А8/От составителя

Материал из Wikilivres.ru
< А8
Перейти к: навигация, поиск
Антология восьмистиший/От составителя
Сто восьмистиший ста поэтовОт составителяНародные песни1-1011-2021-3031-4041-5051-6061-7071-8081-9091-100
Дополнения1-1011-2021-3031-4041-5051-6061-7071-8081-9091-100101-110111-120121-130Современная поэзия

A8.jpg


От составителя

Идея поэтической антологии «Сто восьмистиший ста поэтов» возникла при знакомстве с текстом японского средневекового собрания «Хякунин иссю» (Сто песен ста поэтов), составленного поэтом и филологом Фудзивара-но Тэйка в 1235 г., которое уже девять столетий пользуется невероятной популярностью в своей стране. В нём были собраны шедевры японской поэзии за несколько веков, и все они были написаны в одной и той же форме — «танка» или пятистишия состоящего из 31 слога со специфической структурой.[1] В русской традиции ничего подобного никогда не было, а жаль! Но почему бы не попробовать? Подыскать аналог формы японского «танка» в русской и европейской поэзии оказалось делом нетрудным, ближе всего ей соответствует восьмистишие — форма короткая и, тем не менее, достаточно ёмкая.[2]

Почти все известные поэты, так или иначе, отдали дань этой форме. Она зародилась в самые давние времена и представлена образцами народной поэзии, ранними переложениями псалмов, фрагментами духовных стихов и молитв авторов XI—XII веков, таких, как Иларион Киевский (ум. 1055), Феодосий Печерский (ок. 1008—1074), Владимир Всеволодович Мономах (1053—1125). К середине XVII века восьмистишие оформилось в самостоятельный жанр, в котором писали Тимофей Дементьевич Анкудинов (1617—1654) Мардарий Хоныков (вторая половина XVII века), Монах Герман (ум. 1682), а также монах Симеон Полоцкий (1629—1680), внесший в развитие этого жанра наиболее заметный вклад. Вот пример его дидактической поэзии из сборника «Вертоград Многоцветный»:

пример 1

Корабль, на мори ветрами гонимый,
от рыбы малы бывает держимый,
юже «удержку» мощно нарицати,
яко есть силна корабль удержати.
И в мира мори суть рыбы такия,
от течения блага держащыя.
Блудницы юных удержки бывают,
егда путь благий тещи́ препинают.

Стихи эти являются виршами или вершами (верш — это двустишие, скрепленное рифмой) и написаны силлабическим одиннадцатисложником — в каждой строке 11 слогов с паузной цезурой после пятого слога. Все клаузулы (окончания строк) — женские.

С тех пор жанр восьмистишия проделал большой путь, дав замечательные примеры в произведениях множества поэтов XVIII—XIX веков, среди которых особенно выделяются Гавриил Романович Державин (1743—1816), Николай Михайлович Карамзин (1766—1826), Александр Сергеевич Пушкин (1799—1837), Евгений Абрамович Боратынский (1800—1844), Фёдор Иванович Тютчев (1803—1873), Михаил Юрьевич Лермонтов (1814—1841), Алексей Константинович Толстой (1817—1875), Афанасий Афанасьевич Фет (1820—1892). На рубеже XIX и XX веков в творчестве поэтов Серебряного века этот жанр становится особенно популярным и достигает своего апогея. Такой сложной и богатой образности, изысканности, утонченности и, вместе с тем, глубины русская поэзия ещё не знала, и эта миниатюрная форма оказалась способной всё это в себя вместить и передать. Тут достаточно вспомнить цикл «Восьмистишия» Осипа Эмильевича Мандельштама. Вот одно из них:

пример 2

Скажи мне, чертёжник пустыни,
Сыпучих песков геометр,
Ужели безудержность линий
Сильнее, чем дующий ветр?
— Меня не касается трепет
Его иудейских забот —
Он опыт из лепета лепит
И лепет из опыта пьёт.

