеется   подробная   запись   о   помещении

В.БОРИСОВА в психбольницу - "Социально-беспокойный".

    Пока "Хронике" неизвестно,  в какую больницу-тюрьму будет

помещен БОРИСОВ.


    СУД НАД ГЕНРИХОМ АЛТУНЯНОМ
    26 ноября   в   Харькове   состоялся   суд  над  ГЕНРИХОМ

АЛТУНЯНОМ, радиотехником, разжалованным майором, членом Инициативной группы по защите гражданских прав в СССР (см. 9-й вып. "Хроники"), отцом двоих детей. При аресте АЛТУНЯНУ было предъявлено обвинение по ст.62 УК УССР, соотв. ст.70 УК РСФСР, - антисоветская пропаганда и агитация. В конце предварительного следствия ст.62 была заменена на ст.187-1 УК УССР, соотв. ст.190-1 УК РСФСР, - изготовление и распространение документов, содержащих заведомо ложные измышления, порочащие советский государственный и общественный строй.

    На процессе  были  допрошены  15  свидетелей,  из  них  8

свидетелей защиты. Суду были предъявлены изъятые у АЛТУНЯНА при обыске рукописи, письма, черновики. Процесс был открытым, зал заседания, как всегда при подобных процессах, был заполнен специально подобранной публикой до начала судебного разбирательства.

    Прокурор ТРУХИН, судья КЛЮЧКО, адвокат АРИЯ.
    АЛТУНЯНУ вменялось в вину следующее:
    1. разговор с  одним  из  свидетелей  обвинения;  в  этом

разговоре АЛТУНЯН осуждал ввод войск стран Варшавского договора в Чехословакию и приветствовал демонстрацию на Красной площади 25 августа 1968г., а также говорил, что у нас в стране существует государственный антисемитизм;

    2. неоконченный  черновик  письма  АЛТУНЯНА к Московскому

совещанию компартий, в котором он протестовал против увольнения с работы людей, подписавших письмо в ООН; как объяснил АЛТУНЯН на суде, он отказался от мысли написать это письмо, проверив факты; в обвинительной речи прокурор ссылался на то, что в иностранной прессе были опубликованы сведения из черновика письма АЛТУНЯНА, тем самым косвенно утверждая, что АЛТУНЯН передал их западной прессе;

    3. изготовление   последней   страницы   стенографической

записи беседы академика АГАНБЕГЯНА с сотрудниками издательства "Мысль" (написана рукой АЛТУНЯНА); на предварительном следствии акад. АГАНБЕГЯН, вызванный свидетелем, заявил, что он никогда ничего подобного не говорил и что это действительно - клевета на советский государственный и общественный строй; АГАНБЕГЯН на суд не явился, хотя был вызван в качестве свидетеля обвинения; суд, посовещавшись на месте, решил, что судебное разбирательство можно продолжать в его отсутствие; при допросе АЛТУНЯН объяснил, что потерял последнюю страницу стенограммы и пытался восстановить ее по памяти;

    4. составление    и    подписание    письма    в   защиту

П.Г.ГРИГОРЕНКО;

    5. подписание  письма  в ООН (АЛТУНЯН - член Инициативной

группы);

    6. подписание     письма    к    Московскому    совещанию

коммунистических и рабочих партий, июнь 1969г.

    Обвинительная речь  прокурора  содержала   в   себе   все

обвинения, подпадающие под статью 70, вплоть до того, что АЛТУНЯН совершал особо опасные государственные преступления, хотя он обвиняется по ст.190-1, а не по ст.70. Прокурор ТРУХИН требовал лишения свободы для обвиняемого на три года.

    Адвокат АРИЯ в своей речи согласился с 4,  5 и 6 пунктами

обвинения, но заявил, что документы не являются заведомо ложными, так как подсудимый АЛТУНЯН искренне верил фактам, изложенным в них.

    Справедливость трех   первых  пунктов  обвинения  адвокат

отрицал.

    В заключительной  части  речи  он  обратился  к  суду   с

просьбой вынести подсудимому АЛТУНЯНУ наказание, не связанное с лишением свободы.

    АЛТУНЯН себя  виновным  не признал.  В последнем слове он

сказал, что всегда боролся и будет бороться против проявлений сталинизма в нашей стране.

    Суд, основываясь  на  том,  что  АЛТУНЯН,   имея   высшее

образование, не мог не понимать, что инкриминируемые ему документы носят клеветнический характер, тем более, что его неоднократно предупреждали партийные и государственные органы о незаконных действиях, выразившихся в составлении и подписании документов, входящих в обвинение, приговорил АЛТУНЯНА к трем годам лагерей общего режима. Приговор целиком повторил обвинительное заключение. Суд вынес частное определение для всех свидетелей защиты, подписавших, как и АЛТУНЯН, письмо в защиту ГРИГОРЕНКО и обращение в ООН: НЕДОБОРЕ, КАРАСИК, ПОНОМАРЕВУ, ЛЕВИНУ, ЛИФШИЦУ, КАЛИНОВСКОМУ, ПОДОЛЬСКОМУ и КОРНИЛОВУ, - выделяя их дела в особое судопроизводство. Зато свидетель обвинения ИРХА, парторг военной академии, где преподавал АЛТУНЯН, позволил себе заявить на суде, что еще неизвестно, правильно ли реабилитирован командарм И.ЯКИР.

    23 декабря     в     Киеве    происходило    кассационное

разбирательство по делу ГЕНРИХА АЛТУНЯНА. Друзья не были допущены в зал заседания, им было объявлено, что заседание секретное. Из обвинительного приговора был исключен 3-й пункт и фраза, что "Алтунян совершал особо опасные преступления". Срок лишения свободы был оставлен без изменения.


    РЕПРЕССИИ ПРОТИВ ЧЛЕНОВ ИНИЦИАТИВНОЙ ГРУППЫ И
    ПОДДЕРЖАВШИХ ОБРАЩЕНИЯ В ООН (с мая по декабрь 1969г.)
    Члены Инициативной группы:
    1. Г.АЛТУНЯН,  инженер,  Харьков,  осужден  на  три  года

лагерей (ст.190-1)

    2. В.БОРИСОВ,  рабочий,  Ленинград, арестован, ст.190-1,

мед. экспертизой признан невменяемым

    3. Н.ГОРБАНЕВСКАЯ, поэт, арестована, ст.190-1.
    4. М.ДЖЕМИЛЕВ, рабочий, Ташкент, арестован, ст.190-1
    5. В.КРАСИН, экономист, 5 лет высылки за "тунеядство"
    6. ЛЕВИТИН-КРАСНОВ,    церковный   писатель,   арестован,

ст.190-1

    7. Ю.МАЛЬЦЕВ,  переводчик,  находился на  обследовании  в

психбольнице им. Кащенко.

    Поддержавшие:
    О.ВОРОБЬЕВ, рабочий,  Пермь,  находился на обследовании в

15-й психбольнице г. Москвы

    В.ГЕРШУНИ, каменщик,  арестован,  ст.190-1, медэкспертиза

института им. Сербского признала невменяемым

    А.КАЛИНОВСКИЙ, инженер,  Харьков,  частное  определение о

возбуждении уголовного дела (суд над Г.АЛТУНЯНОМ)

    Д.ЛИФШИЦ, инженер,  Харьков, част. определ. о возб. угол.

