Иерусалим. Эманация Гиганта Альбиона (Блейк)/86

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску
Текст охраняется авторским правом.
Приобрести книгу можно здесь:
robo.market
Иерусалим. Эманация Гиганта Альбиона/Лист 86
автор Уильям Блейк (1757—1827), пер. Д. Смирнов-Садовский (р. 1948)
Язык оригинала: английский. Название в оригинале: Plate 86. — Дата создания: ок. 1804—1820.
{{#invoke:Header|editionsList|}}

Лист 86

Plate 86

Уильям Блейк. Иерусалим, копия E (1821), лист 86, Йельский центр британского искусства, Нью-Хейвен, США /Jerusalem The Emanation of The Giant Albion, copy E, object 86 (Bentley 86, Erdman 86, Keynes 86)


«…O Иерусалим, я зрю твой образ шестикрылый
В груди уснувшего Гиганта — трижды явленный, прекрасный:
Лоб, Сердце, Чресла — три галактики любви и красоты.
Твой ясный Лоб — святыня Господа с жемчужными Вратами,
5 В нём отраженье Вечности! И оперенье крыльев
Над ним переливатся лазурью, пурпуром и златом,
И плечи белые лучатся святостью и чистотой.
А дальше перья розовеют, полыхают как рубины,
В лазурь вливаясь. Крылья, словно сводом, огибают
10 Твоё бессмертное чело, в котором пребывает Вечность.
О Альбион любимый край; Я зрю твои холмы, долины,
И города — святыни Господа! — и Призраки умерших,
О Эманация Гиганта, Иерусалим!

Грудь белая прозрачная твоя в бессмертных самоцветах,
15 Орнамент гордый не скрывает очертаний красоты —
Со страхом я смотрю на это совершенство:
И вижу там Израиля колен двенадцать,
Святую землю, древо жизни за рекою жизни,
И Новый Иерусалим, сходящий к нам с небес
20 Меж золото-серебряных твоих бессмертых крыльев —
Он чист, как радуга, как облачко над солнечным ковчегом!

Крылом полупрозрачным ты свои прикрыла чресла,
Но пламя святости пылает в них и облекает
Тебя как мантией или вуалью Серафима —
25 Огонь от Вечности до Вечности не угасает,
И там, среди двенадцати Израиля шатров,
Столп облачный я вижу днём, а ночью столп огня,
Путь указующий. И вот уже Моав, Аммон, Амалик,
И бубенцы вокруг колен твоих — звук утешенья,
30 Гармонии, любви, а на твоих ногах жемчужно-золотые
Сандалии. Вот предо мной Ассирия, Египет,
Семь островов Ионии, Тир, Филистея и Ливан!» —

Так Лос поёт, неся дозор, переходя от Печи к Печи
И окружённый пламенем, хватается за молот.
35 У ног его бурлит волна морская, над челом
Бушует буря, градины готовы пасть на землю
Из мрачной тучи по его приказу. Сыновья его
У Горна трудятся, а Дщери с песней скорбной в Ткальнях,
Где в муках отделялась Эманация в волокнах млечных,
40 С любовью вьющихся из Ткален Кафедрона золотых,
Из Голгонуцы к Иерусалим, даря ей дивные виденья.

Не знает тот блаженства, кто не на Земле рождён,
Но тот блажен, чья Эманация несёт любовь Беулы
Из Голгонуцы вечной в Иерусалим, в Силом,
45 Взирая на великий образ Эрин в бесконечной скорби,
На вьющегося червя средь Татарии пустынной,
На содроганья Лоса, что бальзамом скорбь свою врачует,
На Лоса страшного в гневе — тот к нему лишь подступиться может,
Кто даст себя усыновить в Печах великой скорби.