Мимо такого стихотворения просто не пройдёшь — оно заставит тебя задуматься. Вот, что об этом восьмистишии писал, например, выдающийся филолог Михаил Леонович Гаспаров: «Через тему «опыт» — от 7 к 9 стихотворению. 9 (6) стихотворение, [ФОРМА]: стало быть, стимул вызывает ответ, а ответ, в свою очередь, стимул: как шёпот предшествовал губам, так бестелесный «лепет» вещественному опыту, а тот дает возможность нового «лепета». «Опыт» есть вещественная форма (как глина среди песка), и её не стереть ветрам.» (М. Л. Гаспаров: «Восьмистишия» Мандельштама).

В продолжение XX столетия и перейдя уже в XXI век, форма эта не утратила своей актуальности. Более того, нашлись поэты, посвятившие жанру восьмистишия практически всё своё творчество, например, Михаил Фёдорович Ерёмин (р. 1936), с обширной подборкой стихотворений которого можно познакомиться здесь на этом сайте (см. Восьмистишия (Ерёмин)).

Как протекала работа над антологией? В самом начале было отобрано 100 русских поэтов, начиная от Симеона Полоцкого и кончая Владимиром Набоковым. Из творческого наследия каждого из них было выбрано одно наиболее характерное восьмистишие, снабжено коротким комментарием с приложением списка всех известных у этого поэта стихотворений данного жанра с указанием датировки и ссылками на тексты.[3]

Позднее к этому основному собранию добавилось приложение, включающее стихи множества других поэтов, и, таким образом, работа разрослась, превратившись во всеобщую Антологию восьмистиший (сокращённо А8), представляющей историю русской поэзии в восьмистишиях. Работа над антологией продолжается. Кроме авторской поэзии сюда включаются народные стихи и песни, а также многочисленные переводы иноязычной поэзии. И, наконец, появился раздел с восьмистишиями современных поэтов. Но здесь приходится идти на риск, поскольку эти произведения охраняются авторским правом, а у составителя, естественно, нет возможность связаться с каждым правообладателем, чтобы получить от него разрешения на такую публикацию. Трудно сказать точно, как много восьмистиший уже вошло в антологию, по приблизительным подсчётам в начале октябре 2012 года их количество составляло около 5000.

Говоря о количестве, интересно выделить рекордсменов жанра восьмистиший. Так, учитывая только вошедшее в данную антологию, насчитывается:

Теперь несколько слов о самой форме восьмистишия и её разновидностях. Структура восьмистишия может быть чрезвычайно разнообразна. Традиционное восьмистишие, чаще всего, состоит из двух катренов (или четверостиший) самых разных поэтических размеров и ритмов, с разными типами распределения рифм. Приведём некоторые примеры:

Смежная (параллельная или па́рная) рифма (а-а б-б в-в г-г):

пример 3

В безмолвии садов, весной, во мгле ночей,
Поёт над розою восточный соловей.
Но роза милая не чувствует, не внемлет,
И под влюблённый гимн колеблется и дремлет.
Не так ли ты поёшь для хладной красоты?
Опомнись, о поэт, к чему стремишься ты?
Она не слушает, не чувствует поэта;
Глядишь, она цветёт; взываешь — нет ответа.

Стихотворение написано александрийским стихом, то есть в размере шестистопного ямба с цезурой после третьей стопы, делящей каждую строку пополам. За парой мужских рифм здесь следует пара женских, и этот принцип повторяется.

Перекрестная рифма (а-б-а-б в-г-в-г):

пример 4

Лениво дышит полдень мглистый;
Лениво катится река;
И в тверди пламенной и чистой
Лениво тают облака.

И всю природу, как туман,
Дремота жаркая объемлет;
И сам теперь великий Пан
В пещере нимф покойно дремлет.

Фёдор Тютчев, <конец 1820-х годов>

Четырёхстопный ямб — самый распространённый размер в русской поэзии. Чередование женских и мужских окончаний строк в первом катрене сменяется чередованием мужских и женских — во втором, словно в зеркальном отражении.

