Комментарий к Блейку/Песни опыта/Ангел

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску
Комментарий к Блейку/Песни опыта/Ангел
автор Д. Смирнов-Садовский (р.1948)
Источник: частные архивы
Другие страницы с таким же названием {{#invoke:Header|editionsList|}}
Гравюра 41: «Ангел» (Кембриджская копия)


Комментарий к Блейку

Песни опыта

Ангел / The Angel

Одиннадцатое стихотворение из «Песен Опыта», как и многие другие стихотворения этого цикла о любви, и в данном случае о любви неудовлетворённой. Девушка страшится искренне обнаружить своё подлинное чувство, и демонстрацией лживых чувств отталкивает предмет своей любви. Когда же её «любимый ангел» возвращается, уже слишком поздно — постаревшая она в этой любви больше не нуждается. В этом смысле стихотворение перекликается с «Песней няни» из тех же «Песен Опыта».


The Angel[1]



I Dreamt a Dream! what can it mean?
And that I was a maiden Queen:
Guarded by an Angel mild:
Witless woe, was ne'er beguil'd!

5 And I wept both night and day
And he wip'd my tears away
And I wept both day and night
And hid from him my hearts delight

So he took his wings and fled:
10 Then the morn blush'd rosy red:
I dried my tears & armed my fears,
With ten thousand shields and spears,

Soon my Angel came again;
I was arm'd, he came in vain:
15 For the time of youth was fled
And grey hairs were on my head.


1789-1794


Подстрочник:


Ангел



Мне снился сон! — Что он может значить? —
И [в нём] я была королевой-деви́цей,
Охраняемой кротким Ангелом:
Неразумная скорбь никогда не была [так] обманута![2]

И я плакала ночь и день,
И он вытирал мои слёзы,
И я плакала день и ночь,
И скрывала от него свою сердечную радость.

Так что, он раскрыл[3] свои крылья и улетел,
Тогда утро залилось краской стыда[4]
И я осушила свои слёзы, и вооружила свои страхи
Десятью тысяч щитов и копий.

Вскоре мой Ангел вернулся снова:
Я была вооружена, он был безуспешен;
За это время молодость улетела,
И седые волосы были на моей голове.




Сэр Джеффри Кинс пишет (1967)[5]: ««Поэт представляет се себя в образе женщины, мечтающей о любви. Пока она была ребёнком, её обхаживал и охранял Ангел. Затем она симулирует печаль, чтобы привлечь сострадательное внимание, но при этом скрывает свою любовь, так что Ангел покидает её. Тогда её настроение меняется, и когда Ангел возвращается, он находит её ожесточённой от старости. Любовь пришла слишком поздно и потому отвергнута...»

Как утверждает Х. Адамс[6], последняя строка первой строфы «предполагает, что она [героиня стихотворения], интерпретирует свое состояние невиновности как обман, и Ангела как посредника этого обмана. Она находится в состоянии «неразумной скорби» (witless woe) и «заблуждения» (beguilement). “Beguile” (обманывать, лукавить, приводить в заблуждение, обольщать, и т. д.) — является словом, допускающим двойное толкование,... здесь оно означает обман. Я интерпретирую эту фразу, как если бы перед “beguil'd” стояло слово “so” [неразумная скорбь никогда не была так обманута].

А. Зверев ограничивает свой комментарий короткой сухой фразой: «По своему общему смыслу перекликается с «Больной розой»».

Комментарий А. Глебовской: «Как и «Песня няни», это стихотворение — о несостоявшейся любви, и в нем явственно звучит полемика с «Песнями Невинности»: вместо Ангела-хранителя здесь появляется совсем иной ангел, символизирующий неудовлетворённые желания. В царстве Уризена подавление естественного зова плоти считается добродетелью, и Дева, обороняясь слезами, а потом и «тысячью мечей» (то есть запретов), навеки лишает себя плотских радостей. Битва между ангелом — носителем естественного (божественного) миропорядка — и уризеновской добродетелью завершается торжеством Уризена. Блейк отстаивает своё понимание любви: свободная, не скованная условностями страсть прекрасна, а подавление природных инстинктов — грех. Этим он бросает очередной вызов Сведенборгу, который неоднократно подчеркивал, что по-настоящему прекрасной и счастливой может быть лишь любовь, освященная законным браком, ибо лишь она является «соответствием» любви небесной.»

Перевод В. Л. Топорова:


Ангел



Мне снился сон — престранный сон!
Безмужней я взошла на трон,
Лишь кроткий ангел был со мной —
Беспомощный заступник мой.

И день и ночь мой крик звучал,
А он мне слёзы утирал;
О чем — и ночь и день — мой крик,
Я скрыла, ангел не постиг.

Он улетел в рассветный час,
И тыщи копий и кирас
Я верным стражам раздала,
А плакать — больше не могла.

Вернулся вскоре ангел мой —
Страх не пускает в мой покой, —
И не увидит никогда,
Что голова моя седа.


Опубл. 1982


Перевод С. Степанова:


Ангел



И был в ночи мне сон чудной:
Была я Девой молодой;
Со мною бился Ангелок:
Ледышку! — соблазнить не мог!

Я день и ночь была в слезах —
Стоял мой Ангел в головах;
И день, и ночь томилась я,
Желанье от него тая.

Тогда меня покинул он;
Зарёй зарделся небосклон;
Девичьим Страхам поскорей
Дала я тысячу мечей!

Вернулся Ангел из ночи —
Зачем?! — При мне мои мечи!
Младое время пронеслось —
Пришла пора седых волос...


Опубл. 1993


Примечания

  1. Авторское написание. — The author's spelling (according to David V. Erdman's "Complete Poetry & Prose of William Blake" edition).
  2. Одна из возможных трактовок не вполне ясного выражения: “Witless woe was ne’ver beguiled».
  3. Буквально: «взял» – “took his wings”.
  4. Буквально «зарделось розово-красным цветом» – “blush’d rosy red”
  5. William Blake. Songs of Innocence and of Experience. Ed., Introduction & Commentary by Sir Geoffrey Keynes. London: Oxford University Press, 1967
  6. Adams, Hazard. William Blake A Reading of the Shorter Poems. Seattle: U of WP, 1963 c. 256

Галерея / Gallery

См. также

The Angel / Ангел
Songs of Experience by William Blake, 1794 / Песни опыта Уильяма Блейка, 1794

Ссылки


Cc-by.jpgCc-non commercial.jpg © Dmitri Smirnov. Can be reproduced if non commercial. / © Дмитрий Николаевич Смирнов. Копирование допускается только в некоммерческих целях.