Хроника текущих событий/09

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Хроника текущих событий — выпуск 9
{{#invoke:Header|editionsList|}}


ГОД ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

                  ХРОНИКА ТЕКУЩИХ СОБЫТИЙ
                            Каждый человек  имеет  право   на
                            свободу  убеждений и на свободное
                            выражение их;  это право включает
                            свободу          беспрепятственно
                            придерживаться своих убеждений  и
                            свободу    искать,   получать   и
                            распространять информацию и  идеи
                            любыми средствами и независимо от
                            государственных границ.
                            ВСЕОБЩАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА,
                            статья 19
                      ВЫПУСК ДЕВЯТЫЙ
    31 августа 1969 г.

СОДЕРЖАНИЕ: К годовщине вторжения в Чехословакию. - Суд

               над десятью крымскими татарами.  - Два суда по
               назначению   принудительных  мер  медицинского
               характера.  - Арест ГЕНРИХА АЛТУНЯНА.  -  Дело
               ЮРИЯ ЛЕВИНА.  - Следствие по делу ИЛЬИ ГАБАЯ и
               ПЕТРА   ГРИГОРЬЕВИЧА   ГРИГОРЕНКО.   -   Новые
               преследования     месхов.     -    Внесудебные
               политические    преследования.    -    Новости
               Самиздата.  - Краткие сообщения. - Исправления
               и добавления к выпускам "Хроники".
                    ГОД ИЗДАНИЯ ВТОРОЙ

.



    К ГОДОВЩИНЕ ВТОРЖЕНИЯ В ЧЕХОСЛОВАКИЮ
    20 августа  1969г.  группа  советских   граждан   сделала

следующее заявление:

         "21 августа   прошлого  года  произошло  трагическое
    событие:  войска  стран  Варшавского  пакта  вторглись  в
    дружественную Чехословакию.
         Эта акция имела целью пресечь  демократический  путь
    развития,  на  который  встала  вся  страна.  Весь  мир с
    надеждой следил за послеянварским развитием Чехословакии.
    Казалось,  что идея социализма,  опороченная в сталинскую
    эпоху,  будет   теперь   реабилитирована.   Танки   стран
    Варшавского   договора  уничтожили  эту  надежду.  В  эту
    печальную годовщину мы заявляем,  что мы  по-прежнему  не
    согласны  с  этим  решением,  которое  ставит  под угрозу
    будущее социализма.
         Мы солидарны  с народом Чехословакии,  который хотел
    доказать, что социализм с человеческим лицом возможен.
         Эти строки   продиктованы   болью  за  нашу  родину,
    которую мы желаем видеть  истинно  великой,  свободной  и
    счастливой.
         И мы твердо  убеждены  в  том,  что  не  может  быть
    свободен и счастлив народ, угнетающий другие народы.
    Т.БАЕВА, Ю.ВИШНЕВСКАЯ,      И.ГАБАЙ,      Н.ГОРБАНЕВСКАЯ,
    З.М.ГРИГОРЕНКО,   М.ДЖЕМИЛЕВ   Н.ЕМЕЛЬКИНА,    С.КОВАЛЕВ,
    В.КРАСИН,   А.ЛЕВИТИН  (КРАСНОВ),  Л.ПЕТРОВСКИЙ,  Л.ПЛЮЩ,
    Г.ПОДЪЯПОЛЬСКИЙ,    Л.ТЕРНОВСКИЙ,     И.ЯКИР,     П.ЯКИР,
    А.ЯКОБСОН".
    21 августа в московских писательских домах на Аэропорте и

в Зюзино, а также в общежитии МГУ на Ленинских горах появились листовки с протестом против пребывания союзных войск в ЧССР. Один из трех текстов листовок подписан "Союз коммунаров".

    В августе закончена и поступила в Самиздат книга  НАТАЛЬИ

ГОРБАНЕВСКОЙ "Полдень. Дело о демонстрации 25 августа 1968г. на Красной площади". Книга состоит из пролога и четырех частей: "Красная площадь", "Дело о нарушении общественного порядка", "Шемякин суд", "Судьба ВИКТОРА ФАЙНБЕРГА". Основную часть книги составляет полная запись суда над демонстрантами. В книге помещены, в частности, два ранее неизвестных документа: очерк ИЛЬИ ГАБАЯ "У закрытых дверей открытого суда" и статья П.Г.ГРИГОРЕНКО "О специальных психиатрических больницах ("дурдомах")". В послесловии, посвященном тому, что демонстрация 25 августа не была единичным протестом против вторжения, широко использованы материалы из выпусков "Хроники".

    В настоящее  время стало известно еще о некоторых случаях

выражения протеста против ввода войск в Чехословакию. Есть основания предполагать, что число этих случаев гораздо больше, чем удалось узнать. Так, в октябре 1968г. в райкомах Ленинграда сообщалось, что в Ленинграде к этому времени было 17 акций протеста. "Хроника" сообщала только об одной из них - о надписях, сделанных 20-летним БОГУСЛАВСКИМ. Стало известно еще о таком случае: на Дворцовой площади из быстро идущего автомобиля было выброшено два пакета листовок. Первый из пакетов раскрылся, и листовки разлетелись, второй упал неразвернутым. Машина успела скрыться. На следующий день ленинградское радио в передаче объявлений обратилось с просьбой: если кто заметил номер машины, из которой на Дворцовой площади "выпал сверток с ценными документами", сообщить этот номер.

    В городе Рошаль Московской обл. 23-летний ВАЛЕРИЙ ЛУКАНИН

весной этого года выставил в своем окне плакат с протестом против пребывания советских войск в Чехословакии. Его отправили в психиатрическую больницу, где, не сообщая ему ничего, признали невменяемым с диагнозом "тяжелая форма шизофрении". От него скрыли факт следствия по его делу: действия ЛУКАНИНА были квалифицированы по ст.70 УК РСФСР. Скрыли от него и то, что 23 июня состоялся суд, назначивший ему принудительное лечение в психиатрической больнице специального типа. Матери ЛУКАНИНА пригрозили, что если она скажет сыну на свидании о том, что был суд, ее в дальнейшем лишат свиданий. 18 июля ВАЛЕРИЙ ЛУКАНИН отправлен в Казанскую спецпсихбольницу.

    В начале  июля  в  Ростове-на-Дону  предстал  перед судом

доктор биологических наук ШЕР. Ему было предъявлено обвинение по ст.65 (шпионаж) и 70 УК РСФСР. Конкретным содержанием обвинения было письмо ШЕРА в ЦК КПСС, в котором он протестовал против ввода войск в ЧССР и против возрождения сталинизма: в частности, ШЕР выдвигал требование, чтобы со своих постов ушли все, кто работал со СТАЛИНЫМ, в первую очередь А.Н.КОСЫГИН. На основании того, что ШЕРУ вменялся в вину "экономический шпионаж", суд по ходатайству прокурора был объявлен закрытым. Судебное следствие не подтвердило предъявленных обвинений, защитник требовал оправдательного приговора. Суд переквалифицировал действия ШЕРА на ст.190-1 УК РСФСР и приговорил его к двум годам лагерей общего режима.

    Тартуский студент,  о  котором  сообщалось  в  предыдущих

выпусках (он написал лозунг "Чехи, мы - ваши братья", был зверски избит при задержании и лежал в больнице), взят из больницы работниками КГБ.

    Дальнейшая его судьба пока неизвестна.
    Ироническим откликом на ввод войск в Чехословакию явились

некоторые лозунги, развернутые студентами Эстонской сельскохозяйственной Академии на традиционном студенческом карнавале в Тарту осенью прошлого года. Известны следующие тексты лозунгов: "Да здравствует мудрая и гибкая политика Советского Союза", "Привет туристам-танкистам", "Янки, убирайтесь за Чудское озеро", "Привет несгибаемому ленинцу тов. Ленцману" (ЛЕНЦМАН - секретарь ЦК КП Эстонии по идеологической работе).

    Подтвердилось сообщение   о   том,  что  аресты  офицеров

Балтфлота связаны с письмом АЛЕКСЕЕВА, содержание которого было направлено против ввода войск в Чехословакию. По полученным данным, в Эстонии арестован 31 человек, в их числе не только офицеры (например, в Таллине арестован инженер Сергей СОЛДАТОВ*), примерно четверть арестованных составляют эстонцы. Хотя по слухам, возможно, распространяемым из официальных кругов, арестованы участники националистического движения, материалы, распространяемые в настоящее время в Самиздате на русском и эстонском языках, убеждают в том, что взгляды арестованных носят общедемократический и антисталинский характер, требование же национального равноправия является естественной частью этой системы убеждений. В числе арестованных находится и офицер береговой службы Балтфлота ГАВРИЛОВ.

___________

    * - См. исправление в "Хронике" N 10.
    Как сообщил  в  одном  из  своих   выступлений   АНАТОЛИЙ

КУЗНЕЦОВ, вскоре после демонстрации 25 августа 1968г. он нашел у себя в почтовом ящике в Туле листовку, одобряющую действия демонстрантов.

    В годовщину  ввода   войск   в   Чехословакию   математик

АЛЕКСАНДР ВОЛЬПИН, известный своими систематическими выступлениями в защиту прав человека, обратился к Верховному Совету СССР со следующими предложениями:

    1. Незамедлительно вывести войска из Чехословакии.
    2. Осуществить  этот  вывод  таким  способом,  который  в

наибольшей мере будет способствовать удовлетворению национальных прав чехословацкого народа и ликвидации всех нежелательных для него последствий пребывания иностранных войск на чехословацкой территории.

