Уильям Блейк (Робинсон) 4

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Уильям Блейк (фрагменты из воспоминаний) — 4 часть
автор Генри Крабб Робинсон (1775—1867), пер. Д. Смирнов-Садовский [1]
Язык оригинала: английский. Название в оригинале: Extracts from the Reminiscences of Blake. — Опубл.: ориг. опубл. 1869. Источник: частные архивы
{{#invoke:Header|editionsList|}}
УИЛЬЯМ БЛЕЙК

1 часть ~ 2 часть ~ 3 часть ~ 4 часть ~ 5 часть

Уильям Блейк: «Элохим создающий Адама». Цветная гравюра, 1795 г.

1825-1827

27 февраля 1852

24-го[2] я вторично был приглашён к нему. На этот раз я читал ему «Оду» Вордсворта, посвящённую пресуществованию[3], и затем на наших встречах 18 февраля и 12 мая мы обсуждали религиозный характер Вордсворта. Здесь я объединю вместе заявления Блейка относительно Вордсворта и изложу его маргиналии в первом томе in octavo 1815 года. У меня была привычка, читая эту оду друзьям, пропускать один или два эпизода, особенно вначале:

Но вот и древо, одно из многих...[4]

— чтобы не оказаться в смешном положении, не зная как точно объяснить, что меня в этом так восхитило. Не то, что я признавал это прекрасным пробным камнем, — но с Блейком я не боялся такого рода испытаний. И действительно, именно эта строфа повергла его почти в истерический восторг. Его восхищение поэзией Вордсворта было огромным, И, кажется, оно не уменьшалось, несмотря на упрёки, которые он постоянно бросал Вордсворту, вменяя ему в вину культ природы, который, в сознании Блейка, являл собой Атеизм.

28 февраля 1852

Сочетание самого пылкого восхваления и обвинений, которые у другого могли бы принять самый серьёзный характер, со свободой, которую он позволял себе, понимать всё так, как ему хотелось, создавало положение, при котором на него так же трудно было обидеться, как и переубедить его. Красноречивое описание Природы в стихах Вордсворта было убедительным доказательством атеизма, ибо тот, кто верит в Природу, — как сказал Блейк, — не верит в Бога. Ибо Природа есть творение Дьявола. Добиваясь от Блейка подтверждения, что Библия была Словом Божьим, я сослался на начало «Бытия» — «В начале сотворил Бог небо и землю». Но этим мне ничего не удалось достичь, и мне было отвечено, что этот Бог был не Иегова, но Элохим; и сие учение гностиков твердилось достаточно последовательно, чтобы заставить умолкнуть такого неуча, как я.

Предисловие к «Прогулке»[5], особенно стихи процитированные из первой книги «Отшельника», так взволновали его, что он чуть ли не сделался больным. Он выделил следующие строки:

Иегову с его громами, и Хор
Кричащих Ангелов, и трон в Эмпиреях
Без труда миновал я.[6]

Неужели мистер Ворсдвот думает, что можно обойти Иегову? В томе стихов Вордсворта, присланного мне домой после смерти Блейка, была его собственноручная копия всего этого отрывка. В конце была следующая заметка: «Соломон, женившись на дочери фараона и начиная принимать к Языческую Мифологию, говорил точно так же об Иегове как о низшем объекте Человеческого созерцания; он тоже без труда миновал его, и ему это было позволено. Иегова проронил слезу и в виде Святого Духа последовал за ним в абстрактную пустоту. Ту, что называют Божественное Милосердие. Сара обитает в нём, но Милосердие не обитает в Нём». [7]

Блейк утверждал, что некоторые стихи, написанные Вордсвортом внушены Святым Духом, другие — Дьяволом. Я дал ему почитать два тома издания in octavo стихов Вордворта, которые были у него до самой смерти. Затем мне вернули их. Я не сразу понял, что карандашные заметки принадлежат ему, и уже собирался стереть их, как вдруг сделал это открытие.

