А8/Сто восьмистиший ста поэтов/1-10

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к: навигация, поиск
Сто восьмистиший ста поэтов/1-10
Антология восьмистиший

1. Симеон Полоцкий2. Тредиаковский3. Кантемир4. Ломоносов5. Сумароков6. Барков7. Ржевский8. Державин9. Радищев10. М. Н. Муравьёв


A8.jpg


1. Симеон Полоцкий (1629—1680)

Симеон Полоцкий.
Из коллекции портретов, опубликованных Платоном Бекетовым (1761—1836)


Вино хвалити или хулити — не знаю,
Яко в оном и ползу и вред созерцаю.
Полезно силам плоти, но вредныя страсти
Возбуждает силою свойственныя сласти.
Обаче дам суд сицев: добро мало пити,
Тако бо здраво творит, а не весть вредити;
Сей Павел Тимофею здравый совет даше
Той же совет да хранит достоинство ваше.

«Вертоград Многоцветный», 1678

Симеон из Полоцка, в миру именовавший себя Самуил Гаврилович Петровский-Ситнянович, монах, богослов, поэт, драматург, переводчик, а также наставник детей русского царя Алексея Михайловича (Алексея, Софьи и Фёдора), весьма способствовал развитию русской профессиональной поэзии на самом раннем её этапе. Жанр вирши (или «верши» — двустишие, скрепленное рифмой), возникший в Польше, позднее адаптировался на Украине, а затем, в самом начале XVII века, и в России. Поначалу вирши были «дисметричны», с неопределенным числом слогов в каждом стихе, и складывались без особых правил. Но при Симеоне развилось искусство равносложного или «слогочислительного» стиха, позднее названного «силлабической поэзией». Так, вирши о вине, как и многие другие стихотворения из книги «Вертоград Многоцветный» (1678) написаны чётким тринадцатисложником: то есть в каждой строке содержится по 13-ти слогов, и каждая строка оканчивается женской рифмой (или «краесогласием»). Кроме того, в каждом стихе соблюдается обязательный словораздел — цезура после 7 слога. В стихотворении употребляются архаические слова: «обаче» — но, однако; «сицев» — так, такой; упоминаются Апостол Павел и его ученик Тимофей Эфесский, которому учитель советовал: «Впредь пей не [одну] воду, но употребляй немного вина, ради желудка твоего и частых твоих недугов». См. Первое послание к Тимофею 5:23. Восьмистиший среди произведений Симеона очень много, и ниже приводится лишь небольшой их список.

См. также:

   Метры на пришествие, 5 июля 1656
  1. Метры на пришествие. Рифмы II. Отрок 2 «Днесь праведное слонце нам сияет…»
  2. Метры на пришествие. Рифмы II. Отрок 5 «Не до конца Бог Господь на люд ся гневает…»
  3. Метры на пришествие. Рифмы II. Отрок 6 «Хвали Бога, преславный российский народе…»
  4. Метры на пришествие. Рифмы II. Отрок 8 «Буди, Христе, похвален, нехай слава тебе…»
    Беседы пастуския, 1658-60
  5. Беседы пастуския. 1-ый пастух. «О небеса, что долго зазорите…»
  6. Беседы пастуския. 2-ой пастух. «Сего посолства отци наши ждали…»
  7. Беседы пастуския. 2-ой пастух. «Идите путем к Вифлеому прямо…»
    Фрон истинны, 1656-64
  8. Фрон истинны. 1 «Пред Соломоном царем пря двею бывает…»
  9. Фрон истинны. 2 «Обетшавшая в злобе старца умыслиста…»
  10. Фрон истинны. 3 «Зрите горкия страсти, важдь Бога каснима…»
  11. Фрон истинны. 4 «Злый Каракалла, брата умертвив своего…»
  12. Фрон истинны. 5 «Повеле царь Камвизес судию казнити…»
  13. Фрон истинны. 6 «Никто же да возмнит си безказненно быти…»
  14. Фрон истинны. 7 «Судии Цекрожедов ареопагити…»
  15. Фрон истинны. 8 «Истинны страж праведный и друголюбитель…»
  16. Фрон истинны. 9 «Царь Александр наипаче вславися…»
  17. Фрон истинны. 10 «О вы, страж, им же правда есть врученна…»
  18. Фрон истинны. 11 «Судии дело правилы вершится…»
  19. Фрон истинны. 12 «Судии градов, им же правду знати…»
  20. Фрон истинны. 13 «Солнце едино весь мир озаряет…»
    Вертоград Многоцветный, 1678
  21. Авва отче («Авва языком сирским знаменает…»)
  22. Вино («Вино хвалити или хулити — не знаю…»)
  23. Блудница («Корабль, на мори ветрами гонимый…»)
  24. Воздержание («Воздержание аще безмерно храниши…»)
  25. Врази три («Кийждо человек врага си имеет…»)
  26. Гонение («Кремень, аще железом ударен бывает…»)
  27. Красота (Зря во зерцало, аще красна тебе зриши…)
  28. Печаль («Дидак Озорий в узы воверженный…»)
  29. Писание («3ряй на реку текущу, верх вод созерцает…»)
  30. Тае́ние («Медведь, хотя во ложи своем почивати…»)
  31. Царь смиренный («Октовиан царь римский, кроток зело бяше…»)
    Рифмотворная Псалтирь, 1678
  32. Псалом 133 («Господа раби днесь благословите…»)