    3. В память о жертвах,  понесенных чехословацким народом,

самой известной из которой является жизнь ЯНА ПАЛАХА, переименовать одну из московских улиц или площадей (например, Исторический проезд), назвав ее именем ЯНА ПАЛАХА. Согласовать выбор подлежащей переименованию улицы или площади с представителями чехословацкого народа.

    4. Возместить  Чехословакии  все   материальные   убытки,

связанные с пребыванием советских войск на территории этой страны.

    Не надеясь на скорое принятие этих предложений,  ВОЛЬПИН,

однако, напоминает, что "принятие Верховным Советом мер по реализации этих предложений соответствовало бы принципам международного права, неоднократно поддержанным Советским Союзом, и содействовало бы возрождению его репутации как страны, верно следующей этим принципам".


    СУД НАД ДЕСЯТЬЮ КРЫМСКИМИ ТАТАРАМИ
    С 1  июля  по  5  августа  в Ташкенте проходило заседание

Верховного суда УзССР: судья - САЙФУТДИНОВ, народные заседатели - САМОЙЛОВА, ИСФАНДИАРОВ, прокурор - ЕНКАЛОВ, защитники - МОНАХОВ, ЗАСЛАВСКИЙ, САФОНОВ. Подсудимые: РЕШАТ БАЙРАМОВ, монтажник, 26 лет, АЙДЕР БАРИЕВ, экскаваторщик, 31 год, отец двоих детей, СВЕТЛАНА АМЕТОВА, медсестра, 28 лет, мать шестилетнего сына, МУНИРЕ ХАЛИЛОВА, акушерка, 24 года, РИЗА УМЕРОВ, электросварщик, 49 лет, отец двоих детей, РУСЛАН ЭМИНОВ, прораб, 30 лет, отец двоих детей, ИЗЗЕТ ХАИРОВ, инженер-метролог, член КПСС 31 год, отец двоих детей, РОЛЛАН КАДЫЕВ, физик, 32 года, отец троих детей, РИДВАН ГАФАРОВ, пенсионер, инвалид второй группы, 54 года, ИСМАИЛ ЯЗЫДЖИЕВ, каменщик, по образованию учитель, участник Великой отечественной войны, 49 лет, отец двоих детей.

    Подсудимые заявили ходатайства:
    - о   вызове   на   процесс   корреспондентов   "Правды",

"Известий" и крымско-татарской газеты "Ленин баирагьи";

    - об  освещении  процесса  в  печати  и трансляции его по

телевидению;

    - о  вызове  на  процесс  экспертной комиссии для решения

существа вопросов, поставленных в инкриминируемых документах;

    - о  вызове  на  процесс  наблюдателей  от  ЦК   КПСС   и

советского правительства;

    - о  выдаче   подсудимым   необходимой   литературы   для

подготовки к процессу;

    - об изменении условий содержания  в  тюрьме;  подсудимые

находятся в камерах, переполненных уголовниками, и не могут готовиться к защите;

    - об оказании необходимой медицинской помощи;
    - о передаче смены белья и одежды.
    Из всех   ходатайств   были   удовлетворены   только  две

последние. В знак протеста против отказа судебных и тюремных инстанций предоставить необходимую литературу, юридическую и политическую, РОЛЛАН КАДЫЕВ с 20 июня держал голодовку, в таком состоянии он прибыл и в суд. Он снял голодовку только тогда, когда появилась угроза, что его дело будет выделено в особое.

    Подсудимые заявили отвод  прокурору,  уже  известному  по

другим крымско-татарским процессам, и не отвечали на его вопросы. РОЛЛАН КАДЫЕВ заявил отвод также и судье. Отводы приняты не были. Поведение прокурора на суде отличалось грубостью, пренебрежением к закону и неуважением к личности подсудимых. Прокурор заявил, что подсудимые - никакие не политические, а уголовные преступники, поэтому и содержатся в условиях, положенных для уголовных преступников. Прокурор усиленно стремился оказать давление на защиту, указывая адвокатам, как они должны консультировать своих подзащитных, обрывая адвокатов, требуя, чтобы суд делал адвокатам замечания.

    Во всем ходе судебного следствия ни суд,  ни обвинение не

ставили вопроса о подтверждении или опровержении фактов, инкриминированных как клеветнические измышления. Обвинение занималось лишь доказыванием фактов изготовления и распространения - но подсудимые и не отрицали многих из этих фактов, тем не менее, они полностью отрицали клеветнический характер документов и не признали себя виновными. Прокурор потребовал по три года лагерей для БАЙРАМОВА, БАРИЕВА, ХАИРОВА, КАДЫЕВА, по полтора - для УМЕРОВА и ГАФАРОВА, по году - для АМЕТОВОЙ, ХАЛИЛОВОЙ, ЯЗЫДЖИЕВА и год исправительно-трудовых работ для ЭМИНОВА. Защитники требовали оправдательного приговора.

    Суд вынес   обвинительный  приговор,  признал  подсудимых

виновными по предъявленным им статьям 190(1) УК РСФСР и аналогичным - республиканских кодексов Украины и Туркмении и приговорил: РЕШАТА БАЙРАМОВА и РОЛЛАНА КАДЫЕВА - к трем годам лагерей общего режима, АЙДЕРА БАРИЕВА и ИЗЗЕТА ХАИРОВА - к полутора, РИДВАНА ГАФАРОВА и ИСМАИЛА ЯЗЫДЖИЕВА - к году, для СВЕТЛАНЫ АМЕТОВОЙ, МУНИРЕ ХАЛИЛОВОЙ и РИЗЫ УМЕРОВА суд нашел достаточным срок, отбытый в предварительном заключении (около десяти месяцев), РУСЛАН ЭМИНОВ получил полгода исправительно-трудовых работ. Срок заключения ЯЗЫДЖИЕВА истекает в сентябре, ГАФАРОВА - в октябре.

    5 августа после вынесения приговора толпа крымских татар,

собравшаяся около суда, человек 500-700, организованно двинулась к зданию прокуратуры, а затем к зданию ЦК КП Узбекистана. У прокуратуры была устроена сидячая демонстрация. За два квартала до здания ЦК на идущую демонстрацию напал большой отряд милиции. Часть демонстрантов была рассеяна, часть задержана. После суточного пребывания о отделениях милиции почти все были освобождены, кроме четырех человек, получивших по 15 суток.


    ДВА СУДА ПО НАЗНАЧЕНИЮ  ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ  МЕР  МЕДИЦИНСКОГО
    ХАРАКТЕРА
    16 июля    1969г.    Московский    областной    суд   под

председательством судьи МАКАРОВОЙ в закрытом заседании рассмотрел дело ВИКТОРА КУЗНЕЦОВА. Действия КУЗНЕЦОВА квалифицированы следствием по ст.70 УК РСФСР. Содержание его действий: распространение произведений СИНЯВСКОГО, ДАНИЭЛЯ, ТАРСИСА, а также работы академика ВАРГИ "Российский путь перехода к социализму" и письма МОРОЗА "Репортаж из заповедника имени БЕРИЯ". Стационарная судебно-психиатрическая экспертиза в составе экспертов ЛУНЦА, ЛАНДАУ и ПЕЧЕРНИКОВОЙ признала КУЗНЕЦОВА невменяемым с диагнозом "вялотекущая форма шизофрении" и рекомендовала направить его на лечение в психиатрическую больницу специального типа.

    Защитник КУЗНЕЦОВА, адвокат Э.КОГАН ходатайствовал о том,

чтобы заседание было открытым, чтобы в зал были допущены ближайшие родственники, а также о том, чтобы была назначена новая экспертная комиссия. Прокурор СОРОКИН предложил отклонить ходатайства. Суд отклонил ходатайства без объяснения мотивов.

    Несколько свидетелей,  выступавших  в суде,  подтвердили,

что они читали названные произведения и что их давал им КУЗНЕЦОВ. Показаниями свидетелей не был подтвержден необходимый для статьи 70 "антисоветский умысел". Эксперт института им.Сербского, выступавшая в суде и не видевшая КУЗНЕЦОВА, присоединилась к мнению предварительной экспертизы и заявила, что КУЗНЕЦОВ нуждается в длительном лечении в лечебнице закрытого типа.

    Суд вынес  определение  о направлении ВИКТОРА КУЗНЕЦОВА в

психиатрическую больницу закрытого типа.

    26 августа  Верховный  суд  РСФСР рассмотрел дело ВИКТОРА

КУЗНЕЦОВА по кассационной жалобе его защитника. Определение суда первой инстанции было оставлено без изменения.

    Но еще до кассации,  23 августа, КУЗНЕЦОВ был отправлен в

Казанскую спецпсихбольницу.

    Надо отметить,  что  ВИКТОР  КУЗНЕЦОВ  никогда  ранее   у

психиатров не лечился и единственный раз до ареста попал в психбольницу принудительно, насильственно взятый работниками КГБ после выступления на диспуте осенью 1966г.

