Времена года рыбака (Юн Сон До/Ахматова)/Лето

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Времена года рыбака. Лето
автор Юн Сон До (1587—1671), пер. Анна Андреевна Ахматова (1889—1966)
Язык оригинала: ko. — Источник: world.lib.ru • Поэма
{{#invoke:Header|editionsList|}}


ВРЕМЕНА ГОДА РЫБАКА



Лето

XI

Ливень прекратился наконец,
Речка снова сделалась прозрачной.
Ты греби, греби, греби, рыбак!

И не в силах радость удержать,
С удочкою в путь я отправляюсь.
Ты плещи, весло моё, плещи!

Кто волшебной кистью написал
Эту реку в дымке, эти скалы?

XII

Я в листок завертываю рис,
А закуску можно не готовить.
Надо якорь подымать, рыбак!

А надел ли шляпу от дождя,
Плащ соломенный со мной ли в лодке?
Ты плещи, весло моё, плещи!

Все равно. Мне с чаек брать пример,
А они сегодня безмятежны.

XIII

Листья ряски ветер шевелит,
Под навесом лодочным — прохлада.
Парус опускать, рыбак, пора!

Летний ветер веет здесь и там,
Лодку волнам вверил я бесстрашно.
Ты плещи, весло моё, плещи!

Я на север иль на юг плыву —
Все прекрасно, и не все равно ли?

XIV

«Коль грязна цанланская вода»,[1]
Ноги в ней я, уходя, помою.
Что ж! Греби, греби, греби, рыбак!

Осторожен будь, плывя в Уцзян,[2]
Где бушует в ярости погибший.
Ты плещи, весло моё, плещи!

Если ж ты к Чуцзяну поплывешь,[3]
Берегись поймать поэта душу![4]

XV

Как хорош камней замшелых ряд.
А над ним — серебряные ивы.
Ты греби, греби, греби туда!

По пути я встречу рыбака,
Не повздорим мы из-за дороги!
Ты плещи, весло моё, плещи!

Если ж будет он, как цапля, сед,
Поступлю как те, кто принял Шуня.[5]

XVI

Что тускнеет долгий летний день,
Я, ликуя, вовсе не приметил.
Опуская свой парус, опускай!

Будем петь рыбачью песнь, рыбак,
Песне в лад стуча рукой по мачте.
Ты плещи, весло моё, плещи!

Кто поймет глубины древних чувств,
В этой песне дедовской сокрытых?

XVII

Разостлал я сети на песке,
Чтоб поспать, под старый плащ забрался.
Крепче лодку привяжи, рыбак!

Комары докучны, говорят,
Но зелёные наглее мухи.[6]
Ты плещи, весло моё, плещи!

Я боюсь на свете одного:
Что об этом Сандэбу узнает.

XVIII

Кто б вчера решился предсказать,
Что поднимет ветер ночью волны?
Якорь свой бросай, рыбак, бросай!

У безлюдной пристани челнок;
Без гребца челнок нельзя отправить.
Ты плещи, весло моё, плещи!

Как прекрасна в этот миг трава,
Что поникла там, над берегами.

XIX

Я на дом свой с нежностью гляжу;
Весь он горным облаком окутан.
Лодку выгружай, рыбак, скорей!

С камышовым веером в руке
Выхожу на каменистый берег.
Ты плещи, весло моё, плещи!

Кто теперь посмеет утверждать,
Что старик рыбак — пустой бездельник?



Примечания

  1. «Коль грязна цанланская вода, в ней я, уходя, помою ноги.» — Когда мир раздирается смутами, лучше уйти от государственных дел.
  2. «Осторожен будь, плывя в Уцзян.» — Уцзян — буквально: река удела У.
  3. «Если ж ты к Чуцзяну поплывешь…» — Чуцзян — буквально: река удела Чу.
  4. Здесь речь идет о двух исторических фактах. Первый исторический факт — это гибель У Цзы-сюйя. В эпоху «борющихся царств» (IV—III вв. до н. э.) в княжестве Чу жил некто по имени У Цзы-сюй. Когда князь зверски убил его отца и брата, У Цзы-сюй, покинув Чу, поступил на службу к князю удела У и способствовал ему в успешном походе на княжество Чу. Однако вскоре У Цзы-сюй был оклеветан и сослан. Подавленный этим несправедливым поступком князя, У Цзы-сюй бросился в реку. И вот прошло тысяча лет, а волны Уцзяна продолжают бушевать. Это негодует душа У Цзы-сюйя. Вспомнив это, рыбак (то есть Юн Сон До) говорит сам себе: «Смотри, не заплыви туда, где погиб У Цзы-сюй, не то потревожишь его душу: волны могут успокоиться, а это не должно случиться».
    Второй исторический факт — это гибель в изгнании классика китайской литературы Цюй Юаня, бросившегося в реку Мило. Вспомнив это, рыбак (то есть Юн Сон До) предостерегает себя: «смотри, не заплыви туда, где погиб Цюй Юань, не то можешь поймать на удочку верную душу того, кто нашел себе могилу во чреве рыб».
  5. «Поступлю, как те, кто принял Шуня.» — Здесь имеется в виду эпизод из жизни легендарного китайского императора Щуня: когда он отправился довить рыбу на реку Лэйцзэ, жители окрестных мест наперебой уступали ему свои жилища.
  6. «Но зелёные наглее мухи» — имеется в виду столичная чернь.