Комментарий к Блейку/Песни невинности и опыта

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к: навигация, поиск

Комментарий к Блейку/Песни невинности и опыта
автор Д. Смирнов-Садовский (р.1948)
Источник: частные архивы

Комментарий к Блейку

Песни невинности и опыта

ПЕСНИ НЕВИННОСТИ и ОПЫТА (1784—1794/1805) / SONGS Of INNOCENCE and Of EXPERIENCE. Полное название сборника: «Песни Невинности и Опыта, Показывающие два Противоположных Состояния Человеческой Души» («Songs of Innocence and Experience Shewing the Two Contrary States of the Human Soul»). Эти две книги — вероятно, самое прекрасное и значительное из всего, что написал Уильям Блейк. «Песни Невинности» сочинялись в 1784-89; «Песни Опыта» — между 1790 и 1792. Обе книги были объединены в одну, собственноручно иллюстрированы, отпечатаны и иллюминированы (раскрашены) Блейком в 1794, хотя стихотворение «К Фирце», отсутствующее в пяти дошедших до нас экземплярах, добавлено в 1803-5 или даже позднее. Три стихотворения «Песня няни», «Потерянный мальчик» и «Святой Четверг» попали в «Песни Невинности» из более ранней книги «Остров на Луне» (около 1784). Затем четыре стихотворения из «Песен Невинности» («Заблудившаяся девочка», «Обретённая дочь», «Школьник» и «Голос древнего барда») перекочевали в «Песни Опыта». Порядок стихотворений в разных экземплярах варьируется, и здесь воспроизводится наиболее общепринятый порядок, соответствующей копии AA (отпечатанной в 1826, и хранящейся в Музее Фитцвильяма в Кембридже) с добавлением стихотворения «Божественный Образ» награвированного ок. 1791, однако, по какой-то причине, не включённого Блейком в «Песни Опыта».

Песни невинности

  1. Вступление
  2. Пастух
  3. Эхо на лужайке
  4. Агнец
  5. Чернокожий мальчик
  6. Цветок
  7. Маленький трубочист
  8. Потерянный мальчик
  9. Мальчик найденный
  10. Смеющаяся песня
  11. Колыбельная
  12. Божественный образ / The Divine Image
  13. Святой Четверг
  14. Ночь
  15. Весна
  16. Песня няни
  17. Дитя-радость
  18. Сон
  19. О скорби ближнего

Песни опыта

  1. Вступление / Introduction
  2. Ответ Земли / Earth's Answer
  3. Глина и Камень / The Clod & the Pebble
  4. Святой Четверг / Holy Thursday
  5. Заблудившаяся девочка / The Little Girl Lost
  6. Обретённая дочь / The Little Girl Found
  7. Маленький трубочист / The Chimney Sweeper
  8. Песня няни / Nurse's Song
  9. Больная роза / The Sick Rose
  10. Муха / The Fly
  11. Ангел / The Angel
  12. Тигр / The Tyger
  13. Мой милый розовый куст / My Pretty Rose Tree
  14. Ах! Подсолнух / Ah! Sun-Flower
  15. Лилия / The Lilly
  16. Сад Любви / The Garden of Love
  17. Маленький бродяжка / The Little Vagabond
  18. Лондон / London
  19. Человеческая абстракция / The Human Abstract
  20. Дитя-горе / Infant Sorrow
  21. Древо яда / A Poison Tree
  22. Заблудший мальчик / A Little Boy Lost
  23. Заблудшая девочка / A Little Girl Lost
  24. К Фирце / To Tirzah
  25. Школьник / The School-Boy
  26. Голос древнего барда / The Voice of the Ancient Bard
  27. Божественный образ / A Divine Image

х

Примечания


  • КОММЕНТАРИИ *


опубл. как комментарий к переводам Сергея Степанова.

(Автор: А Глебовская, как указано в изд. 2000 года, Азбука, С-Пб).

Стихи Блейка, как и всякая серьезная поэзия, требуют внимательного и
вдумчивого прочтения. Эти комментарии лишь помогут проследить некоторые
системные связи, существующие внутри каждой его книги и между ними, а также
обосновать некоторые переводческие решения, сделанные на основании той или
иной трактовки текста. Они отнюдь не претендуют на истину в последней
инстанции и не отрицают свободы толкования - тем более что блейковское
Слово, как и всякую живую поэзию, невозможно втиснуть в узкие рамки
однозначной интерпретации.
        
Английский текст "Песен Невинности и Опыта" дается по гравированным
пластинам, с точным соблюдением авторской орфографии и пунктуации. В
остальных текстах, в соответствии со сложившейся в английских изданиях
традицией, орфография и пунктуация несколько упорядочены для облегчения
восприятия.

ПЕСНИ НЕВИННОСТИ


               Вступление

        Первое стихотворение цикла вводит читателя в мир идей и образов
"Песен Невинности": в нем появляются Дитя и Агнец, символизирующие Христа,
"Библейская пастораль" - идиллический пейзаж, наводящий на мысль о Вечности,
и Поэт, которого Господь, предстающий в образе младенца, благословляет на
труд. Блейк также формулирует здесь свою концепцию создания стиха: музыка -
слово - записанный текст. Заметим, что уже здесь дитя и смеется и плачет, то
есть Блейк с самого начала вводит две темы "Песен Невинности": блаженство в
Вечности и страдания на земле.

