Комментарий к Блейку/Песни опыта/Маленький трубочист

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску
Комментарий к Блейку/Песни опыта/Маленький трубочист
автор Д. Смирнов-Садовский (р.1948)
Источник: частные архивы
Другие страницы с таким же названием {{#invoke:Header|editionsList|}}
Songs of Innocence and of Experience, copy B, 1789, 1794 (British Museum) object 45 The Chimney Sweeper

Комментарий к Блейку

Песни опыта

Трубочист / The Chimney Sweeper

Седьмое стихотворение «Песнен Опыта» называется точно так же, как и седьмое стихотворение «Песнен Невинности»: "The Chimney Sweeper" — «Чистильщик труб». Поскольку в этой профессии были заняты маленькие дети, способные пролезать в узкие дымоходы, в русских переводах утвердилось название «Маленький трубочист». Маленький труженик, поющий «песню горя» и одетый в перепачканный сажей «саван смерти», ещё способен шутить, веселиться, танцевать и петь, но при этом его мысли полны горечи — он осуждает своих родителей короля, церковь и религию, даже самого Бога, — всё общество его окружающее, полное несправедливости и строящее своё счастье на несчастье других. В этой последней мысли — главный пафос стихотворения. Блейк уже ясно выразил её в стихотворении «Глина и Камень», но по другому.

The Chimney Sweeper

A little black thing among the snow:
Crying weep, weep, in notes of woe!
Where are thy father & mother? say?
They are both gone up to the church to pray.

5 Because I was happy upon the heath,
And smil'd among the winters snow:
They clothed me in the clothes of death,
And taught me to sing the notes of woe.

And because I am happy, & dance & sing,
10 They think they have done me no injury:
And are gone to praise God & his Priest & King
Who make up a heaven of our misery.

Self-publ. 1794, London

Подстрочник:

Трубочист


Маленькое чёрное существо посреди снега
Орущее: «Уип, уип!» — напевы горя!
«Где твои отец и мать? Скажи!»
«Они оба ушли молиться в церковь.

5 Так как я был счастлив на пустыре,
И улыбался, среди зимних снегов,
Они нарядили меня в эти одежды смерти,
И научили меня петь эти напевы горя

И так как я счастлив и пляшу, и пою,
10 Они думают, что они меня ничем не обидели:
И ушли восхвалять Бога и его Священника, и Короля,
Которые строят свой рай на нашем несчастье.»


Метр четырёхтопный, но ритм в высшей степени нерегулярный, у каждой строчки он свой, индивидуальный, и совпадения редки:


- / - - / - / - / (a)
/ - - / - / - / ( или: - - / ⋁ / - / - / ) (b)
/ - - / - - / - / (c)
 - - / - / - - / - / (d)

5 - / - - / - - / - / (e)
- / - / - / - / (f)
- / - - / - / - - / (g)
- / - - / - / - / (a)

- - / - - / - - / - / (h)
10 - / - - / - - / - / (e)
- - / - - / - - / - / (h)
 - - / - / - - / - / (d)

Сэр Джеффри Кинс пишет (1967): «В одноимённом стихотворении «Песен Невинности» маленький трубочист выглядит совершенно несчастным до тех пор пока его не освобождает Ангел. В «Песнях Опыта» мальчик всё ещё иногда счастлив, но говорит о том, как его эксплуатируют родители, которые воображают, что они не делают ему ничего плохого, ибо видят, что его дух не полностью подавлен. «Благочестивые» родители находятся в церкви, поскольку Церковь потворствует обществу способному на такую жестокость по отношению к невинному ребёнку...»

А. Глебовская комментирует: «Маленький трубочист. Это стихотворение — типичный пример полемики Блейка времен «Песен Невинности» с Блейком времен «Песен Опыта»: герои двух стихотворений с одинаковым названием схожи между собой, но в первом маленький трубочист несчастен из-за своих невзгод, во втором — способен испытывать радость вопреки им. В первом он находит утешение в Боге, освобождающем его из «гроба» земной жизни, во втором — облачен в «саван» на земле и именно Богом (точнее, своими богобоязненными родителями) обречен на страдания.

