Мосты Эйра (Бернс/Смирнов)

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к: навигация, поиск
Мосты Эйра
автор Роберт Бернс (1759—1796), пер. Д. Смирнов-Садовский (р. 1948)
Язык оригинала: шотландский. Название в оригинале: The Brigs of Ayr. — Дата создания: 1786, опубл.: 1787. Источник: http://www.robertburns.org/works/133.shtml
RobertBurns.jpg
Eyre Crowe: "The Brigs of Ayr", 1894
Мосты Эйра. Поэма


перевод Д. Смирнова-Садовского

Посвящается Дж[ону] Б[аллантайну], эск[вайру], Эйр*

Не мните, Сэр, что льстец или лакей
Пришёл душить Вас просьбою своей, —
Мне Муза диктовала эти строки,
Суждения мои о Вас высóки,
Я Вашей доброты вкусил немало, <5>
И жажду, чтоб она не угасала;
Но горе той каналье, что суёт
Своих друзей в бухгалтерский отчёт!
Я бард простой — по сельской мерке скроен
И высшего вниманья недостоин, <10>
Но думаю, что могут две персоны
Поговорить друг с другом, как масоны.
Мы не равны, но как насчёт идей
Монарха сделать равными людей?*
Горжусь я, Сэр, столь тесной дружбой с Вами, <15>
Но вижу, как колеблется волнами
Широкий океан, раскинувшись меж нами.*

Так пусть же через марево столетий,
Сквозь череду гремучих лихолетий,
Среди имён сверкающих соцветий, <20>
Вновь имя Патриота расцветёт!
Я должен смело выступить вперёд,
И объявить то имя Гражданина,
И Джентльмена — пэра Б[аллантина],
И в этом мире низком и продажном <25>
Оно пусть отзовётся в сердце каждом.

 * * *

Я сельский Бард, труда простого друг,
И с малолетства знал косу и плуг,
(Учил я наизусть напев дроздиный;
Зарю встречал под посвист соловьиный; <30>
Меня будила жаворонка трель,
Зарянки крик иль пастуха свирель);
В открытом поле у самой природы
Я брал уроки чести и свободы;
С невзгодами спознавшийся с пелён, <35>
В горниле нищеты я закалён, —
Не стану я, дабы взвинтить тариф мой,
Кропать подкупною швейцарской рифмой*
Иль меркантильною душой ловчить
И подлой прозой панегирики строчить. <40>

Нет! безыскусна Барда песнь простая,
И струны рвутся, за душу хватая;
Пророческой душой пылает он,
И гением, и славой награждён,
Но мил ему почтенный благодетель — <45>
Усердный о поэзии радетель, —
Средь меценатов есть такой один, —
Он друг поэта, — честный Б[аллантин],
Он щедростями Барда осыпает,
И наш мужлан от радости сияет. <50>

 * * *

Но вот, снопы увязаны в стога,
Чтоб урожай не портили снега,
Картофеля тяжёлые завалы
Упрятаны в надёжные подвалы,
И пчёлки отдыхают от трудов, — <55>
Уж в сотах весь нектар, пыльца с цветов,
И улей к зимованию готов;
Тут пасечник их серой умервщляет
И славным мёдом гостя угощает;
А в роще ружья егерей трещат, — <60>
Израненные уточки пищат,
И Царь Природы весело и рьяно
Хватает убиенного фазана;
(Поэт, чьё сердце кровью истекает,
Убивцами собратьев нарекает!) — <65>
В лугах теперь цветов не соберёшь,
В лесах скворцов не слышится галдёж;
И только Робин* — маленькая птаха —
Без устали поёт, не зная страха,
Когда выходит солнце из-за туч, <70>
Неся покой, размерен и текуч,
И с вóлнами заигрывает луч.

А в полночь Бард выходит за ограду;
Безвестность и нужду приняв в награду
За славный труд, он в Эйр свой путь вершит, — <75>
Путь недалёк, наш путник не спешит,
И, вспоминая Робина напевы,
Он повернул за Симпсоном* налево,
(В свои мечты бедняга погружён,
И ничего вокруг не видит он, — <80>
Куда же был направлен он Судьбою? —
О том, читатель, поделюсь с тобою!)
Вот с Данжена* два раза прозвонили,
С Уоллеса*, как эхом, повторили.
Раздувши пузо под напором вод, <85>
Речное устье, как медведь ревёт,
Вот берега уж заливают воды, —
Но спят другие чудища Природы:
Молчат деревья, башня и луна,
И инея седая белизна. <90>
Тут крыльев громкий свист пронёсся вдруг,
Затем раздался непонятный стук,
И выступили тени из тумана,
Похожие на зайца и орлана*,
Орлан могучий сел на Старый Мост, <95>
Другой — у Нового, поджавши хвост.
Бард-Чародей в них распознал двух духов —
Двух Эльфов тех мостов, и вмиг расчухав,
Что ухо надо бы востро держать,
(Поэты, научились понимать, <100>
Не только эльфов, ангелов иль фей,
Но даже то, что Чёрт твердит, ей-ей!)
Смекнул, что вёл орлан пятиаршинный
От пиктов* или готов* род старинный.
На свете жил, пожалуй, он давно, <105>
Но ясно — с ним тягаться было б мудрено.

