Китайское путешествие (Седакова)

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к: навигация, поиск
Китайское путешествие
автор Ольга Александровна Седакова
Дата создания: 1986. Источник: "Vavilon.ru"[1]
О. Седакова.jpg
Китайское путешествие, 1986
   Эпиграф Logo Play.jpg
   1. И меня удивило Logo Play.jpg
   2. Пруд говорит Logo Play.jpg
   3. Падая, не падают Logo Play.jpg
   4. Там, на горе Logo Play.jpg
   5. Знаете ли вы Logo Play.jpg
   6. Только увижу Logo Play.jpg
   7. Лодка летит Logo Play.jpg
   8. Крыши, поднятые по краям Logo Play.jpg
   9. Несчастен Logo Play.jpg
   10. Велик рисовальщик... Logo Play.jpg
   11. С нежностью и глубиной Logo Play.jpg
   12. Может, ты перстень духа Logo Play.jpg
   13. Неужели и мы, как все Logo Play.jpg
   14. Флейте отвечает флейта Logo Play.jpg
   15. По белому пути... Logo Play.jpg
   16. Ты знаешь, я так тебя люблю   Logo Play.jpg
   17. Когда мы решаемся ступить Logo Play.jpg
   18. Похвалим нашу землю Logo Play.jpg



КИТАЙСКОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ

1986





Если притупить его проницательность,
освободить его от хаотичности,
умерить его блеск,
уподобить его пылинке,
то оно будет
казаться ясно существующим.
Лао-Цзы





1


И меня удивило:
как спокойны воды,
как знакомо небо,
как медленно плывет джонка в каменных берегах.

Родина! вскрикнуло сердце при виде ивы:
такие ивы в Китае,
смывающие свой овал с великой охотой,
ибо только наша щедрость
встретит нас за гробом.

2


Пруд говорит:
были бы у меня руки и голос,
как бы я любил тебя, как лелеял!
Люди, знаешь, жадны и всегда болеют
и рвут чужую одежду
себе на повязки.
Мне же ничего не нужно:
ведь нежность – это выздоровленье.
Положил бы я тебе руки на колени,
как комнатная зверушка,
и спускался сверху
голосом, как небо.

3


Падая, не падают,
окунаются в воду и не мокнут
                                    длинные рукава деревьев.
Деревья мои старые –
пагоды, дороги!
Сколько раз мы виделись,
а каждый раз, как первый,
задыхается, бегом бежит сердце
с совершенно пустой котомкой
по стволу, по холмам и оврагам веток
в длинные, в широкие глаза храмов,
к зеркалу в алтаре,
на зеленый пол.
Не довольно ли мы бродили,
чтобы наконец свернуть
на единственно милый,
                            никому не обидный,
                                            не видный
                                                                путь?

Шапка-невидимка,
одежда божества, одежда из глаз,
падая, не падает, окунается в воду и не мокнет.
Деревья, слово люблю только вам подходит.

4


Там, на горе,
у которой в коленях последняя хижина,
а выше никто не хаживал;
лба которой не видывали из-за туч
и не скажут, хмур ли он, весел, –
кто-то бывает и не бывает,
                      есть и не есть.

Величиной с око ласточки,
                      с крошку сухого хлеба,
с лестницу на крыльях бабочки,
                      с лестницу, кинутую с неба,
с лестницу, по которой
                      никому не хочется лезть;
мельче, чем видят пчелы
                      и чем слово есть.

5


Знаете ли вы,
карликовые сосны, плакучие ивы?
Отвязанная лодка
не долго тычется в берег —
и ни радость
того, что бывало,
и ни жалость:
все мы сегодня здесь, а завтра — кто скажет?
и ни разум:
одни только духи безупречны,
скромны, бесстрашны и милосердны —простого восхищенья
                      ничто не остановит,
простого восхищенья,
                      заходящего как солнце.
Отвязанная лодка
плывет не размышляя,
обломанная ветка
прирастет, да не под этим небом.

6


Только увижу
путника в одежде светлой, белой –
что нам делать, куда деваться?