50 Туманной радугой пред ним парила Энитармон,
В волокнах чресл его, что покраснели от желанья,
И на груди его дрожал кровавый шар во мгле
Туч Альбионовых, Лос стонами его поил, слезами,
И Призрак свой скрывал, незримый для пугливой Тени.
55 Пока она не стала облаком красы, любви и благодати
Средь мрака у Печей его, все больше отрываясь
От Лоса — вот уже стоит пред ним и плачет дева.
Лишь отделилась Энитармон, затворились чресла
И затянулась рана — боль свою он вскоре позабыл,
60 Пленённый красотой и скорбью, что уже не в нём —
Теперь у них две воли, два ума, не так как в дни былые!

В молчанье шли они, рука в руке, как два блуждающих младенца,
Из Энион пустынь, оторопев от красоты друг друга,
Терзаясь ревностью, горя всепоглощающей Любовью…

16 сентября 2015‎, Сент-Олбанс


I see thy Form O lovely mild Jerusalem, Wingd with Six Wings
In the opacous Bosom of the Sleeper, lovely Three-fold
In Head & Heart & Reins, three Universes of love & beauty
Thy forehead bright: Holiness to the Lord, with Gates of pearl
5 Reflects Eternity beneath thy azure wings of feathery down
Ribbd delicate & clothd with featherd gold & azure & purple
From thy white shoulders shadowing, purity in holiness!
Thence featherd with soft crimson of the ruby bright as fire
Spreading into the azure Wings which like a canopy
10 Bends over thy immortal Head in which Eternity dwells
Albion beloved Land; I see thy mountains & thy hills
And valleys & thy pleasant Cities Holiness to the Lord
I see the Spectres of thy Dead O Emanation of Albion.

Thy Bosom white, translucent coverd with immortal gems
15 A sublime ornament not obscuring the outlines of beauty
Terrible to behold for thy extreme beauty & perfection
Twelve-fold here all the Tribes of Israel I behold
Upon the Holy Land: I see the River of Life & Tree of Life
I see the New Jerusalem descending out of Heaven
20 Between thy Wings of gold & silver featherd immortal
Clear as the rainbow, as the cloud of the Suns tabernacle

Thy Reins coverd with Wings translucent sometimes covering
And sometimes spread abroad reveal the flames of holiness
Which like a robe covers: & like a Veil of Seraphim
25 In flaming fire unceasing burns from Eternity to Eternity
Twelvefold I there behold Israel in her Tents
A Pillar of a Cloud by day: a Pillar of fire by night
Guides them: there I behold Moab & Ammon & Amalek
There Bells of silver round thy knees living articulate
30 Comforting sounds of love & harmony & on thy feet
Sandals of gold & pearl, & Egypt & Assyria before me
The Isles of Javan, Philistea, Tyre and Lebanon

Thus Los sings upon his Watch walking from Furnace to Furnace.
He siezes his Hammer every hour, flames surround him as
35 He beats: seas roll beneath his feet, tempests muster
Arou[n]d his head. the thick hail stones stand ready to obey
His voice in the black cloud, his Sons labour in thunders
At his Furnaces; his Daughters at their Looms sing woes
His Emanation separates in milky fibres agonizing
40 Among the golden Looms of Cathedron sending fibres of love
From Golgonooza with sweet visions for Jerusalem, wanderer.

Nor can any consummate bliss without being Generated
On Earth; of those whose Emanations weave the loves
Of Beulah for Jerusalem & Shiloh, in immortal Golgonooza
45 Concentering in the majestic form of Erin in eternal tears
Viewing the Winding Worm on the Desarts of Great Tartary
Viewing Los in his shudderings, pouring balm on his sorrows
So dread is Los's fury, that none dare him to approach
Without becoming his Children in the Furnaces of affliction

50 And Enitharmon like a faint rainbow waved before him
Filling with Fibres from his loins which reddend with desire
Into a Globe of blood beneath his bosom trembling in darkness
Of Albions clouds. he fed it, with his tears & bitter groans
Hiding his Spectre in invisibility from the timorous Shade
55 Till it became a separated cloud of beauty grace & love
Among the darkness of his Furnaces dividing asunder till
She separated stood before him a lovely Female weeping
Even Enitharmon separated outside, & his Loins closed
And heal'd after the separation: his pains he soon forgot:
60 Lured by her beauty outside of himself in shadowy grief.
Two Wills they had; Two Intellects: & not as in times of old.
  