Обличительный пафос равно силён в обоих стихотворениях, но в каждом он звучит по-своему: в первом — счастье возможно лишь на небесах, как искупление земных печалей, во втором — счастье было бы возможно и на земле, если бы не бесчеловечность существующих порядков».


Важно: в слове "weep", - "плакать, плач" содержится намёк на sweep - "выметание; подметание; трубочист; мести; подметать; прочищать.

Первые две строки, и как они решены в разных переводах:


A little black thing among the snow:
Crying weep, weep, in notes of woe! (Блейк)


Маленькое чёрное существо посреди снега
Орущее: «Уип, уип!» — напевы горя! (Подстрочник)

Чёрный маленький мальчик на белом снегу.
«Чистить трубы кому?» — он кричит на бегу. (Маршак)


Малыш чумазый, — в метель, в мороз, —
На гребне крыши ослеп от слез. (Топоров)

Весь в саже на белом снегу он маячит.
«Почищу! Почищу!» — кричит, словно плачет. (Степанов)


— Весь в саже, на белом снегу, мой малыш,
Зачем ты так жалобно-горько кричишь? (Токарева)

Бредёт малютка в снегопад,
Весь в саже с головы до пят (В. Сергеева)


Перевод С. Я. Маршака был опубликован только после его смерти по рукописи 1963 года. См. здесь: Маленький трубочист.

В. Л. Топоров опубликовал два варианта своего перевода, 1975 и 1982. Приведу второй из них, который мне кажется наиболее удачным:

Маленький трубочист

Малыш чумазый, — в метель, в мороз, —
На гребне крыши ослеп от слез.
— Куда ушли вы, отец и мать?
— Молиться богу, спасенья ждать.

— Не унывал я июльским днем,
Не горевал я в метель, в мороз.
Мне сшили саван вы, мать с отцом,
На гребне крыши, в юдоли слез.

Не унываю — пляшу, пою, —
А вы и рады: работа впрок.
Весь день на небе — да не в раю.
В раю — священник, король и бог.

1982

Ритм в переводе регулярный, но остановка — цезура в середине строки после второй стопы, делает его более свободным и нестандартным:

- / - / - ⋁ - / - /

Однако, этот ритм не соответствует ни одной строке оригинала(!).

Имеется также перевод С. А. Степанова выполненный регулярным четырёхстопным амфибрахием:

Весь в саже на белом снегу он маячит.
«Почищу! Почищу!» — кричит, словно плачет...

и т. д.

или полностью:

МАЛЕНЬКИЙ ТРУБОЧИСТ

Весь в саже на белом снегу он маячит.
«Почищу! Почищу!» — кричит, словно плачет.
«Куда подевались отец твой и мать?»
«Ушли они в церковь псалмы распевать.

Затем, что я пел по весне, словно птица,
И был даже в зимнюю пору счастлив,
Заставили в саван меня обрядиться
И петь научили на грустный мотив.

Затем, что я снова пляшу и пою,
Спокойно родители в церковь ушли
И молятся Богу, Святым, Королю,
Что Небо на наших слезах возвели».

(Сергей Степанов)

Г. А. Токарева перевела это стихотворение чётким регулярным четырёхстопным амфибрахием:

Маленький трубочист


— Весь в саже, на белом снегу, мой малыш,
Зачем ты так жалобно-горько кричишь?
Скажи, где же бродят отец твой и мать?
— Ушли они в церковь Творца воспевать.

За то, что мне радостно солнце светило,
За то, что я стужу с улыбкой встречал,
Родные мне саван надели унылый,
Чтоб голос мой жалобной песней звучал.

Родные не знают, что песни пою
Совсем не от радости я, а от боли.
И молятся Богу, Святым, Королю —
Жестоким творцам этой «райской» юдоли.

Опубл. Компания Спутник+, 2004

Примечания


См. также

The Chimney Sweeper / Chimney Sweeper / Трубочист / Маленький трубочист
Песни невинности
Песни опыта

Cc-by.jpgCc-non commercial.jpg © Dmitri N. Smirnov. Can be reproduced if non commercial. / © Дмитрий Н. Смирнов. Копирование допускается только в некоммерческих целях.