                 Пастух

        Защита и защищенность - основная тема этого стихотворения, тема,
центральная для всего цикла. Здесь как нельзя лучше прослеживается "второй
план", столь важный для правильной интерпретации поэзии Блейка: пастырь -
хранитель стада - является за- щитником своих овец, и, зная, что он близко,
овцы чувствуют себя в безопасности. Точно так же Бог является небесным
Пастырем земной паствы, которая "знает" своего Пастыря, то есть верует в
него и ощущает его защиту (ср. Иоанн, 10: 14: "Я есмь пастырь добрый; и знаю
Моих, и Мои знают Меня").

              Звонкий луг

        В этом стихотворении Блейк пользуется своим излюбленным приемом:
описывая привычную, земную реальность, он трактует ее в широком философском
смысле и тем самым вкладывает в нее новое внутреннее содержание. В
стихотворении прослежен цикл жизни от "рассвета" до "заката" - от рождения
до смерти, и его персонажи (дети и старенький Джон) олицетворяют два
противоположных полюса жизни - сразу после прихода из Вечности и перед
возвращением в нее. (Ср. у Сведенборга: "Старея, человек сбрасывает плотскую
оболочку и снова становится как младенец, но младенец, наделенный мудростью,
и одновременно как ангел, ибо ангелы - это дети, которым дарована высшая
мудрость".)
        Луг (англ. Green) - это обязательная в каждой английской деревне
площадка для сборищ, праздников и детских игр. В "Песнях Невинности" он
становится также прообразом Рая, небесной идиллии. Заметим, что действие
многих стихотворений цикла происходит именно на лугу. Не случайно появляется
и зеленый дуб, в "Песнях Невинности" - символ истинной веры и божественной
защиты.

                 Агнец

        Стихотворение, построенное как диалог (в котором, разумеется,
ребенок говорит и за себя, и за ягненка), поражает четкостью и
выразительностью композиции: строки, повторяющиеся рефреном в начале и в
конце, показывают, как мысль ребенка движется от восприятия земной
действительности к пониманию Бога. Вновь, как и везде в "Песнях Невинности",
подчеркивается тесная связь земного и божественного.
        Следует отметить, что ответ на вопрос "кем ты создан?" дан здесь
впрямую и не вызывает сомнений: агнец создан Богом, как и дитя, при этом и
тот и другой суть образы Бога на земле.
        Это - одно из самых известных стихотворений Блейка.

             Черный мальчик

        Социальный пафос, направленный против расового неравенства, -
немаловажный, но далеко не главный смысловой пласт этого стихотворения, хотя
Блейк, вслед за Сведенборгом, отстаивал равенство пред Богом всех рас и
религий. (Ср.: "...Язычник может обрести спасение, как и христианин: Небо
существует в человеке, и всем, кто носит Небо в себе, дорога туда открыта".)
Блейк утверждает, что земные страдания всегда влекут за собой воздаяние на
Небе и только через них возможен путь в Вечность. Черный мальчик чувствует
себя обделенным из-за цвета своей кожи, но вместе с тем именно она позволяет
ему привыкнуть к лучам Любви Господней и стать после смерти небесным вожатым
английскому мальчику, облаченному в "белые одежды", но не прошедшему через
страдания на земле. В этой жизни равенство невозможно, но в Вечности черный
мальчик "как равный" встанет рядом с английским ребенком и даже окажется его
покровителем и заступником перед Богом; таким образом, черный мальчик
символизирует Христа, страданием искупившего грехи людей и указавшего им
путь на Небо.

                 Цветок

        Это, пожалуй, одно из самых "темных" стихотворений цикла, по поводу
которого существуют самые разноречивые мнения. Нам наиболее убедительной
представляется трактовка стихотворения как образного описания акта зачатия и
зарождения новой жизни. Цветок - распространенный образ, обозначающий
женское начало, ждет соединения со стремительным Воробышком (своеобразный,
но достаточно отчетливый фаллический символ). Во второй строфе Малиновка,
олицетворяющая душу только что зачатого ребенка, рыдает, ибо отныне
заключена в телесную оболочку и обречена пройти через все муки и страдания
земной жизни.
        Принятый в такой трактовке "Цветок" оказывается непосредственно
связанным со стихотворением "Дитя- Радость". Это подчеркивает и общая
композиция сопровождающих их рисунков.

          Маленький трубочист

        Библейская основа этого стихотворения достаточно прозрачна: когда
душа, пройдя через все страдания земной жизни, восстанет из "черного гроба"
плоти, ей будет даровано вечное блаженство - при условии, что душа останется
чистой в замаранном грязью теле. Возникает эдесь и еще одна тема, очень
важная для "Песен Невинности": Добро, Терпимость, Мир, Любовь - наш долг но
отношению к ближнему, то, что составляет "божественное соответствие" в
человеке, а посему старший трубочист, переносящий тяготы жизни с покорностью
Христа, - такой же Ангел-хранитель маленького Тома, как и Господь -
Хранитель трубочиста.
        Грядущая радость в идиллической Вечности отнюдь не отменяет
милосердия на земле. Последняя строчка, в своей прямолинейности звучащая
некоторым диссонансом по отношению к лирическому строю "Песен Невинности",
подчеркивает библейскую дидактику стихотворения, однако у Блейка смысл ее
шире прямого назидания: "трудящийся честно" - это не только маленький
трубочист, но и всякий, кто исполняет на земле свой долг - прежде всего долг
любви к ближнему.

