Участник:Dmitrismirnov/Другой сад/IV. В туманах Альбиона 2

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к: навигация, поиск
IV. В туманах Альбиона 2 (Стихи 2007—2013)
автор Д. Смирнов-Садовский

Содержание



IV. В ТУМАНАХ АЛЬБИОНА 2 (2007—2013)



2007



224-233. Эпиграммы



1. Сфинкс


И. Г.

Холодный камень вместо сердца,
Глаза зарыты в полотенце,
Лежу — похож на мертвеца...
Подайте сфинксу огурца!!!

24 марта 2007, Сент Олбанс


2. Самому себе


Над «золотым сечением»
Пыхтел он, что есть мочи,
Над Блейка изречением
Провёл он дни и ночи —
Пытался стать он мастаком
В английском переводе,
Но «золотым» стал дураком —
Иль что-то в этом роде.

18 июня 2007, Сент-Олбанс


3. Автоэпитафия


Здесь прах лежит и шлёт тебе привет,
Остановись на миг и вспомни это:
Для композитора — он бойкий был поэт
И сносный композитор — для поэта.

18 июня 2007, Сент-Олбанс


4. Контр-контр-аргумент


С. Ж.

«Времени нет!» — говорит философия,
«Бог — это Я!» — так речёт теософия,
«Мы и весь мир — уплотнения духа!» —
Так наставляет нас антропософия.

Я же разумникам сим доверяю,
Но, с хилой помощью зренья и слуха,
Все эти доводы сам проверяю...
(Рифму простите — влетела, как муха!)

P.S. Я Вам отвечу, как Екклесиаст —
Он в этом деле всех пуще горазд:
«Всё суета и томления духа!»
Время примчит — и умчит, словно муха!

19 июня 2007, Сент-Олбанс


5. Хлеб насущный


Добыть стараясь хлеб насущный,
Мы от людей заказов ждём,
Но их даёт лишь Вездесущный —
Ну, что ж, спасибо и на том!

19 июня 2007, Сент-Олбанс


6. О времени


Время влетело, как старая шлюха,
И улетелo, как сонная муха.

19 июня 2007, Сент-Олбанс


7. Петушиному маэстро


Ты у других считаешь «петухов»,
Прислушайся, а сам-то ты каков!

21 июня 2007, Сент-Олбанс


8. Изъян


Один изъян отрыть — большая честь —
Там, где их столько, что не перечесть!

21 июня 2007, Сент-Олбанс


9. ЛИРическое


Старичок упражнялся на лире,
Размышляя об Эдварде Лире;
Музы сели в кружок,
Подпевая: «Дружок,
Нет прекраснее музыки в мире!»

10 минут после полуночи 25 октября 2007, Сент-Олбанс


10. Бычок


(В. Б.)

На лужайке сидел старичок,
Боданул его резвый бычок;
Дед сказал: «Не бодайся,
Травку ешь, наслаждайся —
Час последний и твой недалёк!»

В спешке, опаздывая на поезд 8.50 am,
25 October 2007, St Albans


234. Послание другу



(Александру Вустину)

Я вижу почерк друга
Размашистый, косой;
Нас вырвало из круга
Размашистой косой.

Чернильные зигзаги
Хранят тепло Москвы,
Английскому бродяге
Так нужное, увы!

Где ты, кружок наш тесный
За кухонным столом?
Зачем из поднебесной
Ты вымет помелом?

В минуту нерушимый
Разрушился союз,
И, по миру гонимы,
Бредут питомцы Муз.

Нас подгоняет время
Коленкою под зад,
Пространство бъёт нас в темя
И втягивает в ад.

Но музыкой кипучей
Надуем этих дур —
Завалим-ка их кучей
Нетленных партитур!

20 ноября 2007, Сент-Олбанс

235. Памяти Хухлякова



Он родился
В Заонежье
В нежном царстве
Васильков
Промышлял
Он на Медвежье
Ловлей белых
Мотыльков

И лежит он
В Заонежье
Под покровами
Cнегов
В общей яме
На Медвежье
Убиенный
Хухляков.

26-31.12.07 St Albans

  • Краткая справка: Хухляков Николай Федорович:

1918 года рождения. Место рождения: АКССР, Заонежский
р-н, д. Новинка; русский; б/п; З/к; место проживания:
Карельская АССР, Медвежьегорский р-н, ББК Осужд.
19.02.1938 тройка при НКВД КАССР. Обв. по ст. 82 (побег)
Расстрел 04.03.1938. Место расстрела: ст.Медвежья Гора
(Сандармох) Реабилитиация Сведений о реабилитации нет.
Источник: Поминальные списки Карелии

2008



236. На переход Леты



(Сонет)

Мне 60 – 6 тысяч раз 600
Недель, веков, часов, минут, мгновений,
Я в Вечность ухожу от Поколений,
И Лету перейти готовлюсь вброд;
И вот уже Харон ко мне плывёт,
И приглашает вглубь своих владений,
Где нет ни суеты, ни треволнений,
Где остановлен времени отсчёт.
И он кричит: «Эй, старец, выбирай,
Даю тебе сто лет на размышленье,
Что хочешь, Ад, Чистилище иль Рай;
В Аду — потеха, дальше — тише край,
А там, в Раю — лишь ангелы, да пенье!»
Но я молчал, повергнут в изумленье...

14 января 2008, Сент-Олбанс

237. Бред-сонет



В мозгу моём смешались города:
Сент-Олбанс, Амстердам, Париж и Вена,
Москва, Саратов и Кызыл-Орда,
Бишкек, Улан-Удэ... кудэ-куда
несёшь меня крылатая беда?
зачем, вскипая, пенишься мгновенно
под мышкой ртуть, и раздаётся звон
сквозь жизни розоватый полусон,
так, словно разбивается посуда,
по ком звонишь, термометр-иуда?
и мутно сквозь очки произнесён
уж приговор, но, в искушенье чуда,
хватаюсь за соломинку-тетрадь,
и кот чеширский щерится опять...

31 мая 2008, Сент-Олбанс


238-240. Весёлые новости (Лимерики)



1. Взорвал старичок-аутсайдер...


Взорвал старичок-аутсайдер
Под швейцарской деревней коллайдер,
Вскоре чёрные дыры
Обнаружили в сыре,
Под которым взорвался коллайдер.

2. Мистер Буш у деревни Кресты...


Мистер Буш у деревни Кресты
Целый крейсер поставил в кусты.
Как поставили крест
На железке – окрест
Все кусты обратились в кресты.

3. Чтоб Обаме составить рекламу...


Чтоб Обаме составить рекламу
Пригласили весёлую даму,
Этой дамы портреты
Все попали в газеты,
Но при этом забыли Обаму.

9 сент. 2008, Диано-Марина, Италия

241-242. Юбилейное



1. Переходя таинственную реку...


Переходя таинственную реку
Из жизни в сон, из сна обратно в жизнь,
Невнятное мы слышим «ку-ка-ре-ку»,
И душу всю пронизывает хизнь.

Мы словно чью-то пьесу репетируем —
Комедию с трагическим концом,
Словами, как мирами мы жонглируем,
Всё главное оставив напотом.

И к бездне мы подходим на полшага,
Вновь возвращаясь в ту же круговерть,
Вдруг, слышим, кто-то произнёс: «Бедняга,
Вчера он жил, и вот — настала...»

2. О, как мы любим рифмовать...


О, как мы любим рифмовать —
Жонглировать мирами,
Неведомое называть
Какими-то словами,

И говорить: там Бог живёт,
А здесь резвятся черти,
И жизни светлый путь ведёт
Нас всех в долину смерти.

Нам больше нечего сказать,
Но мы не умолкаем,
И продолжаем рифмовать —
Слова перебираем...

31 октября 2008, Сент-Олбанс.

243. На Пюшкына



Ах ты, Пюшкын! Ах ты, Саша!
Штош ты снова аплашал?
Вэдь мэня Рассыя наша
Трэтым лыдером ызбрал!

А тэбя Рассыя наша
На чэтвортый аттэсныл!
И сапог твой просыт каша,
И усы не аттрастыл!

31 декабря 2008, Сент-Олбанс.

