Иерусалим. Эманация Гиганта Альбиона (Блейк)/42

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску
Иерусалим. Эманация Гиганта Альбиона/Лист 42
автор Уильям Блейк (1757—1827), пер. Д. Смирнов-Садовский (р. 1948)
Язык оригинала: английский. Название в оригинале: Jerusalem. The Emanation of the Giant Albion/Plate 42. — Дата создания: ок. 1804—1820.
{{#invoke:Header|editionsList|}}

Лист 42

Plate 42

Jerusalem The Emanation of The Giant Albion, copy E, object 42 (Bentley 42, Erdman 42, Keynes 42)

Так бледный Альбион сидел, речам других внимая,
И зло вынашивал. Лос печи распахнул пред ним,
И он узрел, что прокляты любовь его и чувства, —
Болезнь его сразила, и душа в нём умерла.
5 Страдал и Лос, взирая в ужасе на Печи Смерти,
И смерти ожидал, но снизошёл к нему Спаситель
Любовью, чувством чистым, и слезами, как росой,
Покрыв травинку каждую на дышащей земле.

Рек Альбион в виденьях мрачных: «Лос, мой ложный друг,
10 Ты Милосердью молишься, покинув друга в скорби, —
Теперь ты показал свою порочность Небесам.
Где правда? Справедливость где? О друг неблагодарный!
Верни мне пищу для души — возлюбленных моих!
Всех дочерей своих — блудниц, всех сыновей я проклял,
15 И Энитармон, дщерь свою я заклеймил проклятьем!
Опустошённый, дочерей я бесам отдаю!» —

Рек хмуро он, пока, кружа, ночь Ульро опускала
Подол непроницаемый от Дувра к Корнуэллу.

И молвил Лос: «На слово правды я отвечу правдой,
20 Но к справедливости ещё добавлю Милосердье:
Помилуй малых сих! Ужели я к тебе лишь должен
Быть добрым и жестоким к тем, кого ты ненавидишь?
Средь четырёх Живых Существ ты Образом был Божьим.
Трёх ты убил — меня ж, четвёртого, не уничтожишь!
25 Ты в заблужденье и не мучь меня своею правдой.
Мой долг — невинность защитить и просветить невежд.
Любезности пора отбросить, ни к чему притворство.
О добродетели и нравах спорить мы не будем.
Знай, существует два предела в каждом человеке:
30 Непроницаемость — один, и сжатие — другой.
Зовётся первый Сатаной, другой зовут Адамом.
Из Сжатия Спаситель милосердный сотворил
Жену для Человека, спящего в Беуле, дабы
Родиться Человеком самому во искупление.
35 Но Расширенья и Прозрачности пределов нет.
И в человеческой груди им не бывать вовеки!
Я сокрушу твоих послов и праведности узы
Чтоб ты мои не сокрушил, но если будешь честен,
Тебе отвечу правдой, защитив себя от мести.
40 Считай меня врагом и гнев свой на меня излей.
Но малых сих не истребляй — помазанников Божьих,
Их добродетель не губи — ту, что избрал Спаситель,
И малых сих избрав, их предпочёл тебе, тебя же
Покинул навсегда, а малых сих — помазал!
45 Ты самостью своей себя от Бога отлучил».

И, отвернув лицо, заплакал Лос об Альбионе.

Но тот вскричал: «Сюда, Хэнд, Хайл, хватайте-ка дружка,
Как Вы схватили те две дюжины бунтовщиков зловредных,
Во искупленье смерти духа — смерть нам жизнь несёт!
50 И пусть на Камне Лондонском ответит он пред Небом
Меж Ханслоу и Блэкхитом, между Норвудом и Финчли.
И всё, что есть у них — моё, подарок щедрый мой.
Но благодарности от них я так и не услышал,
Зато их благодетель мне грозит отмщеньем страшным».

55 Лос у печей стоял и, гнева мёртвых ожидая,
Знал, что Божественная длань даст мощь ему и силы.

И понеслись из бездны крики Призраков, наполнив
Край Альбиона: Оксфорд застонал в печи железной,
Винчестер в логове завыл, восстав на Альбиона,
60 И проклинали все любовь свою и человечность,
Бушуя, словно в чащах скорби дикое зверьё,
О доброте своей жалея в сновиденьях Ульро.