Кольцевая (опоясанная или охватная) рифма (абба вггв):

пример 5

Ночевала тучка золотая
На груди утёса-великана;
Утром в путь она умчалась рано,
По лазури весело играя;

Но остался влажный след в морщине
Старого утеса. Одиноко
Он стоит, задумался глубоко,
И тихонько плачет он в пустыне.

Размер здесь — пятистопный хорей. Все окончания строк (клаузулы) — женские.

Встречаются также их комбинированные, смешанные и более изысканные разновидности.

В следующем примере из «Еврейских мелодий» Байрона: Sun of the sleepless в переводе Владимира Набокова четыре рифмы расположены нетрадиционным образом (прописными буквами выделены женские рифмы): ааБввБгг в отличие от оригинала, где все рифмы — смежные (ааббввгг):

пример 6

(из Байрона)

Печальная звезда, бессонных солнце! Ты
указываешь мрак, но этой темноты
твой луч трепещущий, далекий, — не рассеет.
С тобою я сравню воспоминаний свет,
мерцанье прошлого — иных, счастливых лет
дрожащее во мгле; ведь, как и ты, не греет
примеченный тоской бессильный огонек, —
лучист, но холоден, отчетлив, но далек…

Владимир Набоков, 7 сентября 1918


Sun of the sleepless! melancholy star!
Whose tearful beam glows tremulously far,
That show'st the darkness thou canst not dispel,
How like art thou to joy remember'd well!
So gleams the past, the light of other days,
Which shines, but warms not with its powerless rays;
A night-beam Sorrow watcheth to behold,
Distinct, but distant—clear—but, oh how cold!

George Gordon Noel Byron,
The Hebrew Melodies, publ. 1815

В переводе выдержан размер шестистопного ямба с цезурой после третьей стопы, однако в оригинале — пятистопный ямб, где цезура находится после второй стопы. Таким образом, перевод по своей структуре отличается от оригинала довольно основательно.

Твёрдые формы восьмистиший:

Huitain (восьмистишие — фр.) — старофранцузская форма восьмистрочной строфы на три рифмы с рифмовкой по типу абаббвбв, аббаавва, и т.п.

пример 7


Где Роза дышит, место свято.
С ней странствую не одинок.
У трех путей ждала Геката:
Я свил ей розовый венок.
И розой мечен — мой клинок
Лучом пронзает мрака детищ,
И парус мчит в морях челнок,
И панцырь блещет из-под вретищ.

Октава (или «тосканская октава») (а-б-а-б-а-б-в-в):

пример 8

Опять ты здесь, мой благодатный Гений,
Воздушная подруга юных дней;
Опять с толпой знакомых привидений
Теснишься ты, Мечта, к душе моей...
Приди ж, о друг! дай прежних вдохновений,
Минувшею мне жизнию повей,
Побудь со мной, продли очарованья,
Дай сладкого вкусить воспоминанья.

Это один из самых первых примеров октавы в русской поэзии. Жуковский заимствовал её из поэзии немецкой, переведя посвящение первой части «Фауста» Гёте. Гёте же следовал итальянским образцам. Перевод был напечатан отдельно под названием «Мечта» в 1817 году. Всё это стихотворение состоит из четырёх октав. Каждая из них написана на три рифмы. В начале в первых шести строках тройная пара рифм — Аб-Аб-Аб (чередование женской и мужской рифмы), а в конце двустишие с новой женской рифмой — ВВ. Размер стихотворения — пятистопный ямб.

Порядок строк в октаве может меняться. Вот пример «перевёрнутой» октавы с «перетасованными» парами рифм (А-А-б-В-В-б-В-б):

пример 9

Мельтешит перед глазами мошка…
Думаю: убью её немножко…
Хвать! Ан нет — успела улететь…
Может, так и рок, изнемогая
 от моих воззваний всуе (знаю!)
тоже приготавливал мне смерть…
Только я (я шустрая такая!) —
Оп! — опять сумела улететь…

Сицилиана (или «сицилийская октава») (а-б-а-б-а-б-а-б):

пример 10

Абстракции спускаются ко мне
и в тишине усталой шевелятся,
они шпионы на смешной войне,
потешный бой, и им пришлось взорваться,
Они шпионы в этой тишине,
Они не знают, как им называться..