2009



244. Enigma



Мир тайны близок,
Легка душа,
В руке огрызок
Карандаша,

Из-под подушки
Беру блокнот,
В нём завитушки
Вертушек-нот:

Полсотни мушек
И сто чертей —
Разгул восьмушек
И четвертей,

Мелизмов хаос,
Зрачки фермат,
Излучья пауз
И акколад,

Штрихи, наброски,
Обрывки строф
И отголоски
Забытых снов,

Колышет ямбы
Морской борей,
Ласкает дамбы
Волной хорей,

Как анакруза,
Скосив глаза,
Плывёт Медуза —
Морей гроза.

Куда прикован
Твой вещий взгляд?
Там сад диковин —
Волшебный сад!

В рисунок дай-ка
С тобой войду:
Вот пруд, лужайка, —
И мы в саду,

Здесь Сирин-птица
Всю ночь поёт,
Здесь веселится
Мурлыка-кот,

Прервал он пляску
На старом пне
И хочет сказку
Поведать мне,

Но слушать сказки
Мне недосуг,
Поешь колбаски,
Мохнатый друг,

А я лосиной
Пойду тропой
Туда к старинной
Избе лесной.

Внутри избушки
Весёлый пир —
Пируют Пушкин
Блейк и Шекспир,

Бах да Бетховен
Там пьют ликёр,
Немногословен
Их разговор,

Начав с разбега:
“Es ist genug”*,
Бах знал — коллега
На ухо туг;

Но погружённый
В глубины тайн,
Колдун из Бонна
Промолвил сонно:
“Und muss es sein?”**

«Решайте! — нудит
Их Берлиоз —
Кто третьим будет —
Вот в чём вопрос!»

Тут Моцарт бросил
Колоду карт
И прогундосил:
“Je suis Mozart!”***

Он вмиг Гектора
Опередил
И жбан ликёра
Себе налил.

А вот мансарда,
Где Хокусай
Пьёт с Леонардо
Юньнаньский чай,

Гомеру вторит
За рюмкой Дант,
Сердито спорит
С Платоном Кант,

Летят остроты
Из уст Рабле,
И даже Гёте
Навеселе,

Отведал мёда,
И Мандельштам,
И льётся ода
Про пчеловода
То здесь, то там;

Как птеродактиль,
Задрав главу,
Он режет дактиль,
Как наяву!

А в уголочке,
Как есть, простой
На винной бочке
Сидит Толстой,

Но мысли графа
Пронзил амур,
Позвал он Сафо
На вальса тур.

«Оставь игрушки!
О, граф, тебе ль?» —
И вызвал Пушкин
Льва на дуэль,

А в секунданты,
Продумав всё,
Один взял Данта,
Другой — Басё.

«Ах, Саша! — Сафо
Твердит скорбя, —
Что мне до графа?
Что до тебя?

Сыграй на лире,
Забудь-ка дурь,
Хоть в этом мире
Не бедокурь!»

Взял лиру Пушкин,
И песнь сложил...
Тут над опушкой
Снег закружил,

Уж нет избушки,
Пропало всё:
Гомер и Пушкин,
Дант и Басё.

Лишь на мгновенье
Дохнул зефир,
И мутной тенью
Стал тайный мир,

Но чудных этих
Явлений нить
Поймать бы в сети,
Чтоб не забыть...

Суть парадигмы
Хочу понять,
И в мир энигмы,
Войти опять, —

Он не развеян,
Он здесь, шурша,
На острие он
Карандаша.

Не без отваги
Всё опишу,
Предам бумаге,
Карандашу,

Пускай резвится
Мой карандаш:
Вот Сирин-птица,
Ночной пейзаж,

Портрет Мурлыки,
И рой медуз,
И круг великих
Питомцев Муз,

Затем наполню
Я свой блокнот,
Живым, как волны,
Дыханьем нот:

Пассаж, цезура,
Ещё фигура, —
Вот трель журчит,
И партитура
Вдруг зазвучит!

Тропой случайной
Брожу меж нот,
Путь к бездне тайной
Меня ведёт, —

Всё ближе к краю,
Но лишь одно
Я точно знаю:
«Так быть должно!»

2 —15 марта 2009

Примечания

  • “Es ist genug” («Довольно!», нем.) —

начальные слова заключительного хорала
60-ой Кантаты И. С. Баха.

    • “muss es sein?”** («Должно так быть?», нем.)

— подписано Бетховеном над вступительной
темой финала его последнего 16-го
Струнного квартета ор.135.

      • “Je suis Mozart!” («Я — Моцарт!», фр.)


245-258. Строки на камне



I

Когда ты бродишь по Балеарам*,
Тропа ведёт тебя к пещерам,
Укрыться в них ты хочешь жадно,
А солнце жарит так нещадно;
Там скалы над тобой свисают,
И дыры чёрные зияют,
Врезаются кораллы в пятки,
И ящерки играют в прятки...
И я цикад там слышал трели,
И чайки мне в глаза смотрели,
И вдруг мне сердце защемило,
Ах, дежавю**, вот это мило!
Я пристально смотрел на камни,
И тут привиделась строка мне.

  • Балеарские острова – архипелаг из 4 островов

в Средиземном океане: Майорка, Минорка, Ибица и Форментера.
Я не был только на последнем из них.

    • Дежавю (dejа vu — уже виденное) — когда тебе кажется,

что ты переживал уже этот момент.

II

Я в этот мир вошёл случайно,
Всё было здесь необычайно:
Звук, Запах, Цвет, Вкус и Касание –
Мне внове было это знание;
Я слышал материнский шёпот,
Приобретая тайный опыт,
И радость познавал, и трепет,
Бессвязный издавая лепет;
Прошло всего две-три недели,
Как вдруг болезни налетели,
И я готов был развернуться,
В тот старый мир теней вернуться
И раствориться там, за тучей,
Но оказался я живучий.

III

И только от беды оправился,
Я в путешествия отправился,
Края оставив белорусские,
К бурятам через земли русские,
И десять долгих дней без малого
По рельсам колесил, по шпалам я,
И здесь, как там, всё было внове,
Сибирь, как много в этом слове!..*
А вскоре братец мой явился,
И я нему не удивился,
Как он пришёл – я не догадывался,
Но вместе с мамой бурно радовался,
И «Люля, бай!»** ей подпевал я,
И брата колыбель качал я.

  • Как сказал поэт...
    • Люля – так я выговаривал тогда има Юра.


IV

Была там целая эпоха,
И с Юрой жили мы неплохо,
Мы в играх время проводили,
Машинки по полу возили,
Отец любил, как будто, маму,
Из оперы он делал драму,
За кем он там ни волочился,
Все знали – «тенорок влюбился»;
Но вдруг наваху* вынимал он,
И их на сцене убивал он...**
О смерти знал я – наша кошка
Свалилась прямо из окошка,
Внизу ж мальчишки не зевали –
Её камнями добивали.

  • Наваха (navaja) — длинный испанский складной нож,

который папа держал за поясом как раз на этот случай.

    • Финал оперы «Кармен».


V

Мне было года три-четыре,
И представление о мире,
О сути правил и начал
Я постепенно получал;
Сгибая пальцы рук и ног,
До двадцати считать я млг,
Но слышал, что есть сорок с лишком,
Сжимая градусник под мышкой...
От няни я узнал случайно,
Что в мире существует тайна, –
В её альбоме был листок,
Где загнут тайный уголок,
Никто не мог раскрыть секрет,
И разогнуть нельзя – запрет!

VI

О маме трудно – это личное
И самое небезразличное!
О ней с собой поговорив, мы
Хотим отделаться от рифмы.
Как с их банальностью мы сможем
Сказать о той, кто всех дороже?
Зачем тут рифмы-пересмешники? –
Ведь не шуты мы, не насмешники,
Когда о главном говорим;
И пусть ведут дороги в Рим!
Зачем нам ритм? зачем слова?
Любовь мы выразим едва
Пусть и красивыми словами –
Ведь это разговор о маме!

VII

Наш папа, мастер на все руки,
Был в доме светочем науки;
Ни школ, ни ВУЗов не кончал он,
Но ни минуты не скучал он,
И, что ни утро, спозаранку
Он посвящал пиле, рубанку;
Стамески, лобзики и дрели
В его руках плясали, пели;
Точил, паял он то и дело,
Иглой работал он умело
И знал секреты каллиграфии;
Не разбирая орфографии,
Нас с Юрой он учил писать –
Перо в чернильницу макать.