                           *****
    В конце  августа  1969г.  Верховный  суд  Латвийской  ССР

рассмотрел дело ИВАНА ЯХИМОВИЧА. Действия ЯХИМОВИЧА квалифицированы следствием по ст.183-1 УК Латв.ССР, соответствующей ст.190-1 УК РСФСР. Содержание его действий: распространение письма БОГОРАЗ и ЛИТВИНОВА "К мировой общественности", изготовление и распространение письма в ЦК КПСС, письмо в защиту демонстрантов 25 августа, изъятое при обыске в единственном экземпляре и не распространявшееся, а также устные высказывания против ввода войск в Чехословакию.

    ИВАН ЯХИМОВИЧ    никогда    раньше    не    состоял    на

психиатрическом учете. Первое заключение о его невменяемости сделала амбулаторная экспертиза - диагноз "шизофрения". Стационарная экспертиза поставила ему совершенно иной диагноз: "паранойяльное развитие психопатической личности, которое может быть приравнено к психическому заболеванию", - и также признала его невменяемым. В заключениях обеих экспертиз рекомендовалось направить ЯХИМОВИЧА в психиатрическую больницу специального типа.

    Суд удовлетворил    ходатайства,   заявленные   адвокатом

С.В.КАЛЛИСТРАТОВОЙ: о вызове дополнительных свидетелей, о приобщении дополнительных документов, о вызове ИВАНА ЯХИМОВИЧА в суд. Защита также выдвинула ходатайство о направлении ЯХИМОВИЧА на повторную экспертизу, так как заключение экспертизы не обосновано самими материалами экспертизы. Врач-эксперт в суде заявила, что она не может опровергнуть выводы стационарной экспертизы, но так как при допросе свидетелей, хорошо знающих ЯХИМОВИЧА, и при его допросе получены новые данные для характеристики его психического состояния, она считает необходимым направить ЯХИМОВИЧА на повторную экспертизу. Прокурор поддержал ходатайство адвоката о повторной экспертизе. Суд вынес определение о направлении ИВАНА ЯХИМОВИЧА на повторную судебно-психиатрическую экспертизу в институт им. Сербского.

    Председательствующий на процессе судья ЛОТКО  провел  все

двухдневное заседание с полным соблюдением процессуальных норм и уважением права на защиту. По свидетельству очевидцев, ИВАН ЯХИМОВИЧ вызвал симпатии всех присутствующих, не исключая прокурора и конвойных солдат.


    АРЕСТ ГЕНРИХА АЛТУНЯНА
    11 июля  1969г.  в Харькове арестован ГЕНРИХ АЛТУНЯН.  Он

обвиняется по ст.62 УК УССР, соотв. 70 УК РСФСР. АЛТУНЯН арестован без предъявления постановления на арест или задержание.

    ГЕНРИХ АЛТУНЯН - инженер-радиотехник,  в недавнем прошлом

майор Советской армии и преподаватель военной академии, имеет награды Верховного Совета СССР за долголетнюю безупречную службу в армии, член КПСС с 1957г., отец двух детей.

    В июле прошлого года у ряда граждан Харькова, в том числе

у АЛТУНЯНА, были произведены обыски. На обысках изъят самиздат: "Раковый корпус", трактат академика САХАРОВА, выпуски "Хроники"" и т.п. После этого АЛТУНЯНА и других вызывали как "свидетелей" по ст.187-1 УК УССР, не указывая конкретного содержания дела. В это время по указанию КГБ ГЕНРИХ АЛТУНЯН был исключен из партии, уволен с работы а затем - вообще из армии. В формулировке исключения из партии фигурировала "связь с ЯКИРОМ и ГРИГОРЕНКО".

    Несмотря не  примененные  к   нему   репрессий,   АЛТУНЯН

продолжал активно участвовать в движении за демократизацию советского общества. Его подпись стоит под письмами в защиту осужденных участников демонстрации 25 августа, в защиту ИВАНА ЯХИМОВИЧА, в защиту П.Г.ГРИГОРЕНКО. Он входит в число участников Инициативной группы по защите прав человека в Советском Союзе, обратившейся с письмом в ООН. Как сообщалось в предыдущем выпуске "Хроники", в июне в ряде организаций г. Харькова были проведены собрания с осуждением тех, кто подписал письмо в защиту ГРИГОРЕНКО. Такое собрание проходило и в харьковском участке пусконаладочного управления "Оргэнергоавтоматика", где работал АЛТУНЯН. Это было единственное собрание, где "обвиняемому" предоставили слово. АЛТУНЯН, прежде всего, объяснил, что письмо в защиту ГРИГОРЕНКО не было направлено в ООН, как утверждали представители парторганизации и райкома. Он изложил содержание обоих писем, рассказал о крымско-татарском движении, о ГРИГОРЕНКО и КОСТЕРИНЕ, о политических процессах, о фактах возрождения сталинизма, об ЯКИРЕ, ЯХИМОВИЧЕ, ГАБАЕ, о событиях в Чехословакии.

    Собрание приняло решение осудить АЛТУНЯНА за "аполитичное

поведение, выразившееся в обращении в ООН", и сообщить в прокуратуру факт обращения в ООН.

    Добиваясь восстановления      в      партии,      АЛТУНЯН

последовательно подавал апелляции во все вышестоящие инстанции. 1 июля его апелляцию разбирала КПК* при ЦК КПСС. КПК отклонила апелляцию. ГЕНРИХ АЛТУНЯН составил полную запись своей предварительной беседы с работником КПК Н.П.МОРДАСОВЫМ и разбора апелляции на заседании КПК под председательством ПОСТОВАЛОВА. Эта запись показывает, насколько сильны антидемократические, неосталинские тенденции среди работников такого высокого партийного органа, насколько сильно в нем нежелание выслушать аргументы, не совпадающие с официальной пропагандой.

__________

    * - Комитет партийного контроля.
    После ареста  ГЕНРИХ  АЛТУНЯН  был  помещен  в  уголовную

тюрьму на Холодной горе в ХАРЬКОВЕ. Через несколько дней его увезли оттуда в неизвестном направлении, его жене не сообщили его адреса. В настоящее время он снова находится в Харькове, в следственном изоляторе КГБ.

    В день  его  ареста  у  ряда  его  друзей  были проведены

обыски, снова изъяты материалы Самиздата. Десять харьковчан обратились к Генеральному прокурору СССР с письмом в защиту АЛТУНЯНА.

    Следствие по  делу АЛТУНЯНА ведет начальник следственного

отдела харьковского УКГБ майор Н.Е.БАБУСЕНКО. Свидетелей допрашивают об участии АЛТУНЯНА в составлении и распространении двух документов: письма Инициативной группы и письма в защиту ГРИГОРЕНКО.


    ДЕЛО ЮРИЯ ЛЕВИНА
    Как сообщалось в восьмом выпуске "Хроники",  в Ленинграде

арестован ЮРИЙ ЛЕОНИДОВИЧ ЛЕВИН. 26 июня 1969г. он был вызван к следователю прокуратуры г. Ленинграда Ю.М.ТУМАНОВУ и взят под стражу. Ему предъявлено обвинение по ст.190-1 УК РСФСР, а не по ст.70, как сказано в выпуске восьмом.

    В 1957г.  ЛЕВИН  был  осужден  по  ст.58(10)  на  10  лет

заключения, из которых отбыл 7 лет, и в 1964г. освобожден по помилованию.

    Поводом осуждения была попытка ЮРИЯ  ЛЕВИНА  эмигрировать

за границу. С 1966г. он послал несколько писем - заказных, по почте - в адрес радиостанции "Голос Америки". По словам отправителя, письма его не содержали ничего политического, были "невинны" и адресовались одной из дикторш "Голоса Америки". Однако они явно не доходили до адресата, на что ЛЕВИН неоднократно жаловался на Ленинградском почтамте. Наконец, по его словам, он решил "поймать за руку ГБ" и с этой целью отправил заказное письмо в американское посольство в Москве. Там содержалось утверждение, что ввод советских войск в Чехословакию подпадает под квалификацию преступления, указанного в ст.73 УК РСФСР. ЛЕВИН полагал, что КГБ примет какие-то меры и, таким образом, изобличит себя в перлюстрации частной корреспонденции. Письмо было отправлено 12 октября 1968г., а в начале ноября того же года ЛЕВИНА поместили в психиатрическую больницу по распоряжению главного психиатра Ленинграда БЕЛЯЕВА. Через десять дней он был признан здоровым и выпущен.

    В марте 1969г. ЛЕВИН обратился в прокуратуру с жалобой на

систематическую пропажу писем. 23 мая 1969г. его вызвали в Василеостровское районное отделение КГБ г. Ленинграда и объявили под расписку акт: "При таможенном досмотре было обнаружено и изъято письмо ЛЕВИНА Ю.Л. в адрес американского посольства в г. Москве явно антисоветского содержания..." Можно напомнить , что Уголовный кодекс РСФСР квалифицирует нарушение тайны переписки как уголовное преступление. Тем не менее через несколько дней партактив института Механобр, где ЛЕВИН работал механиком, в его присутствии обсудил переданный из КГБ текст письма в посольство, осудил его и принял резолюцию: "Просить прокуратуру привлечь ЛЕВИНА к уголовной ответственности за антисоветские клеветнические высказывания, направленные врагам..."

    24 июня 1969г.  на квартире и на даче ЛЕВИНА был проведен

обыск. Он сам выдал все касающееся его переписки с "Голосом Америки", а также записи передач "Голоса Америки", которые он ловил, несмотря на глушение. В остальном обыск ничего существенного не дал. Через день ЮРИЙ ЛЕВИН был арестован.