           Заблудившийся сын
             Обретенный сын

        Эти два парных стихотворения допускают разнообразные, хотя и не
противоречащие друг другу трактовки. Нам представляется наиболее
убедительным следующее толкование: Блейк в аллегорической форме описывает
путь от сомнений к обретению веры, от ложной идеи к истинному Богу.
"Видение" таким образом становится символом духовных метаний и заблуждений,
а его утрата означает возвращение к истинному Отцу (Богу) и к истинной
Матери (Церкви, которая на этом этапе еще воспринимается Блейком как
прибежище истинной веры и жилище Бога на земле). Следует отметить важный
контраст символов стихотворения: "видение" бесплотно, обманчиво, как
болотный огонек, тогда как Господь, который возвращает ребенка матери,
облечен в человеческий образ (в соответствии со сведенборгианскими
представлениями).

             Веселая песня

        Самое раннее из стихотворений цикла, впервые оно появилось еще в
"Поэтических набросках". По замечанию Гирша, это скорее идиллическая, чем
библейская пастораль, и интересна она не столько сама по себе, сколько как
свидетельство становления Блейка-поэта. Известно, что Блейк любил напевать
ее на им же придуманный мотив - многие "Песни Невинности" имели музыкальную
основу, но Блейк не владел нотной грамотой, поэтому мелодии его до нас не
дошли.

              Колыбельная

        Идея идентичности человека и Бога, столь важная для "Песен
Невинности", очень отчетливо звучит в этом стихотворении: мать поет над
младенцем, спящим в колыбели, отождествляя его с младенцем Христом при этом
она, как и Христос, охраняет от напастей своего ребенка, а Бог охраняет ее
саму. Бог оберегает дитя, и в этом отождествляется с матерью, но вместе с
тем он сам заключен в образе младенца - так замыкается круг образов этого
стихотворения.
        Здесь, как и в большинстве стихотворений "Песен Невинности", Христос
предстает не в образе страдающего человека, а в образе безмятежно спящего
дитяти. Радость в "Колыбельной" сочетается с печалью, "улыбки" - со
"вздохами", но общая ее тональность скорее светлая, чем трагичная; в конце
концов духовная благодать побеждает страдания и тяготы земной жизни, которые
заставляют мать оплакивать жребий младенца, Христа - жребий ее и всех людей.

              Святой Образ

        В этом стихотворении, центральном для "Песен Невинности", в наиболее
отчетливой форме предстает основная идея цикла: природа человека
божественна. Человек и Бог - одно. Любя человека, мы любим и 5ога, в Боге же
любим его человечность. Здесь прямо названы основные, фундаментальные
добродетели мира "Песен Невинности"; Добро, Терпимость, Мир, Любовь,
одинаково важные как для жизни земной, так и небесной. Эти добродетели в
"совершенной" своей форме существуют на небесах, а в "отраженном" виде
(согласно "учению о соответствиях") даны людям, и люди, носящие в себе
Святой Образ, должны делиться ими друг с другом. Истинный христианин - тот,
кто исповедует Добро, Терпимость, Мир, Любовь, и в этом смысле нет различия
между нациями и религиями (ср. у Сведенборга: "Человеку, исповедующему
любовь к ближнему, путь на Небо открыт, независимо от его земной религии -
вера познается не религией. Любой человек, ведущий жизнь нравственную и
духовную, заключает в себе Небо").

             Святой Четверг

        Темой для этого стихотворения послужила ежегодная лондонская
церемония: в Святой Четверг (День Вознесения) детей из сиротских приютов
приводили в собор Св.Павла, чтобы они могли возблагодарить Бога за
милосердие и доброту. Под пером Блейка эта сцена приобретает более широкий
смысл: дети - Агнцы, воплощение Невинности - входят в собор под надзором
своих наставников-бидлей, то есть земных хранителей, но внутри, пред ликом
Божьим, роли меняются - дети становятся олицетворением Христа, то есть
небесного Хранителя, и стихотворение превращается в гимн Господнему
милосердию.

                  Ночь

        Это стихотворение легко прочитывается с точки зрения системного
подхода, то есть в рамках всего цикла, ибо в нем использованы все те же
образы. Кроме того, здесь впервые возникает тема смерти; речь идет не
столько о жестокости человека, сколько о жестокости природы, против которой
бессильны даже ангелы - они могут лишь "рыданьями помочь". Однако
стихотворение скорее печально, чем трагично: смерть - это лишь переход в
иной, более совершенный мир, где не будет ни слез, ни жестокости (ср.Исаия,
II: 6: "Тогда волк будет жить вместе с ягненком, и барс будет лежать вместе
с козленком; и теленок, и молодой лев, и вод будут вместе, и малое дитя
будет водить их").

