Страницы из дневника (Смирнов)/1983-01-31

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску
Страницы из дневника/1983-01-31 — Визит Гершковича / Visit of Herschkowitz
автор Д. Смирнов-Садовский
Дата создания: 31 января 1983 / 31 January 1983. Источник: Эта запись частично включена в книгу «Геометр звуковых кристаллов. Книга о Гершковиче», 1989. Рукопись, с. 45. Издано по-английски в Dmitri Smirnov: «A Geometer of Sound Crystals: A Book on Philip Herschkowitz», ssm 34, Ernst Kuhn, Berlin, 2003
{{#invoke:Header|editionsList|}}


31 января 1983, понедельник, Москва

Вчера начал переводить блейковского «Тириэля». Очень мне нравится.

Сегодня вечером был у нас Гершкович. Вернул Шёнберга и 25 рублей. Он попросил напомнить ему лекции, которые он мне читал 13 лет назад. Когда дошли до списка Великих Мастеров, оказалось, что их поубавилось — Гайдн и Берг перестали к ним относиться! Ф. М. интересно говорил о форме. Почему побочная в доминанте? Потому что каждый тон, по словам Шёнберга, имеет тенденцию разрешаться на квинту ниже, то есть каждый звук «хочет стать доминантой». Если главная тема — это тоника, то побочная — «щит» от субдоминанты, которая достигается только разработкой. Когда побочная тема (у Бетховена) в субдоминанте, то главная модулирует и становится «рыхлой» (например в «Авроре» или во второй части Седьмой сонаты).

Он послушал Камерный виолончельный концерт Лены и сказал, что это приятно слушать и что это хорошо. А потом послушал Флейтовый концерт и тоже выразил своё удовлетворение, но сказал, что сольные инструмент в концерте или голос в вокальном цикле берётся здесь как «кантус фирмус» и подменяет собой форму. Он сказал, что хотел бы с нами позаниматься, чтобы ещё, кроме Лёни Гофмана, знал то, что знает он. По поводу Лены он ещё сказал, что это как у Брамса. Форма не развивается, а тянется как нитка, но тянется хорошо. Ещё раз повторил: «Это хорошо, но надо, чтобы было ещё что-то. В общем, — сказал он, — это лучшее, что вы можете делать. Конечно, я не хочу сказать: «Вы уже не Лена, вы — Людвиг!» Суть Бетховена в том, что он по-другому решал Моцартовские проблемы. Шёнбергу было легче, чем Веберну, так как он был уже большим тональным композитором. Веберн — не был, но несмотря на это ему удалось. А Берг был слишком верен «букве тональности» — поэтому он не был Великим Мастером при всем моём хорошем отношении к нему как к человеку».

[Он еще раз с удовлетворением перелистал мои записи и сказал, что теперь хочет поговорить с нами о побочной теме.]




Conversation 5 (31 January 1983)

Herschkowitz came to visit us on 31st of January 1983 to return the score of Verklärte Nacht along with 25 roubles. He also brought back my records of his lessons, and we began to look through them together. When we reached the list of Great Masters, he said that now it had become two composers fewer.

– Who have you expelled now?

– Guess for yourself, – he answered enigmatically.

We named Haydn immediately, and Herschkowitz nodded affirmatively. But we could not find the second at all, and were incredibly surprised when it turned out that he had in mind his beloved teacher Alban Berg. He explained:


– Schoenberg was already a great tonal composer, and for him it was easier than for Webern. Webern was not, but in spite of this fact, he succeeded… But Berg was too faithful to the letter of tonality, and therefore he was not a Great Master in spite of my all-good attitude to him as a person…


We were shocked and did not know what to say, but Herschkowitz was already talking about something different:

– Do you know why a subordinate theme is always in the dominant? Because every tone, as Schoenberg said, has a tendency to resolve into the fifth lower – that means that ‘every sound wants to become a dominant’. If a principal theme is the tonic, the subordinate theme is the ‘shield from the subdominant’, and a subdominant is achieved only in the development section. When a subordinate theme in Beethoven’s music is written in the subdominant, the principal theme modulates and becomes ‘floating’, for example in the Twenty First Sonata (Waldstein, Op.53-I), or in the slow movement of the Seventh Sonata (Op.10/3-II)… The essence of Beethoven lies in the fact that he solved Mozart's problems in a different way.

Philipp Moiseyevich asked us to play the Second Chamber Concerto for Cello and Orchestra (Op.26) by Lena, because he could not attend the concert. We played the tape and he said that it was very pleasant to listen to, and that it was a good work. Then he listened to Lena’s First Chamber Concerto for Flute and String Orchestra, (Op.19). He expressed his satisfaction, but noted:

– The solo instrument in these Concerti, like the voice in your Petrarch’s Sonnets, is taken as a cantus firmus and is used as a substitute for form. This is similar to Brahms’ music. Form is not developing, but is being pulled like a thread, however it pulls very well. It is good, – he repeated, – but it has to be something else. In general, it is the best that you can do. Of course, I don’t want to say: “You are not Lena already, you are Ludwig!”






Обложка книги «Геометр звуковых кристаллов. Книга о Гершковиче», по-английски, изд. Эрнст Кун, Берлин, 2003 / Cover of the book «A Geometer of Sound Crystals: A Book on Philipp Hershkowitz», ssm 34, Ernst Kuhn, Berlin, 2003

Примечания


© Д. Смирнов-Садовский / D. Smirnov-Sadovsky


Info icon.png Это произведение опубликовано на Wikilivres.ru под лицензией Creative Commons  CC BY.svg CC NC.svg CC ND.svg и может быть воспроизведено при условии указания авторства и его некоммерческого использования без права создавать производные произведения на его основе.