Комментарий к Блейку/Песни невинности/Чернокожий мальчик

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску
Комментарий к Блейку/Песни невинности/Чернокожий мальчик
автор Д. Смирнов-Садовский (р.1948)
Источник: частные архивы
Другие страницы с таким же названием {{#invoke:Header|editionsList|}}
Songs of Innocence and of Experience, copy Z, 1826 (Library of Congress) object 9 The Little Black Boy
Songs of Innocence and of Experience, copy Z, 1826 (Library of Congress) object 10 The Little Black Boy

Авторское написание. — The author's spelling (according to David V. Erdman's "Complete Poetry & Prose of William Blake" edition).


The Little Black Boy

My mother bore me in the southern wild,
And I am black, but O! my soul is white,
White as an angel is the English child:
But I am black as if bereav'd of light.

My mother taught me underneath a tree
And sitting down before the heat of day,
She took me on her lap and kissed me,
And pointing to the east began to say.

Look on the rising sun: there God does live
10And gives his light, and gives his heat away.
And flowers and trees and beasts and men receive
Comfort in morning joy in the noon day.

And we are put on earth a little space,
That we may learn to bear the beams of love.
And these black bodies and this sun-burnt face
Is but a cloud, and like a shady grove.

For when our souls have learn'd the heat to bear
The cloud will vanish we shall hear his voice,
Saying: come out from the grove my love & care,
20And round my golden tent like lambs rejoice.

Thus did my mother say and kissed me.
And thus I say to little English boy.
When I from black and he from white cloud free,
And round the tent of God like lambs we joy:

Ill shade him from the heat till he can bear,
To lean in joy upon our fathers knee.
And when I'll stand and stroke his silver hair,
And be like him and he will then love me.

ca 1784 — 1789, London

Чернокожий мальчик

Моя мама родила меня в южной пустоши
И я черен, но О! моя душа бела;
Fнглийский ребенок бел как ангел,
Но я чёрен, как будто лишён света.

Моя мама учила меня под деревом
И усевшись, пока не настала дневная жара,
Она брала меня на колени и целовала,
И, указав на восток, говорила:

Посмотри на восходящее солнце: там живет Бог
10И отдает свой свет, и отдает свой жар.
И цветы, и деревья, и звери и люди получают
Отраду утром и радость в полдень.

И нам дано на земле маленькое пространство,
Чтобы научиться выносить эти лучи любви.
И эти черные тела и это обожжённое солнцем лицо —
Всего лишь облако, подобное тенистой роще.

Ибо когда наши души научатся переносить жар,
Облако исчезнет, мы услышим его голос,
Говорящий: выходи из рощи, моя любовь и отрада,
20И вокруг моего золотого шатра веселитесь, как агнцы.

Так говорила моя мама и целовала меня.
И так я говорю маленькому английскому мальчику.
Когда я освобожусь от черного, а он из белого облака,
И вокруг шатра Бога, как агнцы, мы будем веселиться,

Я прикрою его от жары, пока он не сможет её переносить,
Чтобы в радости склониться к коленям нашего Отца.
И когда я встану и поглажу его серебряные волосы,
Я стану как он, и тогда он полюбит меня.

10/06/2019

Стихотворение затрагивает болезненную для британца тематику: расизм. В то время, когда оно было написано (между 1784 и 1789 годами) торговля рабами, в особенности чёрными, была в порядке вещей. Закон об отмене работорговли был принят британским парламентом только два десятилетия спустя, в 1807, но до отмены собственно рабства в 1833 Блейк не дожил. В Англии была волна литературы направленная против рабства или расизма, и стихотворение Блейка как бы вписывалось в эту волну. Интересно, что Кольридж любил это стихотворение больше всех других из «Песен невинности».

Перевод Маршака впервые опубл. в журнале «Огонек», 1957, с. 50. Печатается по автографу 1963 г.:


Чёрный мальчик

Мне жизнь в пустыне мать моя дала,
И чёрен я — одна душа бела.
Английский мальчик светел, словно день,
А я черней, чем темной ночи тень.

Учила, мать под деревом меня
И, прерывая ласками урок,
В сиянье раннем пламенного дня
Мне говорила, глядя на восток.

— Взгляни на Солнце, — там господь живёт,
10 Он озаряет мир своим огнем.
Траве, зверям и людям он дает
Блаженство утром и отраду днем.

Мы посланы сюда, чтоб глаз привык
К лучам любви, к сиянию небес.
И это тельце, этот черный лик —
Ведь только тучка иль тенистый лес.

Когда глазам не страшен будет день,
Растает тучка. Скажет он: «Пора!
Покиньте, дети, лиственную сень,
20Резвитесь здесь, у моего шатра!»

Так говорила часто мать моя.
Английский мальчик, слушай: если ты
Из белой тучки выпорхнешь, а я
Освобожусь от этой черноты, —

Я заслоню тебя от зноя дня
И буду гладить золотую прядь,
Когда, головку светлую клоня,
В тени шатра ты будешь отдыхать.
 

'Опубл. 1957'



Д. Смирнов-Садовский:

Чернокожий мальчик


На юге я рождён в пустыне дикой
И, хоть моя душа светла, как он —
Английский мальчик — ангел светлоликий,
Я чёрен, словно света я лишён.

5 Под деревом в густой прохладной сени
Мы с матерью смотрели на восток;
Расцеловав меня, взяв на колени,
Она мне говорила: «О, сынок,

Взгляни на солнце — Бог на нём живущий
10 Всем поутру любви сиянье шлёт,
И в полдень жаром одаряет кущи,
Цветы, зверей и человечий род,

Тот жар вбирать мы можем научиться
За краткий срок, что здесь дарован нам,
15 И наши чёрные тела и лица
Подобны рощам или облакам.

Лишь примем этот жар невыносимый,
Исчезнут облака, и скажет Бог:
„Возрадуйся, о Агнец мой любимый,
20 Из рощ спеши в мой золотой чертог!“»

Так наставляла мать меня, и снова
Я повторю английскому дитя —
Вдвоём вокруг чертога золотого,
Как Агнцы будем бегать мы шутя,

25 От солнца заслоню его, покуда
Страшится он палящего огня,
По волосам его я гладить буду,
Как брата брат полюбит он меня.

2013, Сент-Олбанс


Галерея / Gallery


Примечания


См. также