De tuenda bona valetudine 1564 Illustrationen.jpg




2. Василий Кириллович Тредиаковский (1703—1769)


Из Поля Тальмана
Душа моя, спрячь всю мою скорбь хоть на время,
Умальте, мои очи, слезных поток бремя;
Перестань жаловаться на несчастье, мой глас;
Позабудь и ты, сердце, кручину на мал час.
Знаю, что вы в несчасти, и то чрез жестоту,
Варварской и несклонной судьбины в долготу.
Будьте в малой роскоши, хоть и все постыли,
И помните, что долго вы счастливы были.

«Езда в Остров Любви», 1730

Тредиаковский, по словам Михаила Леоновича Гаспарова, «первый подошел к стиху как филолог с отличным европейским образованием, с прекрасным знанием силлабического и с редким интересом к народному русскому стихосложению. Исходными для него являлись два факта: природные данные русского языка и сложившаяся традиция русского стиха. На основании природных данных русского языка, не имеющего долгот, но имеющего ударения, Тредиаковский заключает: следовательно, именно „тоническая“ ударность должна определять систему русского стихосложения. На основании литературной традиции силлабического стиха Тредиаковский заключает: следовательно, именно 11 и 13-сложный размеры с женским окончанием являются основными размерами русского стиха. Таким образом, задачу свою он представлял себе так: в эти традиционные формы русского стиха необходимо ввести упорядоченное расположение ударений — прежде всего в окончании стихов и полустиший, а затем и внутри стиха. Окончание стиха, по Тредиаковскому, всегда должно быть женское (как почти всегда было и у силлабистов), а окончание предцезурного полустишия, напротив, мужское (тогда как у силлабистов оно было свободным). Здесь Тредиаковский опирался на опыт французского стиха с его постоянной мужской цезурой...» М. Л. Гаспаров «Очерк истории русского стиха». Суть своей реформы Тредиаковский изложил в 1735 году в книге «Новый и краткий способ к сложению российских стихов с определениями до сего надлежащих званий» (или терминов).

Большинство восьмистиший Тредиаковского принадлежит к переводной поэзии с французкого языка, и одно — с древнегреческого. Выше приведено первое стихотворение из романа в прозе и стихах «Езда в Остров Любви» (« Le voyage a l'ilе d'Amour », 1663) Поля Тальмана (1642—1712) в переводе Тредиаковского. Написанные до реформы 1730 году, эти тринадцатисложные вирши по своему ритму ещё мало отличаются от прозы. Как указывают комментаторы: «Перевод был сделан Тредиаковским во время пребывания за границей и закончен не позднее лета 1730 г. (в сентябре поэт был уже в России). В предисловии Тредиаковский объясняет обстоятельства перевода: „Когда я был в Гамбурге по случаю чрез несколькое время, где не имея никакого дела со скуки я пропадал. Между тем его сиятельство князь Александр Борисович Куракин, который отеческую и щедрую свою милость и поныне мне кажет, повелел мне чрез одно свое письмо из Москвы перевесть какую-нибудь книжку французскую на наш язык, и то для того, дабы всуе мое время не тратилось“. Тредиаковский вспомнил о книге Тальмана, прочитанной ещё в Париже, и вскоре перевел её „в месяц ещё и меньше“. Изданная осенью 1730 г. книга, в которую входил перевод романа и оригинальные произведения Тредиаковского „Стихи на разные случаи“, произвела большое впечатление на русских читателей того времени». (Из примечаний Я. М. Строчкова)