VIII

Однако, кто ж не без греха! –
Раз папа выдал петуха*
И, говорят, не одного,
Так, что ругали все его...
Поехали отец и мать
К киргизам счастье попытать,
Но провели там не недели,
Почти полвека просидели.
Там до сих пор живёт мой брат,
И сам, наверное, не рад,
Что поселился там навеки,
Да, видно, хорошо в Бишкеке**,
К тому ж скрепляют эти узы
Карагандинские арбузы.

  • Особые петухи, которые водятся

в горле у оперных певцов.

    • Бывший Пишкек, а затем Фрунзе.


IX

Твоей не понял я натуры,
Не знал, что в мир архитектуры
Ты с головой, мой брат, уйдёшь;
Да и себя-то как поймёшь,
Коль бросишь взгляд свой удивлённый
Ты с перспективы отдалённой?
Ужель я мог предполагать,
Что стану музыку писать,
Что изберу я путь неблизкий,
Сменю я климат на английский,
Там буду с Музами дружить,
Святой Цецилии* служить,
А иногда, мой братец, сдуру
Вступать ногой в литературу?

  • Святая Цецилия (Sancta Caecilia) –

дева-мученица, покровительница музыки и музыкантов.

X

Но скаканул я невпопад
Годочков так на пятьдесят;
Не лучше ль в прошлое вернуться,
В тот мир далёкий окунуться,
Прекрасной розовой мечты,
Гармонии и красоты,
В эпоху радости беспечной,
Когда казалась бесконечной
Вся наша жизнь, и путь по ней
Был и верней, и веселей,
И выполнялись директивы
Хрущёвской инициативы,
И мы растили кукурузу
На зависть шведу и французу?*

  • Давно забытая идея советского партийного босса.


XI

Я юный был натуралист
Худющий, как голодный глист,
И, втягивая свой живот,
Взирал на собственный хребет.
Люил я с братом или сам
Бродить по рощам и лесам,
И там за распеваньием арий*,
Осенний собирать гербарий,
(И ныне книжные листы
Хранят те листья и цветы).
Сломив сухой рогатый сук,
Ужей мы брали и гадюк**,
И, восхищаясь светлячком,
Ловили бабочек сачком.

  • Арии из папиного оперного репертуара.
    • Поймав гадюку, её следовало лишить жалящих зубов;

для этого, прижав её голову к земле рогатиной, нужно
было вставить поперёд её рта свежий зелёный прут и
повернуть его, когда она вопьётся в него зубами.

XII

Вдруг появился как-то раз
Большой аквариум у нас,
Там былы гуппи, мечехвосты,
Скалярии, вуалехвосты –
Тьма всяких рыбок непростых,
Серебряных и золотых;
От воскресенья до субботы
У нас прибавились заботы,
И стало их у нас по зоб:
Ловить ходили мы амёб,
Или ещё того похуже
Искали инфузорий в луже;
Я так и вижу в день тот давний
Себя в пруду за ловлей дафней.*

  • Амёбы, инфузории, дафнии –

живой корм для рыб.

XIII

Аза не смысля в гастрономии,
Погряз тогда я в астрономии,
О ней читал в библиотеке,
И стёкла спрашивал в аптеке, –
Я телескоп мечтал собрать,
Желая всё о звёздах знать,
Об астероидах, кометах,
Луне, и Солнце, и планетах, –
Объять хотел я необъятное* –
Занятие весьма понятное!
Глазея на простой цветок,
Казалось, мир в нём видеть мог,
И твёрдо знал я не из книг,
Что бесконечен каждый миг!**

  • Цитата из одного любимого мной тогда автора.
    • Подтверждение этой мысли я вычитал затем

у любимого мною теперь автора.

XIV

Когда ты бродишь по плато
Среди предгорий Ала-Тоо*
На склонах видишь ты джейрана**,
Или заблудшего барана;
А солнце жарит так нещадно,
Ты ищешь тень, и хочешь жадно
Припасть губами к тростнику
Или за хвост поймать строку...
И я дроздов там слышал трели,
Мне беркуты* в глаза смотрели,
Я спал, иль бредил наяву,
Не зная слова «дежавю»,
Но на большом изрытом камне
В тот миг привиделась строка мне...


 * Кюнгёй-Ала-Тоо —
горный хребет в горах Тянь-Шаня.
 
 * Джейра�н – горный козёл или газель
с красивыми изогнутыми рогами.

 * Беркут (Aquila chrysaлtos) — хищная птица
типа ястреба, киргизы используют её для охоты
на зайца, лису, волка и джейрана.


18–21 июня 2009, Кала ен Портер (Менорка, Болеары, Испания)


259-264. Менорные мотивы*



1. Скульптор (Акростих)


Летел над миром Ангел нежный
Единственный и белоснежный
Носился он над облаками,
Обхватывая их руками,
Черты волшебные лепил он,
Катал, тянул, сгибал, крутил он;
А демоны вокруг серчали,
Фырчали, блеяли мычали,
И гоготали: «Вот так жалость,
Рехнулся, верно, Гаврик малость!
Скульптуру что ль из райской ваты
Он вздумал изваять, робяты?»
Взглянул фотограф вверх, и замер он:
«Ах, красота!» – и щёлкнул камерой.

22 июля 2009, Кала ен Портер, Менорка

  • «Менорные» от названия одного из Балеарских островов.


2. Полёт (Акростих)


Давным-давно когда-то в детстве
Мечтал я об особом средстве, –
И в тайниках воображения
Таил мечты я отражения, –
Раскрыть хотел, как крылья, руки
И, против правил всей науки,
Йогом каким парить во времени –
Свободным от земного бремени;
Мне так мечталось, так хотелось,
И никогда мне не летелось,
Руками тщетно трепыхал я –
Ни воспарял, и ни порхал я.
Однако, иногда во сне
Всё это удавалось мне.

22 июля 2009, Кала ен Портер, Менорка

3. Грот


Алмазов в каменных пещерах
Нет на пленительных Балеарах*,
Зато там есть совсем другое...
Вы догадались, что такое?
Но я не сразу всё скажу,
А по порядку расскажу.
Туда, где волны скалы мыли,
С женой и дочкой мы заплыли,
Был путь нелёгок и неблизок,
В воде заметил я огрызок,
Ликуя, вплыл я в тёмный грот,
Найдя себя средь нечистот.
Дочь и жена умнее были –
Они давно назад уплыли.

23 июля 2009, Кала ен Портер, Менорка

  • Балеарские острова – архипелаг из 4 островов в Средиземном океане.

Я был на 3-х из них.

4. Судьба (Акростих)


Алеет небо на востоке,
Лоснятся шёлком облака,
И Эвра* тёплого потоки
Страницы спутали слегка,
Аккорды волн растут и тают,
Фламинго над водой летят,
И рыбы под водой рыдают –
Рыбалки больше не хотят.
Судьба у всех у нас похожа:
Оркестра Венского нежней,
Вселенной целой нам дороже,
Акул и Тигров пострашней,
2-х самых строгих судей строже,
3-х пересмешников смешней.

23 июля 2009, Кала ен Портер, Менорка

  • Эвр. (греч.) – юго-восточный ветер.



5. Художник (Акростих)


Философ кисти и резца,
Иллюзий в камне и металле,
Лихие времена настали,
И не найти уж образца!..
Прошла эпоха изразца,
Полотна тлеют, и достали
Фигуративность и детали!
Инертна Времени трусца, –
Рывок, – и конь тащится шагом,
Скелеты прошлого круша,
Окопом, рытвиной, оврагом...
Взгляни ж, как Чувство воскреша,
2-ужильным возродится магом
4-хмерная душа!

24 июля 2009, Кала ен Портер, Менорка

6. Певец (Акростих)


Летел над миром Ангел нежный
Единственный и белоснежный
Напевы вил он песнь за песней –
Одна другой была чудесней;
Чудак, он мнил, что людям нужен,
Как хлеб, напев его, как ужин.
Аккордов самых дивных в мире
Фантазии он лил на лире;
И слушали его людишки,
Разочек отложив делишки,
Сопели, лбы себе чесали,
Огрызки в Ангела бросали,
Визжа: «Ублюдок! Идиот!
А на хрена он нам поёт!»

