Комментарий к Блейку/Песни опыта/Маленький бродяжка

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску
Комментарий к Блейку/Песни опыта/Маленький бродяжка
автор Д. Смирнов-Садовский (р.1948)
Источник: частные архивы
Другие страницы с таким же названием {{#invoke:Header|editionsList|}}
Songs of Innocence and of Experience, copy B, 1789, 1794 (British Museum) object 37-45 The Little Vagabond

Комментарий к Блейку

Песни опыта

Маленький бродяжка / The Little Vagabond

17-ая «Песнь Опыта». Маленький бродяжка просит мать не водить его в холодную церковь. Церкви он противопоставляет пивную, где весело и тепло, и к нему хорошо относятся — так даже в Раю к нему не стали бы относиться! Он бы и пошёл в церковь, если бы там вдруг изменились все порядки — разожгли бы там камин, дали бы всем эля, и священник вместо проповеди стал бы пить вместе со всеми и забавлять детей весёлыми песенками. А строгая классная дама перестала бы их заставлять поститься, и сечь их розгами. Вот тогда бы все дети возрадовались, как птички весной, и никогда бы не захотели бы убежать (=отлучить себя — stray) от Церкви! В довершение всего, бродяжка хотел бы, чтобы Бог, видя, что дети так же счастливы, как и Он сам, перестал бы ссорится с Дьяволом и Бочонком (то есть, бороться за всеобщую трезвость), а поцеловал бы Дьявола, и дал бы ему эля и пышное одеяние (может быть даже епископское облачение — apparel).

The Little Vagabond


Dear Mother, dear Mother, the Church is cold,
But the Ale-house is healthy & pleasant & warm;
Besides I can tell where I am use'd well,
Such usage in heaven will never do well.[1]
       
5 But if at the Church they would give us some Ale.
And a pleasant fire, our souls to regale;
We'd sing and we'd pray, all the live-long day;
Nor ever once wish from the Church to stray,

Then the Parson might preach & drink & sing.
10 And we'd be as happy as birds in the spring:
And modest dame Lurch, who is always at Church,
Would not have bandy children nor fasting nor birch.

And God like a father rejoicing to see,
His children as pleasant and happy as he:
15 Would have no more quarrel with the Devil or the Barrel
But kiss him & give him both drink and apparel.

Self-publ. 1794, London
Маленький бродяжка



Милая мама, милая мама, в церкви холодно,
А в Пивной здоровая атмосфера, приятно и тепло.
К тому же, могу сказать, что там со мной хорошо обращаются —
На Небесах никогда не будет такого обращения.
 
5 Но, если бы в Церкви нам давали немного Эля
И разожгли весёлый камин, чтобы порадовать наши души,
Мы бы пели и молились весь день напролёт
И даже никогда бы не захотели бы отбиться от Церкви.

Тогда Пастор мог бы молится, и пить и петь,
10 И мы были бы так же счастливы, как птицы весной.
И у благопристойной миссис Лёрч (Крен), которая всегда в церкви,
Не было бы ни хромоногих детей, ни постов, ни розог.
 
И Бог, как отец, в наслаждении глядя,
На своих детей таких же же веселых и счастливы, как Он,
15 Перестал бы ссориться с Дьяволом или Бочкой,
Но поцеловал бы его (Дьявола) и дал бы ему и выпивку и одежду.

Сэр Джеффри Кинс пишет (1967)[2]: «Маленький бродяжка, живущий в мире Опыта, очень ясно излагает собственное наивное представление о своём идеальном существовании в окружении пастора и классной дамы, рисуя некую благостную картину. При этом он воображает себе Бога, как доброго отца, и иллюстрация вверху представляет образ Божественного всепрощения, свет лучится вокруг головы Бога, рассеивая мрак чащи материализма и Опыта. Внизу изображена сцена, где семья: отец, мать и трое детей греются у горящего костра. В первом типографском издании «Песен» в 1838 году это песня была изъята, поскольку, считалось, что она могла бы оказывать губительное воздействие на читателя».

Комментарий к переводу Степанова (А. Глебовская): Маленький бродяга

Тема ханжества официальной религии подхвачена и в этом стихотворении — Блейк не случайно вкладывает обвинительные слова в уста ребенка, подчеркивая их справедливость его чистосердечием: ребенок не негодует на Бога за жестокость церкви, но, веруя в его любовь и доброту, просит изменить существующий на земле порядок. Следует отметить, что в аналогичной ситуации в «Песнях Невинности» (см. «Маленький трубочист») речь шла об удовлетворении желаний только в Вечности; для маленького бродяги Рай возможен и на земле, что типично для «Песен Опыта», но прежде надлежит изменить земные порядки, придуманные не Богом, а людьми.


Переводы С. Маршака:

Маленький бродяжка


Ах, маменька, в церкви и холод и мрак.
Куда веселей придорожный кабак.
К тому же ты знаешь повадку мою —
Такому бродяжке не место в раю.