Другой, в пальто, (была его обнова
От Адамса — столичного портного)
Рука — пять тонких свечек восковых,
Весь в кольцах, бусах, буклях завитых. <110>
Орлан на трещины взирал с тревогой,
Обход верша с внимательностью строгой;
Наш франт суровый взгляд его поймал,
И старцу «добрый вечер» пожелал,
А тот, скривив презрительную мину, <115>
Ответил молодому господину:

Старый Мост

Жизнь, милый мой, не провести без крапин,
Без трещин, синяков, морщин, царапин, —
Ты, поживи с моё, тогда поймёшь,
Но вряд ли ты так долго проживёшь! <120>
Поверь, оставит время завитушки
И на твоей, приятель, черепушке!

Новый Мост

Развалина! Вандал! твой злой язык
Лишь поносить и вздор нести привык!
Ты узок так, что нет конца насмешкам, <125>
Ведь тут не разойтись и двум тележкам!
Скажу тебе, старик, без лишних слов:
Соперничать со мной ты не готов!
Коль вкус иметь, пройти уж лучше мимо*
И реку перейти у Дукат-стрима,* <130>
А от тебя, готический урод,
Любой глаза с презреньем отвернёт!

Старый Мост

Дебил тщеславный, ветренный щенок,
Топил меня потоп, давил поток,
Я выстоял, и всё ж стоять я буду, <135>
Когда бесформенной ты ляжешь грудой!
Не веришь ты? Так что ж, посмотрим мы,
Как запоёшь ты через две зимы,
Когда небес разверзнутся пучины,
И наводнят злосчастные долины, <140>
И шумный Койл* низвергнется с холмов,
И Лугар* разольётся средь лугов,
Вихрь Гринока* взовьётся над болотом,
И Гарпал* забурлит водоворотом.
И шумный ураган весь снег сметёт <145>
С холмов и вниз лавиной понесёт,
А глыбы льда тем временем подтают,
И дамбы, и мосты все расшатают;
И Эйр от Гленбука* до Раттон-ки*
Весь в море превратится из реки, — <150>
И ты падёшь (как Чёрт, вовек не встанешь),
Лишь брызгами всё небо испоганишь, —
Вот нынешнему зодчеству урок,
И тем, кто не жалел свой кошелёк!

Новый Мост

Да, зодчие во время оно были — <155>
И, слава Богу, мы о них забыли!
Их страшные угрюмые дома
Пугают, как бубонная чума –
Нагородили арок да фронтонов,
С колоннами, с фигурами грифонов, <160>
Что ни окно – над ним скульптур гора,
Карнизы, фризы, прочая мура,
Натыкали бессмысленного хлама, —
Как будто бы сбежали из Бедлама*;
Про заповедь вторую позабыв, <165>
Кумирами аллеи запрудив,
Наставили божков, злодеев, див,
Повсюду пташки, ящерки, химеры!
А что за вкус! — Без толку и без меры,
Как у монахов иль бесстрастных дев, <170>
Что грезят, пояс верности надев,
Иль дурней, преданных одной заботе, —
Спасенью душ и умервщленью плоти.
Пора снести весь этот дикий бред,
Ведь Эйр, простите, не для психов лазарет! <175>

Старый Мост

О, где творенья древнего искусства, —
Кто, кроме вас, мои разделит чувства?
О, где вы, зодчие? где олдермены?
Где чести рыцари? где джентльмены?
Где мастера? где славные масоны? — <180>
Не эти нынешние пустозвоны!
Где город Эйр прославившие Братья?
Где чинные Отцы в духовном платье? —
Вы кротко шли как ангцы на закланье;
Иные ж не чуждались и писанья!* — <185>
О, сколько раз, почтенные народы,
Переносил я вас чрез Эйра воды.
О, как бы вы томились и вздыхали,
Коль о грядущем правду бы узнали,
Кляня то место и тот час рожденья, — <190>
Начало племени и рода вырожденья!
Их слава затерялась на страницах,
Давно уж ставши притчей во языцех;
Нет больше тех благоречивых граждан,
Встречавшихся за пинтой в доме каждом, <195>
Теперь там псы пробкоголовой масти,
Что растащили всю страну на части,
Все в париках, хоть головы пусты,
Трясут мошной. На что? – На новые мосты!!!