«Приди Раав с могучим воинством твоим, да будет
Построен Вавилон, и да провалятся в Геенну
65 Все те двадцать четыре — ждут нас торжество и слава!»

На ложах смерти мертвецы сидели, как живые,
И управляли Призраками, как уздой железной,
«Где Иерусалим?» — они друг друга вопрошали,
Их голоса звучали глухо, нечленораздельно
70 И слёзы хладные текли по впалым их щекам:

«О скоро ль утро воссияет над могилой, скоро ль
Спасение придёт? Мы на посту своём уснули
И встать не в силах! Наши призраки ярятся в чащах.
Бог Альбиона, где же ты? о пожалей дозорных!»

75 Так плакали они, а печи Лоса клокотали
Меж туч Европы, Азии, среди Змеиных храмов!

Вкруг Альбиона алтарей Лос семь печей построил
И, в завершенье, Мировую Скорлупу воздвиг:
На Запад, на Восток, на Север и на Юг, пока
80Всю Землю не покрыли Норвуд, Финчли, Хаунслоу и Блэкхит,
Став Сетью и Вуалью Валы средь Погибших Душ.

Thus Albion sat, studious of others in his pale disease:
Brooding on evil: but when Los opend the Furnaces before him:
He saw that the accursed things were his own affections,
And his own beloveds: then he turn'd sick! his soul died within him
5Also Los sick & terrified beheld the Furnaces of Death
And must have died, but the Divine Saviour descended
Among the infant loves & affections, and the Divine Vision wept
Like evening dew on every herb upon the breathing ground

Albion spoke in his dismal dreams: O thou deceitful friend
10Worshipping mercy & beholding thy friend in such affliction:
Los! thou now discoverest thy turpitude to the heavens.
I demand righteousness & justice. O thou ingratitude!
Give me my Emanations back[,] food for my dying soul!
My daughters are harlots! my sons are accursed before me.
15Enitharmon is my daughter: accursed with a fathers curse!
O! I have utterly been wasted! I have given my daughters to devils

So spoke Albion in gloomy majesty, and deepest night
Of Ulro rolld round his skirts from Dover to Cornwall.

Los answerd. Righteousness & justice I give thee in return
20For thy righteousness! but I add mercy also, and bind
Thee from destroying these little ones: am I to be only
Merciful to thee and cruel to all that thou hatest[?]
Thou wast the Image of God surrounded by the Four Zoa’s
Three thou hast slain! I am the Fourth: thou canst not destroy me.
25Thou art in Error; trouble me not with thy righteousness.
I have innocence to defend and ignorance to instruct:
I have no time for seeming; and little arts of compliment,
In morality and virtue: in self-glorying and pride.
There is a limit of Opakeness, and a limit of Contraction;
30In every Individual Man, and the limit of Opakeness,
Is named Satan: and the limit of Contraction is named Adam.
But when Man sleeps in Beulah, the Saviour in mercy takes
Contractions Limit, and of the Limit he forms Woman: That
Himself may in process of time be born Man to redeem
35But there is no Limit of Expansion! there is no Limit of Translucence.
In the bosom of Man for ever from eternity to eternity.
Therefore I break thy bonds of righteousness; I crush thy messengers!
That they may not crush me and mine: do thou be righteous,
And I will return it; otherwise I defy thy worst revenge:
40Consider me as thine enemy: on me turn all thy fury
But destroy not these little ones, nor mock the Lords anointed:
Destroy not by Moral Virtue, the little ones whom he hath chosen!
The little ones whom he hath chosen in preference to thee.
He hath cast thee off for ever; the little ones he hath anointed!
45Thy Selfhood is for ever accursed from the Divine presence

So Los spoke: then turn’d his face & wept for Albion.

Albion replied. Go! Hand & Hyle! sieze the abhorred friend:
As you Have siezd the Twenty-four rebellious ingratitudes;
To atone for you, for spiritual death! Man lives by deaths of Men
50Bring him to justice before heaven here upon London stone,
Between Blackheath & Hounslow, between Norwood & Finchley
All that they have is mine: from my free genrous gift,
They now hold all they have: ingratitude to me!
To me their benefactor calls aloud for vengeance deep.

55Los stood before his Furnaces awaiting the fury of the Dead:
And the Divine hand was upon him, strengthening him mightily.

