Вала, или Четыре Зоа/78

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску
Вала, или Четыре Зоа}} Вала, или Четыре Зоа/78 (Ночь 7, с. 78) — Vala, or The Four Zoas/78 (Night 7, p. 78)
автор Уильям Блейк (1757—1827), пер. ДС
Вала, или Четыре Зоа}} →
Язык оригинала: английский. Название в оригинале: Vala, or The Four Zoas. — Источник: The Complete Poetry & Prose of William Blake by William Blake. Edited by David V. Erdman
{{#invoke:Header|editionsList|}}
Википроекты:  Wikipedia-logo.png Википедия 


Ночь 1Ночь 2Ночь 3Ночь 4Ночь 5Ночь 6Ночь 7Ночь 8Ночь 9

Bb209.1.78.ms.300.jpg


[с. 78 (VII 28-70)]


Ибо Уризен, весь в снегу, сидел в завистливых раздумьях,
И буквы страшные чертил в своей железной книге,
Метелями и бурей охладить пытаясь пламя Орка
Из века в век, и корень Тайны под его пятой
5 Пророс сквозь скалы, стеблем трубчатым своим
Вознесшись к Лоса небесам, и вновь к земле склонившись,
Укоренился, разветвляясь и пуская корни вновь и вновь,
Замысловатым лабиринтом заполняя бездны.

Уризен с изумленьем обнаружил, что сидит, обросший
10 Деревьями со всех сторон — стволы росли так тесно,
Что, книги подобрав, не взяв лишь книги из железа,
С большим трудом и болью он протиснуться сумел,
И на скале железной вновь уселся, книги разложил,
Взор хмурый устремив на Орка пенистый огонь.

15 Над ужасом своим, над Орком, со скалы железной
Склонившись, голосом громовым произнёс Уризен:

«О что за жалкий мир! Откуда этот образ страха
И пламя, что исходит из тебя? Здесь ни души
Не вижу я — кто, ярости твоей страшась, дерзнёт
20 Сюда явиться? Сущностью своей к скале прикован,
Всё новые и новые огни ты исторгаешь,
Они бурлят, как водопад, иль застывают, словно
Утёсы боли, ложе под тобой пылает вечно,
А сверху на тебя стекают огненные ливни,
25 То комьями, то клиньями, в твоё врезаясь в тело,
Тебя грозится истребить горящий столп песка,
И солью адовой твои пропитывает раны,
Вот в озеро огня скала огромная упала,
Чтоб под волною удушить тебя. И только жалость
30 Подвигнула меня, прервав свой долгий скорбный отдых,
Явиться пред тобой в обличьи мудреца, и пусть
Со смехом муки ты встречаешь в этом страшном месте,
В огни бегущие, как в волны, погружая тело,
Ты в ярости своей неукротимой предаёшься
35 Мечтаньям о совсем другом, не огненном блаженстве, —
Уверен я, — о реках счастья, о лугах зелёных,
Просторы покоряешь или дремлешь в облаках
В виденьях сладостных, твой гнев растёт десятикратно,
И зреет пылкое желанье цепи разорвать,
40 Забвению предав свои мученья; иль, быть может,
Ты радуешься, что другие за тебя страдают?

Орк отвечал: «Да будут прокляты твои седины!
И жалость, и метели снежные твои я презираю.

Page 78 (VII 28-70)]


For Urizen fixd in Envy sat brooding & coverd with snow
His book of iron on his knees he tracd the dreadful letters
While his snows fell & his storms beat to cool the flames of Orc
Age after Age till underneath his heel a deadly root
5 Struck thro the rock the root of Mystery accursed shooting up
Branches into the heaven of Los they pipe formd bending down
Take root again whereever they touch again branching forth
In intricate labyrinths oerspreading many a grizly deep

Amazd started Urizen when he found himself compassd round
10 And high roofed over with trees. he arose but the stems
Stood so thick he with difficulty & great pain brought
His books out of the dismal shade. all but the book of iron
Again he took his seat & rangd his Books around
On a rock of iron frowning over the foaming fires of Orc

15 And Urizen hung over Orс & viewd his terrible wrath
Sitting upon an iron Crag at length his words broke forth

Image of dread whence art thou whence is this most woful place
Whence these fierce fires but from thyself No other living thing
In all this Chasm I behold. No other living thing
20 Dare thy most terrible wrath abide Bound here to waste in pain
Thy vital substance in these fires that issue new & new
Around thee sometimes like a flood & sometimes like a rock
Of living pangs thy horrible bed glowing with ceaseless fires
Beneath thee & around Above a Shower of fire now beats
25 Moulded to globes & arrowy wedges rending thy bleeding limbs
And now a whirling pillar of burning sands to overwhelm thee
Steeping thy wounds in salts infernal & in bitter anguish
And now a rock moves on the surface of this lake of fire
To bear thee down beneath the waves in stifling despair
30 Pity for thee movd me to break my dark & long repose
And to reveal myself before thee in a form of wisdom
Yet thou dost laugh at all these tortures & this horrible place

Yet throw thy limbs these fires abroad that back return upon thee
While thou reposest throwing rage on rage feeding thyself
35 With visions of sweet bliss far other than this burning clime
Sure thou art bathd in rivers of delight on verdant fields
Walking in joy in bright Expanses sleeping on bright clouds
With visions of delight so lovely that they urge thy rage
Tenfold with fierce desire to rend thy chain & howl in fury
40 And dim oblivion of all woe & desperate repose
Or is thy joy founded on torment which others bear for thee

Orc answer'd Curse thy hoary brows. What dost thou in this deep
Thy Pity I contemn scatter thy snows elsewhere


Примечания

[Стр. 78 (VII 28-70)]

1-14. Этот фрагмент во многом совпадает с с описанием Древа Тайны в Книге Ахании (3:61-4:4), на котором Уризен распинает мёртвое тело своего сына Фузона, с поэмой Иерусалим (28:14 и далее), а также перекликается со стихотворениями Древом яда и Человеческая абстракция из из Песен Опыта, в последнем из которых упоминается «Древо Тайны сокрытое мглой» (the dismal shade / Of Mystery).




© D. Smirnov-Sadovsky, Translation, Notes. Free commercial reproduction is not allowed. / © Д. Смирнов-Садовский, Перевод. Примечания. Свободное копирование в коммерческих целях не допускается.