дела

    С.КАРАСИК, инженер, Харьков, част. определ. о возб. угол.

дела

    В.НЕДОБОРА, инженер,  Харьков,  част.  определ.  о  возб.

угол. дела

    С.ПОДОЛЬСКИЙ, инженер,  Харьков,  част.  определ. о возб.

угол. дела

    А.ЛЕВИН, инженер, Харьков, арестован, ст.190-1
    В.ПОНОМАРЕВ, инженер, Харьков, арестован, ст.190-1


    ВНЕСУДЕБНЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЯ
    Горький.
    Горьковская журналистка АРЦИМОВИЧ  уволена  с  работы  из

редакции газеты за чтение "Ракового корпуса" СОЛЖЕНИЦЫНА.

    Москва.
    ШЛАЕН БОРИС  ЛЕЙБОВИЧ,  механик  московского  завода   по

ремонту счетных машин. После того как 30 декабря 1968г. ШЛАЕН подал в ОВИР заявление о выезде в Израиль, ему почти перестали выдавать наряды на работу, в результате чего заработок его понизился примерно вдвое. Затем атмосфера травли вынудила ШЛАЕНА 3 марта 1969г. уволиться "по собственному желанию".

    13 ноября на  расширенном  заседании  комитета  комсомола

Московского института электронного машиностроения была исключена из комсомола НАТАЛЬЯ СЛЕПЯН "в связи с несовместимостью взглядов с членством в ВЛКСМ". Причина исключения - просьба СЛЕПЯН выдать ей характеристику для представления в ОВИР в связи с ее намерением выехать в Израиль.

    Новосибирск.
    Как уже упоминалось в выпуске "Хроники" N 1  за  68г.,  в

ночь на 16.1.68г. на многих зданиях Академгородка появились исполненные несмываемой краской лозунги, протестующие против суда над ГИНЗБУРГОМ, ГАЛАНСКОВЫМ и др.: "Их преступление - честность!", "Прекратите закрытые процессы - мы хотим знать правду", "Статьи, аналогичные 70 и 190, существуют только в фашистских странах". Расследование, проведенное следователем КГБ капитаном ЛЕЛЮКОВЫМ, лейтенантом БОРИСЕНКО и следователем районного о/м РАКУТОМ, ничего не дало. Студента НГУ* ОЛЕГА ПЕТРИКА, задержанного 16.1.68г., пришлось отпустить. Дело было закрыто.

__________

    * - Новосибирский государственный университет
    Лето 1969г. расследование возобновилось (в районном о/м -

следователь ГОНЧАРЕНКО, в Новосибирской прокуратуре - следователь ВЬЮН). В ходе расследования трое студентов НГУ - АЛЕКСАНДР ГОРБАНЬ, ЛЕОНИД ПОПОВ и ЮРИЙ МЕШАНИН признали, что принимали непосредственное участие в написании плакатов; ГАЛИНА ЖЕРНОВАЯ и БОРИС КАЛНЕВСКИЙ (также студенты НГУ) - в том, что имели косвенное к этому отношение.

    В ректорат НГУ было сообщено,  что если ГОРБАНЬ,  ПОПОВ и

МЕШАНИН не будут исключены из НГУ, их будут судить.

    В октябре состоялось заседание комитета комсомола НГУ под

председательством БОРИСА ЛУКЬЯНОВА. На заседании присутствовали представители областного комитета ВЛКСМ, представитель РК КПСС, почти весь партком НГУ, секретарь РК ВЛКСМ, представитель новосибирского КГБ. Заседание постановило: исключить из ВЛКСМ ГОРБАНЯ, ПОПОВА, МЕШАНИНА, ЖЕРНОВУЮ и КАЛНЕВСКОГО, просить ректорат об исключении их из НГУ. В нарушение Устава ВЛКСМ, заседание проходило до обсуждения вопроса в первичных организациях. Интересно, что представитель КГБ заявил на заседании, что его удивляет суровость решения комитета.

    На комсомольских  собраниях  факультетов   были   приняты

решения: относительно МЕШАНИНА - исключить из комсомола и НГУ; относительно ПОПОВА - оставить в НГУ (единогласно), не исключать из ВЛКСМ (не набралось необходимых 2/3 голосов); относительно ЖЕРНОВОЙ и КАЛНЕВСКОГО - исключить из комсомола, оставить в НГУ. Комсомольское собрание физического факультета, где училась ГОРБАНЬ, вообще не собиралось.

    В результате все пятеро были исключены из ВЛКСМ; ГОРБАНЬ,

ПОПОВ и МЕШАНИН - из НГУ без права поступления в вуз в течение двух лет. Дело в прокуратуре, по-видимому, закрыто.

    Омск*.
    КРУПКО ЕЛЕНА ГЕОРГИЕВНА,  40 лет.  После перенесенного  в

юности полиомиелита парализованы ноги и руки, с большим трудом передвигается с помощью костылей. Окончила филфак ОГУ**.

    18 лет  работала  там  же  лаборанткой в кабинете русской

литературы.

    Весной 1969г.  уволена с работы за то,  что  дала  читать

знакомым письмо АЛЕКСАНДРА СОЛЖЕНИЦЫНА съезду и заключительные речи АНДРЕЯ СИНЯВСКОГО и ЮЛИЯ ДАНИЭЛЯ на суде.

__________

    * - См. исправление в "Хронике" N 12.
    ** - Филологический  факультет   Омского   государственного

университета

    Рига.
    Доктор физико-математических наук профессор ПЛОТКИН, зав.

кафедрой алгебры Латвийского университета, научный руководитель ИЛЬИ РИПСА, уволен из университета.

    Таллин.
    Снят с работы заместитель главного редактора газеты "Сирп

и вазар" АНДРЕС ЭХИН (при переезде границы у кого-то отобрали рукописи ЭХИНА).


    НОВОСТИ САМИЗДАТА
    АНДРЕЙ АМАЛЬРИК.   Открытое  письмо  АНАТОЛИЮ  КУЗНЕЦОВУ.

АМАЛЬРИК решил написать КУЗНЕЦОВУ, когда услышал по радио его "Обращение к людям" и статью "Русский писатель и КГБ". КУЗНЕЦОВ много говорит об отсутствии свободы в ССОР, но, пишет АМАЛЬРИК, предпосылкой "свободы вокруг нас" является "свобода внутренняя.., при которой власть многое может сделать с человеком, но не в силах лишить его моральных ценностей". КУЗНЕЦОВ обходит эту проблему. "Вы все время пишете, - продолжает АМАЛЬРИК, - меня вызвали, мне велели.., цензура всегда ставила меня на колени... и т. д. Мне кажется, что если Вы постоянно шли на уступки и делали то, что в душе осуждали, то Вы и не заслуживали лучшего отношения со стороны КГБ или цензуры".

    АМАЛЬРИК стремится не столько упрекнуть лично  КУЗНЕЦОВА,

сколько осудить "философию бессилия и самооправдания".

    "...Никакое насилие,  - пишет АМАЛЬРИК,  - не может  быть

эффективным без тех, кто готов этому насилию подчиниться. Иногда мне кажется, что советская "творческая интеллигенция", т. е. люди, привыкшие думать одно, говорить другое, а делать третье, в целом явление еще более неприятное, чем режим, который ее породил".