Только увижу
белую одежду, старые плечи –
лучше б глаза мои были камнем,
                      сердце – водою.

Только увижу,
что бывает с человеком, –
шла бы я за ним, плача:
сколько он идет, и я бы шла, шагала
таким же не спорящим шагом.

7


Лодка летит
по нижней влажной лазури,
небо быстро темнеет
и глазами другого сапфира глядит.
Знаешь что? мне никто никогда не верил.
(как ребенок ребенку,
умирая от собственной смелости,
сообщает: да, а потом зарыли
под третьей сосной). Так и я скажу:
мне никто никогда не верил,
и ты не поверишь,
только никому не рассказывай,
пока лодка летит, солнце светит
и в сапфире играет
небесная радость.

8


Крыши, поднятые по краям,
как удивленные брови:
Что вы? неужели? рад сердечно!
Террасы, с которых вечно
видно всё, что мило видеть человеку:
сухие берега, серебряные желтоватые реки,
кустов неровное письмо – любовная записка,
двое прохожих низко
кланяются друг другу на понтонном мосту
и ласточка на чайной ложке
подносит высоту:
сердечные капли, целебный настой.
Впрочем, в Китае никто не болеет:
небо умеет
вовремя ударить
длинной иглой.

9


Несчастен,
кто беседует с гостем и думает о завтрашнем деле;
несчастен,
кто делает дело и думает, что он его делает,
а не воздух и луч им водят,
как кисточкой, бабочкой, пчелой;
кто берет аккорд и думает,
каким будет второй, –
несчастен боязливый и скупой.

И еще несчастней,
кто не прощает:
он, безумный, не знает,
как аист ручной из кустов выступает,
как шар золотой
сам собой взлетает
в милое небо над милой землей.

10


Велик рисовальщик, не знающий долга,
                      кроме долга играющей кисти:
и кисть его проникает в сердце гор,
                      проникает в счастье листьев,
одним ударом, одною кротостью,
                      восхищеньем, смущеньем одним
он проникает в само бессмертье –
                      и бессмертье играет с ним.

Но тот, кого покидает дух, от кого
                      отводят луч,
кто десятый раз на мутном месте
                      ищет чистый ключ,
кто выпал из руки чудес, но не скажет:
                      пусты чудеса! –
перед ним с почтением
                      склоняются небеса.

11


С нежностью и глубиной —
ибо только нежность глубока,
только глубина обладает нежностью, —
в тысяче лиц я узна́ю,
кто ее видел, на кого поглядела
из каменных вещей, как из стеклянных,
нежная глубина и глубокая нежность.

Так зажигайся,
теплый светильник запада,
фонарь, капкан мотыльков.
Поговори еще
с нашим светом домашним,
солнце нежности и глубины,
солнце, покидающее землю,
первое, последнее солнце.

12


Может, ты перстень духа,
камень голубой воды,
голос, говорящий глухо
про ступенчатые сады, —
но что же с плачем мчится
крылатая колесница,
ветер, песок, побережье
океан пустой,
и нельзя проститься,
негде проститься с тобой.

О, человек простой —
как соль в воде морской:
не речь, не лицо, не слово,
только соль, и йод, и прибой.
Не имея к кому обратиться,
причитает сам с собой:
может, ты перстень духа,
камень голубой воды,
голос, говорящий глухо
про небывалые сады.

13


Неужели и мы, как все,
                                        как все
расстанемся?

Знающие кое-что
о страсти быстрее конца,
знающие кое-что
                      о мире меньше гроша —
                                              пусть берут, кому нужен, —
знающие, что эта раковина — без жемчужин,
что нет ни единой спички, свечки, плошки,
кроме огня восхищенья,
знающие, откуда приходит
звучанье и свеченье, —
неужели мы расстанемся, как простые невежды?

Не меньше, чем ивы
вырастать у воды,
не меньше, чем воды
следовать за магнитом звезды,
чем пьяный Ли Бо заглядывать
в желтое, как луна, вино
и чем камень опускаться на дно,
любящие быть вместе —

неужели мы расстанемся, как простые cкупцы и грубияны?

