А8/Семён Яковлевич Надсон

Материал из Wikilivres.ru
< А8
Перейти к: навигация, поиск
Антология восьмистиший/Сто восьмистиший ста поэтов
66. Семён Яковлевич Надсон|Семён Яковлевич Надсон (1862—1887)
Семён Яковлевич Надсон Фотография ок. 1885, из Собрания сочинений, т. 1, опубл. А. Ф. Марксом, Петроград 1917.


* * *


Омывшись на заре душистою росою,
Сегодня ясный день, как девушка, румян.
Едва колышется дремотною волною
Морская гладь, вдали переходя в туман...
В сияньи солнечном сады благоухают,
Прозрачна глубь небес — ни облачка кругом;
И только чайки в ней и вьются и мелькают,
Блестят снежинками в просторе голубом.


1883

Одно из наиболее типичных стихотворений Семёна Яковлевича Надсона — невероятно красивый и музыкальный поэтический пейзаж. Впервые это восьмистишие было опубликовано в «Северном вестнике», 1887, № 2, стр. 209. Здесь воспроизведено по одному из нескольких автографов в тетради 13. Положено на музыку Цезарем Антоновичем Кюи. Секрет музыкальности своей поэзии Надсон раскрывает в своей «Автобиографии» (1884): «...отец мой, надворный советник Яков Семёнович Надсон, очень любил пение и музыку, способность, которую и я от него унаследовал. Иногда мне кажется, что, сложись иначе обстоятельства моего детства, я был бы музыкантом. Замечательно также, что, когда я, девяти лет от роду, начал писать стихи, они хромали во всех отношениях, кроме метрического, и размер у меня всегда был безошибочен, хотя о теории стихосложения я и понятия не имел. Думаю, что это — результат моих музыкальных способностей». Жизнь Надсона промелькнула молниеносно — он умер в 24 года безнадёжно больным туберкулёзом, и почти всё его немалое по объёму творчество укладывается по времени в каких-нибудь девять лет (1878—1886 годы). Пережив огромный взлёт популярности, его поэзия вскоре отошла на второй план и оказалась почти забытой, как часто бывает с явлениями моды. «В памяти читателей, — писал Григорий Абрамович Бялый, — сохранился образ поэта, безвременно погибшего от злой чахотки на заре своей деятельности, начавшейся шумным успехом. В стихотворениях Надсона часто шла речь о тяжком недуге, о тоске увядания, о близкой гибели. Разумеется, все понимали, что это не узкобиографические мотивы, что Надсон говорит не только о своей личной судьбе, но и о "болезнях" целого поколения». (Библиотека поэта. Большая серия. Второе издание. С. Я. Надсон. Полное собрание стихотворений. М.-Л., «Советский писатель», 1962).

См. также:

  1. «Минуло время вдохновений…», 1878
  2. В. Мамонтову («Что, милый Васенька, с тобою?..»), 1878
  3. Над свежей могилой. Памяти Н. М. Д. («Я вновь один — и вновь кругом…»), 1879
  4. «Когда душа твоя истерзана страданьем…», 1879
  5. «Замолк последний звук. Как тихое рыданье…», 1879
  6. «Пусть стонет мрачный лес при шуме непогоды…», 1879
  7. «Порваны прежние струны на лире моей…», 1879
  8. «О, спасибо вам, детские годы мои…», 1880
  9. «Мелкие волненья, будничные встречи…», 1880
  10. «Душа наша — в сумраке светоч приветный…», 1880
  11. «Свет и слеп, и завистлив, и глуп. Каждый день…», 1880, совм. с М. А. Российским → Гейне, 1822—23
  12. «Сладко пел в этот солнечный день соловей…», 1880, совм. с М. А. Российским → Гейне, 1822—23
  13. «Я хотел бы, чтоб чуткое сердце моё…», 1880, совм. с М. А. Российским → Гейне, 1822—23
  14. «Если был бы я Агарков…», 1881
  15. «Во мраке жизненном, под жизненной грозою…», 1881
  16. «Ах, этот лунный свет! Назойливый, холодный…», 1882
  17. «Мне не больно, что жизнь мне солгала, — о нет…», 1882
  18. «Умер от чахотки, умер одиноко…», 1882
  19. «Нет, не верится мне, чтоб и тут ты лгала…», 1882
  20. «Темно грядущее... Пытливый ум людской…», 1882
  21. «Сегодняшняя ночь одна из тех ночей…», 1883
  22. «Не завидуй им, слепым и беззаботным…», 1883
  23. «Пусть смятенья и грома полны небеса…», 1883
  24. «В солнечный день мы скользили по глади реки…», 1883
  25. «Серебрясь переливами звездных лучей…», 1883
  26. «Тоска гнетёт меня и жжёт неутомимо…», 1883
  27. «Тревожно сегодня мятежное море…», 1883
  28. «Им казалось, весь мир изменился с тех пор…», 1883
  29. «В окно залетел мотылёк и мелькает…», 1883
  30. «Она была славная девушка, — смело…», 1883
  31. «Омывшись на заре душистою росою…», 1883
  32. Из песен о невольниках. Лонгфелло. («Когда заносчиво над стонущим рабом…»), 1884
  33. «Мертва душа моя: ни грёз, ни упованья!..», 1884
  34. «Смирись, — шептал мне ум холодный…», 1884
  35. «Есть у свободы враг опаснее цепей…», 1884
  36. «О, не молчи, кукуевец бездушный…», 1884
  37. «Он спал, разметавшись в своей колыбели…», 1884
  38. «Весенние ночи!.. В минувшие годы…», 1884
  39. «Вечерело… Солнце в блеске лучезарном…», 1884
  40. «Всё та же мысль, всё те же порыванья…», 1885
  41. «Это не песни — это намёки…», 1885
  42. «Посмотри в глаза мне, милый, веселее!..», 1885
  43. «Чего тебе нужно, тихая ночь?..», 1885
  44. «Когда порой я волю дам мечтам…», 1885
  45. «Тихая ночь в жемчуг росы нарядилась…», 1886
  46. «Дураки, дураки, дураки без числа…», без даты
  47. «Напрасно, дитя, ты мечтаешь горячими ласками…», без даты
Small seagull.jpg