Тристан и Изольда (Седакова)/Вступление первое

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к: навигация, поиск
Ольга Александровна Седакова. «Тристан и Изольда»



Holy Grail Tapestry -The Arming and Departure of the Kniights.jpg


Святой Грааль: Вооружение и отъезд рыцарей. Гобелен, 1895-96

The Arming and Departure of the Knights. Number 2 of the Holy Grail
tapestries woven by Morris & Co. 1891-94 for Stanmore Hall.
This version woven by Morris & Co. for Lawrence Hodson of Compton Hall 1895-96.
Wool and silk on cotton warp. Birmingham Museum and Art Gallery.





Посвящение
Вступление первое
Вступление второе
Вступление третье
1. Рыцари едут на турнир
2. Нищие идут по дорогам
3. Пастух играет
4. Сын Муз
5. Смелый рыбак
6. Раненый Тристан плывёт в лодке
7. Утешная собачка
8. Король на охоте
9. Карлик гадает по звёздам
10. Ночь
11. Мельница шумит
12. Отшельник говорит


Послушайте, добрые люди,
повесть о смерти и любви.
Послушайте, кто хочет,
ведь это у всех в крови.
Ведь сердце, как хлеба, ищет
 и так благодарит,
когда кто-то убит
 и кто-то забыт
 и кто-то один, как мы.

Монашеское платье
 сошьём себе из тьмы,
холодной воды попросим
 и северной зимы:
она прекрасна, как топаз,
но с трещиной внутри.
Как белый топаз у самых глаз,
когда сидят облокотясь
 и глядят на фонари.

Судьба похожа на судьбу
 и больше ни на что:
ни на глядящую к нам даль,
ни на щит, ни на рог, ни на Грааль,
ни на то, что у ворот.
И кто это знает, тому не жаль,
что свет, как снег, пройдёт.

О будь, кем хочешь, душа моя,
но милосердна будь:
мы здесь с котомкой бытия
 у выхода медлим — и вижу я,
что всем ужасен путь.

Тебе понравятся они
 и весь рассказ о них.
Быть может, нас и нет давно,
но, как вода вымывает дно,
так мы, говоря, говорим одно:
послушайте живых!

Когда я начинаю речь,
мне кажется, я ловлю
 одежды уходящий край,
и кажется, я говорю: Прощай,
не узнавай меня, но знай,
что я, как все, люблю.

И если это только тлен,
и если это в аду —
я на коленях у колен
 стою и глаз не сведу.

И если дальше говорить,
глаза закрыть и слова забыть
 и руки разжать в уме —
одежда будет говорить,
как кровь моя, во мне.

Я буду лгать, но не обрывай:
Я ведь знаю, что со мной,
я знаю, что руки мои в крови
 и сердце под землёй.

Но свет, который мне светом был
 и третий свет надо мной носил
 в стране небытия, —
был жизнью моей, и правдой был,
и больше мной, чем я.

© Ольга Александровна Седакова
Из цикла «Тристан и Изольда» (1978—1982)



© Вероника Городецкая, дизайн