14


Флейте отвечает флейта,
не костяная, не деревянная,
а та, которую держат горы
в своих пещерах и щелях,
струнам отвечают такие же струны
и слову слово отвечает.

И вечерней звезде, быстро восходящей,
отвечает просьба моего сердца:

Ты выведешь тысячи звёзд,
вечерняя звезда,
и тысячами просьб
зажжётся моё сердце,
мириадами просьб об одном и том же:
просыпайся,
погляди на меня, друг мой вдохновенный,
посмотри, как ночь сверкает…

15


По белому пути, по холодному звёздному облаку,
говорят, они ушли и мы уйдём когда-то:
с камня на камень перебредая воду,
с планеты на планету перебредая разлуку,
как поющий голос с ноты на ноту.
Там все, говорят, и встретятся, убеленные млечной дорогой.
Сколько раз — покаюсь — к запрещенному порогу
подходило сердце, сколько стучало,
обещая неведомо кому:
Никто меня не ищет, никто не огорчится,
не попросит: останься со мною!..
О, не от горя земного так чудно за дверью земною.
А потому что не хочется, не хочется своего согрешенья,
потому что пора идти
просить за всё прощенья.
Ведь никто не проживет
без этого хлеба сиянья.
Пора идти туда,
где всё из состраданья.

16


Ты знаешь, я так тебя люблю,
                                              что если час придёт
и поведёт меня от тебя,
то он не уведёт:
как будто можно забыть огонь?
                                              как будто можно забыть
о том, что счастье хочет быть
                                              и горе хочет не быть?

Ты знаешь, я так люблю тебя,
что от этого не отличу
вздох ветра, шум веток, жизнь дождя,
путь, похожий на свечу,
и что бормочет мрак чужой,
что ум, как спичка, зажгло,
и даже бабочки сухой
несчастный стук в стекло.

17


Когда мы решаемся ступить,
                                          не зная, что нас ждёт,
на вдохновенья пустой корабль,
                                          на плохо связанный плот,
на чешуйчатое крыло, на лодку без гребцов,
воображая и самый лучший,
                                          и худший из концов
и ничего не ища внутри:
                                          там всему взамен
выбрасывают гадальные кости на Книгу перемен.
Кто выдумал пустыню воды? кто открыл,
                                          что вверху война?
кто велел выращивать сады
                                          из огненного зерна?
Как соловей — лучше умрет,
                                          чем не споет, что поет,
чем не напишет на шелке времен,
                                          что не может целый народ.
Когда ты свищешь в свой свисток,
                                          вдохновенье, когда
между сушей и нашей душой растет
                                          твоя вода, –
если бы знал он, смертный вихрь,
                                          и ты, пустая гладь,
как я хочу прощенья просить и ноги целовать.

17


Похвалим нашу землю,
                                      похвалим луну на воде,
то, что ни с кем и со всеми,
                                      что нигде и везде –
величиной с око ласточки,
                                      с крошку сухого хлеба,
с лестницу на крыльях бабочки,
                                      с лестницу, кинутую с неба.

Не только беда и жалость –
                                      сердцу моему узда,
но то, что улыбалась
                                      чудесная вода.

Похвалим веток бесценных, темных
                                      купанье в живом стекле
и духов всех, бессонных
                                      над каждым зерном в земле.
И то, что есть награда,
                                      что есть преграда для зла,
что, как садовник у сада, –
                                      у земли хвала.
 

Примечания

  1. Ольга СЕДАКОВА СТИХИ М.: Эн Эф Кью / Ту Принт, 2001. / Составление А.Великановой. Вступительная статья С.Аверинцева. ISBN 5-901515-01-3 Художник А.Райхштейн. 576 с.


Info icon.png Данное произведение является собственностью своего правообладателя и представлено здесь исключительно в ознакомительных целях. Если правообладатель не согласен с публикацией, она будет удалена по первому требованию. / This work belongs to its legal owner and presented here for informational purposes only. If the owner does not agree with the publication, it will be removed upon request.