                 Весна

        В этом стихотворении также нетрудно разглядеть второй план,
"перенесение" действия: с одной стороны, это просто песня радости по поводу
пробуждения природы, с другой - первые две строки недвусмысленно указывают
на то, что речь идет о трубах Страшного Суда, Апокалипсисе и последующем
воскресении, то есть стихотворение пророчески рисует картину Вечности,
которую дано узреть тем, кто пребывает в состоянии Невинности. Следует
помнить, что для Блейка "Невинность" не равнозначна "неведению", напротив,
это состояние предполагает высшее, "пророческое" видение и способность
Духовным взором постигать явления, скрытые от простого глаза, возможность
усматривать в земных событиях их истинный, божественный смысл. Символика
стихотворения достаточно прозрачна: Агнец символизирует Бога, приход Весны -
начало новой жизни.

               Песня няни

        Детское знание и знание, обретенное с возрастом, - основная тема
этого стихотворения. Няня уговаривает детей уйти с веселого луга, зная, что
вечер (и дня, и жизни) несет с собой темноту и холод, но дети - как и овцы,
и птички - ведают лишь одно: день еще не угас и можно продолжать игру. Няне
известно, что день сменяется вечером, а расцвет - старостью, но дети,
обладающие "мудростью ангелов", веруют лишь в Радость, ибо эту веру они
принесли из Вечности; и няня подчиняется, ибо детское интуитивное,
дарованное Богом знание вернее, чем опыт, приобретенный человеком на земле.

              Дитя-Радость

        Сюжет этого стихотворения прост: мать дает имя своему новорожденному
младенцу (момент зачатия которого, согласно нашей трактовке, описан выше, в
"Цветке"). Задавая новорожденной дочери вопросы и отвечая на них, мать
выбирает имя: Радость (Joy - Радость - довольно распространенное английское
женское имя). Следует, однако, помнить и об ином смысле, который привносится
в стихотворение в рамках образной системы цикла: дитя только что явилось из
Вечности и еще не утратило "божественного видения" и Радости как следствия и
атрибута своей Невинности. Нарекая дочь Радостью, мать одновременно желает,
чтобы жизнь девочки была светлой и безоблачной, и запечатлевает в имени
отголосок божественной благодати, которую принес с собой на землю
новорожденный младенец.

                  Сон

        Снова в полную силу звучит тема божественной защиты,
распространяющейся на всех и каждого: Ангел охраняет сон спящего. Муравей
думает о своих детях, оставленных без защиты. Жук и Светлячок берут под свою
опеку и защиту заблудившегося Муравья. В системе символов "Песен Невинности"
все эти хранители являются образами одного Защитника - Бога.
        Интересно, что в ранних редакциях "Песен" Блейк перенес это
стихотворение в "Песни Опыта" - возможно, основанием для этого послужило то,
что в нем воспевается божественность природы, реальной жизни, рисуется
картина мира, не соотнесенного с Вечностью. Однако, по всей видимости,
впоследствии Блейк счел идею божественной защиты более важной и вернул "Сон"
в первый цикл.

           О скорби ближнего

        Заключительное стихотворение цикла вбирает в себя все темы и символы
"Песен Невинности": человек идентифицируется с Богом, поскольку и тот и
другой несут Добро, Терпимость, Мир, Любовь, и тот и другой являются
хранителями: мы жалеем ближнего, поскольку Бог жалеет нас.
        Заметим, что в этом стихотворении тема страданий и печали доминирует
над темой радости, блаженства, любви. Блейк поставил "О скорби ближнего" в
финале цикла, чтобы сделать более плавным переход к суровому, полному
скорбей миру "Песен Опыта".


ПЕСНИ ОПЫТА


               Вступление

        В стихотворении, открывающем цикл, Блейк отождествляет себя с
Древним Бардом, наделенным пророческим видением, который слышал и сохранил
слово Истины, произнесенное в давние времена, еще до Грехопадения. Под
Грехопадением понимается упадок Воображения и воцарение на его месте косного
Разума - Уризена, олицетворенного "звездным сводом" и "берегом вод". Однако
Бард пророчески предрекает приход нового дня - то есть апокалиптический крах
царства Уризена. Следует отметить, что это стихотворение носит
промежуточный, переходный характер (оно написано сразу после "Песен
Невинности"): с одной стороны, Блейк говорит о "возвращении Земли", то есть
о земном, реальном Апокалипсисе, с другой стороны, он предрекает приход
"вечного дня" - Вечности "Песен Невинности", где исчезнут "звездный свод и
берег вод" - тенета Разума, запреты, сковывающие дух человека (ср.
бесконечное Небо и безбрежное Море как символы свободы).

              Ответ Земли

        "Ответ Земли" является непосредственным продолжением и развитием
"Вступления", однако пророческий оптимизм первого стихотворения сменяется во
втором холодным отчаянием; "звездный свод. л берег вод" видятся Блейку
тюрьмой, из которой нет выхода, где ревностно сторожит свою жертву
"самовлюбленный Творец" - Разум, "цепями сковавший любовь", то есть
естественное проявление чувств. Вместо традиционных библейских символов
"Песен Невинности" здесь появляются образы, связанные с реальным, земным
миром, а Бог из благостного, кроткого Агнца превращается в "Вечного
Мучителя" - деспота и тирана. На место "радости", "юности", "света",
"свободы" встают "страх", "седина", "ночь", "цепи"; завершается
стихотворение призывом к Освободителю - Поэту, который должен силой слова
разбудить поруганное Воображение.