Silent they wanderd hand in hand like two Infants wandring
From Enion in the desarts, terrified at each others beauty
Envying each other yet desiring, in all devouring Love,

<1804—1820>

Примечания

1-32. Окончание песни Лоса. Остальное — от автора.

1. Эманация Альбиона Иерусалим (то есть, человеческая свобода) шестикрылая, как Серафимы в видении Исайи, которые верхней парой крыльев покрывают лицо, нижней — ноги, а летают на средней паре крыльев. Здесь Иерусалим покрывает крыльями голову, грудь и чресла.

2. Здесь Иерусалим трёхкратной (Threefold). Три — по Блейку несовершенное чило. Совершенной (или четырёхкратной) Иерусалим становится, когда она не разделена с Альбиноном (человечеством), то есть в Вечности, где они являются частями друг друга.

3. «три Вселенных»: Чело, Сердце и Чресла — описаны далее 1) 4-13, 2) 14-21, 3) 22-32.

4. Аарону было предписано носить на челе золотую дощечку с недписью «Святыня Господня». Новый Иерусалим в Откр. 21:21 «..двенадцать ворот — двенадцать жемчужин, каждые вороты были из одной жемчужины».

14. «Грудь твоя Белая, полупрозрачна покрыты бессмертными драгоценными камнями…» — ср. Исход 28:17—21, где описывается наперсник со вставленными 12 различными драгоценными камнями (по числу 12 колен Израиля).

19. «Я вижу Новый Иерусалим, сходящий с Небес» — в Откр. 21:2: «И я Иоанн увидел святый город Иерусалим, новый, сходящий от Бога с неба, приготовленный как невеста, украшенная для мужа своего».

27. Ср. Исход 13:21-22: «Господь же шел пред ними днем в столпе облачном, показывая им путь, а ночью в столпе огненном, светя им, дабы идти им и днем и ночью».

29. Ср. Исход 28:33-35, о ризе Аарона: «сделай яблоки… вокруг по подолу ее; позвонки золотые между ними кругом… дабы слышен был от него звук, когда он будет входить во святилище..»

32. Семь островов Ионии — у Блейка: Острова Иавана (The Isles of Javan) — Ионические острова (см. Бытие 10:5, где упоминаютмя «Сыновья Иавана»).

44. Сило́м (или Шило́, Shiloh) — означает «мир, мирный, миротворец», священное место, где поначалу находилась Скиния Завета. Блейк ассоциировал Силом с Францией.

45. Эрин — кельтское название Ирландии по имени богини Эриу. Блейк обращается к образу Эрин в связи с кровавым подавлением восстания и потерей Ирландии свей автономии в 1800 году. Создание Пространств Эрин по Блейку это возможность искупления, которую дают жертвы своим тиранам. В Пространствах Эрин Лос и его дети могут работать для возрождения града Иерусалим.

54. «пугливая Тень» — Энитармон.

63. Энион (Enion) — эманация Тармаса, символ инстинкта Воспроизведения, продолжения рода. В поэме «Вала или Четыре Зоа» она является матерью Лоса и Энитармон.


Прозаический перевод


Лист 86

Я вижу твой Образ, O прекрасная нежная Иерусалим, Окрылённая шестью Крылами
В затенённой Груди Спящего, прекрасная Тройная:
В Голове, и Сердце и Чреслах — три Вселенных любви и красоты.
Лоб твой ярок: Святыня Господня, с Вратами из жемчуга
5 Отражает Вечность под твоим лазурными крыльями оперенья внизу
Тонко отделаны и покрыты перьями из золота и лазури и пурпура,
От твоих белых плеч затенённых, чистота в святости!
Отсюда перья смягчаются малиновым цветом рубина, ярким, как огонь,
Распространяющимся в лазурных Крыльях, которые подобно покрову
10 Сгибаются над твоей бессмертной Головой в которой Вечность пребывает
Альбион любимая Земля; Я вижу твои горы и холмы твои
И долины, и твои приятные Города святые для Господа,
Я вижу Призраков твоих Умерших O Эманация Альбиона.