В томе III на форзаце под словами «Стихи, относящиеся к периоду детства» было написано следующее:

29 февраля 1852

«Я вижу в Вордсворте человека Природы, постоянно восстающего против человека Духа, и в таком случае он не поэт, но Языческий Философ, состоящий во Вражде с истинной поэзией и вдохновением».

Под первым стихотворением:

И я желал бы, чтоб мои дни были
Связаны один с другим естественным благочестием.[8]

— oн писал: «Такой вещи как естественное благочестие не существует, поскольку человек Природы находится во вражде с Богом». На с. 43 под стихами «Для Х. К. шести лет от роду» [9] написано: «Всё это чрезвычайно образно и равно любому другому поэту, но не более того. Я не думаю, что истинного поэта можно превзойти. Нет величайшего в небесном царстве. Так оно и в поэзии». Страница 44, «О влиянии Объектов Природы»[10], внизу: «Объекты природы раньше и теперь ослабляют, заглушают и стирают воображение во мне. Вордсворт должен знать, что те вещи, которые, как он пишет, чего-то стоят, невозможно найти в природе. Читай Сонет Микельанджело, т. IV, с. 179».

Вот его начало:

Ничего бренного не видели эти глаза,
Когда впервые они встретили твой мирный свет.[11]

Замечательно, что Блейк, чьи суждения в большинстве случаев были такими странными, по одному поводу, тесно связанному с поэтической репутацией Вордсворта, должны быть признаны самым общим местом. Перед началом «Эссе добавленного к Предисловию» в конце этого тома он написал: «Я не знаю, кто писал все эти Предисловия, но они очень злые и прямо противоречат собственной практике Вордсворта» (с. 341). Это не защита своего собственного стиля против того, что называют «Поэтической Речью»[12], но род исторического оправдания непопулярных поэтов. О Макферсоне, с. 364, Вордсворт писал с суровостью, с которой отзывались о нём все большие писатели. Блейк комментирует это: «Я верю Макферсону и Чаттертону — то, что они называли древним, таковым и является». И на следующей странице: «Я считаю себя поклонником Оссиана так же, как какого-нибудь другого поэта. Также Роули и Чаттертона».[13] И в конце этого Эссе он подписал: «Мне кажется, что последний параграф, начинающийся «Дух ли целого...» и т. д. словно был написан другой рукой и другим разумом, в отличие от остального в этих Предисловиях; эти мнения принадлежат художнику-пейзажисту. Воображение это божественное видение не мира, не человека, и исходит не от человека Природы, но от человека Духа. Воображение ничего общего не имеет с памятью».

27/2/52.

On the 24th I called a second time on him. And on this occasion it was that I read to him Wordsworth's Ode on the supposed pre-existent State, and the subject of Wordsworth's religious character was discussed when we met on the 18th of Feb., and the 12th of May. I will here bring together Blake's declarations concerning Wordsworth, and set down his marginalia in the 8vo. edit. A.D. 1815, vol. i. I had been in the habit, when reading this marvellous Ode to friends, to omit one or two passages, especially that beginning:

'But there's a Tree, of many one,'

lest I should be rendered ridiculous, being unable to explain precisely what I admired. Not that I acknowledged this to be a fair test. But with Blake I could fear nothing of the kind. And it was this very stanza which threw him almost into a hysterical rapture. His delight in Wordsworth's poetry was intense.[14] Nor did it seem less, notwithstanding the reproaches he continually cast on Wordsworth for his imputed worship of nature;[15] which in the mind of Blake constituted Atheism [p. 46].

28/2/52.

The combination of the warmest praise with imputations which from another would assume the most serious character, and the liberty he took to interpret as he pleased, rendered it as difficult to be offended as to reason with him. The eloquent descriptions of Nature in Wordsworth's poems were conclusive proofs of atheism, for whoever believes in Nature, said Blake, disbelieves in God. For Nature is the work of the Devil. On my obtaining from him the declaration that the Bible was the Word of God, I referred to the commencement of Genesis—In the beginning God created the Heavens and the Earth. But I gained nothing by this, for I was triumphantly told that this God was not Jehovah, but the Elohim; and the doctrine of the Gnostics repeated with sufficient consistency to silence one so unlearned as myself.