24 июля 2009, Кала ен Портер, Менорка

2010



265. От рождения и до похорон...



От рождения
и до похорон,
Нам оставлен здесь
слишком малый срок,
И для всех для нас
есть один закон,
Лишь один закон,
да и тот жесток:

Лишь глаза раскрыл,
а пора закрыть,
Не успел привстать,
а пора и слечь,
Вдаль хотел скакать,
да пропала прыть,
Речь хотел начать, –
так о чём же речь?..

13 января 2010, Сент-Олбанс

266. Разговор



Меж звёздных островов блуждал я, дикий странник.
В безумии Небес тропу определив…
Артюр Рембо: Пьяный корабль (1871)

И это — я. В каком порту, в какой пучине
Мои сокровища дождутся похорон?
Леон Дьеркс: Старый отшельник (1861)

На берег радостный выносит
Мою ладью девятый вал ...
Александр Пушкин: Отрывки из Путешествия Онегина (1830)


— Скажи, о чём твоя поэма? —
Спросил усатый мой сосед. —
Был человек — была проблема,
Теперь такой проблемы нет!..
В эпоху Ромула и Рема
Была страна – была дилемма;
Свалился Фаэтон в кювет –
И нет страны – пропал и след...
Теперь пошла другая тема,
И в этом кроется секрет – {10}
Нужны тут скальпель и пинцет...
Прочти-ка Брэдбери и Лема!
Что наша жизнь? – Один лишь бред! –
Об этом и пиши, поэт.

Пусть мысль твоя парит, как птица,
На рифмы ветренных крылах,
Старайся рифмою упиться,
Не пестуя свой глупый страх,
В Эдем ты можешь закатиться,
Иль в Бездну к Дьяволу свалиться, {20}
Тигрица с пламенем в глазах
Уж ждёт тебя в ночных лесах,
И Муза – резвая девица –
Пусть оживёт в своих стихах,
Тебя обнимет впопыхах
И расцелует, как сестрица;
И так, чтоб стих твой не зачах,
Лети вперёд за взмахом взмах.

При этом не забудь о форме,
И альтернанс – не звук пустой, {30}
Чтоб ритм и рифмы были в норме
И слог был смачный и крутой,
Тут дело вовсе не в проформе,
А так, как в “Casta Diva” в «Норме»,
Чтоб каждый завиток простой
Дышал волшебной красотой,
Что толку в западной реформе? –
Пусть там гордятся глухотой
И травят рифму кислотой,
Купая ямбы в хлороформе, {40}
И заменяют всё туфтой
От точки и до запятой.

Прослыть не бойся графоманом –
Венец писаки – не беда!
Строчи романы за романом,
Толкай в печать их без стыда,
Не брезгуй сладостным обманом,
И чушь читателям-баранам
Подсунуть можешь без вреда,
Всё слопают – была б еда! {50}
Строчи в самозабвеньи пьяном,
И пусть спешит туда-сюда
Твоих судов белиберда,
Царя над книжным океаном.
Не бойся высшего суда,
Раз всё истлеет без следа!

Подайся в Азию, в Европу,
Мгновенья в Африке лови,
Греби наперекор Потопу,
Свой лик в Америке яви, {60}
Воссядь верхом на антилопу
И обучи её галопу,
Затем с волнением в крови
Весь океан переплыви
И, вспоминая Пенелопу,
Воскликни томно “C'est la vie!”
Её в Австралию зови,
А там, доверясь телескопу,
К Венере на ракете рви,
И предавайся с ней любви! {70}

Так говорил сосед лукавый,
Усами лихо шевеля,
Слова его струились лавой,
Меня дразня и веселя;
Я сразу в нём признал враля,
Сообразив, что он лягавый:
Плешивый был он и плюгавый;
Игриво глазками юля,
Он смахивал на журавля,
Иль поточней – на кобеля; {80}
Грассировал он «эр» картавый,
И голосом, как у шмеля,
Так, словно самовар скобля,
Вставлял повсюду слово «бля»,
Блестя улыбкою слащавой.
Он был прыщавый, худощавый,
В простецкой кепочке, вертлявый,
Руками, словно кренделя,
Он поправлял сапог кровавый;
Над ним парил орёл двухглавый, {90}
Как над макушками кремля;
Под ним – обломок корабля,
Что без ветрил и без руля
Куда-то плыл кривой и ржавый;
Всё презирая, всё хуля,
Губами, как из киселя,
Так продолжал он, чушь меля,
Свой разговор не слишком здравый;

И здыхаясь, и скуля
Под лавой корчилась земля. {100}

25-26 марта 2010, Сент-Олбанс – Лондон.

267. Нирвана



Не важно как бежать из этой жизни,
Но важно как-то из неё бежать.
Мы люди, а когда-то были слизни,
И скоро быть нам слизнями опять,

Иль может птицей, рыбой, или зверем,
Пчелой, травинкой – тот ещё вопрос;
Мы станем чем-то, если мы поверим
В реинкарнацию-метемпсихоз.

Известно, что страданье миром правит,
Жизнь то возвысит, то к земле пригнёт,
То устрашит, а то и раскровавит –
Ни заглушить, ни сбросить этот гнёт.

Не нужно спать под деревом познанья,
Чтоб сделать эту истину своей,
Она всегда твоя – до содроганья
И до волос трясущихся корней.

Об лёд, о стену лбом, считая раны?
Нет, ни за что, пороть довольно дичь!
Совсем не важно как достичь нирваны,
Но важно как-то нам её достичь.

13 апр. 2010 Ст-Олбанс

267a. Встреча



Летят
по небу
стада
телят.

Летят
к Эребу
дорогой
в Ад

А им
Навстречу
де Сад
Маркиз

Летит
Дорогой
На
Парадиз

И между
ними
Карл Маркс
Который

Летит
Дорогой
На
Пургаторий

14 июня 2010 Сент-Олбанс

2011



268-284. Глупая луна



1.

Ох, как стыдно ей! –
Вся зарделась до ушей:
Глупая луна!

27.08.2010

2.

Сдвоились они:
Стрекозы над озером –
Не разъединить!

28.08.2010

3.

Разворковался
Вяхирь под моим окном –
Дело к осени!

29.08.2010

4.

Ну и красавец!
На толстой красной ножке –
Сатанинский гриб!

29.08.2010

5.

Чёрная туча –
Не пробраться лучику
Сквозь толщу эту!

30.08.2010

6.

Окончен день.
Что ж опять приуныла
Осенняя луна?

3.11.2010

7.

Пробуждение:
Где же настоящий мир –
Здесь или там?

6.11.2010

8.

Поздняя осень:
Где же последний журавль? –
И тот улетел!

9.11.2010

9.

Чтение книги
Переносит в один мир,
Самолёт – в другой!

9.11.2010

10.

Хочу тишины,
Но дятел, как нарочно –
Долбит и долбит...

15.11.2010

11.

Где бы ты ни был,
Внутри самого себя
Ты дома всегда.

15.11.2010

12.

Поздняя осень:
Пора забыть о лете –
Зима на носу.

15.11.2010

13.

Денег немного,
Зато звёзд на небе –
Предостаточно!

16.11.2010

14.

Небо, облака:
Белое на голубом –
Пена на волнах.

9.12.2010

15.

Хруп-хруп-хруп-хруп-хруп:
Пять шагов в неизвестность –
Ночь в снежном лесу.

20.12. 2010

16.

Хлещет за окном.
Беспросветное небо –
Ещё один день

17.01.2011

17.

Завтра к доктору:
Их немного осталось –
Здоровых зубов.

17.01.2011

285. Памятник


Поскольку в этом мире я недолго,
воздвигну памятник, но не себе –
не как Гораций, Пушкин иль Державин –
нет, я воздвигну памятник тому,
что на земле любил я беззаветно;
не камень я возьму и не металл –
металл истлеет, камень распадётся,
а следом вся вселенная истает,
и время свой приостановит бег,
всё сгинет, только памятник в углу
из звуков, слов и образов бесплотных
останется стоять... Глядишь – опять
в подлунный мир народною тропу
к нему протопчет финн иль славянин,
японец, грек иль гордый африканец...