Новый Мост

Молчи, старик, довольно ты сказал, <200>
Ты лучше б слово делом доказал!
Что до монахов, — твой рассказ мудрён,
Мне этот сброд, — что скопище ворон.
Пусть ты и грозно бородой трясёшь,
Наш магистрат получше старых всё ж, — <205>
Когда ж ты прекратишь своё враньё? —
С ним не сравнится прежнее хламье!
Теперь там остроумцам места нет,
Нет слова «Гражданин», — на нём запрет!
И, к счастью, отменён закон чудной, <210>
Чтоб, собираться вечером в пивной.
Почтенный муж уж не торгует хмель,
А собирает пошлину с земель,
И тем, кто хочет обойти закон,
Суровой карой угрожает он, <215>
И тут же здравый смысл им изменяет,
И скудоумие мозги переполняет!..

 * * *

Так спорили они и зло, и гневно,
И всё могло бы кончиться плачевно,
Но тут свирепых спорщиков промеж, <220>
Явился феерический кортеж,
В лучах луны к реке спустились феи,
На тонком льду кружась всё веселее;
Как колокольчики, бряцали башмачки,
Но лёд не проломили каблучки. <225>
А тут с небес явились Минестрели,
Их песни потекли, волынки загудели;
Послушать их пришёл Маклохан* сам
Восторженно внимая чудесам,
Когда, журча, страспей* вознёсся к небесам; <230>
И сам запел, лишь затянули девы
Его родимой Скотии напевы;
Взяв инструмент, великий музыкант,
Божественный свой показал талант,
И зазвенела песнь легко и гибко, <235>
Никто не знал, была ли это скрипка,
Иль может, — так свежа и хороша,
Тот звук пленительный лила сама душа!

И вот Реки седой явился Гений,
Осматривая круг своих владений; <240>
Венец из лилий на его главе,
Подвязки вязь теряется в траве;
А вслед за ним, одни других прекрасней:
Весенний Дух в обнимку с Девой красной,
И Радость сельская свой путь вершит, <245>
И Лето пылкое за ней спешит;
Вот Изобилье рог к губам подносит
И Осень тучная всё плодоносит,
И тащится Зима — вся в сединах,
За ней Радушье с добротой в глазах, <250>
И Храбрость, словно воин, марширует,
И верный Фэйл* добро другим дарует,
И Доброта сама, оставив Стэйр*,
Спускается с холмов в старинный Эйр,*
От «Кэтрин-хауза» несёт теченьем <255>
Чёлн с Добродетелью и Поученьем*.
Последним в белой тоге Мир идёт,
В руках своих косу и плуг несёт,
Что пикой и мечом когда-то были;
И Эльфы двух мостов вдруг о вражде забыли. <260>

(29 июня 2009, 16:59, Сент-Олбанс)

The Brigs Of Ayr

  
by Robert Burns

Inscribed to J[ohn] B[allantine], Esq., Ayr.


Sir, think not with a mercenary view
Some servile Sycophant approaches you.
To you my Muse would sing these simple lays,
To you my heart its grateful homage pays,
I feel the weight of all your kindness past, <5>
But thank you not as wishing it to last;
Scorn'd be the wretch whose earth-born grov'lling soul
Would in his ledger-hopes his Friends enroll.
Tho' I, a lowly, nameless, rustic Bard,
Who ne'er must hope your goodness to reward, <10>
Yet man to man, Sir, let us fairly meet,
And like masonic Level, equal greet.
How poor the balance! ev'n what Monarch's plan,
Between two noble creatures such as Man.
That to your Friendship I am strongly tied <15>
I still shall own it, Sir, with grateful pride,
When haply roaring seas between us tumble wide.

Or if among so many cent'ries waste,
Thro' the long vista of dark ages past,
Some much-lov'd honor'd name a radiance cast, <20>
Perhaps some Patriot of distinguish'd worth,
I'll match him if My Lord will please step forth.
Or Gentleman and Citizen combine,
And I shall shew his peer in B[allantine]:
Tho' honest men were parcell'd out for sale, <25>
He might be shown a sample for the hale.