    СЛЕДСТВИЕ ПО ДЕЛУ ИЛЬИ ГАБАЯ И ПЕТРА ГРИГОРЬЕВИЧА
    ГРИГОРЕНКО
    Когда жена  ИЛЬИ  ГАБАЯ   ГАЛИНА   ГАБАЙ   обратилась   к

Генеральному прокурору с жалобой, в которой она протестовала не только против самого факта незаконного ареста своего мужа, но и против ничем не обоснованной отправки его в Ташкент (по закону следствие ведется по месту совершения преступления, а в Ташкенте ГАБАЙ никогда не был), ей ответили, что дело поручено вести Ташкентской прокуратуре, так как там находится большинство свидетелей. А ПЕТРА ГРИГОРЬЕВИЧА ГРИГОРЕНКО, как ясно из сведений, приведенных в предыдущем выпуске, обманом заманили в Ташкент, чтобы там арестовать.

    Однако в июле начался допрос свидетелей в Москве, сначала

- следователями районных прокуратур по поручению Ташкентской прокуратуры, затем в Москву прибыл следователь Б.И.БЕРЕЗОВСКИЙ.

    БЕРЕЗОВСКИЙ ведет дело и ГАБАЯ,  и ГРИГОРЕНКО.  Будет  ли

это одно дело или два, пока неясно.

    За свое пребывание в Москве БЕРЕЗОВСКИЙ допросил  большое

количество свидетелей, практически доказав несостоятельность заявления о том, что большинство свидетелей находится в Ташкенте.

    Свидетелей спрашивают об участии  ГРИГОРЕНКО  и  ГАБАЯ  в

составлении ряда документов, под которыми стоят их подписи. Среди называемых документов: обращение к Будапештскому совещанию, обращение КИМА, ЯКИРА и ГАБАЯ "К деятелям науки, культуры и искусства", письмо в защиту демонстрантов, в защиту АНАТОЛИЯ МАРЧЕНКО, в защиту ИВАНА ЯХИМОВИЧА, неотправленное письмо граждан города Москвы в защиту крымских татар, сборник "Памяти А.Е.КОСТЕРИНА" и др. Ставятся вопросы также о том, как изготовлялись и распространялись те или иные документы, в частности, какое участие в их изготовлении и распространении принимали вызываемые свидетели. Насколько известно, ни один из свидетелей не отвечал на вопросы, касающиеся изготовления и распространения документов, указывая, что эти документы не являются клеветническими, не подпадают под действие ст.190-1, по которой ведется дело, и поэтому их изготовление и распространение не может быть предметом свидетельских показаний. В ответ на провокационные заявления БЕРЕЗОВСКОГО о том, что "вы же все время утверждаете, что делаете все открыто", ему отвечали, что у карательных органов иное мнение по поводу криминальности этих документов, поэтому свидетели могут лишь подтверждать свои подписи, а не давать следствию сведения о других лицах, которые могут быть использованы против этих людей. Все или почти все свидетели заявили о том, что считают арест ГРИГОРЕНКО и ГАБАЯ и следствие по их делу незаконными акциями, некоторые из свидетелей на этом основании полностью отказались давать показания.

    Впрочем, это все шла речь  о  свидетелях,  которые  могут

быть отнесены если не к друзьям и единомышленникам, то, по крайней мере, к людям, сочувствующим обвиняемым. Известно, что БЕРЕЗОВСКИЙ вызывал и свидетелей иного рода. В их числе работник КГБ, руководитель центрального оперотряда, известный под именем ОЛЕГА ИВАНОВИЧА АЛЕКСАНДРОВА, как он назвал себя в милиции, куда его привела возмущенная толпа после того, как он у здания суда над демонстрантами выхватил письмо, написанное людьми, не попавшими в суд. Этого человека с черной бородой хорошо помнят те, кто был около суда над демонстрантам и, и те, кто был у суда над ГАЛАНСКОВЫМ и ГИНЗБУРГОМ, - в обоих случаях он направлял действия "дружинников без повязок". Вместе с ним там все время находился человек в черной фуражке, видимо, "правая рука" шефа, - он также пригодился следователю БЕРЕЗОВСКОМУ. БЕРЕЗОВСКИЙ вызвал свидетелем также небезызвестного АЛЕКСЕЯ ДОБРОВОЛЬСКОГО. АЛЕКСЕЙ ДОБРОВОЛЬСКИЙ, на судебном процессе оклеветавший ГИНЗБУРГА и ГАЛАНСКОВА, после выхода из лагеря в январе этого года живет Угличе. Не в пример освобожденным политзаключенным, которые месяцами не могут нигде прописаться и устроиться на работу, ДОБРОВОЛЬСКИЙ прописался очень быстро и работает заведующим технической библиотекой - это при том, что все его "высшее образование" составляет полкурса библиотечного института. Как правило, политзаключенные и с высшим образованием, и с аспирантурой, как ЛЕОНИД РЕНДЕЛЬ, и с кандидатской степенью, как МИХАИЛ ОСАДЧИЙ, могут рассчитывать лишь на самую неквалифицированную работу, во всяком случае, не на работу с книгами и с людьми. Известно, что ДОБРОВОЛЬСКИЙ вскоре после приезда уже утверждал, что скоро он пропишется в Москве. Возможно, его новые лжесвидетельства помогут ему и в этом.

    В настоящее время свидетелей по делу ГРИГОРЕНКО  и  ГАБАЯ

продолжают вызывать к следователю прокуратуры г. Москвы, в основном к следователю ОБРАЗЦОВУ.

    ГАЛИНА ГАБАЙ,  которая ездила в июле  в  Ташкент  и  была

принята БЕРЕЗОВСКИМ крайне грубо, а затем в Москве вызывалась как свидетель, написала и выпустила в Самиздате очерк "Две встречи с БЕРЕЗОВСКИМ".


    НОВЫЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЯ МЕСХОВ
    "Народное движение    за    восстановление   исторической

справедливости продолжается" - так заканчивалось сообщение о трагической судьбе маленького народа месхов, опубликованное в седьмом выпуске "Хроники".

    Продолжаются преследования месхов со стороны властей.
    Месхи -  этнически  смешанное  население,  состоящее из

грузин, азербайджанцев, армян, курдов и туркмен. Их общность создана испытанным в прошлом турецким влиянием и мусульманской религией, а за последние 25 лет единство нации укрепилось в результате испытанных гонений. Своеобразная культура месхов привлекает внимание ученых.

    23-24 мая 1968г.  Академия наук  Грузинской  ССР  провела

научную сессию по истории и этнографии Месхетии. В это время коренное население Месхетии безуспешно добивалось возвращения на Родину.

    18 ноября   1968г.   ответственный   работник   ЦК   КПСС

Б.П.ЯКОВЛЕВ принял в Москве 24-ю по счету делегацию месхов. В разговоре с ними он дал разрешение, не подтвержденное письменно, месхам селиться в различных районах Грузии, а 15-30 семьям - даже в Месхетии. Народ на своих собраниях решил поверить этому расплывчатому разрешению. Однако готовые сняться с мест люди столкнулись с упорным противодействием: им не дают справок об увольнении с работы, не снимают с воинского учета, не дают транспорта.

    Восемь семей  из  колхоза  "Ады-Гюнь" Саатлинского района

Азербайджанской ССР выехали в Грузию, бросив дома и имущество, так как им было отказано в транспорте. Они были приняты на работу в совхоз Махарадзевского района Грузинской ССР, но вскоре уволены, а затем милиция насильно выселила их в Саатлинский район. Саатлинский район находится в Муганской степи, где поселились многие месхи после Указа от 31 октября 1956г., снявшего с них режим ссыльнопоселенцев. Не давая им возвратиться в Грузию, месхов охотно вербовали на освоение Муганской степи, района с тяжелыми климатическими условиями, практически без питьевой воды - вода там горько-соленая или мутно-грязноватая. Месхи перебирались туда из Средней Азии, чтобы все-таки быть ближе к Родине.

    Месхам из  колхоза  имени  XXI  съезда   КПСС   того   же

Саатлинского района удалось достать для отъезда семь машин, но они были остановлены милицией и вынуждены были бежать в Грузию, оставив свое имущество в качестве трофея Саатлинской районной милиции. Таких фактов множество. На вокзалах и железнодорожных станциях Грузии оказалось большое количество людей - бездомных, лишенных имущества, работы, крова, бдительно изгоняемых с родной земли, как только они на ней появляются. Это целые семьи с маленькими детьми, стариками, больными.

    19 апреля 1969г.  в  Саатлы  был  арестован  председатель

Временного организационного комитета по возвращению месхов на Родину ЭНВЕР ОДАБАШЕВ (ХОЗРЕВАНАДЗЕ), участник Великой Отечественной войны, офицер запаса. С учительской конференции, где он присутствовал, ОДАБАШЕВА вызвали на улицу, где его ожидал прокурор района КАДИРОВ с двумя неизвестными. Под ложным предлогом прокурор заманил ОДАБАШЕВА в отделение милиции и покинул его там. До часа ночи ОДАБАШЕВА продержали там без объяснений, без пищи, а затем вызвали к следователю районной прокуратуры ФАРЗАЛИЕВУ на допрос, который длился до 3 час. 30 мин. утра, нарушив положение советского закона, по которому ночные допросы не допустимы, кроме случаев, не терпящих отлагательства. Затем ОДАБАШЕВА поместили в холодную камеру, где он, будучи в легкой одежде, быстро простудился. В знак протеста против насилия, обмана, произвола ОДАБАШЕВ объявил голодовку.

