Музыка принадлежит народу

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к: навигация, поиск

Музыка принадлежит народу
автор Т. Н. Хренников
Русская музыка/Russian music. Отчётный доклад на VI Всесоюзном съезде советских композиторов (фрагмент)[1]
Википроекты:  Wikipedia-logo.png Википедия 



Музыка принадлежит народу

Отчётный доклад первого секретаря правления Союза композиторов СССР Т. Н. Хренникова

Из публикации в газете «Советская культура», 23 ноября 1979 г. № 94 (5310).

Отдавая должное успехам молодёжи, мы, однако, не можем считать, что всё здесь обстоит благополучно. Дело не только в том, что наряду с яркими появляются и серые, невыразительные, а порой и вовсе беспомощные сочинения. Слушая музыку молодых, нередко ловишь себя на мысли: да, они многое знают, многое умеют, но всегда ли ставят перед собой подлинно содержательные, художественные задачи? Нет-нет, а приходится услышать сочинение написанное только ради необычных тембровых комбинаций и эксцентрических эффектов, в котором музыкальная мысль, если и присутствует, то безнадёжно тонет в потоке неистовых шумов, резких выкриков или невразумительного бормотания. Тут уж не приходится говорить об индивидуальности или эмоциональной окрашенности музыки. И всё это выдаётся за новаторство в искусстве.

Несколько подобных опусов, отмеченных приметами самодовлеющего звукоизобретательства, пришлось нам услышать и на «Закавказской музыкальной весне», и на недавней «Московской осени». Бесконечные глиссандо струнных инструментов, утомительные соло ударных, отсутствие малейшего движения в музыке, тематический материал, на дающий возможности для развития, — всё это производило весьма унылое впечатление. Анемичные эксперименты, отсутствие пусть ещё недостаточно зрелых, но серьёзных и масштабных замыслов…

Наша критика часто проходит мимо этих нездоровых явлений, считая их единичными. Такой либерализм вреден как авторам, так и всему поступательному двидению советской музыки.

Я акцентирую на этом ваше внимание ещё и потому, что, к сожалению, именно такие явления, которые не характеризуют подлинное лицо советской музыки, поднимаются на щит нашими идеологическими противниками. Организаторы всевозможных авангардистских фестивалей правдами и неправдами заполучив только что написанные партитуры наших композиторов — любителей сенсаций, тут же включают их в программы и выдают за последнее слово советской музыки. Сами же авторы (замечу, члены нашего союза, музыка которых звучит у нас иной раз чаще, чем она того заслуживает) объявляются «неофициальными композиторами», якобы притесняемыми в Советском Союзе. Вот передо мной программа одного из таких фестивалей, прошедшего весной нынкшнего года в Кёльне. Название у него довольно претенциозное — «Встреча с Советским Союзом». Только в эту «встречу» почему-то включены «опусы» некоего Артура Лурье, ещё в 1920 году эмигрировавшего из Советской России, и более поздних эмигрантов — Иозефа Шиллингера и Андрея Волконского. Им ли представлять нашу страну, нашу музыку?

В эту незавидную компанию по воле организаторов попали и советские композиторы, главным образом, молодые. Здесь не была показана музыка Прокофьева, Мясковского, Хачатуряна, Караева, Щедрина, Эшпая, Бориса Чайковского, Канчели… Зато в программе фестиваля оказались в основном те, кого организаторы сочли достойными называться советским авангардом: Е. Фирсова, Д. Смирнов, А. Кнайфель, В. Суслин, В. Артёмов, С. Губайдулина, Э. Денисов. Картина несколько однобокая, не правда ли? Примерно такую же картину представляет программа недавнего бьеннале в Венеции…

Мв всегда выступали и выступаем за то, чтобы советская музыка, в том числе и произведения молодых композиторов, как можно чаще звучала за рубежом, во всех уголках земли. Но мы стремились и будем стремиться, чтобы к зарубежному слушателю доходило во всём многообразии лучшее, что накоплено советской музыкой, самое харвктерное для её прошлого и сегодняшнего дня.

Что же представляется наиболее значительным, самым главным, определяющим в советской музыке? Прежде всего — её стремление найти путь к сердцам людей. А находит его только та музыка, которая сложена по извечным законам красоты, правды и совершенства. И далее: как бы ни изменялся музыкальный язык, как бы ни обогащались средства выразительности, основой нашего реалистического музыкального творчества всегда является мелодическое начало. Приобретая различные очертания, национальный колорит, это мелодическое начало остаётся главной краской в палитре композитора — истинного художника, преображается им в соответствии с индивидуальными свойствами таланта. Знаменитое изречение Моцарта «Мелодия — душа музыки» не теряло силу ни в какие времена. Верно оно и сегодня. И блестящим доказательством этого служат лучшие создания мировой и советской культуры. Вспомним Сергея Прокофьева. Всегда, и в юные годы, и в зрелый период, особенно после возвращения на Родину, и на склоне дней он сохранял верность идеалам красоты. Сколько изумительных мелодий подарил людям этот величайший новатор XX века! Мелодий ярко национальных, проникновенных, обладающих огромной выразительной силой. Конечно, у Прокофьева мы найдём и новое гармоническое мышление, и неповторимый прокофьевский ритм, и свежесть оркестрового еколорита, но никогда не затмевают они, не уводят в тень мелодию. И не потому ли такжизненна эта музыка, не потому ли она так оптимистична и естественна? Не потому ли, наконец, его сочинения принадлежат к числу самых популярных среди всего, что создано в XX столетии?

Пример Прокофьева особенно поучителен на фоне всей истории музыкального искусства XX века, истории, включающей десятилетия блужданий авангардизма, не принесших миру, людям истинных художественных завоеваний.

Khrennikov speech November 1979 Sov Kultura.png


Примечания

  1. Фрагмент отчётного доклада первого секретаря правления Союза композиторов СССР Т. Н. Хренникова на VI Всесоюзном съезде советских композиторов. Из публикации в газете «Советская культура», 23 ноября 1979 г. № 94 (5310).


The text of official main speech on the VI General Meeteng of the Soviet Composers.