 * * *

The simple Bard, rough at the rustic plough,
Learning his tuneful trade from ev'ry bough;
The chanting linnet, or the mellow thrush,
Hailing the setting sun, sweet, in the green thorn bush; <30>
The soaring lark, the perching red-breast shrill,
Or deep-ton'd plovers grey, wild-whistling o'er the hill;
Shall he-nurst in the peasant's lowly shed,
To hardy independence bravely bred,
By early poverty to hardship steel'd. <35>
And train'd to arms in stern Misfortune's field —
Shall he be guilty of their hireling crimes,
The servile, mercenary Swiss of rhymes?
Or labour hard the panegyric close,
With all the venal soul of dedicating prose? <40>
No! though his artless strains he rudely sings,
And throws his hand uncouthly o'er the strings,
He glows with all the spirit of the Bard,
Fame, honest fame, his great, his dear reward.
Still, if some patron's gen'rous care he trace, <45>
Skill'd in the secret, to bestow with grace;
When B[allantine] befriends his humble name,
And hands the rustic stranger up to fame,
With heartfelt throes his grateful bosom swells,
The godlike bliss, to give, alone excels. <50>

'Twas when the stacks get on their winter hap,
And thack and rape secure the toil-won crap;
Potatoe-bings are snugged up frae skaith
O' coming Winter's biting, frosty breath;
The bees, rejoicing o'er their summer toils, <55>
Unnumber'd buds an' flow'rs' delicious spoils,
Seal'd up with frugal care in massive waxen piles,
Are doom'd by Man, that tyrant o'er the weak,
The death o' devils, smoor'd wi' brimstone reek:
The thundering guns are heard on ev'ry side, <60>
The wounded coveys, reeling, scatter wide;
The feather'd field-mates, bound by Nature's tie,
Sires, mothers, children, in one carnage lie:
(What warm, poetic heart but inly bleeds,
And execrates man's savage, ruthless deeds!) <65>
Nae mair the flow'r in field or meadow springs,
Nae mair the grove with airy concert rings,
Except perhaps the Robin's whistling glee,
Proud o' the height o' some bit half-lang tree:
The hoary morns precede the sunny days, <70>
Mild, calm, serene, wide spreads the noontide blaze,
While thick the gosamour waves wanton in the rays.

'Twas in that season, when a simple Bard,
Unknown and poor-simplicity's reward! —
Ae night, within the ancient brugh of Ayr, <75>
By whim inspir'd, or haply prest wi' care,
He left his bed, and took his wayward route,
And down by Simpson's[1] wheel'd the left about:
(Whether impell'd by all-directing Fate,
To witness what I after shall narrate; <80>
Or whether, rapt in meditation high,
He wander'd out, he knew not where or why:)
The drowsy Dungeon-clock[2] had number'd two,
And Wallace Tower[3] had sworn the fact was true:
The tide-swoln firth, with sullen-sounding roar, <85>
Through the still night dash'd hoarse along the shore.
All else was hush'd as Nature's closed e'e:
The silent moon shone high o'er tower and tree;
The chilly frost, beneath the silver beam,
Crept, gently-crusting, o'er the glittering stream — <90>

When, lo! on either hand the list'ning Bard,
The clanging sugh of whistling wings is heard;
Two dusky forms dart through the midnight air;
Swift as the gos[4] drives on the wheeling hare;
Ane on th' Auld Brig his airy shape uprears, <95>
The other flutters o'er the rising piers:
Our warlock Rhymer instantly dexcried
The Sprites that owre the Brigs of Ayr preside.
(That Bards are second-sighted is nae joke,
And ken the lingo of the sp'ritual folk; <100>
Fays, Spunkies, Kelpies, a', they can explain them,
And even the very deils they brawly ken them).
Auld Brig appear'd of ancient Pictish race,
The very wrinkles Gothic in his face;
He seem'd as he wi' Time had warstl'd lang, <105>
Yet, teughly doure, he bade an unco bang.

New Brig was buskit in a braw new coat,
That he, at Lon'on, frae ane Adams got;
In 's hand five taper staves as smooth 's a bead,
Wi' virls and whirlygigums at the head. <110>
The Goth was stalking round with anxious search,
Spying the time-worn flaws in every arch;
It chanc'd his new-come neibor took his e'e,
And e'en a vexed and angry heart had he!
Wi' thieveless sneer to see his modish mien, <115>
He, down the water, gies him this guid-e'en: —

Auld Brig

"I doubt na, frien', ye'll think ye're nae sheepshank,
Ance ye were streekit owre frae bank to bank!
But gin ye be a brig as auld as me —
Tho' faith, that date, I doubt, ye'll never see — <120>
There'll be, if that day come, I'll wad a boddle,
Some fewer whigmaleeries in your noddle."

New Brig

"Auld Vandal! ye but show your little mense,
Just much about it wi' your scanty sense:
Will your poor, narrow foot-path of a street, <125>
Where twa wheel-barrows tremble when they meet,
Your ruin'd, formless bulk o' stane and lime,
Compare wi' bonie brigs o' modern time?
There's men of taste wou'd tak the Ducat stream,[5]
Tho' they should cast the very sark and swim, <130>
E'er they would grate their feelings wi' the view
O' sic an ugly, Gothic hulk as you."