           Ком Глины и Камень

        Это стихотворение, построенное с соблюдением строжайшей симметрии,
представляет собой диалог двух "состояний души человеческой": Ком Глины
прославляет бескорыстную, пассивную, покорную любовь, свойственную
Невинности, - идеалом для него является Рай, завоеванный самопожертвованием.
Камень, олицетворяющий состояние Опыта, превозносит властную, эгоистичную,
активную любовь, идущую из Ада (ср. восприятие Ада в "Бракосочетании...").
Симметрически организуя стихотворение (по шесть строк отдано каждому
персонажу), Блейк не дает приоритета ни той, ни другой точке зрения, как бы
утверждая, что оба начала равно важны для жизни, ибо в совокупности
составляют естественный порядок вещей. Мягкий, податливый Ком Глины
ассоциируется с женским началом, твердый Камень - с мужским: и та, и другая;
любовь невозможны друг без друга, ибо каждая нуждается в противоположном:
пассивное - в принуждении, активное - в подчинении. В этом коротком
стихотворении заложена вся диалектика "Песен"; Невинность и Опыт, являясь
противоположностями, не могут, - однако, существовать друг без друга, как
Добро без Зла, Свет без Тьмы, Радость без Страдания и т.д.

             Святой Четверг

        Это одно из четырех стихотворений, являющихся прямыми параллелями
("сатирического" толка) к соответствующим стихотворениям "Песен Невинности".
Оно, пожалуй, грешит некоторой прямолинейностью: пытаясь создать полную
оппозицию своим более ранним взглядам, Блейк принес в жертву тонкие нюансы,
составляющие прелесть его поэзии, и социальный пафос затмил в "Святом
Четверге" все остальное. В этом стихотворении не хватает утонченной
блейковской диалектики, "плач", "страдание", "холод" возведены в абсолют, а
потому оно несколько проигрывает на фоне остальных.

           Заблудившаяся дочь
            Обретенная дочь

        Целый ряд причин делает два этих внешне прозрачных стихотворения
весьма сложными для трактовки. Их сюжетная канва, на первый взгляд простая,
допускает множество всевозможных толкований. Достаточно убедительной (и
поддержанной многими исследователями) является следующая точка зрения: речь
идет о смерти и воскресении, но не в Вечности, а в земном Раю, который
станет возможен после того, как "Земля очнется". Маленькая Лика является
символом безгрешной, чистой души; лес, в котором она блуждает, - символом
земной жизни, а Лев, предстающий позднее в образе Золотого Духа, -
олицетворяет Ангела Смерти: прежде чем увести девочку к себе в пещеру,
львица раздевает ее, то есть лишает плотской оболочки. Все это говорит о
том, что, встретив Льва, Лика умерла, как несколько позднее и ее родители, и
все они воссоединились в некой Пещере, которая становится символом нового
блейковского Рая, но уже не небесного, недостижимого, а реального, земного.
В этом стихотворении очень четко видны новые взгляды Блейка, для которого
нет более Неба, отдельного от Земли.
        По замечанию Гирша, это стихотворение является пророчеством,
предрекающим "не Вечность, но Грядущее", Рай, но не на небесах, а на земле.
        Изначально оба эти стихотворения входили в "Песни Невинности", но
впоследствии были перенесены в "Песни Опыта". Причина очевидна: хотя речь в
них и идет о воскресении, трактуется оно в духе более позднего цикла.

          Маленький трубочист

        Это стихотворение - типичный пример полемики Блейка времен ".Песен
Невинности" с Блейком времен "Песен Опыта": герои двух стихотворений с
одинаковым названием схожи между собой, но в первом маленький трубочист
несчастен из-за своих невзгод, во втором - способен испытывать радость
вопреки им. В первом он находит утешение в Боге, освобождающем его из
"гроба" земной жизни, во втором - облачен в "саван" на земле и именно Богом
(точнее, своими богобоязненными родителями) обречен на страдания.
        Обличительный пафос равно силен в обоих стихотворениях, но в каждом
он звучит по-своему: в первом - счастье возможно лишь на небесах, как
искупление земных печалей, во втором - счастье было бы возможно и на земле,
если бы не бесчеловечность существующих порядков.

               Песня няни

        И здесь Блейк откровенно вступает в полемику с соответствующим
стихотворением "Песен Невинности"  ; дети здесь - уже не младенцы, а
подростки (что видно и из иллюстрации), и слова няни обретают совершенно
иной смысл - глядя на детей, она с горечью вспоминает свою собственную
юность, неудовлетворенную страсть, несостоявшуюся любовь. Чувствуя, что
"закат" ее жизни близок, она испытывает зависть к детям, которым суждено
познать плотскую любовь, приобрести недоступный ей опыт. Это стихотворение -
о подавлении естественных плотских желаний, которые Блейк в этот период
считал величайшим человеческим даром, наряду с Воображением; но плотские
инстинкты скованы цепями Уризена (см. также "Ангел"), поэтому вторая "Песня
няни" резко контрастирует с первой, где речь идет о свободных проявлениях
радости и любви к жизни.