    "...Лучше вообще молчать,  чем говорить неправду,  лучшие

отказаться от публикации какой-то своей книги, чем выпустить прямо противоположное тому, что написал сначала, лучше отказаться от поездки за границу, чем стать ради этого осведомителем или "отчитаться" фиглярской поэмой, лучше отказаться от пресс-конференции, чем публично заявлять, что в нашей стране существует свобода творчества", - пишет АМАЛЬРИК.

    АМАЛЬРИК замечает,  что  зависимость  от  КГБ,  в которую

КУЗНЕЦОВ себя поставил, заставляет его преувеличивать могущество этой организации и ее способность подавить всякий протест. В частности, АМАЛЬРИК не верит утверждению КУЗНЕЦОВА, что КГБ сможет уничтожить Самиздат за два часа и играет с ним, как сытая кошка с мышью. "Может быть, и за два часа КГБ сможет арестовать десятки распространителей самиздата - и то, что КГБ этого не делает, говорит...о той неопределенности, в какой пребывают КГБ и режим в целом".

    АМАЛЬРИК не считает,  что оставшись за границей, КУЗНЕЦОВ

подводит тем самым своих коллег в России. "Не думаю, чтобы положение стало хуже. Беда не в том, что не напечатают очередной псевдолиберальный стишок или не пустят за границу его автора, а в том, что многие талантливые поэты и прозаики вообще лишены возможности себя проявить: одни вообще перестают писать, а другие встают на путь жалкого конформизма. Тут Ваше невозвращение ничего не изменит ни к худшему, ни к лучшему".

    Письмо датировано  1  ноября  1969г.  24  ноября   письмо

полностью опубликовано в "Дейли телеграф" (Лондон), а затем в отрывках в других западных газетах и журналах.

    АНДРЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ АМАЛЬРИК, 31 год, живет в Москве, автор

книг "Норманны и Киевская Русь", "Нежеланное путешествие в Сибирь", "Просуществует ли СССР до 1984 года?", сборника стихов и пяти пьес, одна из которых - "Восток-Запад" - идет сейчас в амстердамском театре "Глобус".

    ГЕНРИХ БЕЛЛЬ.   "Мир   несвободы".   Статья   одного   из

крупнейших писателей современности - ГЕНРИХА БЕЛЛЯ ("Меркур" N 5, май 1969, стр. 474-483) о романе А. СОЛЖЕНИЦЫНА "В круге первом". В этой небольшой по объему статье автор дает высочайшую оценку роману СОЛЖЕНИЦЫНА, не находя равных произведений в западной литературе на протяжении десятилетий. Внимание БЕЛЛЯ обращено на то, как решается в романе проблема СВОБОДЫ И НЕСВОБОДЫ. В порабощенном обществе нет свободы ни для кого, но узники порой все же свободнее своих тюремщиков и палачей. Приводится диалог между грозным министром АБАКУМОВЫМ, дрожащим от страха перед своим патроном, и мужественным заключенным БОБЫНИНЫМ.

    По мнению БЕЛЛЯ,  содержание романа шире темы сталинизма,

в книге СОЛЖЕНИЦЫНА нашли глубокое выражение основные черты ХХ века, который - чем бы иным ни отличался - прежде всего "ВЕК ЛАГЕРЕЙ, ЗАКЛЮЧЕННЫХ, ПЛЕННЫХ".

    Письмо группы   заключенных:   ЛЕОНИДА   БОРОДИНА,   ЮРИЯ

ГАЛАНСКОВА, АЛЕКСАНДРА ГИНЗБУРГА, ЮРИЯ ИВАНОВА, ВИКТОРА КАЛНЫНЬША, ВЯЧЕСЛАВА ПЛАТОНОВА, МИХАИЛА САДО, направленное деятелям советской культуры: ИРАКЛИЮ АБАШИДЗЕ, ЧИНГИЗУ АЙТМАТОВУ, РАСУЛУ ГАМЗАТОВУ, ЭРНСТУ ГЕНРИ, ЛЕОНИДУ ЛЕОНОВУ, АЛЕКСАНДРУ ТВАРДОВСКОМУ, ГЕОРГИЮ ТОВСТОНОГОВУ.

    Авторы пишут о том,  что практика сталинских концлагерей,

осужденная лишь на словах, продолжает служить основой карательной политики в нашей стране, но в меньшем масштабе.

    Существующая система   лагерей   принудительного    труда

(сохранившаяся только в России и Китае) является результатом сознательно культивируемой политики, разрабатываемой особыми экспертами и рекомендуемой ими в специальных пособиях. Авторами приведены выдержки из этих пособий, наглядно демонстрирующие механизм физического и нравственного подавления заключенных.

    "Боязнь заглянуть  в  глубинные   причины   преступности"

заставляет переносить вину с общества на "преступников" и расправляться с ними за несовершенства этого общества с особой жестокостью. Страшным позором нынешней карательной политики является существование лагерей для политзаключенных ("отдельное содержание особо опасных государственных преступников"). Кроме военных, действительных преступников (по большей части доживающие свой век, немощные и зачастую душевнобольные старики), контингент этих лагерей составляют участники послевоенных национальных движений, у которых за плечами уже по 20-25 лет сталинских, а у некоторых еще и немецких лагерей, и молодежь, осужденная за пропаганду национального самоопределения; проповедники религиозных сект и течений, а также "антисоветчики" - помещенные в лагеря за выражение и распространение идей, расходящихся с официальными.

    Авторы предупреждают      творческую       интеллигенцию,

формирующую общественное мнение, об ответственности за антинациональную политику концлагерей, за тот зловещий поворот, который эта политика принимает в последнее время.


    ИОСИФ КЕРЛЕР, известный еврейский поэт, 18 декабря 1969г.

написал заявление, протестующее против насильственного задержания в СССР еврейских граждан, желающих выехать в Израиль. В заявлении подчеркивается отсутствие каких-либо логических мотивов для задержания ("за последние 2,5 года было разрешено выехать большему числу евреев.., чем за все время до шестидневной войны"). КЕРЛЕР указывает на опасность возрождения сталинского антисемитизма. Поводом к выступлению КЕРЛЕРА послужила статья Л.БЕРЕНШТЕЙНА и М.ФРИДЕЛЯ в "Известиях" (N 292), где, наряду с признанием прав еврейских граждан на воссоединение с семьями или на эмиграцию ("тем, кто этого пожелает"), ставится "провокационная альтернатива" ("где именно воссоединять распавшуюся семью, на чьей земле - капитализма или социализма?"). Эта альтернатива, по мысли автора, дает полный простор произволу и дискриминации в решении вопроса о выезде советских евреев в Израиль. Автор настаивает на том, что желание выехать в Израиль не противоречит советскому правопорядку.

    Это заявление - лишь один из многих протестов по тому же

поводу.


    АЛЕКСАНДР ДАНИЭЛЬ.  Открытое письмо писателю ГРЭМУ ГРИНУ.