Auld Brig

"Conceited gowk! puff'd up wi' windy pride!
This mony a year I've stood the flood an' tide;
And tho' wi' crazy eild I'm sair forfairn, <135>
I'll be a brig when ye're a shapeless cairn!
As yet ye little ken about the matter,
But twa-three winters will inform ye better.
When heavy, dark, continued, a'-day rains,
Wi' deepening deluges o'erflow the plains; <140>
When from the hills where springs the brawling Coil,[6]
Or stately Lugar's mossy fountains boil;[7]
Or where the Greenock winds his moorland course. [8]
Or haunted Garpal[9] draws his feeble source,
Aroused by blustering winds an' spotting thowes[10], <145>
In mony a torrent down the snaw-broo[11] rowes;
While crashing ice, borne on the rolling spate,
Sweeps dams, an' mills, an' brigs, a' to the gate;
And from Glenbuck,[12] down to the Ratton-key,[13]
Auld Ayr is just one lengthen'd, tumbling sea — <150>
Then down ye'll hurl, (deil nor ye never rise!)
And dash the gumlie jaups up to the pouring skies!
A lesson sadly teaching, to your cost,
That Architecture's noble art is lost!"

New Brig

"Fine architecture, trowth, I needs must say't o't, <155>
The Lord be thankit that we've tint the gate o't!
Gaunt, ghastly, ghaist-alluring edifices,
Hanging with threat'ning jut, like precipices;
O'er-arching, mouldy, gloom-inspiring coves,
Supporting roofs, fantastic, stony groves; <160>
Windows and doors in nameless sculptures drest
With order, symmetry, or taste unblest;
Forms like some bedlam Statuary's dream,
The craz'd creations of misguided whim;
Forms might be worshipp'd on the bended knee, <165>
And still the second dread command be free;
Their likeness is not found on earth, in air, or sea!
Mansions that would disgrace the building taste
Of any mason reptile, bird or beast:
Fit only for a doited monkish race, <170>
Or frosty maids forsworn the dear embrace,
Or cuifs of later times, wha held the notion,
That sullen gloom was sterling, true devotion:
Fancies that our guid Brugh denies protection,
And soon may they expire, unblest wi' resurrection!" <175>

Auld Brig

"O ye, my dear-remember'd, ancient yealings,
Were ye but here to share my wounded feelings!
Ye worthy Proveses, an' mony a Bailie,
Wha in the paths o' righteousness did toil aye;
Ye dainty Deacons, and ye douce Conveners, <180>
To whom our moderns are but causey-cleaners
Ye godly Councils, wha hae blest this town;
ye godly Brethren o' the sacred gown,
Wha meekly gie your hurdies to the smiters;
And (what would now be strange), ye godly Writers; <185>
A' ye douce folk I've borne aboon the broo,
Were ye but here, what would ye say or do?
How would your spirits groan in deep vexation,
To see each melancholy alteration;
And, agonising, curse the time and place <190>
When ye begat the base degen'rate race!
Nae langer rev'rend men, their country's glory,
In plain braid Scots hold forth a plain braid story;
Nae langer thrifty citizens, an' douce,
Meet owre a pint, or in the Council-house; <195>
But staumrel, corky-headed, graceless Gentry,
The herryment and ruin of the country;
Men, three-parts made by tailors and by barbers,
Wha waste your weel-hain'd gear on damn'd new brigs and harbours!"

New Brig

"Now haud you there! for faith ye've said enough, <200>
And muckle mair than ye can mak to through.[14]
As for your Priesthood, I shall say but little,
Corbies and Clergy are a shot right kittle:
But, under favour o' your langer beard,
Abuse o' Magistrates might weel be spar'd; <205>
To liken them to your auld-warld squad,
I must needs say, comparisons are odd.
In Ayr, wag-wits nae mair can hae a handle
To mouth 'a Citizen,' a term o' scandal;
Nae mair the Council waddles down the street, <210>
In all the pomp of ignorant conceit;
Men wha grew wise priggin owre hops and raisins,
Or gather'd lib'ral views in Bonds and Seisins:
If haply Knowledge, on a random tramp,
Had shor'd them with a glimmer of his lamp, <215>
And would to Common-sense for once betray'd them,
Plain, dull Stupidity stept kindly in to aid them."

