Иерусалим. Эманация Гиганта Альбиона (Блейк)/37

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску
Иерусалим. Эманация Гиганта Альбиона — Лист 37 (41)
автор Уильям Блейк (1757—1827), пер. Д. Смирнов-Садовский (р. 1948)
Язык оригинала: английский. Название в оригинале: Plate 37 [41] . — Дата создания: ок. 1804—1820.
{{#invoke:Header|editionsList|}}

Лист 37 (41)

Plate 37 (41)

Jerusalem The Emanation of The Giant Albion, copy A, object 37 "Bath who is Legions: he is the Seventh, the physician and..."


Бат, что зовётся Легионом был Седьмым: он исцелитель
И отравитель: первый и последний в Небе и в Аду,
Чей Призрак Лувой был в теснинах Альбиона. Сократил
На трижды восемь до двенадцати он Иерусалим,
5 И оттеснил её в в пустыни Поплара и Боу:
В Молден и Кентербери, в наслаждении жестоком:
Над Ислингтоном, Панкрасом Челны витают смерти,
От Марибон до Тайберна уныние сплетает путы,
На западе от Лондона отчаянье свивает сети,
10 Там Иерусалим искала отдыха в небытии и смерти,
В Долину Ламбета бежав, она укрылась в Саррей,
Среди Холмов за Рефаимом; пойманы её Сыны,
Готовы к жертве. Но её нельзя найти — Беулы Дщери,
Её в Беулу нежно увлекли и там укрыли.
15 Песчинку в Ламбете ни Сатана найти не в силах,
Ни Воинство его; она прозрачна, с множеством углов,
Её нашедший обретёт Дворец Утуны, там внутри,
Грань каждая её открытая в Беулу — дивный рай,
Но если Демоны найдут её, то, объявив Грехом,
20 Они затопят кровью казней каждый этой Рай и все его народы.
Здесь Иерусалим и Вала тихим сном уснули
На Юго-Западе, сокрыты от ужасного Востока.
Дрожа в отчаяньи в пещерах мрачных Смерти Двадцать Восемь
Вкруг Ложа Смерти в униженьи, в пытках Самоосужденья,
25 Стояли на коленях, а внутри их Призраки ярились,
Четыре Зоа, распаляясь, изрыгали пламя гнева,
Любовью, страхами семьи Гиганта упивались?
Из себялюбья разрушали то, чем восхищались,
Жевали, пили, плакали, жалели, словно лицедеи.
30 Их Души, насыщаясь местью и убийством, собственною
Святостью хвалясь, стремились уничтожить Эманации свои.

[Суровый Призрак

     век за веком
Царит над каждым
35 Человеком,
Но человечность
     в нас проснётся,
И Призрак в Хляби

     захлебнётся. ]

 
Bath who is Legions: he is the Seventh, the physician and
The poisoner: the best and worst in Heaven and Hell:
Whose Spectre first assimilated with Luvah in Albions mountains
A triple octave he took, to reduce Jerusalem to twelve
5To cast Jerusalem forth upon the wilds to Poplar & Bow:
To Malden & Canterbury in the delights of cruelty:
The Shuttles of death sing in the sky to Islington & Pancrass
Round Marybone to Tyburns River, weaving black melancholy as a net,
And despair as meshes closely wove over the west of London,
10Where mild Jerusalem sought to repose in death & be no more.
She fled to Lambeths mild Vale and hid herself beneath
The Surrey Hills where Rephaim terminates: her Sons are siez'd
For victims of sacrifice; but Jerusalem cannot be found! Hid
By the Daughters of Beulah: gently snatch'd away: and hid in Beulah
15There is a Grain of Sand in Lambeth that Satan cannot find
Nor can his Watch Fiends find it: tis translucent & has many Angles
But he who finds it will find Oothoons palace, for within
Opening into Beulah every angle is a lovely heaven
But should the Watch Fiends find it, they would call it Sin
20And lay its Heavens & their inhabitants in blood of punishment
Here Jerusalem & Vala were hid in soft slumberous repose
Hid from the terrible East, shut up in the South & West.
The Twenty-eight trembled in Deaths dark caves, in cold despair
They kneeld around the Couch of Death in deep humiliation
25And tortures of self condemnation while their Spectres ragd within.
The Four Zoa's in terrible combustion clouded rage
Drinking the shuddering fears & loves of Albions Families
Destroying by selfish affections the things that they most admire
Drinking & eating, & pitying & weeping, as at a trajic scene.
30The soul drinks murder & revenge, & applauds its own holiness
They saw Albion endeavouring to destroy their Emanations.

[ Each Man is in

    his Spectre's power
Untill the arrival
35 of that hour,
When his Humanity
   awake
And cast his Spectre

   into the Lake” ][1]


Примечания

1. На самом деле город Бат, построенный римлянами, никогда не назывался Легионом.