The Preface to the Excursion, especially the verses quoted from book i. of the Recluse, so troubled him as to bring on a fit of illness. These lines he singled out:

Jehovah with his thunder, and the Choir
Of shouting Angels, and the Empyreal throne,
I pass them unalarmed.'

Does Mr. Wordsworth think he can surpass Jehovah? There was a copy of the whole passage in his own hand,[16] in the volume of Wordsworth's poems sent to my chambers after his death. There was this note at the end: 'Solomon, when he married Pharaoh's daughter, and became a convert to the Heathen Mythology, talked exactly in this way of Jehovah, as a very inferior object of Man's contemplations; he also passed him unalarmed, and was permitted. Jehovah dropped a tear and followed him by his Spirit into the abstract void. It is called the Divine Mercy. Sarah dwells in it, but Mercy does not dwell in Him.'

Some of Wordsworth's poems he maintained were from the Holy Ghost, others from the Devil. I lent him the 8vo edition, two vols., of Wordsworth's poems, which he had in his possession at the time of his death. They were sent me then. I did not recognise the pencil notes he made in them to be his for some time, and was on the point of rubbing them out under that impression, when I made the discovery.

The following are found in the 3rd vol., in the fly-leaf under the words: Poems referring to the Period of Childhood.

29/2/52.

'I see in Wordsworth the Natural man rising up against the Spiritual man continually, and then he is no poet, but a Heathen Philosopher at Enmity against all true poetry or inspiration.'

Under the first poem:

'And I could wish my days to be
Bound each to each by natural piety,'

he had written, 'There is no such thing as natural piety, because the natural man is at enmity with God.' P. 43, under the Verses 'To H. C., six years old'—'This is all in the highest degree imaginative and equal to any poet, but not superior. I cannot think that real poets have any competition. None are greatest in the kingdom of heaven. It is so in poetry.' P. 44, 'On the Influence of Natural Objects,' at the bottom of the page. 'Natural objects always did and now do weaken, deaden, and obliterate imagination in me. Wordsworth must know that what he writes valuable is not to be found in Nature. Read Michael Angelo's sonnet, vol. iv. p. 179.' That is, the one beginning

'No mortal object did these eyes behold
When first they met the placid light of thine.'[17]

It is remarkable that Blake, whose judgements were on most points so very singular, on one subject closely connected with Wordsworth's poetical reputation should have taken a very commonplace view. Over the heading of the 'Essay Supplementary to the Preface' at the end of the vol. he wrote, 'I do not know who wrote these Prefaces; they are very mischievous, and direct contrary to Wordsworth's own practice' (p. 341). This is not the defence of his own style in opposition to what is called Poetic Diction, but a sort of historic vindication of the unpopular poets. On Macpherson, p. 364, Wordsworth wrote with the severity with which all great writers have written of him. Blake's comment below was, 'I believe both Macpherson and Chatterton, that what they say is ancient is so.' And in the following page, 'I own myself an admirer of Ossian equally with any other poet whatever. Rowley and Chatterton also.' And at the end of this Essay he wrote, 'It appears to me as if the last paragraph beginning "Is it the spirit of the whole," etc., was written by another hand and mind from the rest of these Prefaces; they are the opinions of landscape-painter. Imagination is the divine vision not of the world, nor of man, nor from man as he is a natural man, but only as he is a spiritual man. Imagination has nothing to do with memory.'

