Грозный Лос (Потапова)

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к: навигация, поиск

Грозный Лос
автор Уильям Блейк (1757—1827), пер. Вера Аркадьевна Потапова (1910—1992)
Язык оригинала: английский. Название в оригинале: With happiness stretchd across the hills. — Дата создания: 1801. Источник: www.blakearchive.org


Потапова:

Грозный Лос[1]

(Сочинено по пути из Фелфама в Лавант[2])

С холмами, что мирной дышали красой,
И с облаком, пахнущим свежей росой,
С крылами, застлавшими синь без предела,
И солнцем, что в небе всходило и пело,
С лесами, лугами, с травой непримятой,
Где водятся эльфы, шалят бесенята,
Со строками Хейли[3] — (их отзвук возник,
И сердца толчки ощутил мой язык), —
И с ангелами, что расселись по кущам
Боярышника, и — самим Всемогущим,
И с ангельскою среброкрылою ратью,
И демонов златосиянною статью,
Я мир увидал, где под небом покатым
Отец мой парил[4] вместе с Робертом, братом.
Там был и брат мой злотворный, Джон.
Из черной тучи звучал его стон.
(Они, мертвецы, пересе́кли мне путь,
Не глядя на гнев, распиравший мне грудь.
Молили они, утопая в слезах,
С надеждой в глазах и со страхом в глазах.)
Нахлынули скорбные ангелы с тыла —
Спровадить их, но не тут-то было.
«Останься!» — услышал я сумрачный вздох,
И путь заступает мне Чертополох.
Но что для другого — безделица, малость, —
Во мне пробуждает восторг или жалость,
Поскольку мне зренье двойное дано,
И везде, и повсюду со мною оно.
Видит внутренний глаз мой — седым стариком
То, что внешний считает простым сорняком.
«Назад повернешь — и наплачешься тут
Вот эти кусты — Энитха́рмон[5] приют:
А там — Теото́рмоном[6] будешь врасплох
Застигнут», — стращал меня Чертополох.
«Лос[7] Грозный в этом клялся стократно,
В надежде, что ты повернешь обратно.
Со старостью, бедностью, страхом — в итоге,
Жену твою ждут погребальные дроги.
Что́ Фюзели[8] дал (утес да пещеру —
И только!) — даст Баттс[9] по его примеру».
Ногой ударил я Чертополох,
И сшиб его с корня, чтоб куст засох.
«Долг — с долгом воюет, куда ни глянь.
Иль радости наши — навоз и дрянь?
Да разве мой Баттс дорогой — в небреженье,
Коль скоро я Хейли воздал уваженье[10]?
И должен ли Флексман посматривать волком,
А друзья — сомневаться во мне тихомолком?
Жене ль моей жить у золовки в плену,
Иль сестре — согнать со свету жену?
Ужасен Лос и его заклятье!
Я чувствую трепет и сердца сжатье».
Изрёк — и ударил я, в гневе, в тревоге,
Того, кто лежал поперёк дороги.
Из пламени солнца, что ввысь поднялось,
Могущества полон, явился мне Лос.
Он внешнему глазу — солнцем утренним
Казался, но Лоса увидел я — внутренним.

«Работают руки мои день-деньской,
Но обходят меня и досуг и покой.
Жене моей льгот никаких не видать!
Разве только с небес упадёт благодать.
Мало хлеба и пива у нас на столе.
Не взошло наше счастье на этой земле.
Питаешь не ты нашей жизни ре́ки!
Лучи твои нас не согреют вовеки.
Ни времени мне, ни пространства отмерить
Не можешь — спешу тебя в этом заверить.
Мой ум — не твоим сияньем украшен!
Мне облик пугающий твой не страшен».

Когда разразился я вызовом гневным,
Дрожь овладела светилом полдневным,
А луна, в отдалении тлевшая, сразу,
Как снег побелев, получила проказу.
На душу людскую накинулись вдруг
И горе, и голод, и скорбь, и недуг.
На пути моем Лос пламенеет яро,
И солнце вовсю накалилось от жара,
Что стрелы мыслей и разума лук, —
Оружье моё! — излучают вокруг.
Тетива — огниста, колчан мой злат!
Впереди выступают отец мой и брат.
Теперь мне четырехкратное зренье
Доступно в моём наивысшем паренье,
Тройное — Беу́лы[11] сладостной ночью,
Двойное (я в том убедился воочью) —
Всегда! От единого зренья нас, Боже,
Спаси, и от сна Ньютонова тоже![12]

Blake:

<with no title>[13]

With happiness stretchd across the hills
In a cloud that dewy sweetness distills
With a blue sky spread over with wings
And a mild sun that mounts & sings
5 With trees & fields full of Fairy elves
And little devils who fight for themselves
Remembring the Verses that Hayley sung[14]
When my heart knockd against the root of my tongue
With Angels planted in Hawthorn bowers
10 And God himself in the passing hours
With Silver Angels across my way
And Golden Demons that none can stay
With my Father hovering upon the wind
And my Brother Robert just behind
15 And my Brother John the evil one
In a black cloud making his mone
Tho dead they appear upon my path
Notwithstanding my terrible wrath
They beg they intreat they drop their tears
Filld full of hopes filld full of fears
With a thousand Angels upon the Wind
Pouring disconsolate from behind
To drive them off & before my way
A frowning Thistle implores my stay
25 What to others a trifle appears
Fills me full of smiles or tears
For double the vision my Eyes do see
And a double vision is always with me
With my inward Eye 'tis an old Man grey
30 With my outward a Thistle across my way
“If thou goest back the thistle said
Thou art to endless woe betrayd
For here does Theotormon lower
And here is Enitharmons bower
35 And Los the terrible thus hath sworn
Because thou backward dost return
Poverty Envy old age & fear
Shall bring thy Wife upon a bier
And Butts shall give what Fuseli gave
40 A dark black Rock & a gloomy Cave.”
 