9-11 марта 2011, Сент-Олбанс

286-287. В день землетрясения... (Хайбун и 2 хайку)


В день землетрясения мой друг Исао написал мне:
«Была ужасная пора... Но у нас нормально.
Транспорт не работает, и я вернулся домой пешком
от Акасака до Кавасаки через Токайдо.
Шел и шел пять часов».

[1.]

от Акасака
до Кавасаки - весь путь
трясётся земля...

11.III.2011

[2.]

живая рана,
Япония — о тебе
думаю все дни...

15.III.2011


288-301. Музыка (14 сонетов)




1. МУЗЫКА


Когда за стенкой рявкает тромбон
И тромбами мне вены затыкает,
Гобой-садист с губами, как сифон,
Иглу в мой слух воткнуть не забывает,

И барабан трещит, как эскадрон –
Как будто в череп гвозди забивает,
Бренчит рояль, и скрипка завывает,
И трубы голосят со всех сторон,

Я проклинаю этот громобой –
Сей вавилон без мысли и без толка!
Когда ж заткнётся эта балаболка?

Куда бежать? подальше! в лес густой!
И в этот миг писклявая пиколка
Чирикает над самой головой.

1 апреля 2011 Канизи


2. БАХ


Мы произносим «Бах», как слово «Бог» –
Как Бог, не поддаётся он сравненью,
И то, что он для мира сделать смог,
Мы твёрдо верим, неподвластно тленью.

Хитросплетенья нот, извивы строк –
Все дни свои он посвятил творенью,
Даруя вечность каждому мгновенью –
Бессмертного величия залог!

Но знаем мы, как этот мир нелеп –
Теперь в его товарищах Эреб;
Однако, созданные в годы оны

Кантаты, Месса или Пассионы,
Хоралов, фуг, инвенций легионы –
Всё это с нами, наш насущный хлеб!

2 апреля 2011, Канизи


3. ГАЙДН


Сонат он сочинил не меньше ста,
Сто опер, сто симфоний, сто квартетов...
И я б хотел – задача непроста –
Порадовать вас сотнею сонетов!..

Но у графьёв все заняты места:
Средь поваров, закройщиков жилетов,
Истопников, каретников, поэтов,
Как бы за пазухою у Христа,

Жизнь проводил сей компонист придворный,
Галантный, остроумный, но упорный
По части сочинить или сыграть

На клавикордах, скрипках, иль опять
Оркестру подмахнуть, или проворной
Ногой пред графом жигу отчесать.

2 апреля 2011, Канизи


4. МОЦАРТ


Мальчишка, хулиган и сквернослов,
Смешливый ангел полный вдохновенья –
Он до последних горестных часов
Был гением от самого рожденья...

Жизнь эфемерна – не прочнее снов,
И не длиннее ветра дуновенья,
Но миру остаются сочиненья
На нотоносце – тысячи крючков.

О, сколько их! И как они прекрасны –
Они живут и дышат, как цветы,
Мы наслаждаемся – и я и ты

Мелодией, то радостной, то страстной,
Или печальной, но простой и ясной,
Как сны детей, чьи помыслы чисты.

3 апреля 2011, Канизи


5. БЕТХОВЕН


Все знают то, что он неподражаем,
При этом подражают все ему –
Ужели мы секрет его узнаем,
Иль это не удастся никому?

И, думая, порой, что понимаем
Известное ему лишь одному,
Мы только углубляем тайны тьму,
Сокрытую от нас за тёмным краем.

Услышал Шиндлер, как промолвил он:
«Есть в музыке два принципа...» Антон
Об этом тут же в толстой книжке тиснул,

Но мало ли, кто что сказал иль свистнул,
Важнее было б знать, откуда звон –
И с той поры вопрос навек повиснул.

4 апреля 2011, Канизи

6. ШУБЕРТ


О, Шуберт, Шуберт! Вот пример для всех
Искусству своему отдачи полной,
Он Музыку свободно, без помех
Лил из души, как за волною волны,

Свершая день за днём один лишь грех:
Фантазии своей позволив вольной
Водить его рукой; и мир сей дольний
Он юношей оставил, а успех

Пришёл поздней, когда уж был не нужен,
И мир был поражён, обезоружен
И очарован дивною красой

Его трудов, а их – бессчётный рой,
Их насчитали семьдесят пять дюжин
Иль девятьсот, а се – не звук пустой!

5 апреля 2011, Канизи


7. ШУМАН


Он был романтик до мозгов костей,
Знал с детства о своём чудесном даре,
Был переполнен сотнею идей,
Филистимлян громил, как будто встаре

Давид-герой, и средь его затей
Был тайный шифр, когда ж он был в ударе,
То посвящал свои творенья Кларе
И с нею даже наплодил детей,

Но как-то он спроста иль неспроста,
Иль, вдруг устав от вечной круговерти,
Пошёл к реке и сверзился с моста,

И в клинике прожил до самой смерти
Хотите верте мне или не верьте,
Но больше их не встретились уста.

5 апреля 2011, Канизи


8. БРАМС


Четвёртую симфонию, мой друг –
Послушать – разве это не блаженство?
Такое сочинить – не ловкость рук,
И не какое-нибудь там мошенство,

В ней всё уравновешено, весь круг
Её идей являет совершенство
И учит, что к былому возвращенство
Врачует романтический недуг.

Пусть не бунтарь, но верный ученик,
Он с классиками встал почти что вровень,
И молвит: «Я, конечно, не Бетховен,

Но в пустоши нашёл его родник,
И лишь слегка к источнику приник –
Ни в чём другом, клянусь, я невиновен!»

6 апреля 2011, Канизи


9. ВАГНЕР


Он все умы Европы захватил –
Гармонии и оперы новатор,
И жизнь свою в театр он превратил,
При этом в жизнь он превратил театр,

Но всюду только о себе твердил –
Помпезный и напыщенный оратор,
И золото хватал, как аллигатор,
А император, знай себе, платил.

Как донжуан премного знаменит,
Он был к тому ж большой антисемит,
Но всё ему история простила –

Слаб человек! А то, что сотворила
Его нечеловеческая сила,
Для музыки не каждый сотворит!

7 апреля 2011, Канизи


10. РУССКАЯ МУЗЫКА


Поверь, нет русской музыки без Глинки
Без Мусоргского, без Бородина –
«Камаринская», «Князь» или «Картинки» –
Вот сей могучей рощи семена,

В ней Римский-Корсаков искал тропинки,
Чайковский в чаще покружил сполна,
А на опушке слышалась струна,
Рахманинова, Скрябина новинки,

Стравинский ошарашил всех кругом,
Прокофьев всё перевернул вверх дном,
И Шостакович вслед за тем явился,

И мир талантам этим удивился,
А тут Денисов прогремел, как гром,
И Шнитке славы мировой добился.

7 апреля 2011, Канизи


11. МАЛЕР


Титан... Творец... Последний симфонист...
Ваятель стройных храмов музыкальных,
Уж не романтик – экспрессионист,
Создатель форм, гармоний экстремальных,

И пусть не раз, внимал он брань и свист
Газетчиков – сих авторов нахальных
Писаний годных лишь для мест анальных;
Но, в музыке, что понимает глист?

А гений шёл дорогою своей,
Симфонии творя из дивных песен;
«Песнь о Земле» – что может быть сильней,

Язык её глубок и так чудесен,
Что был бы мир совсем неинтересен
Без мудрости, что мы находим в ней.

8 апреля 2011, Канизи


12. ШЁНБЕРГ


Поставив веху меж двумя веками,
Самим собой он их разъединил:
Тот, кто не с ним – бредёт за стариками,
Других он в будущее заманил;

Тональность старую он заменил
Двенадцатитоновыми рядами,
Как тучными и звучными стадами,
И этим изумил он и пленил

Немало современников своих,
И школу создал: сколько сотен их,
Учеников, – а может быть и тыщи,

Творцов изысканной духовной пищи,
Пригодной лишь для избранных одних! –
Но вовсе несъедобной для толпищи...

9 апреля 2011, Канизи


13. ВЕБЕРН


SATOR
AREPO
TENET
OPERA
ROTAS

Пять слов скупых – невинная игра,
Но вновь они в линованной тетради
Расходятся из-под его пера
За кругом круг, как по озёрной глади.