См. также:

  1. «Душа моя, спрячь всю мою скорбь хоть на время…», 1730 → Тальман, 1663
  2. «Купид чрез свои стрелы ранит человеков…», 1730 → Тальман, 1663
  3. «Что бы я ныне ни вещал…», 1730 → Тальман, 1663
  4. «Сему потоку быть стало…», 1730 → Тальман, 1663
  5. «Там всяк друг на друга злится…», 1730 → Тальман, 1663
  6. «Роскоши всякой недруг превеликой…», 1730 → Тальман, 1663
  7. «Плачьте днесь, мол очи, вашу участь злую…», 1730 → Тальман, 1663
  8. «Три славных красот ко мне любовью горели…», 1730 → Тальман, 1663
  9. «Невозможно быть довольным…», 1730 → Тальман, 1663
  10. «Видеть все женски лицы…», 1730 → Тальман, 1663
  11. «Токмо бы нам божились, что любят нас оны…», 1730 → Тальман, 1663
  12. «В белости её румяной…», 1730 → Тальман, 1663
  13. «Выди, Тирсис, отсюду, пора любовь кинуть…», 1730 → Тальман, 1663
  14. «Не кажи больше моей днесь памяти слабкой…», 1730 → Тальман, 1663
  15. «Хоть глотку пьяную закрыл, отвисши зоб...»), 1750-е
  16. Ответ Тред<иаковского> на Л<омоносова> («Бесстыдный родомонт, иль буйвол, слон, иль кит...»), 1753
  17. «Падших за отчизну покрывает здесь земля…», 1760 → перевод стихами текста надписи на могиле афинян, сражавшихся против Филиппа и павших в Херонейской битве (338 г. до н. э.)
Memoria sullo scavo della Via Appia fregio p 2.jpg




3. Антиох Дмитриевич Кантемир (1708—1744)

Антиох Дмитриевич Кантемир. Гравюра И. Вагнера с портрета работы Джакопо Амигони (1738)


Хотя телом непригож, да ловок умишком,
Что с лица недостает, то внутре залишком.
Горбат, брюхат, шепетлив, ножечки как крюки, —
Гнусно на меня смотреть, а слушать — нет скуки;
Сам я, весь будучи крив, правду похваляю;
Не прям будучи, прямо всё говорить знаю;
И хоть тело справить мне было невозможно,
Много душ исправил я, уча правду ложно.

<1730—1731>

Антиох Дмитриевич Кантемир, сын молдавского князя и румынской боярыни, по матери был потомком византийских императоров. Много занимаясь дипломатической деятельностью, он находил время и для литературного труда, став автором ряда лирических стихотворений, сатир, басен, эпиграмм, переложений псалмов, переводов с французского языка и т. д. В 1744 году в споре между Тредиаковским и Ломоносовым он выступил заступником силлабики. Михаил Леонович Гаспаров так описывает его позицию: «Кантемир не делает выводов из прошлого русской поэзии, как Тредиаковский, и не намечает перспектив будущего, как Ломоносов, он просто делится с читателем своим личным стихотворческим опытом, ни в коей мере не считая его ни для кого обязательным. (Неоднократно он указывает, например, что признает в таком-то роде стиха наилучшей женскую рифму, но „буде кому угодно“ употребить мужскую, то это можно сделать так-то и так-то.) Поэтому он не ссылается ни на какие исходные принципы — ни на природу языка, ни на традицию стихотворства: и то и другое для него как бы подразумевается само собой. Обобщив свои выводы, он характерным образом заключает: „Буде кто спросит у меня всему тому причину, я иную показать не могу, разве что ухо мое те осторожности советует“». (Русское стихосложение: Традиции и проблемы развития. — М.. 1985. — С. 264—277).