Абстракции спускаются ко мне,
A я не знаю, как в их мир прокрасться..

Форма довольно редкая в русской поэзии. В стихотворении всего две чередующиеся рифмы, каждая из которых звучит четырёхкратно. Встречаются также сицилийские октавы с охватными рифмами.

Разновидностей октавы может быть великое множество. Даниил Леонидович Андреев в статье «Новые метро-строфы») описал более 20 видов новых октав, введённых им в русскую поэзию. Наибольшее распространение так называемая «Русская октава Д. Андреева» (ямбическая, хореическая, амфибрахическая первая, амфибрахическая вторая, анапестическая первая, анапестическая вторая, хореическая пятистопная, и т. д.), с необычной рифмовкой: а-б-б-в-а-г-г-в, где а — дактилическая рифма, б и г — женская, а в — мужская в укороченной строке. При этом образуется периодичная структура: д-ж-ж-м и её повторение:

Русская октава ямбическая (а-б-б-в-а-г-г-в):

пример 11

А   ~+~+~+~+~~
Б   ~+~+~+~+~
Б   ~+~+~+~+~
В   ~+~+~+~
А   ~+~+~+~+~~
Г   ~+~+~+~+~
Г   ~+~+~+~+~
В   ~+~+~+~


Я слышал, как цветут поверия
Под сводом теремов дремучих,
И как поёт в крылатых тучах
Серебролитный звон церквей,
Как из-под грузных глыб империи
Дух воли свищет пламенами
И развевает их над нами
Злой азиатский суховей.

«У стен Кремля», с разночтением
(«Святые камни»; 1,34).

Триолет (или 8-строчное рондо) — стихотворение на две рифмы с повторяющимися строками, обозначенными здесь заглавными буквами АБаАабАБ или АБбАбаАБ:

пример 12

«Лизета чудо в белом свете, —
Вздохнув, я сам себе сказал, —
Красой подобных нет Лизете;
Лизета чудо в белом свете;
Умом зрела в весеннем цвете».
Когда же злость ее узнал...
«Лизета чудо в белом свете!» —
Вздохнув, я сам себе сказал.

пример 13

Стихия Александра Блока —
Мятель, взвивающая снег.
Как жуток зыбкий санный бег
В стихии Александра Блока.
Несёмся, — близко иль далёко? —
Во власти цепенящих нег
Стихия Александра Блока —
Мятель, взвивающая снег.

Оба этих триолета написаны четырёхстопным ямбом. В первом из них расположение рифм АБаАабАБ, во втором АБбАбаАБ.

Миньонет (оригинальная форма, созданная Игорем Северяниным — восьмистишие на 2 или 3 рифмы, где 1-й и 2-й стихи повторяются как 7-й и 8-й, является своеобразной вариацией триолета):

пример 14

Уважать — это вовсе не значит любить,
А любя, уважаешь невольно!
Если чувства захочешь в слова воплотить —
Воплощать никогда не довольно!

Загляни ж мне в глаза, чтоб любовь углубить,
Загляни бархатисто-фиольно…
Говорить — это вовсе не значит — любить,
А по взгляду узнаешь невольно!..

Другие формы, в том числе Акростих, изощрённая форма поэзии, род тайнописи, когда, обычно по первым буквам каждой строки можно прочесть слово или фразу:

пример 15

Амбразуры окон потемнели,
Не вздыхает ветерок долинный,
Ясен вечер; сквозь вершину ели
Кинул месяц первый луч свой длинный.
Ангел взоры опустил святые,
Люди рады тени промелькнувшей,
И спокойны глазки золотые
Нежной девочки, к окну прильнувшей.

Этот акростих посвящён Ане Калин, соученице А. Цветаевой, подруге сестёр Цветаевых. Из книги «Вечерний Альбом».