The Spectres of the Dead cry out from the deeps beneath
Upon the hills of Albion; Oxford groans in his iron furnace
Winchester in his den & cavern; they lament against
60Albion: they curse their human kindness & affection
They rage like wild beasts in the forests of affliction
In the dreams of Ulro they repent of their human kindness.

Come up, build Babylon, Rahab is ours & all her multitudes
With her in pomp and glory of victory. Depart
65Ye twenty-four into the deeps! let us depart to glory!

Their Human majestic forms sit up upon their Couches
Of death: they curb their Spectres as with iron curbs
They enquire after Jerusalem in the regions of the dead,
With the voices of dead men, low, scarcely articulate,
70And with tears cold on their cheeks they weary repose.

O when shall the morning of the grave appear, and when
Shall our salvation come? we sleep upon our watch
We cannot awake! and our Spectres rage in the forests
O God of Albion where art thou! pity the watchers!

75 Thus mourn they. Loud the Furnaces of Los thunder upon
The clouds of Europe & Asia, among the Serpent Temples!

And Los drew his Seven Furnaces around Albions Altars
And as Albion built his frozen Altars, Los built the Mundane Shell,
In the Four Regions of Humanity East & West & North & South,
80 Till Norwood & Finchley & Blackheath & Hounslow, coverd the whole Earth.
This is the Net & Veil of Vala, among the Souls of the Dead.

Примечания

Примечания

Иллюстрация: Атлант, поддерживающий шесть человечески фигур, верхняя из которых держит огромную кисть винограда. По замечанию Мортона Д. Пейли этот рисунок иллюстрирует стих из Иоанна 15:5: «Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего».

47 «…хватайте-ка дружка» («…sieze the abhorred friend») — Пейли высказывает предположение, что «Friend» (друг) здесь ошибочное написание слова «Fiend» (чёрт). Однако, определение «ложный друг» в 9 строке делает сочетание в устах Альбиона «abhorred friend» («ненавистный друг») вполне понятным и объяснимым по отношению к Лосу, другу, ставшего ненавистным для него.

50-80. Альбион призывает Лоса к ответу перед Небом на Лондонском Камне — служившего (по Блейку) местом друидической казни. Этот камень является центром блейковского Лондона, откуда берут начало четыре «чащи скорби» Альбиона (см. строку 61) разрастающиеся от этого камня на запад до Хаунслоу, до Блэкхита на восток, до Финчли на север и до Норвуда на юг. В строке 80, где снова упоминаются эти деревни, окружающие Лондон, теперь покрывающие собой всю Землю, имеется в виду разрастание этих «чащей скорби» до масштабов всего земного мира.

81. Сеть или Вуаль Валы — пелена материи покрывающая реальный мир, или Мировая Скорлупа (или Раковина), или видимое небо, падший мир Уризена с 27 небесами и безднами законов и религий, пещерами, лабиринтами и 27 слоями мрака. Это зеркало нашего земного мира, окружённое Хаосом, за пределами которого находится Вечность.

Подстрочный перевод:

Так Альбион сидел, [окружённый] заботой других в бледном недомогании:
Размышляя о зле: но когда Лос раскрыл Печи перед ним:
Он увидел, что проклятью преданы его собственные чувства,
И его возлюбленные: тогда его поразила болезнь! душа умерла в нём
5A так же и Лос больной в ужасе увидел Печи Смерти
И должен был умереть, но Божественный Спаситель спустился [блуждая]
Меж младенческой любовью и чувствами, и Божественное Видение лило слёзы
Подобно вечерней росе на каждую травинку на дышащей земле.

Альбион говорил в своих мрачных сновидениях: О ты, лживый друг
10Поклоняющийся милосердию и видящий своего друга в такой скорби:
Лос! Теперь ты раскрыл свою порочность небесам.
Я требую правды & справедливости. О ты, неблагодарный!
Верни мне мои эманации, пищу для моей умирающей души!
Мои дщери блудницы! мои сыны прокляты предо мною.
15Энитармон моя дочь: проклята отцовским проклятьем!
О! Я полностью опустошён! Я отдал моих дочерей бесам

Так говорил Альбион в мрачном величии, и самая глубокая ночь
Ульро раскручивала подол [своей юбки] от Дувра до Корнуолла.