What farther clish-ma-claver aight been said,
What bloody wars, if Sprites had blood to shed,
No man can tell; but, all before their sight, <220>
A fairy train appear'd in order bright;
Adown the glittering stream they featly danc'd;
Bright to the moon their various dresses glanc'd:
They footed o'er the wat'ry glass so neat,
The infant ice scarce bent beneath their feet: <225>
While arts of Minstrelsy among them rung,
And soul-ennobling Bards heroic ditties sung.
O had M'Lauchlan,[15] thairm-inspiring sage,
Been there to hear this heavenly band engage,
When thro' his dear strathspeys they bore with Highland rage; <230>
Or when they struck old Scotia's melting airs,
The lover's raptured joys or bleeding cares;
How would his Highland lug been nobler fir'd,
And ev'n his matchless hand with finer touch inspir'd!
No guess could tell what instrument appear'd, <235>
But all the soul of Music's self was heard;
Harmonious concert rung in every part,
While simple melody pour'd moving on the heart.

The Genius of the Stream in front appears,
A venerable Chief advanc'd in years; <240>
His hoary head with water-lilies crown'd,
His manly leg with garter-tangle bound.
Next came the loveliest pair in all the ring,
Sweet female Beauty hand in hand with Spring;
Then, crown'd with flow'ry hay, came Rural Joy, <245>
And Summer, with his fervid-beaming eye;

All-cheering Plenty, with her flowing horn,
Led yellow Autumn wreath'd with nodding corn;
Then Winter's time-bleach'd locks did hoary show,
By Hospitality with cloudless brow: <250>
Next followed Courage with his martial stride,
From where the Feal wild-woody coverts hide;[16]
Benevolence, with mild, benignant air,
A female form, came from the tow'rs of Stair;[17]
Learning and Worth in equal measures trode, <255>
From simple Catrine, their long-lov'd abode:[18]
Last, white-rob'd Peace, crown'd with a hazel wreath,
To rustic Agriculture did bequeath
The broken, iron instruments of death:
At sight of whom our Sprites forgat their kindling wrath. <260>

1786 (Publ. 1787)

Примечания


От переводчика

Поэма «Мосты Эйра», с посвящением Джону Баллантайну, банкиру, провосту (мэру) и декану Гильдии (высший чин цеховой организации мастеров и ремесленников) города Эйра, была написана в 1786 году. Балантайн был другом и покровителем Бёрнса, в 1787 году помогшем осуществить, в частности, первое издание этой поэмы. Осенью 1786 года под руководством Баллантайна и масона Александра Стивена началось строительство нового моста через реку Эйр. Считалось, что старый мост, возведённый сначала как деревянный ещё в 1232 году, а затем перестроенный как каменный в 15 веке слишком узок и пришёл в негодность, так что было решено его снести. Поэма Бернса вызвала всеобщий энтузиазм и настроила общественное мнение против такой акции. Интересно и то, что пророчество, заключённое в поэме сбылось: новый мост, возведённый в 1789 году, был почти столетие спустя размыт наводнением 1877 года, но старый мост, который так и не был снесён, выдержал это испытание. В 1910 году он был реставрирован и, по сей день, является самой важной достопримечательностью города Эйра. Поэма предварялась вступлением (первые 26 строк) — обращением к Джону Баллантайну, воспроизведеным в некоторых изданиях (например, в издании: Poems and Songs. Edited by James Kinsley, Robert Burns; Oxford University Press, 1971) В большинстве других изданий оно отсутствует, но, поскольку оно представляет определённый интерес и связано с сюжетом поэмы, было бы ошибкой скрывать его от русского читателя. (Д. С.)