Палиндром:

пример 16

А гром — хорош!
То — Пешкова «пук!» ,
нюхай Алешу, мол.
Данко ли думал?
Изергиль ли грезила? —
Мудило к надлому шел.
 "Ай! Ах! Юн!" - купавок шепот,
шорох морга.

Разновидность палиндрома Анациклический стих‎ (или Словесный палиндром)

пример 17

ВИДЕНЬЯ БЫЛОГО
(Словесный палиндром)
Жестоко — раздумье. Ночное молчанье

‎Качает виденья былого;
Мерцанье встречает улыбки сурово;
‎Страданье —
‎Глубоко-глубоко!
Страданье сурово улыбки встречает…
Мерцанье былого — виденья качает…

Молчанье, ночное раздумье, — жестоко!

Панторим:, где рифмуются практически все слова:

пример 18

[из цикла «Мгновенья мгновеннее» (Сплошные рифмы)]

Чёрный и упрямый локон вьётся нежно близ меня,
Но упорно в рамы окон льётся снежный отблеск дня.

Тайны ночи побледнели, дали грубы, груб их свет…
Не случайно очи млели! ждали губы губ в ответ!

Ты невольно грудь склонила… Как тревожно дышишь ты!..
О, как больно! Будь, что было! Можно всё, — услышь мечты!

Внемлешь? нет? Упрямый локон с плеч скатился, соскользнул…
Иль ты дремлешь? В рамы окон, словно меч, вонзился гул.

Валерий Брюсов, 1914 <Варшава>

Брахиколон, где каждая строка состоит из односложного слова:

пример 19

Бег
тех,
чей
смех!
Вей,
рей,
сей
снег!

Фигурные стихи или каллиграммы:

Стихотворение Державина «Пирамида» строится на добавлении слогов в каждой последующей строчке:

пример 20


Зрю
З а р ю
Л у ч а м и,
Как   свещами,
Во  м р а к е  блестящу,
В восторг все души приводящу.
Но что? — от солнца ль в ней толь милое блистанье?
Нет!  —  Пирамида  —  дел   благих   воспоминанье.

Логогриф Каменского напротив, основан на отсечении слогов от каждой из предыдущих строк:

пример 21


Излучистая
Лучистая
Чистая
Истая
Стая
Тая
Ая
Я

Белый (безрифменный) стих:

пример 22

Жизнь ещё передо мною
Вся в видениях и звуках,
Точно город дальний утром,
Полный звона, полный блеска!..

Все минувшие страданья
Вспоминаю я с восторгом,
Как ступени, по которым
Восходил я к светлой цели...

Верлибр:

пример 23

Я всматриваюсь в вас, о, числа,
И вы мне видитесь одетыми в звери, в их шкурах,
Рукой опирающимися на вырванные дубы.
Вы даруете единство между змееобразным
движением
Хребта вселенной и пляской коромысла,
Вы позволяете понимать века, как быстрого
хохота зубы.
Мои сейчас вещеобразно разверзлися зеницы
Узнать, что будет Я, когда делимое его — единица.

Таким образом, мы видим, что восьмистишие, кроме всего прочего, оказалось весьма плодородным полем для структурных поэтических экспериментов. Приведём ещё пример оригинальной версификации.

Тавтограмма (от греч. ταὐτός — тот же самый и γράμμα — буква; письмо, запись):

Все слова в следующем «опусе» из цикла «Корчма буранов» начинаются с одной и той же буквы М:

пример 24

Младенец малый молчалив
Мосты мигают моментально
Мелькает мельпоменмотив
Местами мрачные ментально.
Мороз мигрени мракобес
Мертворожденный муки мраком
Меняет мимик мировес
Мавая миррой мягким маком.

Давид Бурлюк, <1920-е годы>

Восьмистишие Кручёных, иллюстрирующее, так сказать, «вселенский язык» целиком состоит из одних гласных:

пример 25

(вселенский язык)

е у ю
и а о
о а
о а е е и е я
о a
e у и e и
и e e
и и ы и е и и ы

Расширение географии переводной поэзии также значительно расширяет наши представления о разнообразии возможностей построения восьмистишия. Приведём всего лишь несколько примеров.