    Задержав ОДАБАШЕВА,   в   его   доме   произвели   обыск.

Участковый УШМАТОВ, следователь Прокуратуры ФАРЗАЛИЕВ и другие обыскивающие изъяли из архива копии документов, адресованных партии, правительству и народу.

    Узнав об аресте ОДАБАШЕВА, месхи с утра 21 апреля, бросив

работу, со всех населенных пунктов собрались в Саатлы к зданию райкома партии и потребовали немедленного освобождения народного учителя. Получив отказ, трудящиеся послали срочные телеграммы Л.И.БРЕЖНЕВУ и В.Ю.АХУНДОВУ. Толпа не расходилась. Поздно вечером 21 апреля срочно вернулся находившийся в Баку секретарь райкома партии БАБАЕВ. Вероятно, его послало республиканское руководство. После долгих переговоров с народными представителями секретарь райкома отдал распоряжение освободить ОДАБАШЕВА.

    ОДАБАШЕВА, уже подготовленного и сфотографированного  для

отправки утренним этапом, привели на допрос и заявили: "Вот здесь заполняйте, мы вас освобождаем". Начальник раймилиции МИРЗОЕВ и наконец-то появившийся прокурор КАДИРОВ начали кричать, угрожать, требовать, чтобы ОДАБАШЕВ никуда не ездил и ни в каких собраниях не участвовал. Ночью, после холодной камеры, в состоянии голодовки, ОДАБАШЕВ вместе с протоколом допроса подписал протянутый ему следователем ФАРЗАЛИЕВЫМ чистый бланк. Неизвестно, как будет использован этот бланк.

    Когда старого  учителя выпустили на улицу,  его встретила

не расходившаяся и поздней ночью толпа месхов. Они восклицали: "Свобода! Равенство! Родина или смерть! Жив наш учитель!".

    Распространились сведения  о  том,  что  арест  ОДАБАШЕВА

должен был быть первым в ряду арестов других активистов. Пока народная реакция остановила незаконные действия властей. Но угроза ареста по-прежнему нависла над активными участниками движения за возвращение на родину.

    Грузинское руководство  предложило  месхам  поселиться  в

других районах Грузии, в частности в Колхиде. К июню 1969г. в Грузию прибыло 505 семей месхов. Грузинское население по-братски принимало месхов и помогало им устраиваться. Но 7 июня на прибывших, уже работавших месхов была проведена облава, в результате которой они были отправлены по железной дороге в разных направлениях. Судьба и местонахождение многих жертв облавы неизвестны .


    ВНЕСУДЕБНЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЯ
    Москва.
    ГАЛИНА ГАБАЙ,   жена   ИЛЬИ   ГАБАЯ,  педагог-дефектолог,

преподаватель литературы Московской межобластной заочной средней школы глухих и слабослышащих. Свердловский райком партии предложил школьной администрации лишить ГАБАЙ возможности преподавать в школе.

    В докладе  директора  школы  УСАЧЕВА  на   педсовете,   в

частности, было сказано, что Г.В.ГАБАЙ в рецензиях на сочинения учащихся допускает политические ошибки: называет СТАЛИНА преступником и ничего не говорит о его революционных заслугах. Кроме того, по заявлению директора, Г.ГАБАЙ в своих рецензиях призывает к буржуазному индивидуализму - речь шла о рецензии, где в ответ на рассуждения учащегося о том, что ответственность за судьбу чеховского Ионыча должно нести только общество, Г.ГАБАЙ писала о персональной ответственности каждого человека за свои поступки. Недовольство директора было выражено и по поводу выступления Г.ГАБАЙ на одном из педсоветов, когда она говорила, что учителя должны писать рецензии литературным языком, не опускаясь до уровня развития речи глухонемых учащихся, а наоборот - учить их говорить общелитературным, а не "глухонемовским" языком. Директор сказал также, что ГАБАЙ - эрудированный педагог и пишет заумные рецензии, учащиеся такие рецензии понимают с трудом, поэтому (?) ее нужно перевести преподавать в младшие классы. На педсовете ряд учителей выступил против этих предложений, и решение принято не было. Местком тоже противодействовал переводу ГАБАЙ в младшие классы. Но по решению парторганизации и администрации, послушных звонку из райкома , ГАБАЙ была переведена в 6-й класс, где занимается всего 6 человек, и в 7-й, которого практически нет. Ей не дали довести до окончания школы выпускной II-й класс, а ради выполнения решения администрации была снята с преподавания в этих классах и лишена нагрузки учительница, которая через год выходит на пенсию и для которой очень важна полная нагрузка.

    ИРИНА ЯКИР,       студентка      вечернего      отделения

Историко-архивного института, исключена из института с формулировкой "за невыполнение учебного плана и за поведение, недостойное советской студентки". Что касается учебного плана, то И.ЯКИР даже обогнала свой курс. Фактически причиной исключения явилось ее присутствие на площади Маяковского во время демонстрации крымских татар 6 июня 1969г. Об исключении ее поставили в известность только через месяц после выхода приказа.

    ЛИЛЯ КОСИОР,   режиссер  самодеятельности,  дочь  бывшего

Генерального секретаря ЦК КП Украины СТАНИСЛАВА КОСИОРА, расстрелянного 26 февраля 1939г., уволена "по собственному желанию" из клуба таксистов после того, как администрация признала порочной ее постановку пьесы "Юность отцов" БОРИСА ГОРБАТОВА и обнаружила в документах ЛИЛИ КОСИОР, что ее мать - еврейка.

    РОЙ МЕДВЕДЕВ,  математик, историк, автор трехтомной книги

о СТАЛИНЕ, исключен из партии "за убеждения, несовместимые со званием члена партии". Его персональное дело рассматривал Ленинский райком партии, без обсуждения в первичной организации.

    БОРИС ЕФИМОВ,   старший  инженер  отдела  информации  КБ*

энерготехнологических процессов химической промышленности. Директор Э.И.ШИПОВ предложил ЕФИМОВУ подать заявление об увольнении "по собственному желанию". Директор не скрывал, что выполняет указания КГБ. "Мы не можем держать вас на работе из-за вашей политической неблагонадежности: ведь в соседней комнате у нас находится множительная аппаратура", - заявил он, имея в виду машину "Эра". ЕФИМОВУ пригрозили, что в случае отказа уйти "по собственному желанию" он будет уволен "по сокращению штатов".

__________

    * - Конструкторское бюро.
    Ленинград.
    ДЖЕММА КВАЧЕВСКАЯ,   сестра  осужденного  по  ст.70  ЛЬВА

КВАЧЕВСКОГО, жена насильственно помещенного в психиатрическую больницу ВЛАДИМИРА БОРИСОВА, лишена ленинградской прописки. Кроме того, администрация Ленинградского медицинского института, откуда ее исключили с формулировкой "за поступки, несовместимые со званием советской студентки", а реально - за отказ раскаяться и осудить своего брата, не выдает ей академическую справку, в результате чего ДЖЕММА КВАЧЕВСКАЯ лишена возможности закончить образование.

    А.В.ГУСЕВ, старший   научный   сотрудник   Зоологического

института АН СССР, член КПСС с 1943г., участник двух войн, о его исключении из партии сообщалось в седьмом выпуске, сейчас стали известны некоторые подробности. Непосредственным поводом для возникновения персонального дела послужило письмо, направленное 25 августа 1968г. Л.И.БРЕЖНЕВУ и содержащее протест против оккупации Чехословакии. Автор письма считал, что это решение повредит престижу Советского Союза и построению коммунистического общества. Вместо ответа письмо было направлено в первичную партийную организацию. В ходе дела А.В.ГУСЕВУ вменили в вину и его более раннее письмо о расхищении природных богатств Байкала, Керети и других природных районов, посланное им. А.Н.КОСЫГИНУ, Л.И.БРЕЖНЕВУ и в "Комсомольскую правду". ГУСЕВ указывал, что причина этих действий, ведущих к непоправимым последствиям, - безответственность и безнаказанность высших бюрократических инстанций. Из секретариата КОСЫГИНА и из редакции были получены сдержанно-положительные ответы, а секретариат БРЕЖНЕВА переслал письмо для разбора в первичную партийную организацию. Еще одно письмо, затрагивающее проблемы государственной и общественной жизни и предназначавшееся для отправки А.Н.КОСЫГИНУ, было выкрадено из служебного стола ГУСЕВА комиссией, разбиравшей его персональное дело под руководством инструктора Василеостровского райкома партии О.С.ХМЕЛЕВСКОЙ. Одновременно были выкрадены и письма личного характера, которые также фигурировали в деле. Партсобрание института под председательством О.А.СКАРЛАТО исключило ГУСЕВА из партии 8 декабря 1968г. За исключение голосовало 40 человек, против 11, один воздержался. Против коммуниста, который знал о письме ГУСЕВА по поводу Байкала и не донес, возбуждено персональное дело.


    НОВОСТИ САМИЗДАТА
    1. Александр ТВАРДОВСКИЙ.  "По праву памяти".  Лирическая

поэма, некоторые части которой были опубликованы в "Новом мире", - полный текст поэмы был набран и напечатан, но изъят цензурой из верстки.