Эпиграмма «На Езопа» (См. Эзоп), написанная задолго до этого спора — в самом начале 1730-х годов, является иносказательным поэтическим автопортретом Кантемира. Последняя строка в некоторых списках звучит: «много дум исправил я, уча правду ложно». В сборник, предназначенный для печати, эту эпиграмму автор не включил. Восьмистишие было напечатано впервые в «Русском архиве» в 1865 году (№ 10 — 11, стр. 358).

См. также:

  1. Читателю («Первы труд мой в французском прими сей, друже…»), 1726
  2. <Благодарительные стихи Феофану Прокоповичу> («Устами ты обязал меня и рукою…»), 1730
  3. На самолюбца («Наставляет всех Клеандр и всех нравы судит…»), 1730—1731
  4. На Езопа («Хотя телом непригож, да ловок умишком…», 1730—1731
S. Benedetto al Parlamento nazionale - TypOrn1.jpg




4. Михаил Васильевич Ломоносов (1711—1765)

Михаил Васильевич Ломоносов. Портрет 1765 г. (напечатан в 3 томе Собр. соч. Ломоносова, изд. Имп. Академии Наук, 1891)

Я долго размышлял и долго был в сомненье,
Что есть ли на землю от высоты смотренье;
Или по слепоте без ряду всё течет,
И промыслу с небес во всей вселенной нет.
Однако, посмотрев светил небесных стройность,
Земли, морей и рек доброту и пристойность,
Премену дней, ночей, явления луны,
Признал, что божеской мы силой созданы.

1761

Это восьмистишие было опубликовано впервые в отдельном издании работы Ломоносова «Явление Венеры на Солнце, наблюденное в Санктпетербургской Академии наук майя 26 дня 1761 года» (Спб., 1761, с. 16). Вольная вариация на фрагмент из сатиры Клавдиана «Против Руфина» (См. в пер. М. Л. Гаспарова). В ней в частности говорится: «Я часто испытывал сомнения, управляют ли миром вышние или в нем господствует случайность: когда я исследовал законы природы, то приходил к мысли, что они утверждены мудростью бога; но когда я наблюдал человеческие дела, торжество злых и угнетение благочестивых, то невольно соглашался с тем мнением, что божество или не существует или не заботится о нас. Падение Руфина положило конец этим сомнениям и оправдало богов» (Ломоносов М. В. Полн. собр. соч., т. 8, с. 1125). Ломоносов в этом восьмистишии сконцентрировался на первой части сатиры, где говорится о «законах природы», опустив размышление о «человеческих делах».

См. также:

  1. Геркулес Этейский («Зевес, богов отец, в твоей деснице гром…»), 1747 → Сенека
  2. Надпись на иллюминацию в день тезоименитства её величества 1748 года сентября 5 дня перед летним домом («Богиня красотой, породой ты богиня…»), 1748
  3. Надпись, которая изображена на серебряной раке великому князю Александру Невскому («Святый и храбрый князь здесь телом почивает…»), 1750
  4. Надпись на иллюминацию, представленную её императорскому величеству от их императорских высочеств в Ораниенбауме 1750 года июля 31 дня («Как солнце с высоты, богиня, к нам сияешь…»), 1750
  5. Надпись на иллюминацию в день восшествия на престол ее величества ноября 25 дня 1750 года перед зимним домом. («Во время твоея, монархиня, державы…»), 1750
  6. Надпись на иллюминацию в день рождения её величества декабря 18 дня 1750 года перед зимним домом («Счастливая звезда на Горизонт блистала…»), 1750
  7. Надпись на иллюминацию в новый 1751 год, представленную перед зимним домом («Отверсты храмы все, и олтари дымятся…»), 1750
  8. «Среди прекрасного Российского Рая...», 1751
  9. Надпись на спуск корабля, именуемого Иоанна Златоустого, года, дня («Сойди к нам, Златоуст, оставив небеса…»), 1751
  10. К Ивану Ивановичу Шувалову («Спасибо за грибы, челом за ананас…»), между 1752 и 1753
  11. «Отмщать завистнику меня вооружают…», 1753
  12. Надпись на оказание высочайшей милости её величества в Москве 1753 года («Монархиня, твоя прещедрая рука…»), 1753
  13. «Я долго размышлял и долго был в сомненье…», 1761


Storia della rivoluzione piemontese (Santarosa) - TypOrn4.jpg




5. Александр Петрович Сумароков (1717—1777)

Александр Петрович Сумароков. Портрет работы Джеймса Уолкера, XVIII век


КУКУШКИ


Наместо соловьёв кукушки здесь кукуют
И гневом милости Диянины толкуют.
Хотя разносится кукушечья молва,
Кукушкам ли понять богинины слова?
В дуброве сей поют безмозглые кукушки,
Которых песни все не стоят ни полушки.
Лишь только закричит кукушка на суку,
Другие все за ней кричат: куку, куку.