Автор письма - сын политзаключенного ЮЛИЯ ДАНИЭЛЯ и находящейся в ссылке ЛАРИСЫ БОГОРАЗ - беспокоится о судьбе своего отца, писателя Ю.ДАНИЭЛЯ, и В.РОНКИНА (осужденного за участие в нелегальном марксистском кружке "Союз коммунаров"), которых по обвинению в "нарушении лагерного режима" приговорили к тюремному заключению до конца срока во Владимирской тюрьме (Ю.ДАНИЭЛЮ до окончания срока осталось 10 месяцев, В.РОНКИНУ - почти 3 года). АЛЕКСАНДР ДАНИЭЛЬ пишет о несправедливости этого приговора о тюремном режиме, который особенно страшен для РОНКИНА, учитывая длительность срока и физическое состояние узника.

         "Чего же я хочу от Вас,  м-р Грин?  - честно говоря,
    не знаю.
         Я не знаю,  что Вы сможете сделать...  не знаю,  что
    вообще можно сделать в этой ситуации.  Я,  например,  уже
    больше ничего не могу сделать.  Мне еще нет девятнадцати,
    в  конце  концов...  Я  надеюсь  на  то,  что  Вы сочтете
    возможным и нужным что-либо  сделать.  У  меня  еще  есть
    надежда, что гласность поможет нам, хоть чем-то".


    ОЛДОС ХАКСЛИ.  "Наука,  Свобода и Мир". Очерк знаменитого

английского писателя опубликован в Англии в 1947г. ХАКСЛИ пишет, что наука и ее открытия в современном мире превращаются в рычаги тоталитаризма. Ставится вопрос о возможности борьбы с централизацией и тоталитаризмом.


    ВИКЕНТИЙ ГЕРАСИМЧУК. "Простота хуже воровства". Памфлет о

том, как в нашей стране "...в той или иной форме ворует огромное количество сознательных граждан, кто помалу, а кто и целыми вагонами, примитивно и волшебно-остроумно, для друзей и для себя, с целью обогащения и для выпивки. Воруют мясо и масло, инструменты и лекарства, доски и полупроводники, двигатели и бумагу, саженцы смородины и цемент, кирпич и шифер, черта и дьявола..." Впрочем, в памфлете детально рассматривается (в первой его части) лишь воровство на промышленных предприятиях, в институтах и лабораториях. Дается классификация способов похищения общественной собственности: карманный, напузный, паховой (автор призывает к осторожности при пользовании этим методом: "известен случай защемления мошонки блоком строчной разверстки телевизора"), наспинный, метод обкручивания. Рассматриваются способы похищения предметов, имеющих "невыносимые" габариты. Причины воровства: "Крадут потому, что это гораздо удобней, проще и выгоднее, чем сломя голову продираться через магазинные толпы осатаневших от постоянной нехватки чего-либо сограждан. Крадут, потому... что украсть личное добро пока еще считается позорным, а государственное - милой забавой". Так рассуждают низы. А какой нравственный пример подается сверху? Об этом говорится во второй части памфлета. "Правящая элита ненасытно поглощает самые лакомые куски общего пирога... Высокопоставленные чиновники и члены их семей без малейших угрызений совести пользуются всем тем, что они себе выписали по негласному табелю о рангах номенклатуры". Рассматриваются разные виды (слои) номенклатуры. "Привилегий много, хороших и разных. Но все дифференцировано, никакой пошлой уравниловки... Кому паек за полцены, а кому и дешевле, кому персональная машина, а кому только дежурная. Но некоторым положена и семейная - для жены, тещи и деток". Поэтому осуществление девиза: "Брать все, что возможно! "только" приводит к более равномерному распределению национального дохода".


    "Сборник избранных    текстов    Самиздата,   посвященных

общественным проблемам". Составитель В.Н.ЧАЛИДЗЕ. Выпуск 2. В выпуск входят: Г.ПОМЕРАНЦ. "Нравственный облик исторической личности". "Существует не только преемственность дел, но и преемственность нравственной информации, без которой не обходится ни одна традиция". Рассматривается исторический процесс, который, вырывая из патриархальных условий массы людей, приводит их к полуобразованности, хамству. "Хам" - человек, несколько хвативший просвещения. Настолько, чтобы не бояться нарушить табу. Но не настолько, чтобы своим умом и опытом дойти до нравственных истин". Автор показывает, как выросла диктатура СТАЛИНА на социально-хамской почве, как использовал СТАЛИН "азиатскую" идеологию отсталых масс, желавших не свободы личности, неведомой им, а "хозяина и порядка". Как он использовал бессознательно-религиозное чувство вчерашнего мужика, заняв место упраздненного Бога. Сейчас "восстановить уважение к Сталину значит... установить... уважение к доносам, пыткам и казням".

    А.ВОЛЬПИН. "Пакт о гражданских и  политических  правах  и

советское законодательство". Два фрагмента из неопубликованной рукописи, где сопоставляется указанный в заглавии пакт с советским законодательством и практикой.

    В.Н.ЧАЛИДЗЕ. "Классовая дискриминация в советском праве".

История возникновения отмены ограничения по признакам классовой принадлежности в советском праве.

    Б.РАССЕЛ. "Семья и  государство".  Перевод  фрагмента  из

книги "Брак и мораль". Показано, как осуществляются функции образования, воспитания детей современным государством, которое, внедряя узкий, казенно-ограниченный патриотизм, упрочивает гибельный раскол мира*.

_________

    * - См. дополнение в "Хронике" N 12.


    К современному  положению  в  Чехословакии.  В  Самиздате

появились материалы, посвященные современному положению в Чехословакии.

    1. "Письмо читателю",  опубликованное в журнале  "Творба"

от 24 сентября 69г. Автор письма - рабочий, коммунист, член народной милиции (аноним) говорит, что большинство народа осуждает промосковскую линию нынешнего руководства. Противодействие народа будет тем сильнее, чем сильнее давление на него извне.

    В приложенном "Ответе" редакции "Творбы" на письмо  автор

последнего объявляется преступником, оскорбляющим граждан ЧССР и стран социалистического содружества.

    Отметив, что "Творба" получает большое число таких писем,

редакция предлагает авторам вести полемику непосредственно с "органами, охраняющими права граждан социалистического государства" (т.е. органами госбезопасности).

    2. Выдержки  из  выступлений  А.ДУБЧЕКА  и  В.БИЛЯКА   на

Сентябрьском пленуме КПЧ* 69г. (перевод публикации газеты "Монд" от 24 октября 69г.).

__________

    * - Коммунистическая партия Чехословакии
    А.ДУБЧЕК считает, что Г.ГУСАК в своем выступлении исказил

события периода с января по август 68г. ДУБЧЕК отрицает существование в стране контрреволюционного центра, поддерживаемого империалистическими силами. Он говорит, что политика возглавлявшегося им ЦК опиралась на широкие массы. ДУБЧЕК упоминает о содержании переговоров с союзниками по Варшавскому пакту, отмечая при этом, что вопрос о возможности вмешательства в события извне в них даже не поднимался.

    В.БИЛЯК обвиняет А.ДУБЧЕКА в политической нерешительности

и в уклонении от твердой договоренности с правительством СССР.

    По словам БИЛЯКА,  представители СССР заявили,  что ни  в

коем случае не допустят отхода ЧССР от лагеря социализма.

