Лермонтов (Бальмонт)

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску
Константин Дмитриевич Бальмонт}} Лермонтов (Цикл из четырёх стихотворений)
автор Константин Дмитриевич Бальмонт (1867—1942)
Константин Дмитриевич Бальмонт}} →
Из сборника ««Сонеты Солнца, мёда и Луны»». Дата создания: 1917, опубл.: 1921. Источник: Commons-logo.svg К. Д. Бальмонт. Сонеты Солнца, мёда и Луны. — Берлин: С. Ефрон, 1921
{{#invoke:Header|editionsList|}}

Лермонтов

  • «Опальный ангел, с небом разлучённый…»
  • «Внимательны ли мы к великим славам…»
  • «Он был один, когда душой алкал…»
  • «Мы убиваем гения стократно…»
ЛЕРМОНТОВ

 
1

Опальный ангел, с небом разлучённый,
Узывный демон, разлюбивший ад,
Ветров и бурь бездомных странный брат,
Душой внимавший песне звёзд всезвонной, —

5  На празднике как призрак похоронный,
В затишьи дней тревожащий набат,
Нет, не случайно он среди громад
Кавказских — миг узнал смертельно-сонный.

Где мог он так красиво умереть,
10  Как не в горах, где небо в час заката —
Расплавленное золото и медь, —

Где ключ, пробившись, должен звонко петь,
Но также должен в плаче пасть со ската,
Чтоб гневно в узкой пропасти греметь.

 
2

Внимательны ли мы к великим славам,
В которых из миров нездешних свет?
Кольцов, Некрасов, Тютчев, звонкий Фет,
За Пушкиным явились величавым.

5  Но раньше их, в сиянии кровавом,
В гореньи зорь, в сверканьи лучших лет,
Людьми был загнан пламенный поэт,
Не захотевший медлить в мире ржавом.

Внимательны ли мы хотя теперь,
10  Когда с тех пор прошло почти столетье,
И радость или горе должен петь я?

А если мы открыли к свету дверь,
Да будет дух наш солнечен и целен,
Чтоб не был мёртвый вновь и вновь застрелен.


 
3

Он был один, когда душой алкал,
Как пенный конь, в разбеге диких гонок.
Он был один, когда, полуребёнок,
Он в Байроне своей тоски искал.

5  В разливе нив и в перстне серых скал.
В игре ручья, чей плеск блестящ и звонок,
В мечте цветочных ласковых коронок,
Он видел мёд, который отвергал.

Он был один, как смутная комета,
10  Что головнёй с пожарища летит,
Вне правила расчисленных орбит.

Нездешнего звала к себе примета
Нездешняя. И сжёг своё он лето.
Однажды ли он в смерти был убит?

 
4

Мы убиваем гения стократно,
Когда, рукой, его убивши раз,
Вновь затеваем скучный наш рассказ,
Что нам мечта чужда и непонятна.

5  Есть в мире розы. Дышат ароматно.
Цветут везде. Желают светлых глаз.
Но заняты собой мы каждый час,
Миг встречи душ уходит безвозвратно.

За то, что он, кто был и горд, и смел,
10  Блуждая сам над сумрачною бездной,
Нам в детстве в душу Ангела напел, —

Свершим, сейчас же, сто прекрасных дел,
Он нам блеснёт улыбкой многозвёздной,
Не покидая вышний свой предел.


Примечания