Грудь твоя Белая, полупрозрачна покрыты бессмертными драгоценными камнями.
15 Возвышенный орнамент не скрывает очертаний красоты, на которую
Страшно смотреть ибо твоя красота несравненна и совершенна,
Двенадцатикратно здесь все колена Израилевы я вижу
На Святой Земле: я вижу Реку Жизни и Древо Жизни,
Я вижу Новый Иерусалим, сходящий с Небес.

20 Между твоих Крыльев из золотых и серебряных бессмертных перьев,
Ясных как радуга, как облако у скинии Солнца.

Твои Чресла покрыты Крыльями полупрозрачными, иногда прикрытыми,
А иногда раскрывающимися вовне выявляя пламя святости,
Которая, как мантия покрывает: как Вуаль Серафима
25 В пылающем огне бесконечно пылающем от Вечности к Вечности,
Я вижу там Двенадцикратный Израиль в своих Шатрах,
Столп облачный днем: Столп огненный ночью
Направляет их: там я вижу Моав и Аммон и Амалик,
Там Колокола серебрянные вкруг колен твоих, живые отчётливые
30 Утешительные звуки любви и гармонии, и на ногах твоих
Сандалии из золота и жемчуга, и Египет и Ассирия передо мной,
Острова Иавана, Филистея, Тир и Ливан!»

Так Лос поет стоя на Часах, переходя от Печи к Печи.
Он хватает свой молот каждый час, пламя окружаеть его когда,
35 Он бьет: моря катят волны под его ногами, бури собираются
Вокруг его головы. толстые градины останавливаются в черном облаке,
Готовые подчиняться его голосу, его Сыновья трудятся в шуме
Его громыхающий Печей; Его дочери в их Ткальнях скорбно поют
Его Эманация отделяет в молочных волоконах, мучась
40 Среди золотых Ткацких станков Кафедрона отправляя волокна любви
Из Голгонуцы со сладкими видениями для странствующей Иерусалим.

Никто не может достичь блаженства, не будучи порожден
На Земле; из тех,чьи Эманации ткут любовь
Беулы для Иерусалима и Силома, в бессмертной Голгонуце
45 Сосредотачиваясь на величественном образе Эрин в вечных слезах,
Обозревая Вьющегося Червя в Пустынях Великой Татарии
Обозревая Лоса его содрогания, заливающего бальзамом свою печаль.
Так ужасен гнев Лоса, что никто не смеет приблизиться к нему
Не став его Чадом в Печах скорби.

50 И Энитармон как тусклая радуга реяла перед ним,
Наполненяя Волокнами из чресл его, которые покраснели от желания,
Кровавый Шар под его грудью дрожащий во тьме
Альбионовых туч. Он кормил его слезами и горькими стонами,
Скрывая свой Призрак в невидимости от пугливой Тени,
55 Пока она не стала отдельным облаком красоты, благодати и любви
Среди мрака его Печей, отделяясь от него, пока
Она не отделилась и не стояла перед ним прекрасной плачущей женщиной.
Даже Энитармон отделилась снаружи, и чресла его закрылись
Исцелились после отделения: вскоре он забыл о своей боли:
60 Привлеченный её красотой отделённой от него в тенистом горе.
У них стало две Воли; Два ума: не как в древние времена.
  
Тихо они бродили рука об руку, как два блуждающих Младенца
От Энион в пустынях, в ужасе от красоты друг друга
Завидуя друг другу, еще желая всепожирающей Любви...

16 сентября 2015‎, Сент-Олбанс

Ссылки

© Д. Смирнов-Садовский. Перевод. Комментарии.


Info icon.png Это произведение опубликовано на Wikilivres.ru под лицензией Creative Commons  CC BY.svg CC NC.svg CC ND.svg и может быть воспроизведено при условии указания авторства и его некоммерческого использования без права создавать производные произведения на его основе.