5 Вот ежели в церкви дадут нам винца
Да пламенем жарким согреют сердца,
Я буду молиться весь день и всю ночь.
Никто нас из церкви не выгонит прочь.

И станет наш пастырь служить веселей.
10 Мы счастливы будем, как птицы полей.
И строгая тетка, что в церкви весь век,
Не станет пороть малолетних калек.

И бог будет счастлив, как добрый отец,
Увидев довольных детей, наконец.
15 Наверно, простит он бочонок и чёрта
И дьяволу выдаст камзол и ботфорты.

перевод опубл. 1917[3]

В 1947 году в «Избранных переводах» стихотворение вышло под заголовком «Бродяжка» в следующем варианте:

Бродяжка


Ах, маменька! Церковь темна, холодна.
Но жарко и весело в доме вина.
Ты знаешь, каков я, родимая мать,
Такому бродяжке в раю не бывать.

5 Вот ежели бы в церкви нам дали вина
Да яркое пламя, коль ночь холодна, —
Мы будем молиться весь день и всю ночь,
Никто нас из церкви не выгонит прочь!

И пастырь наш пил бы и пел веселей,
10 Мы были бы рады, как птицы полей,
И строгая тетка, что в церкви весь век,
Пороть бы не стала приютских калек!

И бог был бы счастлив, как добрый отец,
Увидев счастливых детей наконец.
15 Он, верно, простил бы и бочку, и чёрта,
И дьяволу дал бы камзол и ботфорты!

Перевод опубл. 1947[4]

В обоих маршаковских переводах игнорируется важный структурный элемент стихосложения, а именно выдержанная внутренняя рифма в третьей строке каждой строфы. Именно этого недостатка лишены переводы Виктора Топорова и Сергея Степанова — зато там есть другие.

А. Зверев в примечаниях к избранному Блейку 1982 опубликовал перевод Виктора Топорова, где ловко моделируется язык советского алкаша-забулдыги:

Сорванец

                    
Маманя, чем в церкви холодной дрожать,
Уж лучше в кабак я отправлюсь опять;
Хоть знаю о том, что пиво с вином
На небе считают смертельным грехом.

Вот если бы в церкви давали пивка,
Да грели бы грешников у камелька,
Любой бы орал священный хорал,
А грязный кабак за углом прогорал;

Вот что бы священнику выпить со мной —
Я возликовал бы, как птичка весной;
Да выгнать к чертям уродливых дам,
Которые нас приучают к постам.

Да если б Господь, как папаша хмельной,
Играл бы, дурачился вместе со мной,
Не клял Сатану за тягу к вину,
А выпил бы с ним, да притом не одну!

Перевод опубл. 1982

Может быть кого-то и убеждает такое нетривиальное решение. Однако, кажется очевидным, что это уводит читателя от характера и атмосферы блейковской поэзии, и не только из-за несоответствующей лексики, но ещё и из-за немалого количества мыслей добавленных переводчиком от себя, которые в оригинале отсутствуют:

"Хоть знаю о том, что пиво с вином
На небе считают смертельным грехом."

"А грязный кабак за углом прогорал;"

"Да если б Господь, как папаша хмельной,
Играл бы, дурачился вместе со мной..."


Маленький бродяга. Уильям Блейк. Перевод.


Мама, мама дорогая, Церковь - холодна;
а пивная - так опрятна, так светла, тепла.
Там могу я откровенно, пылко рассуждать;
а в Раю меня за это могут наказать.

Вот бы если в Церкви хмурой элю дали нам,
усладили пыл горячий юной крови там,
мы бы пели и молились Богу целый день,
и немедленно прибились под церковну сень.

Вот тогда наш пастор может пить, вещать и петь,
ну а мы, как птицы, станем радостно звенеть;
и Лючия, Мать безгрешна, в Церкви славной той
нас не розгами накормит, - вкусной едой.

И порадуется Боже, ставший как закон,
за своих детишек славных, сытеньких, как Он,
и проблем не будет с брюхом или Сатаной,
усладим мы Бога душу в Матери святой.

© Copyright: Глеб Кадетов, 2012

Примечания

  1. Original reading: Such usage in heaven makes all go to hell.
  2. William Blake. Songs of Innocence and of Experience. Ed., Introduction & Commentary by Sir Geoffrey Keynes. London: Oxford University Press, 1967
  3. Маленький бродяжка. — Впервые в журнале «Аргус», 1917, № 3, подзаголовком «Маленький бродяга», с примечанием Маршака.
  4. Печатается по автографу 1963 г.

Галерея / Gallery

См. также

The Little Vagabond / Маленький бродяжка

См. также

Songs of Experience by William Blake, 1794 / Песни опыта Уильяма Блейка, 1794


Info icon.png Это произведение опубликовано на Wikilivres.ru под лицензией Creative Commons  CC BY.svg CC NC.svg CC ND.svg и может быть воспроизведено при условии указания авторства и его некоммерческого использования без права создавать производные произведения на его основе.