Лирика (Басё/Маркова)/Хайку 2

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к: навигация, поиск

Лирика/Хайку 2
автор Мацуо Басё (1644—1694), пер. Вера Николаевна Маркова (1907—1995)
Язык оригинала: японский. — Источник: Басё. Лирика. Перевод с японского Веры Марковой. Художественная литература. Москва, 1964. В интернете: lib.rus.ec



Хайку [80-157]



80.

О, проснись, проснись!
Стань товарищем моим,
Спящий мотылёк!

81.

Памяти друга[1]

На землю летят,
Возвращаются к старым корням…
Разлука цветов!

82.

Другу, уехавшему в западные провинции

Запад или Восток —
Всюду одна и та же беда
Ветер равно холодит.

83.

Первый снег под утро.
Он едва-едва пригнул
Листики нарцисса.

84.

Хожу кругом пруда

Праздник осенней луны.
Кругом пруда, и опять кругом.
Ночь напролёт кругом!

85.

Кувшин для хранения зерна

Вот всё, чем богат я!
Лёгкая, словно жизнь моя,
Тыква-горлянка.

86.

Этой, поросшей травою,
Хижине верен остался лишь ты,
Разносчик зимней сурепки.

87.

Я выпил вина,
Но мне только хуже не спится…
Ночной снегопад.

88.

Вода так холодна!
Уснуть не может чайка,
Качаясь на волне.

89.

С треском лопнул кувшин:
Ночью вода в нём замёрзла.
Я пробудился вдруг.

90.

Базар новогодний в городе.
И мне бы его посетить хоть раз!
Купить курительных палочек.

91.

Луна или утренний снег…
Любуясь прекрасным, я жил, как хотел.
Вот так и кончаю год.

92.

Надев платье, подаренное на Новый год

Кто это, скажи?
Сам себя вдруг не узнал я
Утром в Новый год.

93.

Эй, мальчик-пастух!
Оставь же сливе немного веток,
Срезая хлысты.

94.

Морская капуста легче…
А носит торговец-старик на плече
Корзины тяжёлых устриц.

95.

Облака вишнёвых цветов!
Звон колокольный доплыл… Из Уэно
Или Асакуса? *

96.

Уезжающему другу

Друг, не забудь
Скрытый незримо в чаще
Сливовый цвет!

97.

В чашечке цветка
Дремлет шмель. Не тронь его,
Воробей-дружок!

98.

Аиста гнездо на ветру.
А под ним — за пределами бури —
Вишен спокойный цвет.

99.

Долгий день напролёт
Поёт — и не напоётся
Жаворонок весной.

100.

Над простором полей —
Ничем к земле не привязан —
Жаворонок звенит.

101.

Другу, который отправляется в путь

Гнездо, покинутое птицей…
Как грустно будет мне глядеть
На опустелый дом соседа.

102.

Майские льют дожди.
Что это? — лопнул на бочке обод? —
Звук неясный ночной… [2]

103.

Другу, потерявшему мать[3]

В белом цвету плетень
Возле дома, где не стало хозяйки…
Холодом обдаёт.

104.

Как волосами оброс,
Как худ я, как иссиня-бледен!
Майский дождь без конца.

105.

Пойдём, друзья, поглядим
На плавучие гнёзда уток
В разливе майских дождей!

106.

Звонко долбит
Столб одинокой хижины
Дятел лесной.

107.

Нынче выпал ясный день.
Но откуда брызжут капли?
В небе облака клочок.

108.

Ветку, что ли обломил
Ветер, пробегая в соснах? —
Как прохладен плеск воды!

 
109.

Чистый родник!
Вверх побежал по моей ноге
Маленький краб.

110.

Рядом с цветущим вьюнком
Отдыхает в жару молотильщик.
Как он печален, наш мир!

111.

Вот здесь в опьяненье
Уснуть бы на этих речных камнях,
Поросших гвоздикой…

112.

В опустевшем саду друга

Он дыни здесь растил.
А ныне старый сад заглох…
Вечерний холодок.

113.

В похвалу поэту Рика[4]

Будто в руки взял
Молнию, когда во мраке
Ты зажёг свечу.

114.

Как быстро летит луна!
На неподвижных ветках
Повисли капли дождя.

115.

На ночь, хоть на ночь одну,
О кусты цветущие хаги
Приютите бродячего пса![5]

116.

Важно ступает
Цапля по свежему жниву.
Осень в деревне.

117.

Бросил на миг
Обмолачивать рис крестьянин,
Глядит на луну.

118.

Праздник Бон миновал.
Вечера всё темнее.
Голоса цикад.[6]

119.

Вялые листья батата
На высохшем поле. Восхода луны
Ждут не дождутся крестьяне.

120.

Снова встают с земли,
Тускнея во мгле, хризантемы,
Прибитые сильным дождём.