    2. "Семь писем А.ЧАКОВСКОМУ". Сборник писем, направленных

А.ЧАКОВСКОМУ по поводу его статьи "Ответ читателю" и по поводу травли СОЛЖЕНИЦЫНА на страницах "Литературной газеты". Авторы писем: киноработник Л.С.КОГАН, грузчик, бывший (и ныне) политзаключенный А.МАРЧЕНКО, Б.И.ЦУКЕРМАН, инженер-химик (ныне политзаключенный) ЛЕВ КВАЧЕВСКИЙ, матрос Л.Н.ТЫМЧУК, токарь В.Н.КРЮКОВ, В.Ф.ТУРЧИН.


    3. "Преступление и наказание".  Вып.3.  Другими выпусками

"Хроника" не располагает. Издание посвящено разоблачению палачей сталинских времен. Рассказывая о палачах, садистах, доносчиках, преступниках против человечности, издание говорит о том, где они сейчас и что делают. "Изверг-следователь" СТОЛБУНСКИЙ - так характеризовал его в мемуарах "Годы и войны" генерал армии А.В.ГОРБАТОВ - живет в Москве и получает высокую пенсию. Бывший комендант НКВД Грузии НАДАРАЯ, специализировавшийся на поставке женщин и девочек для СТАЛИНА и БЕРИЯ, был осужден на 10 лет, вышел на свободу в 1965г., живет в Грузии. На благоустроенной даче под Ленинградом живет полковник КГБ в отставке МОНАХОВ. Истребительная команда под его начальством в начале советско-финской войны уничтожила в Соловецких лагерях несколько сот иностранных коммунистов. Их выстраивали в ряд и одному за другим проламывали головы палками со свинцовым наконечником. Когда МОНАХОВА хотели исключить из партии, этому воспрепятствовал первый секретарь Ленинградского обкома ТОЛСТИКОВ. АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВИЧ СУГАК был заместителем начальника КГБ Тимирязевского района г. Москвы и в 1952г. особенно свирепствовал, преследуя врачей-евреев. Сейчас он живет на вилле под Москвой и работает заместителем директора Центрального музея Ленина. ВАЛЕНТИН НИКОЛАЕВИЧ АСТРОВ, автор сотен доносов, в 1966г. выпустил в издательстве "Советский писатель" книгу "Круча" - в этой книге он вывел под псевдонимами и вновь оклеветал ранее оклеветанных им людей. В выпуске приводятся также сведения об АНДРЕЕ ЯКОВЛЕВИЧЕ СВЕРДЛОВЕ, уже известные читателям "Хроники". Интересным дополнением является сообщение о том, что под псевдонимом А.Я.ЯКОВЛЕВ он пишет детективные повести для детей.


    4. Л.АНТИТАРАСОВ.   "О   некоторых  выступлениях  бывшего

полковника КГБ ЛЬВА ВАСИЛЕВСКОГО". Работа посвящена раскрытию того, как бывший полковник КГБ Л.ВАСИЛЕВСКИЙ старается оклеветать в печати имя Ф.Ф.РАСКОЛЬНИКОВА, А.ЭЙСНЕРА и других людей, оклеветанных при СТАЛИНЕ, честь которых потом была восстановлена. Иногда он это делает под своей фамилией, иногда - под псевдонимом Л.ТАРАСОВ.


    5. Документы   к  биографии  ИЛЬИ  РИПСА.  Воспроизведены

тексты дипломов, которыми ИЛЬЯ РИПС награждался за победы на математических, физико-математических и физических олимпиадах школьников, характеристики, диплом за 1 место республиканского конкурса на лучшую студенческую работу, заметки из газеты "Ригас Балсс". В конце названы две опубликованные работы ИЛЬИ РИПСА. Вторая из них напечатана в "Докладах Академии наук СССР", том 186, N 2, 1969 - незадолго до того, как он совершил попытку самосожжения.


    6. А.С.ВОЛЬПИН.  "Ко  всем  мыслящим людям".  Приветствуя

великую новость - полет людей на Луну, автор задумывается о будущем космических полетов. Готово ли человечество к тому, чтобы в космосе не прибегнуть "к вековому земному приему насильственного решения тех вопросов, которые при более высокой нравственности мы решали бы только мирными средствами"? ВОЛЬПИН говорит о трагическом распространении насилия в мире, о "косности, укрепляющей порочные традиции подчинения и страха". Вывод: то время, что осталось до широкого распространения межпланетных полетов, должно быть использовано не только для научного и технического, но и для нравственного прогресса. В постскриптуме автор пишет: "Находясь в Москве и на свободе, чего лишены мои коллеги по свободомыслию А.Марченко, П.Григоренко, И.Габай, А.Синявский, Ю.Даниэль, Ю.Галансков, А.Гинзбург, В.Буковский, Л.Богораз-Брухман, П.Литвинов и многие другие, я считаю своим приятным долгом провозгласить их полное право выражать восхищение небывалым достижением человеческой мысли и смелости. Эти люди не опозорят нашей планеты".


    7. А.С.ВОЛЬПИН.  Открытое письмо  Генеральному  прокурору

СССР Р.А.РУДЕНКО. Автор указывает, что судебные процессы по обвинению в распространении заведомо ложных (клеветнических) измышлений, порочащих советский общественный и государственный строй, в глазах мыслящих людей выглядят скорее как средство запугивания инакомыслящих, чем как способ борьбы с распространением антиобщественной клеветы. ВОЛЬПИН логически заключает, что если судебно-следственные органы действительно обеспокоены распространением такого рода измышлений, то в первую очередь они должны быть заинтересованы в опровержении уже распространенных сведений. В соответствии со ст.7 Основ гражданского законодательства любая общественная или государственная организация и само государство в лице Верховного Совета вправе обратиться с иском к лицу, оклеветавшему ее. Это лицо будет обязано либо доказать правдивость своих сведений, либо публично опровергнуть их. Решение суда и другие материалы процесса могут быть опубликованы, и надобность в уголовном преследовании отпадает. Уголовные же процессы создают мучеников и не дают возможности убедиться в обоснованности или необоснованности распространяемых сведений.


    8. Запись   суда   над   БОРИСОМ   КОЧУБИЕВСКИМ.   Запись

представляет большой интерес, несмотря на свою фрагментарность. К сведениям, известным читателям "Хроники", можно прибавить то, что совсем не нашло отражения в восьмом выпуске. Речь адвоката представляет собою образец речей, от которых общественность за последние годы отвыкла: характеризуя содержание действительных или предполагаемых высказываний своего подзащитного, адвокат не жалеет черных красок, и, кстати, он верит не своему подзащитному, а той группе свидетелей, которая утверждает, что КОЧУБИЕВСКИЙ это говорил. Единственный момент, на котором строится защита, - это отрицание заведомости, "искренность заблуждений". Надо сказать, что "заведомость" является непременным признаком преступления по ст.187-1 УК УССР, - на этом одном вполне можно строить защиту, не солидаризируясь со взглядами подзащитного, но и не оплевывая его при этом, не объявляя его убеждения вредными и клеветническими, а его показания в суде - ложными.


    9. Валерий  ЧАЛИДЗЕ.  "Размышления  о  прогрессе,  мирном

сосуществовании и интеллектуальной свободе". Работа, повторяющая заглавие трактата акад. А.Д.САХАРОВА, является откликом на этот трактат. Автор обсуждает вопрос о партийно-государственном дуализме и советском государственном праве, вопрос об опасности отхода от формализма в правовой деятельности и др.


    10. Письмо  членам  Политбюро.  Письмо от 19 февраля 1922

г.*, подписанное ЛЕНИНЫМ, требует принятия самых беспощадных мер подавления в связи с намеченным изъятием церковных ценностей. Указания, содержащиеся в письме, не согласуются с положениями социалистической законности, а подчиняются только требованиям текущей политики и тактики: "взять в свои руки этот фонд в несколько миллионов золотых рублей (а может быть и несколько миллиардов) мы должны во что бы это ни стало", "подавить его (духовенства) сопротивление с такой жестокостью, чтобы они не забыли этого в течение нескольких десятилетий", послать в Шую члена ВЦИК и дать ему "словесную инструкцию", чтобы он в Шуе арестовал не меньше нескольких десятков представителей духовенства, мещанства и буржуазии "по подозрению в прямом или косвенном участии в деле насильственного сопротивления декрету ВЦИК об изъятии церковных ценностей", а "на основании его доклада Политбюро даст детальную директиву судебным властям, тоже устную, чтобы процесс шуйских мятежников, сопротивляющихся помощи голодающим, был проведен с максимальной быстротой и закончился не иначе как расстрелом очень большого числа самых влиятельных и опасных черносотенцев г.Шуи, а по возможности и не только этого города, а и Москвы и нескольких других духовных центров", "чем большее число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше". Голод упорно фигурирует в письме как удобная обстановка, в которой изъятие церковных ценностей можно провести, не боясь сопротивления крестьянства. Сами же миллионы или миллиарды нужны не на преодоление голода, что, допустим, могло бы послужить оправданием репрессиям, а на то, чтобы почувствовать себя силой на Генуэзской конференции.

