А8/Николай Филиппович Павлов

Материал из Wikilivres.ru
< А8
Перейти к навигацииПерейти к поиску
Антология восьмистиший/Дополнения
Николай Филиппович Павлов (1803—1864)
{{#invoke:Header|editionsList|}}


A8.jpg


Что ты несёшь на мёртвых небылицу,
Так нагло лезешь к ним в друзья?
Приязнь посмертная твоя
Не запятнает их гробницу.

Всё те ж и Пушкин и Крылов,
Хоть ест их червь по воле бога;
Не лобызай же мертвецов —
И без тебя у них вас много!

<не позднее 1845>

Николай Филиппович Павлов родился и умер в Москве. Он был незаконным сыном тамбовского помещика Владимира Михайловича Грушецкого и его наложницы грузинки, вывезенной из персидского похода 1797 г. графом Валерианом Александровичем Зубовым, получивший фамилию и отчество крепостного (дворового) крестьянина. Павлов учился в Московском театральном училище и университете, был актёром, затем литератором — прозаиком, поэтом. Он перевёл на русский язык произведения Оноре де Бальзака (опубл. 1831), Шиллера («Мария Стюарт», 1825), Шекспира («Венецианский купец», 1839). Три повести (1835) принесли ему успех и признание таких людей как Пушкин, Тютчев, Чаадаев и Белинский. «Они рассказаны с большим искусством», — сказал о них Пушкин. В 1837 он женился вторым браком на поэтессе Каролине Карловне Яниш (Павловой). Будучи азартным игроком, он почти разорил её состояние, и брак их закончился разводом. В 1853 при обыске у него нашли запрещённые книги, подвергли одиночному заточению и выслали в Пермь, но вскоре возвратили в Москву под надзор полиции.

Приводимая эпиграмма-восьмистишие — обращение к Фаддею Венедиктовичу Булгарину (1789—1859), писателю и критику, журналисту и редактору газеты «Северная пчела», капитану наполеоновской армии, кавалеру Ордена Почётного Легиона Франции, действительному статскому советнику и негласному агенту III Отделения, послужившему мишенью множества эпиграмм, в том числе Пушкина, Вяземского, Баратынского, Лермонтова и Некрасова.

Павлов писал стихи также и в лирическом жанре, включая элегические романсы, на которые писали музыку многие композиторы, среди которых были Глинка и Даргомыжский. Интересно свидетельство Глинки, который писал Кукольнику: «Павлов на коленях вымолил у меня музыку на слова его сочинения, в них обруган свет, значит и публика, что мне зело по нутру» (М. И. Глинка. «Литературное наследие», т. 2, Л.-М., 1953, с. 570). Вот образец такого рода поэзии:



Я слышал: чей-то голос пел
Молитву о душах скорбящих —
И тихий ангел в небе пролетел:
Я видел край его одежд блестящих.

И омрачилось небо тьмой,
И скрылось тихое виденье.
Кто озарит удел печальный мой!
Кто мне напомнит ласковое пенье?

1854. Москва

См. также:


Joker (carte de jeu).jpg





© Д. Смирнов-Садовский. Составление. Комментарии. Дизайн.