Латинская пословица стара;
Зачем же вновь взирает при лампаде
Он на цепочку слов? Чего же ради
Он посвящает ей все вечера?

В ней музыки скрывается секрет,
Пусть это и звучит для нас нелепо:
Жил сеятель по имени Арепо,

Он в поле шёл, едва забрезжит свет:
Но без труда не вырастет и репа,
Не сеял ты – и урожая нет!

11 апреля 2011, Канизи


14. ДВАДЦАТЫЙ ВЕК


Равель пришёл вослед за Дебюсси,
Булез за Бартоком и Мессианом,
Стравинский объявился на Руси,
И Шёнберг в Вене с нововенским кланом,

И Айвз, и Кейдж в Америке в оси,
Лишь мутный Альбион порос бурьяном,
Где над высокомодным Лахенманом
Потеют все оркестры Би-Би-Си,

Штокхаузен, Ксенакис и Лигети
На час-другой нас уловили в сети,
Луиджи Ноно развернул струю,

И Фернехоу – у бездны на краю,
Но тут минималисты, словно дети,
Вдруг забубнили песенку свою.

12 апреля 2011, Канизи-Париж

301а. Диалог



– Я рассказать хочу вам о...
– О чём?.. – А может быть, а ля?..
– А ля фуршет?.. – Да ты, того!..
– Чего?.. – Нам это нужно для!..

– А может, дербалызнем по?..
– Заложим за?.. – Бухай до дна!..
– Что, прямо из?.. – Прощайте, до...
– До встречи под?.. – Пошел ты на!..

26 мая 2011, Сент-Олбанс

301б. В четвёртом измерении



«В четвёртом измерении, однако, —
Мне говорил приятель из Монако, —
Живёт традиционный чёрный чёрт,
Стихи он любит, уважает спорт,

Не лают злые на него собаки —
Они предпочитают кулебяки,
Что им бросает старый сумасброд —
Без головы большой кошачий рот».

04.07.2011 17:44, Сент-Олбанс

302-307. Летние четверостишия



1. Вяхирь и вихорь

Вяхирь пёрышко обронил,
Вихорь пёрышко подхватил...
Ты развлёк меня, вихорёк —
Было пёрышко, стал — мотылёк!

2. По зову предков

Бабочка бьётся о белый плафон
Кот встрепенулся, вскочил, как грифон —
Гневно орлиная вздыбилась бровь,
И заиграла в нём львиная кровь…

3. Вечерний звон

О, Лена, Лена, ты далека,
Как Рим, Равенна иль облака! —
Назначил встречу нам телефон,
Но что-то медлит вечерний звон...

4. В саду

Cогнулась яблоня почти что до земли,
В траве карминные роятся мотыли,
Баском под ухом прогудел мохнатый шмель...
Послушай, братец, нынче ж август — не апрель!

5. Подсолнухи

Букет подсолнухов уж начал увядать —
Знать, не желает время воротиться вспять,
Вода бодрящая, ты время подлечи —
И к солнцу повернут подсолнухов лучи!

6. За краем

Я вышел в сад, и кот за мной,
Метнул он взгляд за край земной…
Задравши хвост, заметил кот:
— Как дивен звёзд круговорот!

2-5 августа 2011, Сент-Олбанс

308-310. Три маленьких стихотворения



1.Без года 40 лет назад...


Без года 40 лет назад
Мы были молодыми,
Теперь недалеко закат,
И мир расстает в дыме...

Но мир ещё с последним днём
Не сгинул в чёрной пасти,
И мы с тобой ещё попьём
Своё земное счастье.

19 августа 2011, Тотнес

2. Уходит время из-под пальцев...


Уходит время из-под пальцев,
Его никак не ухватить –
Иглою падает из пяльцев,
Теряя шёлковую нить...

Но не смотри на время с тыла,
Не утечёт его река –
Она, быть может, на века
Рисунком на канве застыла.

19 августа 2011, Дартингтон

3. Хмурый старик, зачем на меня ты взираешь с укором?..


Хмурый старик, зачем на меня ты взираешь с укором?
Дед, ты себя не узнал, я – отраженье твоё!

19 августа 2011, Дартингтон

210а и б. Из серии "Хорошо сидим"



Вадиму Молодому

1. Визит


Давно – не помню сколько лет
с эпохи, что зовётся оно,
В наш дом не приходил поэт
С бутылью зверского Bourbon’а,

Он протянул жене букет
И, с лёгким мановеньем мага,
Подал мне голубой сашет,
А в нём – газеты из Чикаго.

25 сентября 2011 Сент-Олбанс

2. 25 главных


Я список твой прочёл до середины
И очутился в сумрачном лесу
Меж Перелешина и Черубины;
К Поплавскому ли очи вознесу,
На Бродского ль наткнусь во тьме долины,
На Клюева ль таращусь полосу —
Нигде не нахожу небесной манны:
Бориса, Осипа, Марины, Анны...

27 сентября 2011, Сент-Олбанс

311-315. Читая Басё



1.

. . . . . бородой тряся осенней, воет вихрь: кто там грустит? что за дитя?
. . . . . . . . . . . . . . . Басё, осень 1682

Ветер бороду ль развевает
Борода ль развевает ветер —
Кто об этом хоть что-то знает
Здесь, на этом, на том ли свете?

Ветер стонет и завывает,
И, взмывая, взывает ветер:
Не грусти, дитя, — заклинает,—
Ни на том, ни на этом свете!

1 октября 2011, Сент-Олбанс

2.

. . . . . почти полнолуние, а мне без года 40 — ещё ребёнок!
. . . . . . . . . . . . . . . Басё, осень 1682

В 40 лет, как говорил Конфуций,
К цели ты пойдёшь без промедления,
Коль не сгинешь в жерле экзекуций,
Коль отбросишь куцые сомнения.

Посмотрел на небо Мунэфуса:
Эй, Луна, великая ведуния,
Сколько мне ходить ещё безусым?
Сколько дней тебе до полнолуния?

2 октября 2011, Сент-Олбанс

3.

. . . . . бедный горный храм, ледяной чугунный чан — жалобный голос
. . . . . . . . . . . . . . . Басё, зима 1682

Брёл самурай горами,
Нёс меч он, лук и колчан,
В бедном нашёл он храме
Ржавый чугунный чан,

Чан никуда не годный —
Стукнул его бородач,
И голос слышит холодный,
Жалобный, словно плач...

2 октября 2011, Сент-Олбанс

4.

. . . . . жить в этом мире, словно дождь пережидать — как сказал Соги
. . . . . . . . . . . . . . . Басё, зима 1682

Пусто стало в кувшине,
Гну я спину давно,
И зовут меня ныне
Касацукури-но;*

Вслед за мудрым поэтом
Повторю-ка опять:
Жить прожить в мире этом —
Точно дождь переждать.

  • Касацукури-но — Мастер-Шляпочник.


3 октября 2011, Сент-Олбанс

5.
. . . . . одеяло моё — словно снежная гора страны далёкой
. . . . . . . . . . . . . . . Басё, зима 1682

Что таращишься, месяц ты? —
Нам не спать до утра!
Точно камень увесистый
Одеяла гора;

Будто в тёплом сугробе я
Той империи снов,
Где дворцы и надгробия
Тонут в море снегов.

4 октября 2011, Сент-Олбанс

316. Паденье, взлёт, взлёт и паденье...



Паденье, взлёт, взлёт и паденье,
За смертью следует рожденье,
И вновь нелёгкий к цели путь,
А цель одна – о ней забудь!

Забудь о страхах и проблемах,
Погрязни в нотах, теоремах,
Шали, замаливай грешки,
И, наконец, кропай стишки...

7 октября 2011, Лондон

317. Уже не мальчик – вижу этот свет...



(Вариант 1)

Уже не мальчик – вижу этот свет
Полвека и ещё тринадцать лет;
И, ни на миг восторга не скрывая,
Гляжу на мир, как из окна трамвая;

Так, у подлунной столько лет в плену,
Смотрю на звёзды или на луну
И щурюсь от ноябрьского солнца,
На лучиков взирая волоконца.

(Вариант 2)

Уже не мальчик – вижу этот свет
Полвека и ещё тринадцать лет;
Гляжу на мир, восторга не скрывая,
Как из окна бегущего трамвая;

Так, у подлунной столько лет в плену,
Смотрю на звёзды или на луну,
И щурюсь от ноябрьского солнца,
На лучики взирая из оконца.