    3. Письмо  из  Чехословакии  (анонимное).  Автор  письма,

коммунист, вышедший из КПЧ после событий 1968г., рассказывает о современном положении в ЧССР, о развитии внесудебных преследований граждан республики, протестовавших против ввода войск стран Варшавского договора. В письме упоминается о циркуляре министра просвещения ЧССР ЯРОМИРА ГРБЕКА, которым фактически возрождается атмосфера общего взаимного доносительства. О закрытии журналов и газет, увольнениях с работы ученых и журналистов и других симптомах возрождения в ЧССР порядков времен НОВОТНОГО. В письме дается анализ современного положения в стране. В частности, автор отмечает следующее: "Нет никакой массовой основы оккупационного режима. Продолжается сопротивление художественной интеллигенции и большей части научной, а также работников прессы. Не было еще у нас за всю историю режима (за исключением протектораторного режима Гахи), который вызывал бы такое отвращение. Новое явление - коммунистическая антисталинская эмиграция. Я думаю, что страх перед количеством и интеллектуальным усилением эмиграции и страх, что она создаст за границей оппозиционный партийный центр, были причиной закрытия границы именно теперь, после того как прогрессисты лишились какого-либо влияния в партии на родине. Новым является и несогласие западных компартий с политикой Кремля и с его пониманием интернационализма (этого не было в случае Югославии, Берлина, Польши, Венгрии). Новым является и невиданный кризис в международном социалистическом и коммунистическом движении. Ново и то, что советское общество после двадцатого съезда мыслит и реагирует по-новому.

    Что мы не одни - мы знаем.  Это одно уже дает силы и  ко

многому обязывает. Я думаю, что к таким же выводам приходят у нас все, кто ставит перед собой вопрос: "Что же дальше?".


    ВЛАДИМИР ГУСАРОВ.  "Мой  папа  убил  М."  Герой повести -

единственный сын высокопоставленного бюрократа сталинских времен. Сын растет в атмосфере лицемерия и лжи, где каждое слово Генералиссимуса объявляется божественным откровением, где люди научились скрывать мысли и прятать глаза. Во всем изверившийся, не знающий правды герои повести попадает, наконец, в сталинскую мясорубку. Лубянка, институт Сербского, Казанская спецбольница, Бутырская тюрьма. Люди с искалеченными судьбами. Короткие встречи, откровенные разговоры. Ирония, перемешанная со скорбью. Горький смех над нелепостью нелюдского бытия.


    Представители крымско-татарского  народа  передали  в  ЦК

КПСС документы, где зафиксированы первые результаты опроса, который проводится сейчас среди крымских татар. Крымские татары отвечают на два вопроса: стремятся ли они к возвращению на родину в Крым; хотят ли они восстановления Крымской Автономной Советской Социалистической Республики. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 5 сентября 1967г. реабилитировал крымско-татарский народ, снял с него огульные клеветнические обвинения, послужившие в свое время основанием для депортации; но в Указе говорится, что крымские татары "укоренились в местах своего нынешнего проживания", и несмотря на реабилитацию, крымским татарам не дают возможности вернуться на родину. Цель проводимого опроса - окончательно и непреложно выяснить, действительно ли крымские татары считают себя "укоренившимися" за пределами Крыма?

    Первые результаты   опроса   показали,   что    огромное,

подавляющее большинство опрошенных (исключения - единицы) мечтают о возвращении на родину и о восстановлении автономии. Опрос продолжается. Он проходит в Узбекистане, Таджикистане, Казахстане, Краснодарском крае - везде, где проживают крымские татары. Будет опрошено все взрослое население поголовно. Итоги опроса будут переданы в высшие партийные и правительственные инстанции.


    10 декабря 1969г.  386 крымских татар написали протест по

поводу ареста МУСТАФЫ ДЖЕМИЛЕВА, активного участника движения за возвращение крымских татар на родину. Письмо направлено БРЕЖНЕВУ, РУДЕНКО, в Комиссию по правам человека ООН.


    В ноябре  1969г.  Инициативной  группой  по  защите  прав

человека в СССР было направлено четвертое письмо в ООН. В этом письме говорится о репрессиях против членов Инициативной группы и граждан, поддерживающих обращения в ООН.


    КРАТКИЕ СООБЩЕНИЯ
    5 декабря  на  Пушкинской площади состоялась традиционная

демонстрация молчания. Первая демонстрация такого рода - в защиту Ю.ДАНИЭЛЯ и А.СИНЯВСКОГО - состоялась 5 декабря 66г. Она проходила под лозунгом "Уважайте Конституцию".

    На этот раз около 50 человек вышли на Пушкинскую  площадь

для того, чтобы почтить память своих товарищей, находящихся в лагерях, тюрьмах, ссылках. В 6 час. вечера демонстранты, окруженные толпой охранников в штатском, обнажили головы.

                           *****
    21 декабря  69г.  (90  лет  со  дня  рождения СТАЛИНА) на

Красную площадь вышла группа людей, известных своим непримиримым отношением к сталинизму; среди них были ЗИНАИДА МИХАЙЛОВНА ГРИГОРЕНКО, ПЕТР ЯКИР, АНАТОЛИЙ ЯКОБСОН и другие. Цель выхода: заклеймить сталинистов, которые, по слухам, собирались в этот день явиться на Красную площадь, чтобы выразить свою любовь к убийце миллионов. (Действительно, некое подобие демонстрации сталинистов, по некоторым сведениям имело место: они в общем потоке людей прошли к мавзолею ЛЕНИНА, затем свернули к Кремлевской стене и положили на могилу СТАЛИНА хвалебные некрологи и цветы; эта полускрытая демонстрация была мало кем замечена, кроме охранников.)

    Один из   бывших   на   Красной  площади  антисталинистов

рассказывает:

    "Еще по  дороге  на Красную площадь мы были предупреждены

сотрудниками КГБ, следящими за каждым нашим шагом: "Только без транспорантов". Мы вышли на Красную площадь со стороны Исторического музея. Площадь со всех сторон была ограждена передвижными металлическими барьерами и оцеплена войсками и милицией. Оставлен был узкий проход для очереди, направляющейся к мавзолею.

    Вокруг оцепления  кишели  охранники  в  штатском.  К  нам

обратился полковник МВД: "Уходите, вам нечего тут делать, вам не удастся осуществить ваши замыслы". Мы обогнули ГУМ* и подошли вплотную к оцеплению со стороны Лобного места. Стояли, окруженные кольцом кагебистов. Убедившись, что в такой обстановке никакое действие, не предусмотренное властями, немыслимо и значит, невозможно открытое выступление сталинистов, мы решили уйти. В это время один из наших товарищей бросил на мостовую портрет Сталина, перечеркнутый крест-накрест черной краской (этот портрет было решено поднять над головой в знак протеста, если бы, как ожидалось, на Красную площадь вышли сталинисты с изображением своего кумира). Брошенный портрет оказался под ногами А.Якобсона. Якобсон был мгновенно схвачен агентами КГБ, посажен в автомобиль (машины стояли наготове) и увезен".

    ЯКОБСОН был доставлен в 47  о/м,  откуда  его  выпустили,

продержав 6 часов, после обыска и беседы со следователем-майором. На следующий день ЯКОБСОН был взят на дому агентом угрозыска и привезен в 80 о/м, где ему предложили подписать неизвестно когда составленный фантастический протокол, приписывающий ЯКОБСОНУ не совершенные им действия. ЯКОБСОН "протокола" не подписал. Его обыскали и отправили в 6-е о/м, где, обыскав снова, поместили на ночь в КПЗ.