<1770>

Стихотворение отражает спор Сумарокова с московским главнокомандующим гр. П. С. Салтыковым. Сумароков возражал против постановки своей трагедии «Синав и Трувор» из-за того, что актриса Е. Иванова, исполнявшая главную роль, была пьяна и не приехала на генеральную репетицию. Гр. Салтыков настоял на постановке спектакля, и Екатерина II в этом споре взяла его сторону, а не Сумарокова. Несмотря на это, Сумароков в этой короткой притче величает царицу «Дияной» и «Богиней», обзывая остальных участников этой истории «безмозглыми кукушками». Тем не менее актриса Е. Иванова написала Сумарокову записку, в которой принесла поэту извинения.

См. также:

  1. «Летите, мои вздохи, вы к той, кого люблю…», 1755
  2. Эпиграмма («Разбойник некогда хранить устав свой клялся…»), 1755
  3. Эпиграмма («Клавина смолоду сияла красотою…»), 1756
  4. Эпиграмма («„Я обесчещена“, — пришла просить вдова…»), 1756
  5. Эпиграмма («Не вознесемся мы великими чинами…»), 1756
  6. К домику Петра Великого («В пустынях хижинка состроена сия…»), 1756
  7. Неосновательное самолюбие («С Нарциссом ты в одной судьбине…»), 1759
  8. Расставание с музами («Для множества причин…»), 1759
  9. Эпиграмма («По смерти Откупщик в подземную страну…»), 1760
  10. Вывеска («В сем доме жительство имеет писарь Сава…»), 1760
  11. Эпитафия («Под камнем сим лежит Фирс Фирсович Гомер…»), 1761?
  12. Кукушки («Наместо соловьёв кукушки здесь кукуют…»), <1770>
  13. Жалоба («Мне прежде, музы, вы стихи в уста влагали…»), начало 1770-х (?)
  14. Стихи графу Петру Александровичу Румянцеву («Румянцов! Я тебя хвалити хоть стремлюся…»), 1775


Сборник Законов СССР и Указов Президиума Верховного Совета (1938 — 1956). Виньетка 1.svg




6. Иван Семёнович Барков (1732—1768)

Иван Семёнович Барков. Гравюра Константина Яковлевича Афанасьева (1793—1857)


ПЛЫВУЩАЯ СОБАКА ЧЕРЕЗ РЕКУ


Из Федра
 
Кто гнаться за чужим охоч, своё теряет,
Как подлинно о том нас басня уверяет.

Собака мяса часть через реку несла,
И, тень свою узрев в воде, когда плыла,
Подумала, что пёс такую ж мчит находку,
И, чтобы вырвать, вдруг хотела взять за глотку.
Завистливый кобель как рак на мель попал,
Свой упустил кусок, другого не достал.


1763

Литературное наследие Ивана Семёновича Баркова, как известно, делится на две части: печатную и непечатную. Если вторая часть, его фривольная поэзия, создавшая Баркову невероятную популярность, и оказавшая заметное влияние на русскую литературу, широко известна, то первая пользуется гораздо меньшим интересом, и ею часто пренебрегают, что, наверное, зря. К ней относятся, например, его переводы с латинского басен Федра и од Горация, созданные им по заданию Академии наук. «Издание «Басен» Федра, — как пишет И. З. Серман в биографической справке, — имело отчасти и учебное значение: кроме русского стихотворного перевода в книге был помещен и латинский текст басен. В своих переводах Федра Барков следовал Ломоносову, его манере точной передачи басенного сюжета, без всякого подчеркивания комического элемента». Полное название этого сборника: «Федра, Августова отпущенника, нравоучительные басни, с Езопова образца сочиненные, а с латинских российскими стихами преложенные, с приобщением подлинника, Академии наук переводчиком Иваном Барковым», СПб., 1764. Переводы басен Федра (I в. н. э.), римского автора, использовавшего сюжеты древнегреческого баснописца Эзопа (VI—V вв. до н. э.). Выше приведён перевод четвёртой басни из "Fabulae" Федра (ок. 20 г. до н. э. — ок. 50 г. н. э.), книга I: IV. Canis per fluvium carnem ferens.