2 ноября 2011, Сент-Олбанс

318-320. Три триолета



1.

О, забытая форма поэзии,
Допотопный смешной триолет,
Ты, как дедушкин кабриолет,
Довезёшь ли меня до Поэзии,
Иль в пустынных просторах Амнезии
Мой навек затеряется след?
О, забытая форма поэзии,
Допотопный смешной триолет!

9 ноября 2011 Сент-Олбанс

2.

Полнеба в золотистых тучах,
Полнеба в солнечных лучах,
Лучи горят в твоих очах
И тонут в золотистых тучах,
И рокоту громов гремучих
В твоих безудержных речах
Внимает небо в светлых тучах
И жарких солнечных лучах.

9 ноября 2011 Сент-Олбанс – Лондон

3.

Подземка, поезд, эскалатор –
Здесь вдохновенья не найти,
Толкутся толпы на пути,
И не пройти на эскалатор.
Глотай, глотай нас, аллигатор,
В юдоль земную возврати!
Но не пройти на эскалатор,
И вдохновенья не найти...

9 ноября 2011 Лондон – Сент-Олбанс

321-323. Ганноверский триптих



(Триолеты)

1.

На заспанный ночной Ганновер,
Мы смотрим из окна «Атланты»,
Как будто зяблики-мигранты,
Мы смотрим на ночной Ганновер.
Здесь холодно, надень пуловер
И шаль набрось на кардиган ты,
И мы посмотрим на Ганновер
Не только из окна «Атланты».

11 ноября 2011, Ганновер, гостиница «Атланта»
(Вариант 20 ноября 2011)

2.

Алиса, ты в стране чудес?
Или во сне каком-то странном
И слышится в кафешантанном
Напеве: «Ты в стране чудес!»
Здесь осень выкрасила лес
Особым цветом первозданным
Так, словно ты в стране чудес
Или во сне каком-то странном.

11 ноября 2011, Ганновер,
после театрального представления «Алисы в стране чудес»

3.

Властитель грозный Кубла Хан,
Пример великого упорства, –
С победой из единоборства
Не раз ты вышел, Кубла Хан;
В духане ел ты достархан,
Пока не умер от обжорства, –
Знать не всегда твоё упорство
Тебе на пользу, Кубла Хан!

12 ноября 2011, Ганновер,
в день премьеры «Кубла Хана» в «Хохшуле фюр Мюзик»
(Варианты 18 ноября 2011 Сент-Олбанс)

324. Душа моя блуждает по земле...



Душа моя блуждает по земле,
За нею вслед моё влачится тело,
Но не угнаться, как бы ни хотело,
Ему за той, что мчится по земле
Подобно улетающей стреле
И, долетев до самого предела,
Глядишь, она уже не на земле,
Где бренное моё влачилось тело.

25 ноября 2011, Сент-Олбанс

325. Ангел вьётся над Москвой...



Ангел вьётся над Москвой
Над моею головой,
И откуда льётся звон?
Это сон или не сон?

Ярче солнца купола,
Пляшет в кадке камбала,
В рыбной лавке сам Кощей
Продаёт живых лещей,

Где-то слышится иврит –
Щука сказки говорит,
А бесстыжие русалки
С ямщиком играют в салки.

27-28 ноября 2011 Москва

326. Рефлексия



Лена вошла и протянула клочок бумаги:
— Вот, выпало из твоей старой тетради. Какое-то стихотворение...
Что-то было написано карандашом неразборчиво в столбик.
Я сразу узнал свой почерк, но текст показался мне незнакомым.
Это и понятно — прошло 20 лет, как он был написан.
Тогда мы жили в Чизике, и шёл седьмой месяц нашей жизни в Англии,
а сейчас это уже семь месяцев плюс 20 лет.

РЕФЛЕКСИЯ

Кончается ноябрь.
Розы распустились.
Греет ласковое солнце.
Дружелюбный велосипедист
Кивнул мне:
“Morning!”
Седовласая дама, улыбаясь,
Повела своих собачонок
Выгуливать в парк.
“Whose is this Citroёn?” —
Спросил меня
Дорожный рабочий.
“I have no idea!” —
Ответил я.
Вчера родился
Уильям Блейк.
Это всё — Англия.

29 Nov. 1991, London, Chiswick
2 декабря 2011, Сент-Олбанс.

327. Над Москвой



(Картинка в лубочном стиле)

Ангел вьётся над Москвой
Над моею головой,
И откуда льётся звон?
Это сон или не сон?

Ярче солнца купола,
Пляшет в кадке камбала,
В рыбной лавке сам Кощей
Продаёт живых лещей,

Где-то слышится иврит –
Щука сказки говорит,
А бесстыжие русалки
С ямщиком играют в салки,

Сиг и двоё лососих
Распивают на троих,
А Макарыч-менестрель
Распевает про форель,

Без уздечки, без дорог
Скачет в ступе осьминог,
Вопрошая у ставрид:
«Шо цэ, Лондон, чи Мадрид?»

Но ставриды от печали
Только жабрами качали,
А лягушки: «Ква-да-ква,
Это город, мол, Москва!»

Что за город, что за вид –
Кремль посереди стоит,
Кот, сверкая сапогом,
Ходит по цепи кругом,

Тридцать три богатыря
Ловят в луже пескаря,
Медвежонок на весу
Держит рыбку-путассу,

На Тверской шумит народ,
Балыком наполнив рот,
Кумачами машет всласть –
Негде яблоку упасть!

Всяк над рыбкою хохочет,
Медвежонок травку мочит –
Но и жареный карась
Улыбался лишь вчерась...

А Макарыч тут как тут,
Все гитары достают,
И горбуша восстаёт
Из московских чёрных вод:

«Поучились бы у Буша», –
В микрофон хрипит горбуша,
А народ – давай кричать:
«С путассу пора кончать!»

Осьминог был хлопец храбрый,
Сцапал путассу за жабры
И забросил, как врага
Прямо к Чёрту на рога.

Чёрт взмывает над Москвой
Над моею головой;
И звенит зловещий звон –
Сон ли это иль не сон?

Тут в окно стучит синица:
«Мне тебя не добудиться,
Надевай-ка шаровар –
Закипел твой самовар!»

Значит – сон! Встаёт заря,
Нет ни щук, ни пескаря...
Что ж, пора напиться чаю,
А за сны – не отвечаю.

27 ноября – 14 декабря 2011,
Москва – Сент-Олбанс

2012



328. Солнце — точка...



Солнце — точка.
Луна — запятая,
Многоточие звёзд...

Жизни строчка —
Дорога крутая,
Над пучиною мост.

В жизни смысла
Ужель не сумею
Обнаружить никак?

Но повисла
Завеса — за нею
Вопросительный знак...

21 января 2012, Сент-Олбанс

329-332. Времена года



1. Весы Весны


Весна, Весна,
Весы — на!
Взвесь вес сна...

Невесома
В света саване
Свяжи снами ресницы!

Сваха соловьиная,
Святая сводница,
До сна ли тебе?

Весна на Севане,
Весна в Ансе,
В Саванне Весна...

Вселись в нас, Весна!
О Вселенная,
Веселись!

2. Амулет Лета


Лето, о Лето!..
Тело лет,
Отлети!

То ли Лот,
То ли Лотос —
Лото титулов...

Притули
Тлю растленную,
О, Лета Отелло!

Лютый латник,
Тела тюль
Золотом залатай!

Стволы тополиные...
Летальный лепет...
Леты талая лента...

3. Осы Осени


В оси осин и сосен
Синеют соты
Сонных ос.

Снуют синицы,
Егозят овсянки,
Слетаясь на поля.

Сонливый сом
Из-за осоки
Высовывает ус.

В сенях осенних
Косуле на сносях
Сена подстели!

Ей снится санный путь
И снежные заносы
Осатанелых зимних бурь.

4. Знамёна Зимы


Зима, Зима,
Взметни в зенит
Звездистые знамёна!

Задвинь засовы и замкни
Алзмазные замкИ,
Заоблачные зАмки!

Но из замочных скважин
Змеятся призраки,
Зияя гроздьями зубов,

И взор пронзающий
Задумчивой змеи
Завис над горизонтом...