121.

Совсем легла на землю,
Но неизбежно зацветёт
Больная хризантема.

 
122.

Тучи набухли дождём
Только над гребнем предгорья.
Фудзи — белеет в снегу.

123.

Мыс Ирагодзаки.
Голос ястреба… Что в целом мире
На тебя похоже?[7]

124.

На морском побережье

Весь в песке, весь в снегу!
С коня мой спутник свалился,
Захмелев от вина.

125.

Ростки озимых взошли.
Славный приют для отшельника —
Деревня среди полей.

126.

Молись о лучших днях!
На зимнее дерево сливы
Будь сердцем похож.[8]

127.

Снега, снега, снега…
А ведь как будто нынче полнолунье,
Последнее в году?

128.

Дорожный ночлег

Сосновую хвою жгу.
Сушу на огне полотенце…
Зимняя стужа в пути.

129.

На родине

Хлюпают носами…
Милый сердцу деревенский звук!
Зацветают сливы.

130.

Персиков расцвет!
А за ними — первая в году —
Вишня чуть видна.

131.

В чарку с вином,
Ласточки, не уроните,
Глины комок.

132.

В гостях у вишнёвых цветов
Я пробыл ни много ни мало:
Двадцать счастливых дней.

133.

Прощайте, о вишен цветы!
Спасибо вам за радушный приём,
За щедрую доброту.

134.

Под сенью вишнёвых цветов
Я, словно старинной драмы герой,
Ночью прилёг уснуть.

135.

Вишни в полном цвету!
А рассвет такой, как всегда,
Там, над дальней горой…

136.

В мареве майских дождей
Только один не тонет
Мост над рекой Сэта.[9]

137.

Ловля светлячков над рекой Сэта[10]

Ещё мелькают в глазах
Горные вишни… И чертят огнём
Вдоль них светлячки над рекой.

138.

Здесь когда-то замок стоял…
Пусть мне первый расскажет о нём
Бьющий в старом колодце родник.
    

139.

Осенним вечером

Кажется, что сейчас
Колокол тоже в ответ загудит…
Так цикады звенят.

140.

Как летом густеет трава!
И только у однолиста
Один-единственный лист.

    * * *

Словно хрупкий юноша,
О цветы, забытые в полях,
Вы напрасно вянете.

141.

Смотрю ночью, как проплывают мимо
рыбачьи лодки с корморанами[11]

Было весело мне, но потом
Стало что-то грустно… Плывут
На рыбачьих лодках огни.

142.

В похвалу новому дому

Дом на славу удался!
На задворках воробьи
Просо радостно клюют.

143.

Все вьюнки на одно лицо.
А тыквы-горлянки осенью?
Двух одинаковых нет!

144.

Осень уже недалеко.
Поле в колосьях и море —
Одного зелёного цвета.

145.

И просо и конопля —
Всё же не худо живётся
В хижине, крытой травой.

146.

О нет, готовых
Я для тебя сравнений не найду,
Трёхдневный месяц!

147.

Неподвижно висит
Тёмная туча вполнеба…
Видно, молнию ждёт.

148.

О, сколько их на полях!
Но каждый цветёт по-своему, —
Вот высший подвиг цветка!

149.

На горе «Покинутой старухи»[12]

Мне приснилась давняя быль:
Плачет брошенная в горах старуха,
И только месяц ей друг.

150.

То другим говорил «прощай!»,
То прощались со мной… А в конце пути
Осень в горах Кисо.[13]

151.

Жизнь свою обвил
Вкруг висячего моста
Этот дикий плющ.

152.

С ветки скатился каштан.
Тому, кто в дальних горах не бывал,
В подарок его отнесу.

153.

В похвалу императору Нинтоку,[14]
который с кровли любовался народным праздником

Вот высшая радость его!
Народ веселится… Во всех дворах
Курятся дымком очаги.

154.

Только одни стихи!
Вот всё, что в «Приют банановый»
Поэту весна принесла.

155.

Другу

Посети меня
В одиночестве моём!
Первый лист упал… [15]

156.

Кончился в доме рис…
Поставлю в тыкву из-под зерна
«Женской красы» цветок.[16]

157.

А я не хочу скрывать:
Похлёбка из варёной ботвы
С перцем — вот мой обед!