    * См. уточнение и дополнение в "Хронике" ь 15.
    Письмо сверхсекретно,  и  вряд  ли  можно найти источник,

через который оно попало в Самиздат. Поэтому не следует принимать этот документ полностью на веру: хорошо было бы произвести глубокий текстологический анализ письма. Ясно, что официальная пропаганда не преминет объявить подобный документ фальшивкой. Но в Самиздате, где есть полная свобода исследования, не следует бросаться в другую крайность: если достоверность документа будет подтверждена, фигура первого Предсовнаркома в сознании широкой общественности станет более рельефной.


    11. ВАРФОЛОМЕЙ  ЗАЙЦЕВ.  "Неистовый  холуй  или  манифест

лакеизма". Отчего попал в Самиздат этот памфлет, впервые напечатанный в 1877г. в Женеве в бесцензурной газете "Общее дело"? Это объяснит любая - наугад - цитата: "Нас приковали на цепь в тесной будке комитета по делам печати, кормят объедками иностранной прессы, присылая нам ее с черными заплатами на всех столбцах, и мы, бегая взад и вперед на этой цепи на пространстве пяти шагов, лаем целые дни на весь мир, справедливо почитая его целиком враждебным нашему хозяину, лаем на иностранные нации, на свою молодежь, на всякую прохожую и проезжую мысль, на которой нет клейма нашего барина". Или: "Смиренномудрие! Мы ли не мудры! Прикажи начальство, - говорил нам поэт Кукольник, - я завтра же сделаюсь акушером". "Прикажи начальство, - говорили в 1863 году либеральные офицеры в Польше, - мы завтра же сделаем такое же восстание". Начальство приказывает - мы душим венгров и поляков; начальство приказывает - мы освобождаем болгар и каракалпаков. Прикажут либеральничать - либеральничаем, прославляем английские порядки, осуждаем откуп и крепостное право тотчас после их отмены, сочувствуем Гарибальди и Гамбетте, отделываем Мак-Магона, громим Папу, Австрию, Наполеона".


    12. КАРЕЛ КИНЦЛ.  Речь на заседании Пражского горкома КПЧ

2 июня 1969г. КАРЕЛ КИНЦЛ критикует речь ГУСТАВА ГУСАКА на заводе ЧКД-Прага после майского пленума ЦК КПЧ. По мнению КИНЦЛА, ГУСАК мелко, поверхностно и дешево характеризовал безмерно сложное и с августа откровенно деформированное развитие, безоговорочно стал на сторону Варшавского обращения, с которым десять месяцев назад был принципиально не согласен, а насильственное вмешательство в августе прошлого года назвал всего лишь недоразумением; ГУСАК грубо нападал на лучших представителей науки и культуры, а еженедельники "Репортер" и "Листы" приравнял к "Свободной Европе". КИНЦЛ оспорил утверждение ГУСАКА о том, что ни один человек по политическим мотивам не был арестован или перемещен на другую работу: можно привести длинный список людей, от ГАЕКА и СМРКОВСКОГО до десятков журналистов, перемещенных на другую работу исключительно по этим мотивам. К моменту выхода "Хроники" в этот список попал и сам КИНЦЛ: новое руководство чешского телевидения назвало его в числе людей, с которыми оно не будет сотрудничать, несмотря на их высокие профессиональные качества, так как они "принимали участие во враждебных кампаниях", - их заменят другими. Кроме того, когда КИНЦЛ произносил свою речь, еще не началась волна арестов: в настоящее время в ЧССР возбуждено несколько сот уголовных дел по обвинению в "распространении нелегальных изданий", значительная часть обвиняемых взята под стражу. Так что и это утверждение ГУСАКА о невозможности возврата к 50-м годам опровергнуто действительностью.


    КРАТКИЕ СООБЩЕНИЯ
    26 августа  АНАТОЛИЙ  МАРЧЕНКО  приговорен по ст.190-1 УК

РСФСР к новому сроку лишения свободы - двум годам. Суд происходил в поселке Ныроб Пермской обл., в лагерной зоне. Свидетелями выступали заключенные, осужденные за тяжкие преступления или как рецидивисты, и работники лагерной администрации. По их утверждению МАРЧЕНКО клеветнически высказывался по поводу советской политики относительно Чехословакии, по поводу советско-китайского конфликта, по поводу положения писателей в Советском Союзе. Кроме устных высказываний, АНАТОЛИЮ МАРЧЕНКО ничего больше не инкриминировалось. МАРЧЕНКО не признал себя виновным и отрицал сам факт высказываний. В настоящее время МАРЧЕНКО находится в пересыльной тюрьме в Соликамске. Его ожидает новый изнурительный этап в неизвестном направлении.

                           *****
    2 сентября в Кирове состоялся суд над  Б.В.ТАЛАНТОВЫМ  по

ст.190-1 УК РСФСР. 68-летний учитель приговорен к двум годам лагерей общего режима. Подсудимый не признал себя виновным.

                           *****
    Весной в  Ленинграде  состоялся  суд над двумя 17-летними

первокурсниками Политехнического института, обвиняемыми по ст.190-1 УК РСФСР. Содержание обвинения - распространение листовок внутри института. Как несовершеннолетним, им дали по году условно. Оба они, а также еще около десяти студентов исключены из института.

                           *****
    Арестованным в Ленинграде  БЕРГЕРУ  (а  не  Бергелю,  как

сообщала "Хроника"), БРАУНУ, МАЛЬЧЕВСКОМУ и ВОДОПЬЯНОВУ предъявлено обвинение по ст.70 УК РСФСР. Суд ожидается в сентябре-октябре. Они обвиняются в распространении самиздата и книг, изданных за рубежом.

                           *****
    В Черновцах арестован молодой  человек  по  фамилии  ГАЙ,

обвинение - "связь с украинскими националистами".

                           *****
    Против РЕШАТА ДЖЕМИЛЕВА,  участника демонстрации крымских

татар 6 июня на площади Маяковского в Москве, возбуждено уголовное дело, он обвиняется по ст.190-1 УК РСФСР в произнесении речи на похоронах А.Е.КОСТЕРИНА, а также в участии в составлении сборника "Памяти А.Е.Костерина". Кроме того, ему, видимо, вменяется в вину подпись под письмом в защиту ИВАНА ЯХИМОВИЧА. Следствие ведет Краснодарская прокуратура, в Москве свидетелей допрашивает следователь прокуратуры г.Москвы ОБРАЗЦОВ.

                           *****
    В Гулистане  Узбекской  ССР  ведется  следствие  по  делу

МУСТАФЫ ДЖЕМИЛЕВА по ст.191-4 УК УзССР, соотв. ст.190-1 УК РСФСР. Содержание обвинения - участие в протестах крымско-татарского народа против запрещения возврата на родину. У МУСТАФЫ ДЖЕМИЛЕВА взята подписка о невыезде.

                           *****
    В Горьком   арестованы  по  политическому  обвинению  два

студента Горьковского университета и два преподавателя.

                           *****
    В Дубровлаге  (мордовские   лагеря   строгого   режима)

расформирован 11-й лагпункт, до сих пор наибольший по численности заключенных. Вместо него организованы новые лагерные зоны строгого режима для политзаключенных на 3 лагпункте (ст. Барашево), 17 лагпункте (пос. Озерный), 19 лагпункте (пос. Лесной). Новый 17 лагпункт организован вместо женской зоны общего режима и не объединен с численно небольшим лагпунктом 17а, где находятся ЮРИЙ ГАЛАНСКОВ и АЛЕКСАНДР ГИНЗБУРГ, осужденные по делу социал-христиан ВЯЧЕСЛАВ ПЛАТОНОВ и ЛЕОНИД БОРОДИН, осужденные по так называемым националистическим делам ВИКТОР КАЛНЫНЬШ (10 лет), ЯН КАПИЦИНЬШ (15 лет), ДМИТРО ВЕРХОЛЯК (25 лет), МИХАИЛ СОРОКА (25 лет) и др., а также осужденные баптисты.

                           *****
    В начале июля писатель ЮЛИЙ ДАНИЭЛЬ и осужденный по  делу

"Колокола" инженер ВАЛЕРИЙ РОНКИН отправлены во Владимирскую тюрьму до конца срока. У ДАНИЭЛЯ срок заключения истекает 11 сентября 1970г., у РОНКИНА - 12 июня 1972г., РОНКИНУ после этого предстоит еще 3 года ссылки. Адрес тюрьмы: г. Владимир-областной, п/я ОД/I - ст.2.

                           *****
    Осужденный по  делу  социал-христиан  САДО  переведен  из

Владимирской тюрьмы на 3 лагпункт мордовских лагерей: Мордовская АССР, ст. Барашево, п/я ЖХ 385/3. ИГОРЬ ОГУРЦОВ продолжает оставаться во Владимирской тюрьме.

                           *****
    Осужденный в  декабре в Ленинграде по ст.70 УК РСФСР ЮРИЙ

ГЕНДЛЕР и ЛЕВ КВАЧЕВСКИЙ в июне отправлены в мордовские лагеря: ГЕНДЛЕР - на 19 лагпункт, Мордовская АССР, пос. Лесной, п/я ЖХ/385/19, КВАЧЕВСКИЙ сначала на 3-й, а недавно, по непроверенным сообщениям, переведен на 17-й, пос. Озерный, п/я ЖХ 385/17. *

    * См. исправление в "Хронике" ь 10, стр. 272.
    26 августа  освобожден  осужденный  вместе  с ГЕНДЛЕРОМ и

КВАЧЕВСКИМ АНАТОЛИЙ СТУДЕНКОВ. В своем последнем слове он просил суд "оградить его от антисоветчиков" и не отправлять в лагерь. Его просьба была выполнена: до конца срока - он получил один год - СТУДЕНКОВ пробыл в тюрьме в Ленинграде.