См. также:

  1. Петух к найденной жемчужине («Попалась Петуху жемчужина драгая…»), 1764 → Федр, ок. 40 г. н. э.
  2. Плывущая собака через реку («Кто гнаться за чужим охоч, своё теряет…»), 1764 → Федр, ок. 40 г. н. э.
  3. Лисица и виноградная кисть («Был в брюхе у Лисы от глада зуд жестокий…»), 1764 → Федр, ок. 40 г. н. э.
  4. «Полу женску коль случится…», (акростих)
  5. Вопрос живописца («Позволь, Кларисса, мне списать с тебя портрет…»)
  6. Торг («Что молвлю, господа, то будет не издевка…»)
  7. Просьба («Крестьянка ехала верхом на кобылице…»)
  8. Ссора («Повздорил некогда ленивый…»)
  9. Спор («Расспорился мужик с подобным мужиком…»)
  10. Загатка 4-ая («Коль есть я в существе, так есть между ворот…»)
  11. Загатка 5-ая («Между крутых я гор в долине пребываю…»)
  12. Загатка 8-ая («Я рос и вырос…»)
  13. Загатка 10-ая («Согнув плеча и стан…»)
  14. Загатка 17-ая («По брюху дорога…»)
Crudedog.svg




7. Алексей Андреевич Ржевский (1737—1804)


ЭПИГРАММА


Как! четверо в одну красавицу влюбились?
Я верить не хочу; иль, знать, они взбесились.
Да чем и думают они её прельщать?
Один, вертяся, вздор старается болтать;
Другой ужимками и вздохами пред нею;
А третий лирою несмысленной своею;
Четвертый красотой, не стоя ничего;
Да что же наконец? — не любит никого.


<1761>

Алексей Андреевич Ржевский был популярен как лирический поэт, хотя литературным творчеством занимался всего четыре года с 1759 по 1763 и больше был известен как придворный и государственный деятель и масон. Он автор двух трагедий, нескольких од, элегий, идиллий, стансов, сонетов, эклог, басен, притчей, рондо, эпиграмм и т. д. Был искусен в играх со словами и внес в русскую поэзию ряд необычных литературных приемов: стихотворение-период, построенное по типу загадки, стихотворение, читаемое с разным расположением строк, ода из односложных слов и т. п. Печатался в «Ежемесячных Сочинениях», «Трудолюбивой Пчеле», «Свободных часах» и особенно в «Полезном увеселении» (тт. I, II, III, IV, V). [[s:Как! четверо в одну красавицу влюбились? (Ржевский)|Эпиграмма («Как! четверо в одну красавицу влюбились?..») напечатана в журнале «Полезное увеселение», 1761, № 5, с. 159.

См. также:

  1. Как! четверо в одну красавицу влюбились?..», 1761
  2. Неожидаемая весть («О, весть ужасная! судьба ожесточенна!..»), 1761
  3. Клоп («Я лёг вчерася спать…»), 1761


Separatore.svg





8. Гавриил Романович Державин (1743—1816)


* * *



Река времён в своём стремленьи
Уносит все дела людей
И топит в пропасти забвенья
Народы, царства и царей.
А если что и остаётся
Чрез звуки лиры и трубы,
То вечности жерлом пожрётся
И общей не уйдёт судьбы.