             Чахнущая Роза

        Символика этого стихотворения достаточно проста и традиционна: Роза
олицетворяет Красоту, женское начало вообще; "Червь, реющий в бездне", -
широко распространенный образ Диавола (по всей видимости, позаимствованный
Блейком у Данте). Однако, чтобы полностью понять внутреннюю диалектику этого
стихотворения, необходимо принять во внимание "про-сатанинские" идеи,
которые Блейк исповедовал в то время и подробно изложил в "Бракосочетании
Неба и Ада".

                Мотылек

        Проблема жизни и смерти освещается в "Песнях Опыта" совсем не так,
как в "Песнях Невинности": "Песни Невинности" видели в смерти лишь переход в
иное состояние, единение с Богом, тогда как "Песни Опыта", привязанные
исключительно к земной жизни, усматривают в смерти бесповоротный конец,
который равно трагичен и для человека, и для мотылька, и в этом все твари
Божий равны. Бог даровал жизнь и мотыльку, и человеку, он же судил обоим
умереть, и в этом жребий их одинаков; между ними есть лишь одно различие -
человеку дана Мысль, то есть Разум. Однако, по Блейку, Разум не возвышает
человека над мотыльком, поскольку Разум лишь подавляет иные, куда более
важные свойства, присущие всякому живому созданию; а посему человек и
мотылек одинаково важны и ценны для Творца, ибо, как сказано в
"Бракосочетании Неба и Ада", "Все Живое - Священно".

                 Ангел

        Как и "Песня няни", это стихотворение - о несостоявшейся любви, и в
нем явственно звучит полемика с "Песнями Невинности.": вместо
Ангела-хранителя здесь появляется совсем иной ангел, символизирующий
неудовлетворенные желания. В царстве Уризена подавление естественного зова
плоти считается добродетелью, и Дева, обороняясь слезами, а потом и "тысячью
мечей" (то есть запретов), навеки лишает себя плотских радостей. Битва между
ангелом - носителем естественного (божественного) миропорядка - и
уризеновской добродетелью завершается торжеством Уризена. Блейк отстаивает
свое понимание любви: свободная, не скованная условностями страсть
прекрасна, а подавление природных инстинктов - грех. Этим он бросает
очередной вызов Сведенборгу, который неоднократно подчеркивал, что
по-настоящему прекрасной и счастливой может быть лишь любовь, освященная
законным браком, ибо лишь она является "соответствием" любви небесной.

                  Тигр

        "Тигр" по праву считается величайшим творением Уильяма Блейка и
одним из самых выдающихся произведений английской литературы. Как и "Агнец",
парное стихотворение из "Песен Невинности", "Тигр" начинается с вопроса: кто
твой Создатель? Однако если в более раннем стихотворении ответ очевиден и
однозначен, то "Тигр" весь состоит из цепочки вопросов, остающихся без
прямого ответа. В "Песнях Невинности" тигры, львы и прочие "дикие звери"
представляют силу, враждебную Агнцу (т.е. Богу) и, следовательно,
негативную. Теперь Блейк не только оспаривает это утверждение, но подспудно
отвергает свое "однобокое" миропонимание времен "Песен Невинности": зловещая
красота Тигра - столь же необходимая часть миропорядка, как и кротость
Агнца, и одно невозможно без другого. Кто создал Тигра, Бог или Диавол,
какой огонь, небес или преисподней, горит в его очах - вот основной вопрос
стихотворения. Блейк не дает прямого ответа, но ходом своей мысли
подталкивает читателя к этому ответу: Тигра создал не кто иной, как Диавол,
который, следовательно, является Творцом наравне с Богом. Однако Тигр,
вышедший из дьявольской кузни, внушает не только ужас, но и восхищение своей
"устрашительной соразмерностью" (Fearful symmetry). Созданный Адом, Тигр не
есть Зло в его обычном понимании, но заключенная в плоть яростная и
прекрасная Энергия, которая, согласно концепции, изложенной в
"Бракосочетании Неба и Ада", движет всяким развитием.

         Мой милый Розовый Куст

        Первое из трех "цветочных" стихотворений на тему любви,
награвированных на одной пластине. Смысл этого маленького шедевра довольно
прост: Цветок предлагает поэту свою любовь, но тот сохраняет верность Розе;
однако, вернувшись к Розе и положив к ее ногам свою незапятнанную
добродетель, поэт находит лишь жалобы и шипы ревности. Незамысловатая (и,
скорее всего, автобиографическая) коллизия превращается под пером Блейка в
изящную аллегорию, раскрывающую превратности земной любви.

            Ах, подсолнух...

        Еще одно из ранних стихотворений цикла, относящееся к 1789-1790 г.
Здесь переплетены темы и символы "Песен Невинности" и "Песен Опыта":
подсолнух, символизирующий вечную тягу к недостижимому, следует взглядом за
солнцем в поисках некой блаженной страны - то есть Вечности "Песен
Невинности". Там и только там смогут удовлетворить свои желания Дева,
скованная путами уризеновской добродетели, и Юноша, источенный
неудовлетворенной страстью к Деве (образы "Песен Опыта").