    Сообщение в "Хронике" о том,  что ГЕНДЛЕРА и  КВАЧЕВСКОГО

долго не отправляли в лагерь, так как держали свидетелями по новому делу, не соответствует действительности. Их отправка задержалась из-за того, что кассационное определение около полутора месяцев не поступало из Москвы в Ленинград.

                           *****
    Как стало известно,  на 10 лагпункте  мордовских  лагерей

находится 27-летний ЮРИЙ БЕЛОВ. В прошлом БЕЛОВ провел длительный срок в этих же лагерях, будучи осужденным по ст.70 УК РСФСР. После освобождения он написал книгу "Репортаж из мрака" и за попытку передачи ее за границу получил по ст.70 ч.2 новый срок - 5 лет особого режима. Теперь он помещен в лагерь особого режима, т.е. лагерь с камерным содержанием, его адрес: Мордовская АССР, ст. Леплей, п/я ЖХ 385/10.

                           *****
    В результате     голодовки,    проведенной    АЛЕКСАНДРОМ

ГИНЗБУРГОМ и поддержанной его товарищами, ГИНЗБУРГУ и ИРИНЕ ЖОЛКОВСКОЙ было дано разрешение зарегистрировать свой брак. Регистрация состоялась 21 августа в лагерной зоне.

                           *****
    8 августа   вышла   из   лагеря   общего   режима   ИРИНА

БЕЛОГОРОДСКАЯ, осужденная в феврале по ст.190-1 УК РСФСР.

                           *****
    За столкновение  с  директором  рудника  -  формально  за

прогул - ПАВЕЛ ЛИТВИНОВ в начале июля на три месяца переведен в разнорабочие.

    "Прогул" был вызван тем,  что полагавшиеся  ему  три  дня

отпуска за свой счет совпали с приездом к нему друзей: чтобы не дать ему дольше видеться с ними, его отозвали на "аварийные работы", которых не было, - ЛИТВИНОВ отказался выйти на работу. Комиссия по трудовым спорам, рассматривавшая его жалобу, приняла решение в пользу администрации.

                           *****
    Как сообщалось  в  выпусках  "Хроники",  в  ленинградской

спецпсихбольнице находится НИКОЛАЙ ДАНИЛОВ, арестованный по одному делу с ГЕНДЛЕРОМ и КВАЧЕВСКИМ. ДАНИЛОВ в 1959г. окончил юридический факультет Ростовского университета. С 1960 по 1963г. он работал в прокуратуре Сахалинской обл. по делам о реабилитации жертв сталинизма. По его словам, к 1963г. успели реабилитировать всего четверть всех погибших. С 1963г. живет в Ленинграде, работал рабочим, юрисконсультом. Печатал стихи в сборниках "Молодой Ленинград" и ленинградском "Дне поэзии". Решение о его невменяемости и помещении в тяжкие условия спецпсихбольницы, вероятно, вызвано как его твердым поведением на следствии, так и особой ненавистью органов КГБ к бывшему следователю, добровольно ушедшему из следственных органов. Сейчас к ДАНИЛОВУ применяют сильное "лечение" - инсулиновые шоки, в результате чего он действительно приведен в тяжелое состояние.

                           *****
    ВЛАДИМИР БОРИСОВ    (г.    Владимир)    под     давлением

общественного мнения в начале июля выпущен из психиатрической больницы. Его пребывание там оформлено как экспертиза для военкомата. БОРИСОВ признан здоровым. Его однофамилец и тезка, ВЛАДИМИР БОРИСОВ из Ленинграда, продолжает оставаться в психиатрической больнице. Врачи откровенно сказали: "Он, конечно, здоров, но так надо".

                           *****
    В мае и в июле В Грозном дважды  была  совершена  попытка

взрыва памятника генералу ЕРМОЛОВУ, "покорителю Кавказа". Взрывы были не очень сильные. В первый раз оторвало голову, через сутки ее снова установили, во второй раз пострадала часть постамента. Известно, что местное население желает, чтобы в столице Чечено-Ингушетии стояли памятники национальным героям, а не царским колонизаторам.

                           *****
    В поддержку обращения Инициативной группы по защите  прав

человека в Советском Союзе, направленного в ООН, выступил ряд европейских общественных организаций: Международный комитет по защите прав человека (Париж), "Эуропа Чивильта" (Рим), "Кураториум Гайстиге Фрайхайт" (Берн), Датский, Норвежский и Шведский СМОГ-комитеты, "Ар э прогрэ" (Париж), "Флаамс Комите фор Ост-Эуропа" (Антверпен).

                           *****
    7 августа в квартире  эмигрировавшего  писателя  АНАТОЛИЯ

КУЗНЕЦОВА в Туле произведен обыск. Обыск проводили начальник следственного отдела КГБ подполковник ЗАЙЦЕВ и сотрудники УКГБ лейтенант ДЕРЕВЯНКО и ст. лейтенант БЫЧКОВ. При обыске присутствовали жена писателя ИРИНА МАРЧЕНКО и его личный секретарь НАДЕЖДА ЦУРКАН. Изъято 1500 листов рукописей, 22 фотопленки, 14 магнитофонных лент, 168 писем, в том числе письма крымских татар с просьбой к КУЗНЕЦОВУ быть общественным защитником на суде, письма АЛЕКСАНДРА СОЛЖЕНИЦЫНА, ЯНА ПРОХАЗКИ, АЛАНА СИЛЛИТОУ, ГРЭМА ГРИНА и др. Среди изъятых рукописей первоначальные варианты романа "Бабий Яр". Обыск незаконно, без предъявления отдельного постановления, был произведен также в комнате личного секретаря. У нее был изъят самиздат.

    Министерство культуры отдало библиотекам распоряжение  не

выдавать произведения АНАТОЛИЯ КУЗНЕЦОВА. Читателям отвечают, что книги на руках, тем временем имя его исчезает из каталогов. Так, например, в читательском каталоге библиотеки им.Ленина уже нет карточек на книги КУЗНЕЦОВА.

    В качестве "сопровождающего" с КУЗНЕЦОВЫМ поехал в Лондон

некто ГОГИ АНДЖАПАРИДЗЕ. Этот молодой человек упорно вращался в "либеральных" кругах, даже выступал как внештатный рецензент "Нового мира" - или выдавал себя за такового. Он был исключен за неуспеваемость с отделения математической лингвистики МГУ, несколько раз не сумев сдать экзамена преподавателю математики ШИХАНОВИЧУ. Весной прошлого года, после того как ШИХАНОВИЧ подписал письмо математиков в защиту ВОЛЬПИНА, ГОГИ АНДЖАПАРИДЗЕ был инициатором "студенческого заявления" с требованием уволить ШИХАНОВИЧА как несправедливого экзаменатора.

                           *****
    По всеобщим  наблюдениям,  за последние полгода-год резко

усилился антисемитизм при приеме на работу и в вузы. Это мнение трудно подкрепить конкретными фактами, так как формально евреям отказывают в приеме на работу не потому, что они евреи, а под любым удобным и неудобным предлогом, а на вступительных экзаменах стараются "засыпать".


    ИСПРАВЛЕНИЯ И ДОПОЛНЕНИЯ К ВЫПУСКАМ "ХРОНИКИ"
    К списку,  приведенному в четвертом выпуске в разделе  "О

некоторых политзаключенных, осужденных за "измену Родине", можно прибавить еще ГЕОРГА ГЛАДКО, который пытался бежать из Восточной Германии в Западную. ГЕОРГ ГЛАДКО находится во Владимирской тюрьме. Что же касается упомянутого в "Хронике" АНАТОЛИЯ ГУРОВА, то трогательная история о том, что он был арестован, вернувшись на следующий день за отставшим товарищем, оказалась всего-навсего лагерной легендой, которую сочинил сам ГУРОВ. ГУРОВ пробыл в Западном Берлине довольно долго, работал радиотехником в американской разведшколе и был арестован при прокладке кабеля подслушивания. Таким образом, ГУРОВ совершил не только нелегальный переход границы. Но именно такие люди и являются опорой лагерной администрации: в лагере ГУРОВ стал известен как "патентованный стукач".

                           *****
    Слухи о  том,  что  Ю.ИВАНОВ  -  псевдоним  ВАЛЕНТИНА или

ВАЛЕРИАНА ЗОРИНА, не подтвердились. ЮРИЙ ИВАНОВ - лицо реальное. Ему около 40 лет, окончил, кажется, Институт международных отношений, хорошо знает английский язык, других не знает. ЮРИЙ ИВАНОВ работает в ЦК КПСС. Прежде он работал в отделе Африки, но однажды получил выговор за пьянку и, вопреки общему правилу, по которому в таких случаях из аппарата ЦК изгоняют, был переведен в выездной отдел, где работают только сотрудники КГБ. Сейчас ЮРИЙ ИВАНОВ представляет собою единственного в ЦК специалиста по Израилю. Не следует путать Ю.ИВАНОВА с К.ИВАНОВЫМ (псевдоним, под которым пишет зам. министра иностранных дел СЕМЕНОВ) - одним из авторов книги "Государство Израиль".