    23 декабря ЯКОБСОН  был  судим  "за  мелкое  хулиганство"

нарсудом Ленинского района и оштрафован по обвинению в нарушении общественного порядка.

__________

    * - Государственный универсальный магазин
                           *****
    Из Союза писателей исключен украинский критик и публицист

ИВАН ДЗЮБА. На секции украинских писателей исключение прошло гладко. Затем дело обсуждалось на собрании писателей под председательством КОЗАЧЕНКО. Только двое из многих выступавших требовали исключения ДЗЮБЫ, обвиняя его в разглашении государственной тайны. На недоуменный вопрос ДЗЮБЫ - о каких тайнах идет речь, ведь по роду деятельности он не имеет доступа к таковым - один из выступавших возмущенно ответил: "Разве раскрытие национальной политики нашей партии не является разглашением государственной тайны?". Остальные присутствующие отказались голосовать за исключение ДЗЮБЫ и не поддержали в своих выступлениях этих двоих. Собрание продолжалось пять часов. Председательствующий КОЗАЧЕНКО, сориентировавшись в обстановке, отложил голосование на две недели. Исключение ДЗЮБЫ состоялось, но на суженном собрании писателей.

                           *****
    В Амстердаме  создан  Фонд  имени АЛЕКСАНДРА ГЕРЦЕНА.  Во

главе фонда трое ученых-славистов: проф. д-р Я.В.БЕЗЕМЕР (председатель), проф. д-р К.Р.ВАН ХЕТ РЕВЕ (секретарь) и д-р П.РЕДДАВЕЙ. Фонд ставит себе целью не только издание на русском и других языках советских авторов, но и охрану их авторских прав во всех странах. Фонд делает это независимо от политических, философских или религиозных тенденций произведений, единственным критерием объявляется их художественная или документальная ценность. До сих пор через посредство Фонда на Западе опубликованы материалы, большинство из которых до публикации распространялось в Самиздате. Это трактат академика А.Д.САХАРОВА "Размышления о прогрессе", "Мои показания" АНАТОЛИЯ МАРЧЕНКО, "Дело о демонстрации на Пушкинской площади", "Письма и телеграммы Павлу Литвинову", "Нежеланное путешествие в Сибирь" АНДРЕЯ АМАЛЬРИКА и др.

                           *****
    Есть основания  полагать,  что в Шереметьевском аэропорту

таможенные досмотры по образцу лагерных шмонов стали практикой, по крайней мере - для евреев, выезжающих в Израиль. 1 декабря в Вену должны были вылетать два новосибирца: ИЗРАЭЛЬ ШМЕРЛЕР и МОИСЕЙ МОСТКОВ. Как и в случае с ДАВИДОМ ХАВКИНЫМ (см. 10-ю "Хронику"), их обыскивали до тех пор, пока не истекло время посадки на самолет. Разница была, пожалуй, только в том, что при личном досмотре их обыскивали без особо унизительных приемов. Открыто попустительствовал таможенникам и лицам в штатском, производившим "досмотр", начальник аэровокзала ЛЕМАНН. Он же пытался взять на себя сыскные функции в отношении возмущенных провожающих.

    При таможенном досмотре вещей,  отправлявшихся багажом, к

отправке не допустили в частности "Капитал" МАРКСА. 3 декабря, после повторного короткого досмотра ШМЕРЛЕР и МОСТКОВ вылетели в Вену.

                           *****
    3 декабря  в  Ташкенте   окончено   следствие   по   делу

П.Г.ГРИГОРЕНКО. Судебно-психиатрическая экспертиза, проведенная в августе ташкентскими врачами, признала П.Г.ГРИГОРЕНКО вменяемым. Эксперты указали также, что в любом случае помещать в психиатрическую больницу ГРИГОРЕНКО в его возрасте и с его состоянием здоровья нельзя (в числе экспертов - главный психиатр г. Ташкента ДЕТЕНГОФ и главный психиатр Туркестанского военного округа КАГАН). Неудовлетворенные заключением экспертизы следственные органы направили ГРИГОРЕНКО в Москву для повторной экспертизы.

    При перевозке     в     холодном     вагоне     64-летний

П.Г.ГРИГОРЕНКО*, одетый в летний костюм, так замерз, что в Лефортовскую тюрьму был доставлен в полуобморочном состоянии.

__________

    * - См. уточнение в "Хронике" N 12.
    Повторная экспертиза была в институте им.  Сербского, где

ГРИГОРЕНКО находился на камерном содержании. 19 ноября ГРИГОРЕНКО был признан невменяемым. Экспертизу проводили профессор Д.Р.ЛУНЦ и врачи Г.МОРОЗОВ и В.МОРОЗОВ.

                           *****
    Информация о событиях в Крыму с 10 октября по 10  декабря

1969г. рассказывает о произволе местных властей, о милицейских налетах на дома крымских татар (небольшое число крымских татар за последние годы, вопреки чинимым сверху препятствиям, вернулись на родину). Семьи вернувшихся выбрасываются из Крыма, люди подвергаются оскорблениям, побоям, арестам, их дома конфискуются, имущество расхищается. И все это после Указа Президиума Верховного Совета СССР от 5 сентября 67г. о "реабилитации" крымско-татарского народа. Приводятся протесты крымских колхозников, русских и украинцев, против бесчеловечного преследования их соседей - татар.

                           *****
    В начале ноября в Таллине арестован ТЕЕТ КАЛЛАС, прозаик,

27-ми лет. В редакции журнала "Лооминг", где работал КАЛЛАС, был произведен обыск, изъят ряд редакционных материалов.

                           *****
    До "Хроники" дошло сообщение об  аресте  в  Риге  некоего

84-летнего автора мемуаров, изданных за рубежом, и о суде над ним. По некоторым сведениям, ему предъявили обвинение по ст.65 УК Латв.ССР, соотв. ст.70 УК РСФСР, и осудили на 5 лет лагерей строгого режима. Есть предположение, что этот человек - ФРИЦ МЕНДЕРС (или МЕНДЕРШ, или МЕНДЕ), один из основателей социал-демократической партии Латвии.

                           *****
    На латышском  кладбище  в   Риге   18   ноября   -   день

поминовения. В Латвии это почти официальная дата. У могилы одного из президентов, Я.ЧАКСТЕ, состоялся митинг. Близлежащие могилы украсили цветами - ряд красных букетов, ряд белых, затем опять ряд красных, по цвету национального флага Латвии. На могилах были зажжены свечи - ряд красных свечей, ряд белых, ряд красных. У могилы президента ЧАКСТЕ был поднят красно-бело-красный флаг.

    На митинге   состоялись  выступления,  точное  содержание

речей "Хронике" неизвестно. Милиция задержала на кладбище 10 человек. Через восемь дней задержанных выпустили.

                           *****
    В Эстонии началась кампания по борьбе с "длинноволосыми".

В журнале "Ноорус" ("Юность") опубликована статья заместителя председателя Таллинского горисполкома УНДУСКА о том, что против "длинноволосых" надо применять "физическую силу" и "насилие". В связи с этим появились письма-протесты эстонских писателей: П.Э.РУММО и др.