Промёрзлая земля
Застыла, замертвела
До первых лучиков Весны...

23-24 февраля 2012, Лондон — Сент-Олбанс

333-335. Мартовские стихи



1. О Вечности


О Вечность, Ewigkeit, Eternity,
Развеяв детские мечты,
Ты с высоты своей низвергнута —
Былинка в Царстве Пустоты!

О Бесконечности Вселенная,
О необъятный сонм светил,
Знай, Человек рукою тленною
Твои границы очертил...

1 марта 2012 Сент-Олбанс

2. Времени


Куда убегаешь, Время?
Несёшься за рубежи?
О Ромуле или Реме
Мне сказочку расскажи!

Не надо шурум-бурума,
Хоть мысли твои круты,
Похоже, скорей на грума,
Чем на Громовержца ты.

Ни молний твоих, ни грома
Нисколечко не боюсь,
Уж лучше в бокале рома
Скорей утопи свой ус!

Оставь: ни белил, ни грима,
И маску свою отбрось —
В эпоху Второго Рима,
Твоя надломилась ось.

Ну, полно, не делай драму,
Присядь, дорогой мой гость,
Не то — под стекло и в раму —
Повешу тебя на гвоздь!

1 марта 2012 Лондон

3. Приглашение к прогулке


Садовая скамейка,
И вот — Венец Беспечности —
Над фолиантом Блейка
Я думаю о Вечности:

Почёсывая темя
Теряюсь в завихрении,
Спрессовываю Время
В четвёртом измерении,

На Мир внутри тычинки
Смотрю не без приятности,
В кулак зажав песчинки,
Объемлю Необъятности,

И ты со мной сумей-ка
За гранью Звёздной Млечности,
По следу Вилли Блейка
Пройтись по Бесконечности.

1 марта 2012 Сент-Олбанс

336. 8 марта



Далёко от родимого отечества
Всё утро я бродил в сыром лесу,
И вот, букет подснежников несу
Для лучшей половины человечества!

8 марта 2012, Лондон

337. Пустота



Из тишины родится звук,
Растёт, жужжит, как майский жук,
Рычит и воет на луну,
Вновь превращаясь в тишину.

Из ничего родится миг,
И каждый - вечности двойник,
Но даже вечность - вот беда -
Как дым, исчезнет без следа.

Из головы родится мысль,
Но вечной ты её не числь,
И вывод тут настолько кисл,
Что ускользает жизни смысл.

Из пустоты родится мир,
Растёт, наращивая жир,
Стареет - вечность прожита,
И побеждает Пустота...

12-13 марта Сент-Олбанс - Лондон

338-340. Разговоры с О. М.



 * * *
- - - - - - - - - - - - «Господи!», сказал я по ошибкe...

«Господи!» — и вспомнил Мандельштама,
Только слово это произнёс,
И под своды неземного храма,
Птицею взмывает мой вопрос,

Но во мгле я ничего не вижу,
Страхом запечатаны уста...
Будет ли тот милый купол ближе,
Если клетка станет вдруг пуста?

16 июня 2012, Сент-Олбанс


 * * *
- - - - - - - - - - - - Но музыка от бездны не спасет!..

Спасёт ли музыка от бездны?
Не тешь себя — надежды нет,
Уйдёт навеки в мир беззвездный
И композитор, и поэт...

Нет избавленья для Орфея —
Страшнее лагеря Аид,
Где фурий стража, свирипея,
Над ним суровый суд творит.

17 июня 2012, Сент-Олбанс


 * * *

- - - - - - - - - - - - Узора милого не зачеркнуть

Садовник и цветок в лице одном
Жил в мире перевёрнутом вверх дном,

Безрадостном, похожем на тюрьму,
Где тяжело дышалось так ему.

На стёкла вечности он раз подул
И времени услышал грозный гул,

И появился на стекле узор,
Что не собьёт, не вырубит топор,

И долго колотили топоры,
Кроша вокруг людских голов бугры,

И понял — в мире он не одинок,
В одном лице — садовник и цветок.

29 июня 2012, Сент-Олбанс


Верлибры



340а. Вчера перед сном



Вчера перед сном
Мне пригрезился стишок
Я повторил его про себя
И подумал
Запишу завтра
И заснул
Но утром
Так ничего и не вспомнил...

19 августа 2012


340б-г. Рубиновая свадьба


(Три верлибра)

1.

Тогда в Москве
В апреле 72-го
К тебе взлетал я
На седьмой этаж
И сердце замирало...
Открывалась дверь,
И два счастливых глаза
Меня встречали...

19 августа 2012


2.

С тех пор прошло
Каких-то 40 лет
Могло пройти и больше
Да и пройдёт
Наверное
Время роли не играет
Да и существует ли
оно вообще?

3.

— Кого
Мы пригласим
На 300-летье
нашей свадьбы?
— Никого! —
отвечает Лена,
Это только
Наш с тобой праздник!

19 августа 2012


340д. Эта жизнь — престранная штука



 * * *

Эта жизнь — престранная штука
Непонятно откуда взялась
В ней есть всё: и забава, и скука,
Зло, добро, красота и мразь

Солнце, звёзды Луна, планеты
Океан и земная твердь,
Одного в этой жизни нету —
То, что мы называем смерть..

19 августа 2012



341. Утренний хайбун и хайку



Внезапно раскрыл глаза и увидел в окне бегущие облака.
Они неслись и меняли свои очертания с невероятной скоростью
так, что через несколько секунд всё голубое небо превратилось
в серую клубящуюся массу. Дух захватило и показалось,
что никогда не видел ничего подобного.
Только тут понял, что уже не сплю и что я – это я.

облака бегут –
впервые в жизни
вижу это

14/20 сентября 2012

342. «Это будет быстрей, чем мы думаем...»



Это будет быстрей, чем мы думаем,
Пролетит наша вечность за миг,
И, подобно египетским мумиям,
Мы покинем родной материк,
Но пока паучок над надгробием
Не плетёт серебристую нить...
Время есть – так давай же попробуем
В Вечность нашу секунду вместить.

04.10.12 St Albans


343. Мотив натянут тетивой...



Мотив натянут тетивой,
С другим сплетается мотивом —
То бьются в схватке огневой,
То вьются в танце прихотливом,
Один свергается на дно,
Другой за ним в провал катится,
И, вдруг, сливаются в одно,
И в небеса взмывает птица.

2 ноября 2012

344.



Говорила мне Нино:
Пей грузинское вино,
Но в Британии едва ли
Ты отыщешь цинандали,

Хванчкару, напареули,
Салхино, киндсмараули,
Саперави, гурджаани,
Ркацители, телиани,

Ахашени, тибаани,
Оджалеши, Мукузани,
Чхавери, Вазисубани,
Мцване, Твиши, Пиросмани...

Что же пьёт английский бард?
Скотч, столичную, стардарт --
Знать, придётся мне опять
Водку в рюмку наливать!

27 окт. 2012

345.Памяти Б. П.



. . . . . . . . Лунный диск исчез за виадуком...

В глубине заброшенного храма
Без икон, крестов и алтарей,
Как таинственная шифрограмма,
Пятистопный слышится хорей.

Хор поёт, но звук его бесплотный
Это пульс, рокочущий в висках,
Песнь сверчка над жижею болотной,
Ветер, заблудившийся в песках.

Вздрогнул ритм и снова повторился,
Вздох последний вдалеке потух,
Лунный диск в тумане растворился,
Прокричал и замолчал петух...

16 ноября 2012

346. Мама



Она жива... в моё воображенье
Она войдёт и встанет в стороне,
И что-то тихо скажет, и рукой,
Погладит ласково, и вдруг исчезнет...
Жива она? Иль это только сон?
Я знаю – нет её давно на свете;
Но что такое смерть – кто объяснит?
И как смириться с нею – кто научит?..

24 ноября 2012, Сент-Олбанс

347.



Неужто 21-й на дворе?
Да, время уползает, точно змейка,
Но не тону в отчаянной хандре,
Стихи читаю, то Басё, то Блейка,
Вот Леонардо со стены глядит,
И Моцарта я всё такой же пленник,
И мысль о будущем не тяготит,
Когда мне в прошлом каждый современник.

19 декабря 2012, Сент-Олбанс