Лос отвечал: Правдой и справедливостью, я отвечу тебе
20На твою правдивость! но я добавляю также милосердье, и удерживаю
Тебя от уничтожения малых сих: разве я должен быть только
Милосердным к тебе и жестоким ко всем, кого ты ненавидишь?
Ты был Образом Божьим, в окружении Четырёх Животных [Зоа]
Трёх ты убил! Я Четвертое: ты не можешь уничтожить меня.
25Ты в Заблуждении; не мучь меня своей праведностью.
У должен защищать невинных и наставлять невежественных:
У меня нет времени на притворство; и на маленькие любезности,
[рассуждения] морали и достоинствах: в собственном тщеславии и гордости.
Существует предел Непроницаемости, и предел Сжатия;
30В каждом Отдельном Человеке, и предел Непроницаемости,
Назван Сатаной: а предел сжатия именуется Адамом.
Но когда Человек спит в Беуле, Спаситель в милосердии берёт
Предел Сжатия, и из Предела он формует Женщину: Поэтому
Он сам сможет с течением времени родится Человеком ради искупления.
35Но нет Предела Расширения! нет Предела Прозрачности.
В груди Человека никогда от вечности к вечности.
Поэтому я нарушу твои узы праведности; Я сокрушу послов твоих!
Чтобы они не смогли сокрушить меня и моё: если ты будешь правдив,
Я отвечу тебе правдой; либо я бросаю вызов твоей худшей мести:
  
40Считай меня врагом своим, на меня обрати всю ярость Твою
Но не уничтожай малых сих, не глумись над помазанниками Господа:
Не разрушай Моральной Добродетели, малых сих которых Он избрал!
Малых сих которых Он избрал в предпочтении к тебе.
Он бросил тебя навсегда; малых сих Он помазал!
45Твоя самость навсегда отлучила тебя от очей Божественных.

Так Лос говорил: затем повернул лицо своё и плакал об Альбионе.

Альбион отвечал: Вперёд! Хэнд и Хайл! схватите этого ужасного друга:
Как вы уже схватили 24-х неблагодарных мятежников;
Во искупление духовной смерти! Человек живёт за счёт гибели Людей.
50Приведите его на суд перед Небом здесь, на Лондонском камне,
Между Блэкхитом и Хаунслоу, между Норвудом и Финчли
Всё, что у них есть, это моё: это мой свободный щедрый дар,
Они теперь держат всё, что у них есть: без благодарности ко мне!
Их благодетель громко зовёт их к страшной мести против меня

55Лос стоял перед своими Печами в ожидании ярости мертвецов:
И Божественная длань была на нём, вливая в него силы.

Призраки Мёртвых кричат из глубин под ним
С холмов Альбиона ; Оксфорд стонет в своей железной печи
Винчестер в своей берлоге и пещере; они жалуются на
60Альбиона : они проклинают свою человеческую доброту и любовь
Они бушуют, как дикие звери в лесах скорби
В сновиденьях Ульро они каются в своей человеческой доброте.

Придите, постройте Вавилон, Раав с нами и все множество её
С её пышностью и славой победы. Провалитесь
65Вы, двадцать четыре, в глубины! дайте нам прийти к славе!

Их человеческие величественные формы восседают на своих Ложах
Смерти: они обуздали своих Призраков как железной уздой
Они спрашивают об Иерусалим в краю мёртвых,
Голосами мертвецов, низкими, почти нечленораздельными,
70And со слезами холодными на щеках они усталые отдыхают.

О когда же утро могилы явится, и когда
Придёт наше спасение? мы спим на нашем посту
Мы не можем проснуться! и наш Призраки ярость в лесах
O Бог Альбиона, где ты? пожалей дозорных!

75Так скорбят они. Громко Печи Лоса гремят
На Облаках Европы и Азии, среди Змеиных Храмов!

И Лос расставил свои Семь Печей вокруг Альбионовых Алтарей
И, подобно Альбиону построившему замороженные Алтари, возвёл Мировую Раковину
В Четырёх Сторонах Человечества на Востоке и Западе и Севере и Юге,
80Пока Норвуд и Финчли и Блэкхит и Хаунслоу не покрыли всю Землю.
Это Сеть и Вуаль Валы, среди Душ Умерших.

Ссылки

© Д. Смирнов-Садовский. Перевод. Комментарии.


Info icon.png Это произведение опубликовано на Wikilivres.ru под лицензией Creative Commons  CC BY.svg CC NC.svg CC ND.svg и может быть воспроизведено при условии указания авторства и его некоммерческого использования без права создавать производные произведения на его основе.