4. Он убрал три октавы (трижды восемь) чтобы сократить Иерусалим до двенадцати, – не вполне понятная арифметика. С. Фостер Дэймон поясняет, что Бат (седьмой по счёту из кафедральных городов) лишил другие 24 кафедральных города их эманаций (служащих истоками вдохновения) «чтобы отбросить Иерусалим в пустыни Поплара и Боу» (ныне восточные районы Лондона).

12. Рефаимы (ивр. רפאים‎), они же — анакиты или авим — мифический библейский народ великанов, живших во времена Авраама (Быт.14:5, 15:20). У Блейка «Рефаим» это название местности.

17. Утуна (Oothoon) – (как уже указывалось в примечаниях к Видениям Дщерей Альбинона, №261) третья из дочерей Лоса и Энитармон, эманация Теотормона, олицетворяющая неразделённую любовь, желание свободной любви; Она любит Теотормона, но её насилует и бросает Бромион, с которым они остаются «привязанными спина к спине» узами ненависти. Теотормон потрясён. Как «нежная душа Америки» Утуна является идеалом физической свободы.

32—39. Это короткое стихотворение, впервые появившееся как черновой набросок в «Записной книжке» Блейка (см. «Россетти манускрипт», с. 12, ок. 1803 г.), затем вошло в его поэму «Иерусалим» (Гл. 2, Лист 37/41), где оно награвировано как часть иллюстрации, в центре которой изображён человек в состоянии крайней депрессии или отчаяния, в то время как слева сбоку на развёрнутом свитке маленький эльф записывает текст этого стихотворения в зеркальном отражении.

  1. Man’s Spectre] In the original draft on p. 12 of the Rossetti MS. this quatrain was at first written: This world is in the Spectre’s power Until the arrival of that hour, Until Humanity awake, 35 And cast his own Spectre in the Lake— followed by the unfinished stanza. And there to Eternity aspire The Selfhood in a flame of fire; Till then the Lamb of God …
Лист 37 (подстрочный перевод)


Бат, называемый Легионом: он является Седьмым, лекарем и
Отравителем : лучшим и худшим в Раю и Аду:
Чей Призрак слился с Лувой в Альбионовых горах
Он убрал трижды восемь [эманаций кафедральных городов] чтобы сократить Иерусалим до двенадцати,
3 Чтобы отбросить Иерусалим в пустоши (дебри) в Поплара и Боу,
Молдена и Кентербери, в жестоком наслаждении:
Челны смерти поют в небесах над Ислингтоном и Панкрасом
Вокруг Марибон до Тайберна-реки, развевая чёрную сеть уныния,
И сети отчаянье тесно свиваются над западным Лондона
10 Там нежная Иерусалим искала отдыха в смерти и небытии,
Она бежала в ласковую Долину Ламбета, она укрылась под
Холмами в Саррей, Холмами Саррей, где кончается Рефаим: ее сыновья схвачены
Для принесения в жертву, но Иерусалим нельзя найти! спрятана
Дщерями Беулы: нежно унесена прочь: и скрыта в Беуле

15 Есть песчинка в Ламбете, что ни Сатана не может найти
Ни его Демоны-Ищейки: она полупрозрачная и имеет много углов
Но тот, кто найдет её, найдёт дворец Утуны, ибо изнутри
Открытый в Беулу каждый её угол это чудесное небо
Но если Демоны-Ищейки найшли бы её, они бы назвали это грехом
20 И утопили бы Рай и его обитателей в крови казней
Здесь Иерусалим и Вала были спрятаны в мягком сонном покое
Скрыты от страшного Востока, заперты на Юге и Западе.

Двадцать восемь дрожали в тёмных пещерах Смерти, в холодном отчаянии
Они стояли на коленях вокруг Ложа Смерти в глубоком унижении
25 И пытках самоосуждения, пока их Призраки ярились внутри.
Четыре Zoa в ужасном волнении изрыгали пламя ярости
Упиваясь дрожащими страхами и любовью Семьи Альбионовой
Уничтоженой эгоистическими страстями тем, что их больше всего восхищало
30 Упиваясь и поглощая, и жалея и плача , как в трагической сцене.
Душа пьет убийство & месть , и приветствует свою собственную святость

Они видели Альбиона стремясь уничтожить свои эманации.

Ссылки

© Д. Смирнов-Садовский. Перевод. Комментарии.


Info icon.png Это произведение опубликовано на Wikilivres.ru под лицензией Creative Commons  CC BY.svg CC NC.svg CC ND.svg и может быть воспроизведено при условии указания авторства и его некоммерческого использования без права создавать производные произведения на его основе.