Примечания

  • Посвящение. Эйр (англ. Ayr, гэльск. Inbhir Àir) — главный город Эйршира на реке Эйр при впадении её в в залив Ферт-оф-Клайд в юго-западной части Шотландии. Дом Бернса в Роберт в селе Аллоуэй находился в двух милях на юг от города.
  • 13—14. Вероятно, в этих словах заключена ирония. Английский король Георг III на деле был далёк от демократических идей, ведя суровую колониальную политику. Так в «Декларации независимости» США 1776 г. Томас Джефферсон осудил политику рабовладения и работорговли Георга III, заявив, что английский король «вел жестокую войну против самой человеческой природы. Он посягал на её самые священные права – жизнь и свободу лиц, принадлежащих к народам, живущим далеко отсюда и никогда не причинявшим ему ничего дурного. Он захватывал и обращал их в рабство в другом полушарии. Причем часто они погибали ужасной смертью, не выдержав перевозки. Эту пиратскую войну, позорящую даже языческие страны, вел христианский король Англии. Исполненный решимости сохранить рамки, где человека можно купить и продать, он обесчестил назначение власти, когда подавлял любую законодательную попытку запретить или ограничить эту отвратительную торговлю».
  • 17. Здесь, как и в тексте оригинала, в нескольких случаях пятистопный ямб чередуется с шестистопным.
  • 38. «Кропать подкупною швейцарской рифмой...» — намёк на обычай швейцарских солдат наниматься на службу в другие страны ради хорошего заработка.
  • 68. Робин — малиновка, зарянка. Тут Бернс обыгрывает своё имя.
  • 78. [Симпсон (Simpson's) —] знаменитая таверна у Старого Моста. (Примечание Роберта Бернса)
  • 84—85. Две колокольни. (Примечание Роберта Бернса). Оба строения не сохранились. Башня Уоллиса построенная в 1673 году была полностью перестроена в готическом стиле в 1834; колокольня городской тюрьмы Данжен-Стипл (или Толбут-Стипл) была снесена в 1826, поскольку мешала уличному движению.
  • 93. [Орлан (у Бернса “gos”) —] большой ястреб или сокол. (Примечание Роберта Бернса)
  • 104. Пикты — древнейший из известных народов, населявших Шотландию; в середине IX в. были завоёваны скоттами. Готы — главное германское племя готской группы, выходцы из Скандинавии, делились на остготов и вестготов.
  • 108. «От Адамса — столичного портного» — у Бернса буквально: «Который он достал [пошил] в Лондоне у некоего Адамса». Роберт Адамс (1728—92) — шотландский архитектор, которому был заказан проект Нового моста. Но так и неизвестно был ли использован его проект при строительстве. Молва относит авторство реального проекта масону Александру Стивену.
  • 129—130. Известная переправа вверх по течению от Старого Моста. (Примечание Роберта Бернса).
  • 141. Койл (Coil или Water of Coyle) — южный приток реки Эйр.
  • 142. Лугар (Lugar или Lugar Water) — южный приток реки Эйр.
  • 143. Гринок (Greenock) — портовый город в Шотландии севернее Эйра.
  • 144. Гарпал (Garpal Water) — река южнее Эйра. Существовало поверье, что берега Гарпала населены привидениями.
  • 149. [Гленбук (Glenbuck) —] исток реки Эйр. (Примечание Роберта Бернса).
  • 149. [Раттон-ки (Ratton-key) —] небольшая бухта за большой пристанью. (Примечание Роберта Бернса).
  • 164. Бедлам (Bedlam от Bethlehem) — Лондонский Вифлеемский госпиталь для душевнобольных.
  • 166. Вторая заповедь: «Не сотвори себе кумира и всякаго подобия, елика на небеси горе, и елика на земли низу, и елика в водах под землею: да не поклонишися им, ни послужиши им». То есть: «Не делай себе идола, ни какого либо изображения того, что на небе, вверху, и что на земле внизу, и что в водах под землею: не поклоняйся им и не служи им» (Исход 20:4).
  • 178. Олдермены — старшие и мудрейшие члены муниципального совета или собрания.
  • 182—184. Эти «тёмные» строки буквально переводятся следующим образом:

Где вы, благочестивые собрания, благославившие этот город; Вы, благочестивые Братья в духовном платье, Кротко подставлявшие ягодицы под удары; И (что теперь было бы удивительно) вы, благочестивые Писатели?

Речь идёт, вероятно, о ранней истории города, когда в 1230 году доминиканское братство поселилось в Эйре и занялось активной проповеднической деятельностью. Тогда же, в 1232 году, и был построен Старый Мост. В конце 13 века англичане созвали знатных шотланцев в Эйр на всеобщее собрание, но захватили их в плен и затем казнили. Борец за свободу Шотландии, рыцарь и землевладелец Уильям Уоллис (1272—1305), мстя за эту акцию, расправился с английскими солдатами, устроив пожар в их казармах и спалив многих в огне. Сам Уоллис был жестоко казнён в Лондоне, — он был повешен, четвертован, обезглавлен и разрублен на куски. Эйр оказался в руках англичан с 1301 по 1312. Среди шотландцев так или иначе связанных с Эйром были люди, прославившиеся литературным трудом. Среди них министрель Слепой Харри (ок. 1440—1492), написавший поэму «Подвиги и деяния Сэра Уоллиса» (The Actes and Deidis of the Illustre and Vallyeant Campioun Schir William Wallace, 1477) , философ Джон Мэр (или Джон Мэйджор, 1467—1550) писавший и об Уоллисе и о Слепом Харри, и поэт Уильям Хамильтон (ок. 1665—1751) переведший поэму Харри на английский язык.