I struck the Thistle with my foot
And broke him up from his delving root
“Must the duties of life each other cross”
“Must every joy be dung & dross”
45 “Must my dear Butts feel cold neglect”
“Because I give Hayley his due respect'
“Must Flaxman look upon me as wild”
“And all my friends be with doubts beguild'
“Must my Wife live in my Sisters bane”
50 “Or my sister survive on my Loves pain'
“The curses of Los the terrible shade”
“And his dismal terrors make me afraid”
So I spoke & struck in my wrath
The old man weltering upon my path
55 Then Los appeard in all his power
In the Sun he appeard descending before
My face in fierce flames in my double sight
Twas outward a Sun: inward Los in his might

“My hands are labourd day & night”
60 “And Ease comes never in my sight”
“My Wife has no indulgence given”
“Except what comes to her from heaven”
“We eat little we drink less”
“This Earth breeds not our happiness”
65 “Another Sun feeds our lifes streams”
“We are not warmed with thy beams”
“Thou measurest not the Time to me”
“Nor yet the Space that I do see”
“My Mind is not with thy light arrayd”
70 “Thy terrors shall not make me afraid”

When I had my Defiance given
The Sun stood trembling in heaven
The Moon that glowd remote below
Became leprous & white as snow
75 And every Soul of men on the Earth
Felt affliction & sorrow & sickness & dearth
Los flamd in my path & the Sun was hot
With the bows of my Mind & the Arrows of Thought
My bowstring fierce with Ardour breathes
80 My arrows glow in their golden sheaves
My brothers & father march before
The heavens drop with human gore

Now I a fourfold vision see
And a fourfold vision is given to me
85 Tis fourfold in my supreme delight
And three fold in soft Beulahs night
And twofold Always. May God us keep
From Single vision & Newtons sleep

Примечания

  1. Грозный Лос. — Сочинено в ноябре 1801 года, когда Блейк шел из Фелфама в Лавант встречать сестру.
  2. Фелфам и Лавант — соседние деревни.
  3. Со строками Хейли… — Вероятно, имеется в виду сделанный белым стихом перевод Хейли из поэмы Торквато Тассо. Хейли Вильям (1745—1820) — меценат, биограф и посредственный поэт, автор стихотворных «Опытов» и «Посланий об искусстве»; в 1800 г. пригласил Блейка в Фелфам — деревню в Западном Сассексе, снабжал его заказами, но как художника и поэта не ценил, и в 1803 г. едва не порвал одно из его произведений, что и повлекло за собой ссору. В свою очередь, Блейк никогда не ценил стихов Хейли, он писал, что от них у него «пульс бьется в горле», насмехался, что Хейли якобы ценит Попа более Гомера.
  4. Отец мой парил… — Отец Блейка умер в 1784 г., младший брат, Роберт, бывший помощником Блейка по граверной мастерской, умер в 1787 г., двадцати четырех лет от роду.
  5. Энитхармон — символ духовной красоты у Блейка, близнец и супруга Лоса, его эманация. Ее земной прообраз — жена поэта Кэтрин Блейк, дочь бакалейщика, замужем за Блейком с 1782 г.; Блейк научил ее читать и писать, а также раскрашивать его гравюры.
  6. Теотормон — символ желания, которое, будучи подавленным, превращается в ревность. Имя его произведено от слов «теон» (бог) и «тора» (закон). Его противоположностью является Бромион — символизирующий в поэме закон, господствующий в человеческом обществе; то есть противопоставляются «божеский» и «человеческий» законы.
  7. Лос — символ поэзии, солнца и глубинной человеческой сущности у Блейка, его имя — анаграмма латинского слова Сол (солнце). Послано в письме к Томасу Баттсу в ноябре 1802 г.
  8. Фюзели (Фюсли) Иоганн Генрих (1741—1825) — поэт, художник и искусствовед, швейцарец по происхождению, друг Блейка, с 1790 г. член Лондонской академии искусств.
  9. Томас Баттс (ум. в 1845 г.) — постоянный покупатель произведений Блейка, в Лондоне жил по соседству с ним.
  10. …я Хейли воздал уваженье… — То есть живу у Хейли.
  11. Беула (древнеевр. «замужняя»). — В Книге Пророка Исайи — имя, которое получит Палестина после объединения с богом (62); у Блейка так называется страна или время, когда восстанавливается из раздробленных частей единый человек (таким образом, «ночь Беулы» — ночь любви).
  12. …от сна Ньютонова тоже! — Глубоко уважая Ньютона как величайшего ученого, Блейк, однако, выводил его наряду с Френсисом Бэконом и Локком в качестве адской троицы, считая их порождением однобокого рассудка (Призрака), — ему претила механистичность их философии.
  13. From the letter to Thomas Butts, 22 November 1802
  14. Lines 7 and 8 of the “Verses” were written in the margin and then marked for insertion with this note: “These 2 lines were omitted in transcribing & ought to come in at X”


Info icon.png Данное произведение является собственностью своего правообладателя и представлено здесь исключительно в ознакомительных целях. Если правообладатель не согласен с публикацией, она будет удалена по первому требованию. / This work belongs to its legal owner and presented here for informational purposes only. If the owner does not agree with the publication, it will be removed upon request.