                           *****
    В "Хронике"   N  8  подробно  сообщалось  о  созданном  в

г.Владимире легальном "Союзе независимой молодежи" из местной молодежи во главе с филологом по образованию рабочим ВЛАДИМИРОМ БОРИСОВЫМ (не путать с ленинградским ВЛАДИМИРОМ БОРИСОВЫМ). Ныне "Союз" разогнан, его руководитель В.БОРИСОВ арестован и после двухмесячного заключения направлен на психиатрическую экспертизу для последующего заключения в тюремный психоизолятор.

                           *****
    Как стало  известно,  скоро  предстанут  перед судом трое

выпускников Горьковского университета: КАПРАНОВ, ЖИЛЬЦОВ, ПОНОМАРЕВ, обвиняющихся по ст.190-1 УК РСФСР в распространении листовок, направленных против возрождения сталинизма.

    По этому  делу  был  арестован  и  бывший   преподаватель

техникума, историк ВЛАДЛЕН ПАВЛЕНКОВ. После того как двухмесячное следствие не смогло обнаружить причастность его к делу КАПРАНОВА и др., горьковское управление госбезопасности решило направить ПАВЛЕНКОВА на психиатрическую экспертизу.

    Жена ВЛАДЛЕНА     ПАВЛЕНКОВА     -     СВЕТЛАНА,     дочь

репрессированных в годы культа личности родителей, изгнанная с должности преподавателя Горьковского университета, осталась одна с девятилетним сыном.

    В случае признания мужа невменяемым  СВЕТЛАНА  ПАВЛЕНКОВА

намеревается подвергнуть себя публичному самосожжению.

                           *****
    В Днепропетровске  арестованы  ИВАН СОКУЛЬСКИЙ,  27 лет и

КУЛЬЧИНСКИЙ, 22 лет. Им предъявлено обвинение по ст.187 УК УССР, соотв. ст.190-1 УК РСФСР, позднее обвинение было переквалифицировано по ст.62 УК УССР, соотв. ст.70 УК РСФСР. При обыске у обоих было обнаружено "Обращение к творческой молодежи" о притеснении свободомыслящей интеллигенции в Днепропетровске. СОКУЛЬСКИЙ признал, что он автор этого обращения. На допросы вызывалось большое количество свидетелей, было проведено много очных ставок. Суд ожидается в январе 70г.

                           *****
    Во Львове в январе 70г.  состоится  суд  над  экономистом

БЕДРИЛО, арестованным по ст.62 УК УССР, соотв. ст.70 УК РСФСР.

                           *****
    В начале  69г.  в  Москве  осужден по ст.70 УК РСФСР ЭРИК

ДАННЕ из Риги, работник международных авиалиний за ввоз "антисоветской" литературы и "за связь с НТС". ЭРИК ДАННЕ находится в Мордовии: ст. Барашево, учреждение ЖХ 385/3.

                           *****
    В Харькове арестованы 2  декабря  АРКАДИЙ  ЛЕВИН,  1933г.

рождения, и 6 декабря инженер ВЛАДИМИР ПОНОМАРЕВ, подписавшие письмо по поводу ареста ПЕТРА ГРИГОРЕНКО, первое и третье обращения в Комиссию по правам человека ООН.

    По-видимому, эти  аресты  являются  исполнением  частного

определения, вынесенного судом над ГЕНРИХОМ АЛТУНЯНОМ (см. наст. выпуск "Хроники" "Суд над Генрихом Алтуняном").

                           *****
    В Харькове  27  ноября  на  следующий день после суда над

ГЕНРИХОМ АЛТУНЯНОМ на квартире у НЕДОБОРЫ следователем харьковской прокуратуры ГРИШЕНКО*, который вел дело АЛТУНЯНА, был произведен обыск, но изъято ничего не было. ГРИШЕНКО вел себя очень грубо - кричал, угрожал, что и было отмечено женой НЕДОБОРЫ в протоколе обыска. На квартире у НЕДОБОРЫ во время обыска находились ЛЕОНИД ПЛЮЩ (Киев) и ИРИНА ЯКИР (Москва), которые были задержаны и отправлены в милицию, где у них был произведен личный обыск и отобраны записи процесса над ГЕНРИХОМ АЛТУНЯНОМ. Допросы в милиции продолжались до трех часов ночи. НЕДОБОРЕ предъявили постановление на задержание, через три дня он был выпущен.

__________

    * - ГРИЦЕНКО - исправлено в "Хронике" N 12.
                           *****
    В Ленинграде 12 августа 69г.  арестован  БОРИС  ШИЛЬКРОТ,

студент ЛЭТИ*. При обыске у ШИЛЬКРОТА изъято большое количество самиздатовских рукописей.

    В апреле   68г.   ШИЛЬКРОТ   написал  и  распространил  в

аудиториях ЛЭТИ обращение к студентам, призывая не мириться с проявлениями сталинизма и бороться за демократические преобразования нашего общества.

    В середине  декабря  ШИЛЬКРОТ  находился  в ленинградской

спецпсихбольнице на экспертизе. Вскоре ожидается суд.

__________

    * Ленинградский электро-технический институт
                           *****
    В Ленинграде 5 ноября арестован Б.О.МИТЯШИН, он в течение

полутора лет от своего имени писал письма в редакции советских журналов и газет, осуждая политические репрессии (процесс демонстрантов 25 августа 68г., суд над ГИНЗБУРГОМ и др.). Все письма оказались в распоряжении следствия (следователь ПОРУКОВ). МИТЯШИНА неоднократно вызывали в КГБ и требовали подписки о прекращении "деятельности". МИТЯШИН обвиняется по ст.70 УК РСФСР.

                           *****
    АНАТОЛИЙ МАРЧЕНКО, осужденный 22 августа 69г. по ст.190-1

(лагерное дело), до сих пор по неизвестным причинам находится в соликамской тюрьме. Адрес: Пермская обл., Соликамск, п/я ИЗ 57/2. Напоминаем, что А. МАРЧЕНКО - автор известной во всем мире книги о лагерях для политзаключенных послесталинского периода - "Мои показания".

                           *****
    ИВАН ЯХИМОВИЧ, в прошлом председатель колхоза в Латвии, в

марте 69г. арестован, ст.190-1, в декабре поступил на психиатрическую экспертизу в институте им.Сербского.

                           *****
    В январе    ожидается   окончание   следствия   по   делу

А.Э.ЛЕВИТИНА-КРАСНОВА. ЛЕВИТИН арестован 12 сентября 69г., ст.190-1

                           *****
    ИЛЬЯ БУРМИСТРОВИЧ, осужденный в мае 69г. по ст.190-1 на 3

года лагерей общего режима, находится в лагере. Адрес: Красноярский край, ст. Н. Ингаш, п/я 283/1-5-3.

                           *****
    Осенью 69г.  из  мордовских  лагерей  вышел  Г.А.КРИВЦОВ,

отбывший два срока, в общей сложности 21 год. Впервые арестован в 1948г. в Чехословакии, где женился на чешке и дезертировал из армии; второй раз был арестован вскоре по выходе из лагеря за "антисоветскую пропаганду". КРИВЦОВ 8 лет просидел во Владимирской тюрьме, он один из персонажей книги МАРЧЕНКО "Мои показания".

