Смъртта на поэта (Lermontov/Мария Шандуркова)

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Мария Шандуркова}} Смъртта на поэта
автор Михаил Юрьевич Лермонтов (1814–1841), Превод Мария Шандуркова (р. 1941)
Мария Шандуркова}} →
Дата создания: 1837, превод 19.10.2014 г., опубл.: 16.01.2019. Источник: Частные архивы
{{#invoke:Header|editionsList|}}


Смерть поэта


         Отмщенья, государь, отмщенья!
         Паду к ногам твоим:
         будь справедлив и накажи убийцу,
         чтоб казнь его в позднейшие века
         твой правый суд потомству возвестила,
         чтоб видели злодеи в ней пример.

Погиб поэт! — невольник чести —
пал, оклеветанный молвой,
с свинцом в груди и жаждой мести,
поникнув гордой головой!..
Не вынесла душа поэта
позора мелочных обид,
восстал он против мнений света
один как прежде... и убит!
Убит!.. к чему теперь рыданья,
 пустых похвал ненужный хор,
и жалкий лепет оправданья?
Судьбы свершился приговор!
Не вы ль сперва так злобно гнали
его свободный, смелый дар
и для потехи раздували
чуть затаившийся пожар?
Что ж? веселитесь... — он мучений
последних вынести не мог:
угас, как светоч, дивный гений,
 увял торжественный венок.

Его убийца хладнокровно
навёл удар... спасенья нет:
пустое сердце бьётся ровно,
в руке не дрогнул пистолет.
И что за диво?.. издалёка,
подобный сотням беглецов,
на ловлю счастья и чинов
заброшен к нам по воле рока;
Смеясь, он дерзко презирал
земли чужой язык и нравы;
не мог щадить он нашей славы;
не мог понять в сей миг кровавый,
на что; он руку поднимал!..

          И он убит — и взят могилой,
       как тот певец, неведомый, но милый,
          добыча ревности глухой,
      воспетый им с такою чудной силой,
сражённый, как и он, безжалостной рукой.

Зачем от мирных нег и дружбы простодушной
вступил он в этот свет завистливый и душный
для сердца вольного и пламенных страстей?
Зачем он руку дал клеветникам ничтожным,
зачем поверил он словам и ласкам ложным,
   он, с юных лет постигнувший людей?..

 И прежний сняв венок — они венец терновый,
увитый лаврами, надели на него:
          но иглы тайные сурово
          язвили славное чело;
Отравлены его последние мгновенья
 коварным шёпотом насмешливых невежд,
    и умер он — с напрасной жаждой мщенья,
с досадой тайною обманутых надежд.
          Замолкли звуки чудных песен,
          не раздаваться им опять:
           приют певца угрюм и тесен,
          и на устах его печать. —
                           *
          А вы, надменные потомки
известной подлостью прославленных отцов,
пятою рабскою поправшие обломки
 игрою счастия обиженных родов!
Вы, жадною толпой стоящие у трона,
Свободы, Гения и Славы палачи!
          Таитесь вы под сению закона,
          пред вами суд и правда — всё молчи!..
 Но есть и божий суд, наперсники разврата!
          Есть грозный суд: он ждёт;
          Он не доступен звону злата,
и мысли и дела он знает наперёд.
Тогда напрасно вы прибегнете к злословью:
          оно вам не поможет вновь,
и вы не смоете всей вашей чёрной кровью
          Поэта праведную кровь!

© Михаил Лермонтов, 1837
Смъртта на поэта


         Отмъщение, владетелю, отмъщение!
         Падам в твоите нозе:
         бъди справедлив и накажи убиеца,
         така че неговото наказание в бъдещите векове
         да възвести на потомството твоя справедлив съд
         и да е предупреждение за злодеите.

Убит поет! – за чест страдалец,
скосен от хорската мълва,
с куршум в гърди, за правда жаден,
отпусна гордата глава!..
Не издържа душата светла
позор, обиди, клевети,
срещу света въстана смело,
единствен той...и бе убит!
Убит!.. защо са днес ридания,
хвалби без цел, ненужен плач
и жалък глас за оправдание?
Съдбата сложи свой печат!
Не вий ли гонихте тъй злобно
свободния му, дързък дар
и за забава пак подмолно
раздухвахте стаен пожар?
Защо? веселие... – мъчения
последни той не изтърпя:
угасна пламъка на гения,
венецът славен прецъфтя.

Убиецът му равнодушно
насочи своя пистолет:
сърцето глухо бие пусто,
ръка не трепна пред поет.
И що за чудо?.. отдалече,
като стотици бежанци,
на лов за щастие дошли,
на нас съдбата го обрече;
с усмивка дръзко той презря
земя, език и чужди нрави;
не пощади и наша слава;
в мига на кървава разправа,
кого уби той, не разбра!..

          И той умря – зарит в могила,
       тъй както оня, неизвестен, мили,
          певец, сразен от ревността,
 възпявана от него с чудна сила,
погубен, както той, с безмилостна ръка.

Защо от мирна дружба, нежна, простодушна,
 той влезе в този свят и завистлив, и душен
за волното сърце и пламенния нрав?
Защо ръка подаде на клеветник долен,
защо повярва в ласки и лъжите голи,
   той, от младостта си хората разбрал?..

 И стария венец – смениха те със трънен,
 увит със лаврите , надянаха му зло:
          с игли невидими и върли –
          раниха славното чело;
отровени последните минути
 с коварен шепот, с присмех на простак,
    и той умря – напразно мъст жадувал,
 досада затаил в измамена мечта.
          Затихна чудодейна песен,
          и няма да се чуе пак:
          певецът е в приюта тесен,
          устата му е със печат. –
                           *
          А вий, надменните потомци,
известни с подлостта на славени деди,
с петите робски сбирали отломки,
 от родове обидени в щастливите игри!
Вий, жадната тълпа, застанала до трона,
палачи сте на Гений, Слава, Свобода!
    Таете се под сянка на закона,
     безмълвни са пред вас – и правда и съда!...
 Но има божи съд, любимци на разврата!
          Най-страшен съд: той бди;
          несъблазнен от звън на злато,
и мисли, и дела, той знае отпреди.
Ще търсите злословие напразно вие:
          не ще ви то помогне, не,
и всичката ви черна кръв не ще измие
          кръвта на праведен Поет!

                                                                             

Превод: © Мария Шандуркова, 19.10.2014 г.

Примечания

© Михаил Юрьевич Лермонтов. © Мария Шандуркова, Превод.


Info icon.png Это произведение опубликовано на Wikilivres.ru под лицензией Creative Commons  CC BY.svg CC NC.svg CC ND.svg и может быть воспроизведено при условии указания авторства и его некоммерческого использования без права создавать производные произведения на его основе.