Стихи (Дэрдменд/Бухараев)

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Стихи
автор Дэрдменд (1859—1921), пер. Равиль Бухараев (1951-2012)
Язык оригинала: татарский
{{#invoke:Header|editionsList|}}
ДЭРДМЕНД






Лето ушло...


 * * *

Лето ушло.
Осень настала, – снежным дождем потянуло.
Заводи взор голубой
льдом затянуло.
Роза увяла.
Стеблем сухим – обида осталась.
Соловей,
Тебе одна лишь колючка досталась.



Говор вод в истоках звездных...


 * * *

Говор вод в истоках звездных
знайте – вспомнит о мольбе
той мечты, что в зорях слезных
всхлипывала вслед судьбе.
О, моей отчизны воздух,
            Не взропща – возьми к себе,
            Не взропща – возьми к себе!

Что милей – страна ль родная?
Ах, милей родной народ!
Молоко и кровь святая,
время вас не изживет.
            Родина – она уйдет.
            Молоко – не пропадет.


Брызгами взвиваясь ввысь, во тьме ночей...


 * * *

Брызгами взвиваясь ввысь, во тьме ночей,
вниз по лестнице камней – бежит ручей.

Камни спят и дерева, и горы спят,
но по влажным валунам спешат-бурлят

слезы гор, то тихо, жалобно журча,
то в рыданьях заходясь и грохоча...

А когда забрезжил свет в проемах круч
и на плачущую гору глянул луч,

Диво, взор его зажегся, как хрусталь,
алой кровью озарились близь и даль.

Так услышь и соловья мольбу в тиши,
брось свой взгляд на тихий свет его души.

Через горы-долы прилетев домой,
неужели он в краю родном чужой?

Помнит он чужбины солнце вдалеке,
мхи-лишайники, озера в тростнике,

свежий воздух, птичий звон, летящий вдаль,
вольной воле поверяющий печаль.

Переждав за морем зиму и мороз,
песни странные с чужбины он принес.


НЕ СУМЕЛ Я ОКРОПИТЬ САВАНА


Хоть знали все, что я на свете был,
я неизвестен был в своей стране.
Жил-был, но этой доли не избыл, –
умру никем в родимой стороне.

Горели от любви Меджнун, Фархад,
пройдя сквозь пламя, имя обрели,
меня же, кто в огне пылал стократ,
на родине – горевшим не сочли!
            Подумать только: средь родной земли
            они меня горевшим не сочли!

Надеждой или почестью какой
судьба людей питает без числа,
моя ж судьба и левою рукой
ни крохи хлеба мне не поднесла.
            Иным – почет, надежды без числа,
            мне – крошки хлеба жизнь не поднесла!

Любить отчизну так, как ты, – удел
безумных, мне твердили. Видит Бог,
порой краснел я, и порой бледнел,
но жить, как все, не выучился впрок.
              Жить, как они, не научился впрок!

Красавицы моей отчизны, вас,
о, звезды упованья моего,
я столько раз искал в рассветный час,
но не обрел в исканьях никого.
            О звезды упованья моего,
            вовеки не обрел я никого!

Отчизны сокровенный ветерок!
Прислушиваясь день и ночь к нему,
ни боли песен я постичь я не смог,
ни радости теперь уж не пойму.

Где вдохновенья пик и где исток
животворящей той, святой воды?
Колена преклонив, я изнемог,
лил слезы, – все напрасные труды.
            Нет вдохновенья – тщетны все труды!

Родник отчизны! Родины родник!
Всю жизнь искал я твой живой исток.
Уж похорон моих подходит миг,
а савана я окропить не смог.
            Какая боль!
            Как странно мне, о Бог!
            И савана я окропить не смог!



Info icon.png Данное произведение является собственностью своего правообладателя и представлено здесь исключительно в ознакомительных целях. Если правообладатель не согласен с публикацией, она будет удалена по первому требованию. / This work belongs to its legal owner and presented here for informational purposes only. If the owner does not agree with the publication, it will be removed upon request.