Из омута злого и вязкого (Мандельштам)

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Стихотворения Осипа Мандельштама}} «Из омута злого и вязкого…»[1]
автор Осип Эмильевич Мандельштам (1891—1938)
Стихотворения Осипа Мандельштама}} →
См. Стихотворения, Камень. Дата создания: 1910, опубл.: 1911. Источник: 1. Соч. в 2 т. 1990 с. 72, 2.СС-1 в 4 т. 1993
{{#invoke:Header|editionsList|}}


Редакции

Примечания

  1. «Из омута злого и вязкого...» (в Соч-1 1990, с. 71-72). — Впервые: Аполлон, 1911, № 5, с. 33, с дополнительной четвертой строфой:

    Ни сладости в пытке не ведаю,
    Ни смысла я в ней не ищу;
    Но близкой последней победою,
    Быть может, за всё отомщу.

    В отдельные издания «Камня» не входило. Стихотворения, Л.—М. ГИЗ , 1928, с. 20. БП, № 15. Автограф окончательной редакции — фрагмент НР-28 — в альбоме П. Н. Медведева (ГПБ, ф. 474, альб. 2, л. 375, с пометой: «После «Как тень внезапных облаков...»). Печ. по С.
    Я вырос тростинкой, шурша. — Ср. «мыслящий тростник» в стихотворении Фёдора Ивановича Тютчева «Певучесть есть в морских волнах...» (1865). Образ восходит к афоризму Блеза Паскаля, гласящему, что человек — лишь тростинка, слабейшее из творений природы, но тростинка мыслящая. См. также вступ. статью.
    А. Г. Мец: «Из омута злого и вязкого…». А. 1911. № 5. — С. Машинопись с датой (СИ). Автограф в верстке С (РНБ. Ф. 474). В ст-нии осмысливаются автобиографические коллизии, выраженные языком тютчевской историософии (особенно «омут» перекликается с «родимым хаосом» из ст-ния «О чем ты воешь, ветр ночной…» Тютчева; родственный образ — в названии гл. «Хаос иудейский» «Шума времени» и «родимый омут» в ст-нии «Неумолимые слова…».