<6 июля 1816>

Предсмертное стихотворение Гаврилы Романовича Державина. Написано 6 июля 1816 г. за три дня до кончины поэта (8 июля 1816 г.). Впервые в «Сыне отечества», 1816, № 30, стр. 175. Во все посмертные издания поэта вошло под заглавием «Последние стихи Державина». Иногда — под заглавием «На тленность». В заметке к этим стихам в «Сыне отечества» сказано: «За три дни до кончины своей, глядя на висевшую в кабинете его известную историческую карту «Река времен», начал он стихотворение «На тленность» и успел написать первый куплет... Сии строки написаны им были не на бумаге, а еще на аспидной доске (как он всегда писывал начерно)…» Автограф на грифельной доске хранится в Государственной публичной библиотеке им. М. Е. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде. Картина-таблица «Река времен, или Эмблематическое изображение всемирной истории» была составлена Страссом, перевод с нем. А. Варенцова. По словам Осипа Эмильевича Мандельштама: «Как трубный глас звучит угроза, нацарапанная Державиным на грифельной доске». (См. О. Мандельштам, «Слово и культура», 1921). Как было замечено, это восьмистишие представляет собой акростих, где по первым буквам строк читается: РУИНА ЧТИ... Передположительно, это начало оды, которая никогда не была завершена в связи со смертью автора. (Ред.)

См. также:

  1. На рондо Петру Великому («Когда кричит кулик…»), 1796
  2. Желание («К богам земным сближаться…»), 1797
  3. Люси («О ты, Люсинька любезна!..»), 1797
  4. На гроб N. N. («Сребра и злата не дал в лихву...»), 1804
  5. Пирамида («Зрю…»), 1809
  6. Христос. 1. «О Сый, которого пером…», 1814
  7. Христос. 2. «Тебя! — но кто же сущий Ты…», 1814
  8. Христос. 3. «Кто Ты,— что к нам сходил с небес…», 1814
  9. Христос. 4. «Кто Ты,— кого из древних лет…», 1814
  10. Христос. 5. «Кто Ты,— в котором сквозь эфир…», 1814
  11. Христос. 6. «Кто Ты,— которого звезда…», 1814
  12. Христос. 7. «Кто Ты,— вспять Иордан бежал…», 1814
  13. Христос. 8. «Кто Ты,— что отверзал слух, взор…», 1814
  14. Христос. 9. «Не Ты ль величественный муж…», 1814
  15. Христос. 10. «Как! — Неба сын Ты? — ужас, мрак…», 1814
  16. Христос. 11. «Кто Ты? — и как изобразить…»
  17. Христос. 12. «О тайн глубоких океан!..», 1814
  18. Христос. 13. «Открой себя, открой, молюсь!..», 1814
  19. Христос. 14. «Премудрость, сила и любовь…», 1814
  20. Христос. 15. «Изобразилось естество…», 1814
  21. Христос. 16. «Но поелику создан он…», 1814
  22. Христос. 17. «Погас! — пал в тму вселенной царь…», 1814
  23. Христос. 18. «И плоти не отвергнет так…», 1814
  24. Христос. 19. «Им пробудилось божество…», 1814
  25. Христос. 20. «Адам бы падши не восстал…», 1814
  26. Христос. 21. «Так подлинно, без плоти дух…», 1814
  27. Христос. 22. «И Им со славой, с торжеством…», 1814
  28. Христос. 23. «Чтобы, надеясь на Его…», 1814
  29. Христос. 24. «Се, что есть Сый, что есть Христос…», 1814
  30. Христос. 25. «Так, Он един: никто другой…», 1814
  31. Христос. 26. «Он — сшедша Истина с небес…», 1814
  32. Христос. 27. «Так, без Него никто к Отцу…», 1814
  33. Христос. 28. «Предвечной Правде, трисвятой…», 1814
  34. Христос. 29. «Се есть Христовых цель заслуг…», 1814
  35. Христос. 30. «И чрез пример явил сей свой…», 1814
  36. Христос. 31. «Се тако Иисус всех спас…», 1814
  37. Христос. 32. «Он Царь, Законодатель тот…», 1814
  38. Христос. 33. «Первосвященник Он, Пророк…», 1814
  39. Христос. 34. «Былинки злобно не сломить…», 1814
  40. Христос. 35. «Христос весь благость, весь любовь…», 1814
  41. Христос. 36. «Так, Бог и дивен и велик…», 1814
  42. Христос. 37. «Отец и Сын и Дух Святый…», 1814
  43. Христос. 38. «Христос нас Искупитель всех…», 1814
  44. Христос. 39. «О Всесвятый! Превечный Сый!..», 1814
  45. Христос. 40. «Услышь меня, о Бог любви!…», 1814
  46. «Река времён в своём стремленьи...», <6 июля 1816>
Storia della rivoluzione piemontese (Santarosa) - TypOrn1.jpg




