Филип Моисеевич Гершкович

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к: навигация, поиск


Филип Моисеевич Гершкович
Филип Моисеевич Гершкович
также: Филипп (но сам Гершкович предпочитал писать: Филип)
Philip Herschkowitz
* 7 сентября 1906, Яссы, Румыния
† 5 января 1989, Вена
австрийский, румынский и российский композитор, педагог, теоретик музыки, наследник и пропагандист «новой венской школы»
Ученик Альбана Берга и Антона Веберна

Здесь на Викиливре выложены многие материалы связанные с Филиппом Моисеевичем Гершковичем, в том числе большая часть его трудов из четырёхтомника «О музыке» (причём, комментированы и исправлены ошибки допущенные в издании). О Гершковиче часто вспоминают благодаря его остроумным, а иногда и обидным замечаниям о композиторах и музыкантах, классиках и современниках, при этом обвиняют его в узости и неприятии многих музыкальных явлений, недоумевая: «с каких-таких высот Филипп Моисеевич раздавал свои хлёсткие характеристики?» Думаю, это было вовсе не с высот, но из глубин. Жаль, что существует тенденция воспринимать Гершковича только на уровне анекдотов. Да, он был остроумным человеком, но не только… Было бы лучше попытаться понять то, что он пытался всем нам сказать, но мало кто его слушал и, практически, никто не слышал. Гершкович никому ничего не был должен, и поэтому нельзя требовать от него всеядности. Его интересы были целенаправлены, и то, что он знал, он знал глубоко — всё остальное было за пределами его интересов, и это было его непременным условием, чтобы не оказаться поверхностным. Его собственные слова: «У меня очень узкое представление о серьёзной музыке и очень широкое о лёгкой». Учась 3 года у Берга, а затем 5 лет у Веберна, Гершкович воспринял от своих великих учителей всё, что только мог. Благодаря Гершковичу мы теперь можем составить себе представление о сути их учения, переданного ему устным путём. Но его собственные труды говорят о том, что он не просто тень своих учителей. Его оригинальные мысли о музыке, обстоятельные исследования и подлинные открытия в области музыкальной формы трудно переоценить. ДС



Произведения

In English — По-английски


In Russian — По-русски

О Музыке, книга первая

I

II

Как прекрасно было бы, если бы мы могли познакомиться с древним Римом не по книгам, а гуляя по его улицам, по его не мёртвым, а живым улицам. Анализировать сонату Бетховена или фугу Баха — это и есть что-то подобное прогулке по живым улицам Рима. Все живёт, реально живёт, но не сегодня, а вчера. Мы вдыхаем чистый воздух, полный кислорода, но мы дышим вчерашним воздухом, живем вчера. И это прекрасно, потому что это не вчера склепов, а вчера настоящей жизни.

Но эта жизнь вчера немыслима без сочетания с жизнью сегодня. И поэтому так же прекрасно анализировать произведение близкого или не очень далекого прошлого, в котором можно проследить, как сегодняшний день зарождался во вчерашнем.

III

Развитие музыки не является простым, односложным процессом: гармония развивается быстрее, чем музыкальная форма.

Появление Бетховена вслед за Бахом воплощает эту закономерность, Бах олицетворяет собой достижение высшей точки зрелости двуладовой звуковой системы, которая ознаменовалась включением в тональность всех двенадцати звуков. Не зря Шёнберг назвал Баха «первым композитором, пользовавшимся всеми двенадцатью звуками». При этом Бах был ещё вынужден мыслить категориями старых полифонических форм.

Развитие гармонических средств обусловило переход от полифонического письма к гомофоническому и тем самым, выбивая почву из-под ног старых полифонических форм, подготовило почву для новых гомофонических. В творчестве Бетховена завершается в области формы на уровне творчества Баха то, что было начато Бахом в области гармонии. Тем самым Бах и Бетховен представляют собой начало и конец одной и той же музыкально-исторической эпохи. Но между ними была одна громадная разница: Бах представлял собой начало нового в условиях старого; Бетховен же всецело принадлежит новому. В определенном смысле Бетховен — явление единичное в истории музыки. Это — по крайней мере для нас, для которых живая музыка начинается, по существу, от Баха.

В лице Бетховена представляется единственный нам известный великий мастер, в творчестве которого достигается одинаковый уровень гармонии и формы. Подобное равновесие в развитии, не встречавшееся до Бетховена, не повторилось и после него до самых наших дней. После него гармония опять стала опережать форму в своём движении вперёд.

<1967-69 гг.>

IV

V

VI

VII

Глубокий анализ музыкального произведения, принадлежащего великому мастеру, может иметь различное значение в зависимости от характера произведения и эпохи его создания. Во всех без исключения случаях анализ помогает лучше усвоить сочинение, дистиллировать и кристаллизовать эмоцию, которую оно в нас вызывает. Но как бы ценно ни было подобное достижение, оно не может являться главной задачей музыкального анализа; его центральная функция — дать научное обобщение новым, раскрытым с его помощью явлениям, возникающим в процессе истории музыки, и тем самым помочь нам в создании единого, органически цельного взгляда на этот процесс, по возможности приемлемого для всех. Вместе с тем, далеко не каждое значительное сочинение можно отнести к категории тех произведений, анализ которых способен открыть или расширить какие-нибудь важные перспективы на исторические музыкальные проблемы. Само собой разумеется, что в этой категории особенно ценны для нас те произведения недалёкого прошлого, исследование которых даёт возможность найти конкретную связь между удивительными и порой тревожными музыкальными явлениями сегодняшнего дня и явлениями, давно переставшими быть проблематичными для истории. <...>

VIII

IX

X

О Музыке, книга вторая

О Музыке, книга третья

О Музыке, книга четвёртая

I

II

III

IV

V


Письма

Музыкальные произведения / Music compositions

On Herschkowitz — О Гершковиче

References — Литература

  • Herschkowitz, Philipp: On music. Books I–IV. Ed. L. Herschkowitz, Moscow, 1991–7 (collected writings in Russian, but some fragments in English and German)
  • Dmitri Smirnov: A Geometer of Sound Crystals – A Book on Herschkowitz: by Verlag Ernst Kuhn – Berlin in 2003 (in English)
  • Yuri Kholopov: Philip Gershkovich’s search for the lost essence of music; also: List of Philip Gershkovich’s musicological research studies; List of Philip Gershkovich’s musical compositions; Some of Philip Gershkovich’s aphorisms. In: «Ex oriente...III» Eight Composers from the former USSR Philip Gershkovich, Boris Tishchenko, Leonid Grabovsky, Alexander Knaifel, Vladislav Shoot, Alexander Vustin, Alexander Raskatov, Sergei Pavlenko. Edited by Valeria Tsenova. English edition only. (studia slavica musicologica, Bd. 31) Verlag Ernst Kuhn – Berlin ISBN 3-928864-92-0
  • Klaus Linder: Philip Herschkowitz: article in Grove Dictionary of Music
  • Hanspeter Krellman: Anton Webern in Selbstzeugnissen und Bilddokumenten (Hamburg, 1975)
  • Hermann Scherchen: Aus meinem Leben, Rußland in jenen Jahren: Erinnerungen, ed. E. Klemm (Berlin, 1984)

Links — Ссылки


Red copyright.svg В соответствии со статьёй 1281 ГК РФ произведения этого автора перейдут в общественное достояние 1 января 2060 года.


(see the note on the discussion page)