  • 228. Популярный скрипач, исполнитель шотландской музыки. (Примечание Роберта Бернса). Джеймс Маклохлан выходец из горной части Шотландии, современник Бернса. Он служил у Лорда Джона Кэмпбэла в городе Инверари. Затем, поселившись в Эйршире, пользовался покровительством Хью Монтгомери из Койлсфилда (1740—1819), также музыканта и композитора.
  • 230. Страспей (Strathspey) — шотландский медленный танец на 4/4, похожий на рил. Название танца происходит от названия места, где он появился — долина реки Спей (Strath Spey).
  • 252. Фэйл (Feal или Faile) — означает верность, преданность, а также приток Эйра в южном Койлсфилде, и в этой двусмысленности содержится комплимент покровителям Бернса — семейству Монтгомери из Койлсфилда.
  • 253— 254. Комплимент миссис Катрин Стюарт (ум. 1818) из Стэйра (близ Эйра), патронессе Бернса.
  • 255— 256. В «Кэтрин-хаузе» в миле от городка Кэтрин жили два профессора Эдинбургского университета, отец и сын Мэттью Стюарт (1717—85), математик, и Дугалд Стюарт (1753—1828), философ. Последний высоко ценил поэзию Бернса, и приглашал поэта на вечера, устраиваемые в его доме — собрания кружка шотландских аристократов и интеллектуалов.
  • [1] 78. A noted tavern at the Auld Brig end. — R. B.
  • [2] 83. [One of] The two steeples. — R. B.
  • [3] 84. [One of] The two steeples. — R. B.
  • [4] 94. The Gos-hawk, or Falcon. — R. B.
  • [5] 129. A noted ford, just above the Auld Brig. — R. B.
  • [6] 141. Coil or Water of Coyle — a tributary of the River Ayr.
  • [7] 142. Lugar or Lugar Water — a tributary of the River Ayr.
  • [8] 143. Greenock — a town and port in Schotland the north of Ayr.
  • [9] 144. The banks of Garpal Water is one of the few places in the West of Scotland, where those fancy-scaring beings, known by the name of Ghaists, still continue pertinaciously to inhabit. — R. B. (?)
  • [10] 145. Thowes = thawing snow
  • [11] 146. Snaw-broo = snow-brew (melted snow)
  • [12] 149. The source of the River Ayr. — R. B.
  • [13] 149. A small landing place above the large quay. — R. B.
  • [14] 201. Мak to through = pass current.
  • [15] 228. A well-known performer of Scottish music on the violin. — R. B.
  • [16] 252. A compliment to the Montgomeries of Coilsfield, on the Feal or Faile, a tributary of the Ayr.
  • [17] 254. Mrs. Stewart of Stair, an early patroness of the poet.
  • [18] 256. The house of Professor Dugald Stewart.

Изображение

The Brigs of Ayr (1894) by Eyre Crowe A.R.A. (1799-1910)

Oil, 27 x 41 inches / 71 x 104 cm Exhibited: Royal Academy, 1894 Current owner: South Ayrshire Museums Service (AYRRH: 2001.0019)

The quotation accompanying this painting is the first line of Robert Burns' poem The Brigs of Ayr (1786), which refers to the contemporary replacement of the medieval bridge with a new one. The poem imagines the two bridges as ghosts, and their argument as a metaphor for and against progress.

Will your poor narrow footpath o' a street, <125> Where twa wheel-barrows tremble when they meet, Your ruin’d, formless bulk o’stane and lime Compare wi’bonie brigs o’modern time?

[Ты узок так, что нет конца насмешкам, <125> Ведь тут не разойтись и двум тележкам! Скажу тебе, старик, без лишних слов: Соперничать со мной ты не готов! ]

The painting is one of the most fanciful ever painted by Crowe, who was known for his realistic details and unsentimental straightforwardness. According to his diary entries, he was assisted in the perspective of the composition by his friend, the eminent French artist Jean-Léon Gérôme, who sent him tracings to work from. It was sold at Sotheby's on 26 September 1930, was auctioned again in 1998 and 1999 (selling at auction at Stockholms Auktionsverk on 18 May 18 1999 for £21,000). It was formerly in the possession of the Peter Nahum and Leicester Galleries in London, whose website includes a colour reproduction of the work, and an explanation of its meaning. It was purchased in 2001 by the South Ayrshire Museums service with assistance from the Edwards Bequest and the National Fund for Acquisitions.



© D. Smirnov-Sadovsky. Translation. Can be reproduced if non commercial. / © Д. Смирнов-Садовский. Перевод. Комментарий


Info icon.png Это произведение опубликовано на Wikilivres.ru под лицензией Creative Commons  CC BY.svg CC NC.svg CC ND.svg и может быть воспроизведено при условии указания авторства и его некоммерческого использования без права создавать производные произведения на его основе.