                           *****
    В июле  69г.  из  Владимирской  тюрьмы  вышел  финн ВИЛХО

ФОРСЕЛЬ, выпускник Петрозаводского университета, переводчик, отбывший 10 лет фактически за отказ сотрудничать с КГБ.

                           *****
    26 декабря 69г. из мордовских политлагерей (учреждение ЖХ

385/3) освободился ВАЛЕНТИН КАРПЕНКО (известные данные о нем в разделе настоящей "Хроники" "Голодовки в политлагерях Мордовии").


    ДОПОЛНЕНИЯ И ИСПРАВЛЕНИЯ
    Десятая "Хроника" кратко отозвалась о "Программе".
    Отзыв этот следует считать  неудовлетворительным.  Анализ

современного международного положения, данный в программе, представленная в ней общественно-политическая картина мира, конечно, не могут считаться "исчерпывающими", как поспешно заявила 10-я "Хроника". Сочетание слов "исчерпывающий анализ" отдает догматизмом. Проблемы современности в их многообразии и сложности неисчерпаемы, они тем более не могут быть исчерпаны какой бы то ни было программой. Программа выражает взгляды всего лишь определенной группы людей.



  "ХРОНИКА" ДАЕТ СПИСОК ИЗВЕСТНЫХ ЕЙ ЛИЦ, РЕПРЕССИРОВАННЫХ
            ПО ПОЛИТИЧЕСКИМ МОТИВАМ В  1969 ГОЛУ


    МОСКВА
    1. ВЯЧЕСЛАВ БАХМИН
    2. ВЛАДИМИР  ГЕРШУНИ,  ст.190-1  (медэкспертизой  признан

невменяемым)

    3.  НАТАЛЬЯ ГОРБАНЕВСКАЯ, ст.190-1
    4. ИЛЬЯ ГАБАЙ, ст.190-1
    5. ОЛЬГА ИОФЕ
    6. ВИКТОР КРАСИН, Указ Президиума Верховного Совета РСФСР

от 4.5.61г., 5 лет высылки.

    7. ИРИНА КАПЛУН
    8. ВИКТОР КУЗНЕЦОВ,  ст.70 (судом признан  невменяемым  и

помещен в больницу-тюрьму, г. Казань)

    9. А.Э.ЛЕВИТИН (КРАСНОВ), ст.190-1
    10. ВАЛЕРИЯ НОВОДВОРСКАЯ, ст.70
    11. МИХАИЛ РЫЖИК, Московская обл.
    12. САРЫЧЕВ, ст.206 ч.2
    13. ИРИНА БЕЛОГОРОДСКАЯ, ст.190-1, 1 год
    14. ИЛЬЯ БУРМИСТРОВИЧ, ст.190-1, 3 года
    ЛЕНИНГРАД
    15. ВЛАДИМИР БОРИСОВ, ст.190-1 (принудительное лечение в

больнице спец. типа)

    16. ЮРИЙ ЛЕВИН, ст.70
    17. БОРИС МИТЯШИН, ст.70
    18. СЛАВИНСКИЙ
    19. БОРИС  ШИЛЬКРОТ,   ст.70,   (медэкспертизой   признан

невменяемым)

    КИЕВ
    20. НИКОЛАЙ   БРЕСЛАВСКИЙ,  ст.70,  2г.  6  мес.  лагерей

строгого режима

    21. БАХТИЯРОВ, ст.70
    22. И.ГРИЩУК
    23. БОРИС КОЧУБИЕВСКИЙ, ст.190-1, 3 года
    24. В.КОНДРЮКОВ, ст.70
    25. В.КАРПЕНКО, ст.70
    26. НАЗАРЕНКО, ст.70
    ТАШКЕНТ
    27. СВЕТЛАНА АМЕТОВА,  ст.190-1,  срок -  предварительное

заключение (1 год)

    28. РЕШАТ БАЙРАМОВ, ст.190-1, 3 года


    29. АЙДЕР БАРИЕВ, ст.190-1, 1,5 гола
    30. Р.ГАФАРОВ, ст.190-1, 1 год
    31. ПЕТР  ГРИГОРЕНКО,  ст.190-1  (медэкспертизой  признан

невменяемым)

    32. МУСТАФА ДЖЕМИЛЕВ, ст.190-1
    33. РОЛЛАН КАДЫЕВ, ст.190-1, 3 года
    34. Р.УМЕРОВ, ст.190-1, срок - предварительное заключение

(1 год)

    35. М.ХАЛИЛОВА,   ст.190-1,   срок   -    предварительное

заключение (1 год)

    З6. И.ХАИРОВ, ст.190-1, 1,5 года
    37. И.ЯЗЫДЖИЕВ, ст.190-1, 1 год
    38. Р.ЭМИНОВ, ст.190-1, 6 месяцев исправительно-трудовых работ
    ХАРЬКОВ
    39. ГЕНРИХ АЛТУНЯН, ст.190-1, 3 года
    40. АРКАДИЙ ЛЕВИН,  ст.190-1
    41. ВЛАДИМИР  ПОНОМАРЕВ, ст.190-1
    РИГА
    42. ЭРИК ДАННЕ, ст.70
    43. МЕНДЕРС, ст.70 (5 лет строгого режима)
    44. ИЛЬЯ  РИПС,  ст.70  (признан  невменяемым  за попытку

самосожжения)

    45. ИВАН ЯХИМОВИЧ, ст.190-1
    СИМФЕРОПОЛЬ
    46. ГОМЕР БАЕВ, ст.190-1, 2 года
    ВЛАДИМИР
    47. ВЛАДИМИР   БОРИСОВ   (не   путать   с   ленинградским

В.БОРИСОВЫМ), ст.190-1, медэкспертизой признан невменяемым.

    ТАЛЛИН
    48. ГЕННАДИЙ ГАВРИЛОВ, ст.70
    49. КОСЫРЕВ, ст.70
    50. ТЕЕТ КАЛЛАС, ст.70
    51. ПАРАМОНОВ, ст.70
    ГОРЬКИЙ
    52. С.ПОНОМАРЕВ, ст.190-1
    53. ВЛАДЛЕН ПАВЛЕНКОВ, ст.70
    54. ЖИЛЬЦОВ, ст.190-1
    55. КАПРАНОВ, ст.190-1
                           *****
    56. П.ГОРОДЕЦКИЙ  (униатский священник),  ст.138 и 187 УК

УССР

                           *****
    РОШАЛЬ
    57. В.ЛУКАНИН,   ст.70   (отправлен   в   психиатрическую

больницу-тюрьму)

    ПЕРМСКАЯ ОБЛАСТЬ
    58. АНАТОЛИЙ  МАРЧЕНКО  (Пермская   обл.,   пос.   Ныроб,

лагерная зона), ст.190-1, 2 года лагерей строгого режима

    ДНЕПРОПЕТРОВСК
    59. И.СОКУЛЬСКИЙ
    КИРОВ
    60. БОРИС ТАЛАНТОВ, ст.190-1, 2 года
    РОСТОВ
    61. ШЕР, доктор биологических наук, ст.190-1, 2 года
                           *****
    62. А.А.ПЕТРОВ-АГАТОВ, ст.70
                           *****
      ГОД ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ
           "ХРОНИКА" БУДЕТ ВЫХОДИТЬ И В 1970 ГОДУ