                 Лилия

        Роза, символ стыдливости, и овечка, символ кротости,
трансформируются в этом стихотворении в образы лжи и притворства: защищая
уризеновскую добродетель, они извращают тем самым свою божественную
сущность, В противоположность им Лилия, воплощающая "Опытную Невинность",
открыто проявляет свою любовь, а потому чужда притворства. В том, что она
"не вершит над собою насилия", но свободно сле дует своим побуждениям, и
есть высшая, божественная добродетель.

               Сад Любви

        Превращение Луга "Песен Невинности" в твердыню уризеновских
установлений, переход от Невинности к "сну Земли" - вот основная тема
стихотворения. Вместо Луга глазам предстает Храм - символ ханжеской религии
(ср. с представлениями о церкви как жилище Бога на земле в "Песнях
Невинности"), вместо цветов, символов любви, появляются могилы, где
схоронены неудовлетворенные желания, вместо свободы и радости - наслаждения,
закованные в терновые оковы. Естественный порядок вещей (под которым,
видимо, подразумевается "Опытная Невинность") нарушен искусственными
установлениями ханжеской религии, которая является плодом закабаления чистой
Веры Разумом.

           Маленький бродяга

        Тема ханжества официальной религии подхвачена и в этом стихотворении
- Блейк не случайно вкладывает обвинительные слова в уста ребенка,
подчеркивая их справедливость его чистосердечием: ребенок не негодует на
Бога за жестокость церкви, но, веруя в его любовь и доброту, просит изменить
существующий на земле порядок. Следует отметить, что в аналогичной ситуации
в "Песнях Невинности" (см. "Маленький трубочист") речь шла об удовлетворении
желаний только в Вечности; для маленького бродяги Рай возможен и на земле,
что типично для "Песен Опыта", но прежде надлежит изменить земные порядки,
придуманные не Богом, а людьми.

                 Лондон

        Нетрудно усмотреть в этом стихотворении, помимо открытого протеста
против существующих социальных установлении, и блейковскую трактовку их
первопричины: таковой являются "духовные оковы", которыми в царстве Уризена
скован каждый. Это стихотворение направлено не столько против индустриальной
революции и жестокости, бесчеловечности стремительно растущих городов (тема,
не раз звучавшая в литературе блейковской эпохи), сколько против жизни,
порожденной диктатом Разума над Воображением, "скованностью" мысли (отсюда
"узкие" улицы и "скованное" течение Темзы). Основную вину Блейк возлагает на
церковь, которая допускает страдания маленьких трубочистов (ср. выше), на
королевскую власть, которая посылает тысячи солдат на бессмысленную смерть,
и на институт брака (у Блейка - символ несвободной, противоестественной
любви), который косвенным образом способствует возникновению проституции. В
таком мире даже первая "невинная слеза" младенца отдает горечью, ибо и ему,
находящемуся в состоянии Невинности, не избежать "духовных оков".

         Человеческая сущность

        Это стихотворение (парное к "Святому Образу" из первого цикла) -
центральное для понимания философской системы "Песен Опыта".
        Здесь Добро, Терпимость, Мир, Любовь становятся составной частью
противоестественных социальных установлений, существующих в царстве Уризена,
- то есть полностью развенчивается философская концепция "Песен Невинности".
Показав лживость и ханжество основных добродетелей Невинности, Блейк строит
новую аллегорию внутреннего мира человека, в основе которой лежит
излюбленный им образ Древа. Взрастает оно из Страха и Смирения - ханжеского
смирения овечки (ср. стихотворение "Лилия") и вскоре раскидывает мрачную
крону Веры, то есть неестественной, надуманной религии, которая питает
Гусеницу и Мотылька, являющихся здесь символами священнослужителей. Наконец,
Древо приносит плод Обмана, то есть лжи и притворства (потому он сладок), и
на Древе появляется Ворон - символ смерти. Такими видятся Блейку внутренний
мир человека и духовный путь человечества, скованного путами Уризена. В
последней строфе подчеркнуто, что "боги моря и земли", то есть живой
природы, единой с Воображением, не могли отыскать это Древо, поскольку
находится оно в человеческом мозгу и взращивает его Уризен - косный,
нетворческий Разум.

               Дитя-Горе

        Это стихотворение не столько отрицает "Дитя-Радость", сколько
поворачивает ту же тему иной стороной: дитя рождается на радость, но в то же
время входит в мир в муках, а мир этот полон горестей и страданий. Дитя-Горе
(заметим, что это мальчик, тогда как Дитя-Радость - девочка: Невинность
ассоциируется у Блейка с женским началом. Опыт - с мужским) появляется на
свет с громким воплем протеста, оно воистину одержимо бесом, но это - бес
"Песен Опыта", негодующий против косности и пассивности. Вырываясь из рук
отца и отказываясь сосать материнскую грудь (вспомним блейковскую символику:
Отец - Бог, Мать - Церковь), младенец протестует против сковывающих пут
родительской воли. Однако Дитя-Радость, символ кротости, и Дитя-Горе, символ
бунтующей энергии, не отрицают друг друга, но составляют в своей диалектике
необходимое многообразие мира.
        Первоначально "Дитя-Горе" было частью длинного стихотворения из
"Манускрипта Россетти", повествующего о жизненном пути человека и борьбе с
"духовными оковами".