Примечания

  1. Памяти друга — Здесь Басё обращается к старинной танке поэта-государя Сутоку-ин (1119 — 1164):

    Снова к корням цветы,
    К старым гнездовьям птицы
    Возвращаются в свой черёд
    Но куда же весна уходит,
    Никто ещё не изведал.
    Из Уэно или Асакуса? — Уэно, Асакуса — разные районы города Эдо. Цветут вишни, в воздухе стоит дымка, даже звон колокола кажется смутным, приглушённым. Не поймёшь, где он прозвучал.
  2. Майские льют дожди — Месяц май (в старину пятый месяц лунного календаря) в Японии — время сезонных дождей (самидарэ).
  3. Другу, потерявшему мать — Стихи, сочинённые на поминальном собрании в тридцать пятый день по смерти матери поэта Кикаку (см. комм. здесь). В белом цвету плетень — Ранним летом распускаются гроздья диких цветов унохана (Deutzia crenata). Живые изгороди из кустов унохана — обычнаядетал сельского пейзажа. В старинной поэзии сияющие свежей белизной соцветья — образ спокойной радостной полноты жизни. Но в некоторых танка — унохана выступают как метафора свежевыпавшего снега или полотен некрашенного холста, который выбеливают под солнцем, или как сравнение с лунным светом. Например, в стихотворении Сайгё:

    Пускай в небе нет луны!
    Обманчивей лунного света
    Цветы унохана.
    Чудится, будто ночью
    Кто-то белит холсты.
    Наконец, белый цвет в Японии — цвет траура. Таким образом, время дня в этом хокку — вечерние сумерки, в которых мерцает холодом цветущий белый плетень: знак скорби, охватившей дом. Думается, однако, что первый стих (а значит и смысловое движение всего хокку в целом) вмещает в себе весь круг образов, связанных с цветами унохана.
  4. В похвалу поэту Рика — В «Трёх тетрадях» Хаттори Тохо, ученика Басё, приводится воспоминание Басё об этом стихотворении: «Речь идёт об одном моём ученике. Он понимал смысл необыкновенного в искусстве поэзии и я написал и послал ему эти строки». Хаттори Тохо поясняет, что способность эта заключается в умении выразить нечто необыкновенное с помощью «таких же (простых и обыкновенных) вещей», как в хокку самого Басё, обращённом к Рика.
  5. Хаги — леспедеца двухцветная. Кусты хаги, покрывающиеся в начале осени лёгкими белыми и розовыми цветами, прославлены в старинной поэзии. См., например, у Сайгё:

    Росы не пролив,
    Ветку цветущую хаги
    Тихонько сорву.
    Вместе с лунным сияньем,
    С пеньем цикады.
  6. Праздник Бон миновал. — Буддийский праздник поминовения душ Бон (Урабон) справляется в середине седьмого месяца по лунному календарю. По вечерам в деревнях устраивают весёлые пляски, зажигают фонари и делают приношения душам умерших предков.
  7. Мыс Ирагодзаки. — южная оконечность полуострова Ацуми в нынешней префектуре Айти. В старинной японской поэзии было принято воспевать ястребов на этом мысе во время их весеннего перелёта на юг. Там же в изгнании жил друг Басё поэт Тококу.
  8. Зимнее дерево сливы — символ мужества и терпения. Цветы сливы расцветают раньше других цветов, нередко, когда ещё не сошёл снег.
  9. Мост над рекой Сэта. — Мост длиной около 356 метров, был переброшен через реку в месте её истока из озера Бива.
  10. Ловля светлячков над рекой Сэта. — Ловля светлячков над рекой — одно из любимых летних увеселений в Японии. Поэт только что любовался вишнями, он словно видит ещё их перед собою, и светлячки чертят огнём вдоль этой воображаемой картины.
  11. Смотрю ночью… — ловля рыб с помощью прирученных корморанов происходит ночью при свете огней. Кормораны (обычно их на лодке двенадцать) ныряют с лодки в воду и достают рыбу своему хозяину, который удерживает их при помощи длинных поводков. Чтобы помешать ловчим птицам заглотить рыбу, на шею им надевается кольцо. По окончании охоты кольцо снимается и кормораны получают свою долю добычи.
  12. На горе «Покинутой старухи» — С этой горы (Обасутэ-яма) в ночь полнолуния открывается красиво освещённый ландшафт. Название связано с легендой: в древности один человек, поверив лживым наговорам жены, отнёс свою старую тётку, заменившую ему родную мать, на пустынную гору и покинул её там; но, увидев, как взошёл над горою чистый лик луны, раскаялся в содеянном и поспешил принести старуху обратно домой.
  13. Горы Кисо находятся в нынешней префектуре Нагано. В старину там проходила одна из важнейших дорог Японии, связывавшая центр страны с северными её областями.
  14. Император Нинтоку (290 — 399) — японский легендарный «добрый государь». Ему приписывается песня, помещённая в древнем поэтическом сборнике VII века «Манъёсю». В ней он выражает свою радость при виде того, как во время праздника, согласно новогоднему обычаю, во всех дворах курятся дымки очагов. В стихотворении Басё слышится упрёк по адресу современных ему правителей страны.
  15. Первый лист упал… — В оригинале: первый лист павлонии, примета осени.
  16. «Женская краса» (яп. оминаэси) — валериана, высокий ярко-жёлтый осенний цветок.