Пример одного из типов «ши» — традиционной китайской восьмистишной строфы из поэзии Су Ши (1036—1101):

пример 26

Издали колокол и барабан
попеременно звучат.
Закрыта дверь, одиноко ложе,
светильник подслеповат.
Слой пепла белого пронизав,
мерцает красный огонь.
Лежу и слушаю: капли дождя
с шумом в окно стучат.

Пример тюркской восьмистрочной газели поэта Бабура (1483—1530):

пример 27

Не зевай, виночерпий, весна коротка — торопись!
Дай вина покраснее, но из погребка торопись!

Не дано человеку в свой завтрашний день заглянуть —
Если жив ты сегодня, будь весел пока — торопись!

В том свиданье блаженство, когда ты с любимой вдвоём:
Без соперника встреча легка и сладка — торопись!

Против силы печали — одно только средство, Бабур:
Пей вино и рассеять печали войска торопись!

Пример оригинальной корейской восьмистишной строфы поэта Юн Сон До (1587—1671). Это начало поэмы Времена года рыбака:

пример 28

Над рекой рассеялся туман,
Над горою засияло солнце.
Лодку выводи, рыбак, скорей!

Вот ночная отошла вода,
И уже идет вода дневная,
Ты плещи, весло моё, плещи!

Пусть селенье у реки в цветах,
Мне милей краса цветов нагорных!

Вся поэма состоит из 38 восьмистишных строф одинаковой и весьма оригинальной формы: третья и шестая строки те же самые в каждом из восьмистиший поэмы, как рефрен в рондо.

А вот экзотический образчик эфиопской народной поэзии:

пример 29

Шавело́ прекрасное место, где растет тростник,
Я знаю, как скачет моя лошадь Многахо,
Я знаю много пастбищ на вершинах гор.
Гурезо — река без воды,
Маканне — как вода с молоком,
По ту сторону Джигджила нет воды,
Но в пестрой Илихо много струй,
Я их не пил, целовал.

Большинство текстов антологии находятся в общественном достоянии и снабжены соответствующими указаниями о лицензиях. Тексты, являющиеся предметом авторского права, публикуются под лицензией CC-BY-NC-ND. В некоторых случаях, когда составителю не удалось связаться с правообладателями текстов, условия публикации оговорены в соответствующей справке.

Примечания

  1. Танка делится на две части: начальное трёхстишие 5-7-5 слогов, и заключительное двустишие 7-7 слогов. Тут следует упомянуть о распространённой занимательной игре Ута-гарута («песенные карты»), способствующей запоминанию стихотворений из антологии «Хякунин иссю». В игре двести карточек. Один из способов этой игры такой: участникам раздаются карточки, где написана только половина стихотворения; ведущий читает другую половину, и игрок у кого имеется карточка с этим стихотворением, отбрасывает её. Проигравший, тот, у кого остались карточки на руках, подвергается наказанию — например, ему надевают на голову мешок к торжеству всех присутствующих. Так, для японца стыдно не знать собственной классической поэзии.
  2. В последнее время делаются попытки создания подобных антологий. Так в 2011 году вышел сборник восьмистиший современных поэтов «Бесконечный свет» — Антология современной лирики. Издатели – Московская городская организация Союза писателей России – Москва, ИПО «У Никитских ворот», 2011. Составитель — Наталья Чистякова (Мазалецкая).
  3. Часто в этих списках встречаются специальные символы, которые не носят оценочного характера, но отражают субъективную реакцию составителя на те или иные стихи. Они означают: — особенно понравилось; — одно из любимых; ♣ — нечто исключительное; ♠ — стоит отнести к шедеврам.

© Д. Смирнов-Садовский. Составление. Комментарии. Дизайн.


Info icon.png Это произведение опубликовано на Wikilivres.ru под лицензией Creative Commons  CC BY.svg CC NC.svg CC ND.svg и может быть воспроизведено при условии указания авторства и его некоммерческого использования без права создавать производные произведения на его основе.