Древо Яда

Символика этого стихотворения, где также использован образ Древа,
достаточно прозрачна: невысказанные, затаенные помыслы противоестественны и
ведут к трагедии. Здесь уместно вспомнить одну из «Притч Ада»; «Удави лучше
дитя в колыбели, но не дави желаний своих». О том, что тайное зло хуже
явного, красноречиво говорит и центральный символ стихотворения — прекрасный
плод, содержащий смертельный яд; он же смыкает стихотворение с библейским
мифом о Грехопадении. Сарказм Блейка всего отчетливее звучал в
первоначальном названии стихотворения — «О христианской добродетели»,
которое было отвергнуто, видимо, по причине своей чрезмерной язвительности.

             Заблудший сын

        Ребенок утверждает, что любовь к себе превыше всего, а далее - все
создания равны, ибо все они суть творения Божий. (Так Блейк в этот период
представляет себе естественный, природный взгляд на вещи и поэтому резко
полемизирует со Сведенборгом, который неоднократно подчеркивал: нет худшего
греха, чем любовь к себе, право на существование имеют лишь два вида любви -
любовь к ближнему и любовь к Богу.) За это он объявлен Диаволом (и, по сути,
является таковым, ибо протестует против идущего от церкви притворства) и
сожжен на костре у алтаря Уризена, как отступник, дерзнувший восстать против
господствующей религии. Горечь стихотворения заключается в том, что ребенок,
находящийся в состоянии Невинности, чуждый всякой лжи и неестественности, то
есть носящий в себе Бога, приговаривается к смерти именем этого самого Бога,
который становится лишь орудием в руках церкви.

Заблудшая дочь

Аллегория, направленная против неестественных законов, подавляющих и
осуждающих естественные желания, подана здесь в форме мифа о Грехопадении,
который Блейк переносит в некую "древнюю страну" и адресует "детям
будущего": по сути, и первое, и второе - не что иное, как земная реальность,
только в первом случае скованная цепями Уризена (воплощенного в фигуре
Отца), а во втором - сбросившая его оковы.
        
Это одно из самых поздних стихотворений цикла, вошедшее только во
второе авторское издание "Песен".

К Фирце

Это стихотворение было написано почти через десять лет после "Песен
Опыта" (его датируют 1802-1805 гг.) и опирается на принципиально иную
философскую систему. Фирца (ист. - столица Северного Царства; ср. Песнь
Песней, 6: 4: "Прекрасна ты, возлюбленная моя, как Фирца, любезна, как
Иерусалим") является у Блейка символом плоти, физической сущности человека,
в противоположность Иерусалиму, символу сущности духовной. Вместо
прославления земных, плотских радостей, характерного для "Песен Опыта",
Блейк с негодованием отвергает закрепостившую душу плотскую оболочку,
"склеп", в котором томится человеческий дух. Здесь использована
перефразированная библейская цитата (Иоанн, 2: 4: "Что Мне и Тебе, Жено?") -
обращение Христа к матери. Вторая строфа является сжатым изложением мифа о
Грехопадении, однако теперь Блейк возвращается к канонической его трактовке:
чувственная любовь закрепостила чистую духовность, которая была уделом
человека до падения. Нынче человечество пребывает в состоянии духовной
слепоты и глухоты, но Христос, искупив первородный грех, вернул человека от
плотского, низменного на путь к высотам духа, которые, по новой Блейковской
концепции, превыше всех чувственных наслаждений.
        
Таким образом, по замечанию Гирша, стихотворение "К Фирце" является
по отношению к "Песням Опыта" тем же, чем сами "Песни Опыта" являются по
отношению к "Песням Невинности" - развенчанием прежней философской концепции
и декларацией новой, более широкой. Это стихотворение стоит в цикле
несколько особняком, ибо дает представление о мировоззрении Блейка на
следующем этапе его духовного пути.

Ученик

Первоначально стихотворение входило в "Песни Невинности"). Видимо,
дух протеста, которым оно пронизано, заставил Блейка позднее перенести его в
"Песни Опыта", хотя его пасторальные образы скорее типичны для более раннего
цикла. С другой стороны, противопоставление естественной жизни, воплощенной
в природе. и сухого, догматического, книжного знания более свойственно
блейковским взглядам периода "Песен Опыта". Однако по светлому, радостному
образному строю стихотворение ближе к "Песням Невинности", я его следует
рассматривать как "промежуточное" между двумя циклами.

Глас Древнего Барда

Это стихотворение также первоначально входило в "Песни Невинности",
но принадлежит в равной мере обоим циклам и служит завершением всей книги:
оно примиряет оба "состояния души человеческой", ибо заключенное в нем
пророчество равно приложимо и к Вечности, и к Раю на земле - и к Невинности,
и к Опыту и выражает главную, сквозную мысль обеих циклов: торжество
свободного, раскрепощенного духа, избавленного от притворства и вековых
заблуждений, как и торжество Воображения над Разумом, возможно и неизбежно.

Ссылки


© D. Smirnov-Sadovsky. Translation. Commentary / © Д. Смирнов-Садовский. Перевод. Комментарий



Info icon.png Это произведение опубликовано на Wikilivres.ru под лицензией Creative Commons  CC BY.svg CC NC.svg CC ND.svg и может быть воспроизведено при условии указания авторства и его некоммерческого использования без права создавать производные произведения на его основе.