Примечание

Генри Крабб Робинсон (Henry Crabb Robinson, 1775 – 1867), мемуарист, diarist, автор известных дневников и воспоминаний. Родился в г. Бери Сент-Эдмундс, учился на юриста в Колчестере. Между 1800 и 1805 обучался в различных городах Германии и познакомился там со всеми знаменитостями: Гёте, Шиллером, Гердером, Виландом, и др. Был корреспондентом газеты Таймс. С 1813 года работал в коллегии адвокатов и 15 лет позднее ушёл в отставку и, благодаря дару красноречия и прочим качествам, стал видным общественным деятелем. Он умер в возрасте 91 года. Через 2 года после его смерти его дневники и воспоминания были изданы в двух томах: Diary, Reminiscences and Correspondence of Henry Crabb Robinson. Selected and Edited by Thomas Sadler, Ph. D. Two Volumes. Boston; Fields, Orgood & Co. 1869.


  1. «Воспоминания» Крабба Робинсона об Уильяме Блейке (опубл. 1869) я прочёл впервые в 1980-х годах в Москве, и они, как мне показалось, содержат уникальные свидетельства очевидца об этом удивительном английском гении. В связи с 250-летием Блейка я решил обнародовать свой перевод, сделанный в 1989 году. ДС.
  2. 24 декабря 1825.
  3. “Ode: Intimations of Immortality From Recollections of Early Childhood” («Ода: Намеки бессмертия в воспоминаниях раннего детства», 1802—1804, опубл. 1907. Иногда переводится: «Ода: Откровения бессмертия...»
  4. Фрагмент из строфы IV:

    —But there's a tree, of many, one,
    A single field which I have look'd upon,
    Both of them speak of something that is gone:
    The pansy at my feet
    Doth the same tale repeat:
    Whither is fled the visionary gleam?
    Where is it now, the glory and the dream?

    Но вот и древо, одно из многих,
    И одинокое поле, на которое я смотрю —
    Оба говорят о том, что ушло;
    Анютины глазки у моих ног
    Повторяют всё тот же рассказ:
    Куда исчез свет видения?
    Где теперь блаженство и мечта?
  5. Большая поэма «Прогулка» (“Excursion” (1795-1814), где три главных персонажа (the Wanderer, the Solitary, the Pastor) рассказывают автору о своей жизни.

  6. Jehovah with his thunder, and the Choir
    Of shouting Аngels, and th' Empyreal thrones —
    I pass them unalarmed.
  7. Пример описки или неверного прочтения рукописного почерка, что сильно меняет смысл. В оригинале у Блейка не Сара (“Sarah”) a Сатана (“Satan”). “Satan dwells in it, but Mercy does not dwell in Him.” D.S..
  8. Заключительные строки из стихотворения под условным названием “Rainbow” («Радуга», 1802):
    And I could wish my days to be
    Bound each to each by natural piety.
    В переводе А. Ларина:
    Желал бы я, чтобы меж днями связь
    Природной праведности не рвалась.
  9. “To H. C. Six Years Old”, 1802.
  10. Полное название: “Influence of Natural Objects in Calling Forth and Strengthening the Imagination in Boyhood and Early Youth”, опубл. в 1809.
  11. В более позних изданиях приводится иной фрагмент — на той же странице, но в другом томе (т. II, c. 179):
    Неборождённая душа должна стремиться к небу,
    За пределами видимого мира Она парит в поисках
    (Ибо фальшиво и слабо то, что радует чувства).
  12. Буквально: «Поэтической Дикцией» (“Poetic Diction”).
  13. Также как Макферсон сочинял от имени древнего поэта Оссиана, так и Чаттертон писал под вымышленным именем Роули.
  14. 'And seemingly undisturbed by the' crossed out.
  15. 'Which I have anticipated, and which he characterised as Atheism, that is, in worshipping Nature. See page' crossed out.
  16. 'He gave me a copy of these lines in his hand, with this note at the end' crossed out.
  17. 'An admirable assertion of the ideal' crossed out.

© D. Smirnov-Sadovsky. Translation, notes / Д. Смирнов-Садовский. Перевод, примечания


Info icon.png Это произведение опубликовано на Wikilivres.ru под лицензией Creative Commons  CC BY.svg CC NC.svg CC ND.svg и может быть воспроизведено при условии указания авторства и его некоммерческого использования без права создавать производные произведения на его основе.