Из «Песен Алагяза» (Исаакян/Ахматова)/Песнь пятая

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску


Из «Песен Алагяза»


        
Песнь пятая
                      
I

Как беспощадно туча звезды прячет,
Как беспросветна эта злая ночь,
В моем пустынном сердце кто-то плачет
Кровавыми слезами в эту ночь.

Безжалостная роза грудь закрыла,
А все шипы открыла в эту ночь,
И сердце соловьиное дарила
Кровавыми слезами в эту ночь.

И в эту ночь таинственной печали
Скатилась с неба яркая звезда.
Ах, той звезды прекрасней не видали —
То сердца моего была звезда.

                II
Я к Заро на рассвете пришел,
У порога любимой стою.
Двери заперты крепко, Заро
На мольбу безответна мою.

Но за дверью ягнята ее
Откликаются, плачем звеня.
Иль понятно им горе мое?
Иль, быть может, им жалко меня?

Ей скажите, чтоб дверь отперла,
Сжал мне сердце мучительный страх.
Этой ночью мне снилась Заро
В безутешной печали, в слезах.

                  III
Мне озеро привиделось во сне,
Сверкающее золотой волной,
И милая моя, и рядом с ней —
Красавец юный в лодке золотой.

У милой на груди цветы полей,
Лишь розы нет — счастливцу отдана.
Мои сомненья, ветерок, развей,
Скажи, что мне любимая верна.

Но юноша жемчужин светлых нить
На шею милой весело надел…
О нежный веторок, не может быть,
Чтоб он ее душою овладел!

В его объятиях любовь моя,
И поцелуев лепет над водой…
На берегу мертвец, и это я,
И только ива плачет надо мной.

                      IV
Буду жертвой твоей, только дверь мне открой,
Перед домом твоим я задумчив стою,
Пусть сиянье твое заблестит предо мной,
Через мир над поникшей моей головой.

Ты сожгла мое сердце огнями очей,
Дай хоть каплю воды истомленным устам,
Ты изранила сердце мечами бровей,
Дай лекарство для раны жестокой моей.

На вершинах для тучи приветливый дом
И пещера скалистая — ветра приют,
Но куда же деваться мне в горе таком?
Дверь открой, я умру на пороге твоем.

                  V
Из сердца моего ты унесла
Свою любовь, и рана в нем зияет…
Безжалостная, навсегда ушла, —
Теперь меня ничто не исцеляет.

Зачем не вырыла могилу ты,
Как эта рана, темной и глубокой,
И прах мой не зарыла у воды
Озерной, под чинарою высокой?
В могиле тесной, черной, словно ночь,
Похоронив меня, ушла бы прочь…


1895—1917
Манташ