9. Александр Николаевич Радищев (1749—1802)

Александр Николаевич Радищев. Портрет выполнен Франческо Вендрамини (1780—1856)


МОЛИТВА


Тебя, о Боже мой, Тебя не признавают, —
Тебя, что твари все повсюду возвещают.
Внемли последний глас: я если прегрешил,
Закон я Твой искал, в душе Тебя любил;
Не колебаяся на вечность я взираю;
Но Ты меня родил, и я не понимаю,
Что Бог, кем в дни мои блаженства луч сиял,
Когда прервется жизнь, навек меня терзал…


1792 (?)

Впервые опубликовано в первом томе Собрания сочинений 1807 г. Александра Николаевича Радищева. Время написания точно неизвестно. Вероятно, относится ближе к концу жизни автора. В первом издании последний стих оканчивается многоточием, возможно, указывающим на то, что стихотворение незавершено. Восьмистишие написано александрийским стихом. Другие примеры восьмистиший Радищева нам неизвестны. Приведём, однако, начало его развёрнутого стихотворения Осьмнадцатое столетие (1801—02), сложенного античным «героическим» гекзаметром. Эти восемь строк, рисуя величественный образ «Моря Вечности», звучат как вполне самостоятельное стихотворение. Александр Сергеевич Пушкин, обратив внимание на эти строки, писал в статье «Александр Радищев» (1836): «В стихах лучшее произведение его есть "Осьмнадцатый век", лирическое стихотворение, писанное древним элегическим размером, где находятся следующие стихи, столь замечательные под его пером»:

 
Урна времян часы изливает каплям подобно:
Капли в ручьи собрались; в реки ручьи возросли
И на дальнейшем брегу изливают пенистые волны
Вечности в море; а там нет ни предел, ни брегов;
Не возвышался там остров, ни дна там лот не находит;
Веки в него протекли, в нем исчезает их след.
Но знаменито вовеки своею кровавой струею
С звуками грома течет наше столетье туда <...>

1801—02

См. также:

  1. Молитва («Тебя, о Боже мой, Тебя не признавают…»), 1792 (?)


Deco pag5.svg




10. Михаил Никитич Муравьёв (1757—1807)

Михаил Никитич Муравьёв. Литография А. Мошарского с рисунка И. Щедровского. Нач. XIX в.


ТРИОЛЕТ


(Неизвестный французский поэт)

Мая первого числа
Был мой лучший день на свете.
Что за мысль мне в ум вошла
Мая первого числа?
Ты мне сделалась мила,
И коль ты склонна в ответе, —
Мая первого числа
Был мой лучший день на свете.


<1778>

Этот «Триолет» Михаила Никитича Муравьёва, как утверждается, — перевод французского стихотворения неизвестного автора. Один из первых примеров триолета в русской поэзии. Впервые в журнале «Санктпетербургский вестник» ч. 1, 1778, с. 176. в подборке из 3 стихотворений вместе с сопроводительным письмом без подписи и ответом на него редакции, которая благодарит «сочинителя за сообщение его изрядных стихотворений», выражает надежду, что «публика, купно с нами, увидит в нём начинающего писателя, который к стихотворению имеет дарование», и при этом сообщает, что часть стихотворений «требует исправления прежде, печатания».

См. также:

  1. «Душою сильною и жаждой просвещенья…», 1770-е годы
  2. «Я был на зрелище: какие ощущенья…», 1770-е годы
  3. Триолет (Неизвестный французский поэт. «Мая первого числа…»), <1778>
  4. «Любовник прелести, где я её найду?..», 1778
  5. «Ты знаешь, свет таков: в нём боле привлекает…», вторая половина 1780-х годов → Тассо, 1575
  6. Стихи на кончину Якова Борисовича Княжнина («Княжнин окончил жизнь. Умолкни, Мельпомена…»), 1791
S. Benedetto al Parlamento nazionale - TypOrn4.jpg




© Д. Смирнов-Садовский. Составление. Комментарии. Дизайн.