Вала, или Четыре Зоа/58

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску
Вала, или Четыре Зоа}} Вала, или Четыре Зоа/58 (Ночь 5, с. 58) — Vala, or The Four Zoas/58 (Night 5, p. 58)
автор Уильям Блейк (1757—1827), пер. ДС
Вала, или Четыре Зоа}} →
Язык оригинала: английский. Название в оригинале: Vala, or The Four Zoas. — Источник: The Complete Poetry & Prose of William Blake by William Blake. Edited by David V. Erdman
{{#invoke:Header|editionsList|}}
Википроекты:  Wikipedia-logo.png Википедия 


Ночь 1Ночь 2Ночь 3Ночь 4Ночь 5Ночь 6Ночь 7Ночь 8Ночь 9

Bb209.1.58.ms.300.jpg


[с. 58 (V 21-45)]


И бледными руками мужа обняла, а над главой её
В свинцовом воздухе кружили тени Вечной Смерти,

Но пение свирелей, флейт, виол, органа, арфы, звон кимвала
И хор сребристых голосов утешили усталые тела на ложе
5 Жены, в чьих стонах потонули звуки арф бессмертных,
И музыка живая всё росла и в воздухе парила,
А свет дневной всё убывал, и с важностью вращались
Колёса мрака, и Земля в мученьях сотрясалась
Взад и вперёд, и плакала в ответ на стоны Энитармон.
10 Звон арф и хор сребристых голосов над ложем не смолкали,
Но из ущелий ночи в облаках тумана воспарила
Зима, расправив черные широкие крыла от севера до юга.
Мороз свирепый и метель, тряся цепями брачными, пустились
В зловещий пляс. А вихри, как нетопыри, несметной стаей,
15 Готовой вдаль умчаться, вкруг остроконечных скал кружили.
Стонала Энитармон, сотрясая небеса и Землю,
Пока из лона, продираясь, не явился ужасающий младенец,
В громах и пламени, покрытый кровью, яростно кричал он.

И сразу как глаза его над бездною раскрылись,
20 Из глубины, рыча, взревели трубы, словно взрывы,
И Демоны, проснувшись, взвыли вкруг новорождённого царя:
«О Лува, царь любви, владыка ярости и смерти!»
Уризен мраком окружил разгневанного Луву
И копья разметал из колесниц вокруг палат Бессмертных.
25 Спор начался, и яростные крики свод небесный потрясали.

[Page 58 (V 21-45)]


Her pale hands cling around her husband & over her weak head
Shadows of Eternal death sit in the leaden air

But the soft pipe the flute the viol organ harp & cymbal
And the sweet sound of silver voices calm the weary couch
5 Of Enitharmon but her groans drown the immortal harps
Loud & more loud the living music floats upon the air
Faint & more faint the daylight wanes. The wheels of turning darkness
Began in solemn revolutions. Earth convulsd with rending pangs
Rockd to & fro & cried sore at the groans of Enitharmon
10 Still the faint harps & silver voices calm the weary couch
But from the caves of deepest night ascending in clouds of mist
The winter spread his wide black wings across from pole to pole
Grim frost beneath & terrible snow linkd in a marriage chain
Began a dismal dance. The winds around on pointed rocks
15 Settled like bats innumerable ready to fly abroad
The groans of Enitharmon shake the skies the labring Earth
Till from her heart rending his way a terrible Child sprang forth
In thunder smoke & sullen flames & howlings & fury & blood

Soon as his burning Eyes were opend on the Abyss
20 The horrid trumpets of the deep bellowd with bitter blasts
The Enormous Demons woke & howld around the new born king
Crying Luvah King of Love thou art the King of rage & death
Urizen cast deep darkness round him raging Luvah pourd
The spears of Urizen from Chariots round the Eternal tent
25 Discord began then yells & cries shook the wide firmament


Примечания

[с. 58 (V 21-45)].

3-25. Но пение свирелей, флейт, виол, органа, арфы, звон кимвала... — вся сцена, начиная от соития Лоса и Энитармон до рождения Лувы/Орка и далее до спора Бессмертных, сопровождается целой симфонией звуков, постепенно нарастающих, от нежного пения свирели, флейты, виолы, органа, арфы, позвякивания кимвала, хора серебристых голосов, всё усиливающихся стонов Энитармон, скрипа небесных колёс, зловещего танца мороза и метели под звон их «брачной цепи», завывания ветра, подобного писку летучих мышей, до громов и яростного крика Орка, рычания ревущих труб, похожего на взрывы, воя демонов, свиста копий Уризена и кончая криками Бессмертных, потрясающих небесный свод — это один и самых музыкальных отрывков в поэзии Блейка.

22. «О Лува, царь любви, владыка ярости и смерти!» — здесь Орк представлен как заново рождённый Лува, Зоа человеческих страстей.



© D. Smirnov-Sadovsky, Translation, Notes. Free commercial reproduction is not allowed. / © Д. Смирнов-Садовский, Перевод. Примечания. Свободное копирование в коммерческих целях не допускается.