А8/Зинаида Николаевна Гиппиус

Материал из Wikilivres.ru
< А8
Перейти к: навигация, поиск
Антология восьмистиший/Сто восьмистиший ста поэтов
71. Зинаида Николаевна Гиппиус (1863—1927)
Зинаида Николаевна Гиппиус (Мережковская — по мужу, псевдонимы: Г-с; Денисов, Л.; З. Г.; Кр., А.; Крайний, А.; Антон Крайний; Мережковский, Д.; Товарищ Герман; Х; и др.)
Карандашный портрет работы Ильи Ефимовича Репина, 1894.
PD-RusEmpire
Flag of Russia.svg

П. С. С.

Ты пойми, — мы ни там, ни тут.
Дело наше такое, — бездомное.
Петухи поют, поют…
Но лицо небес ещё тёмное.
На деревья гляди, — на верхи.
Не колеблет их близость рассветная…
Всё поют, поют петухи, —
Но земля молчит, неответная…

1906
Париж

«Мы ни там, ни тут...» — так точно передано в этом восьмистишии Зинаидs Николаевнs Гиппиус (Мережковской) настроение эмигранта — вдали от родины (адресат стихотворения П. С. С. — это Поликсена Сергеевна Соловьёва (1867—1924) — дочь историка С. М. Соловьева, тоже известная поэтесса, печатавшаяся под псевдонимами Allegro и Алексей Меньшов. Поэтессы дружили и посвящали друг другу стихи). Ещё сильнее это чувство раскрыто в стихах написанных уже в годы её второй и последней эмиграции:

ОТЪЕЗД


До самой смерти… Кто бы мог думать?
(Санки у подъезда. Вечер. Снег.)
Никто не знал. Но как было думать,
Что это — совсем?Навсегда? Навек?

Молчи! Не надо твоей надежды!

(Улица. Вечер. Ветер. Дома.)
Но как было знать, что нет надежды?
(Вечер. Метелица, Ветер. Тьма.)

или:

Господи, дай увидеть!
Молюсь я в часы ночные.
Дай мне ещё увидеть
Родную мою Россию.

Как Симеону увидеть
Дал Ты, Господь, Мессию,
Дай мне, дай увидеть
Родную мою Россию.

В этой связи уместно привести полностью знаменитый диалог супругов Мережковских так, как он описан у Нины Берберовой: «Вопросы эстетики, вопросы этики, вопросы религии, политики, науки, все было подчинено одному: чувству утери России, угрозы России миру, горечи изгнания, горечи сознания, что его никто не слышит в его жалобах, проклятиях и предостережениях. Иногда всё это было только подводным течением в его речах, которое в самом конце вечера вырывалось наружу:
— …и вот потому-то мы тут! — Или:
— …и вот потому-то они там!
Но чаще вся речь была окрашена одним цветом:
— Зина, что тебе дороже: Россия без свободы или свобода без России?
Она думала минуту.
— Свобода без России, — отвечала она, — и потому я здесь, а не там.
— Я тоже здесь, а не там, потому что Россия без свободы для меня невозможна. Но… — и он задумывался, ни на кого не глядя, — на что мне, собственно, нужна свобода, если нет России? Что мне без России делать с этой свободой?
И он замолкал, пока она искала, что бы такое сказать, слегка ироническое, чтобы в воздухе не оставалось этой тяжести и печали.» (См. Нина Берберова: «Курсив мой»)

В своей предсмертной статье «О современном лиризме. Оне» (1909) Иннокентий Анненский писал: «3. Н. Гиппиус — поэтесса первого призыва. В её творчестве — вся пятнадцатилетняя история нашего лирического модернизма.<...> Каноническим для этого имени останется всё же «Собрание стихов» 1904 г. Я люблю эту книгу за её певучую отвлеченность. Никогда мужчина не посмел бы одеть абстракции таким очарованием. <…> Все признания в книге Гиппиус, как бы ни казались они иногда противоречащими друг другу, воспринимаются мною как лирически искренние; в них есть — для меня, по крайней мере, — какая-то безусловная минутность, какая-то настойчивая, почти жгучая потребность ритмически передать «полное ощущение минуты», и в этом — их сила и прелесть». <…> Среди всех типов нашего лиризма я не знаю более смелого, даже дерзкого, чем у 3. Гиппиус. Но её мысли-чувства до того серьёзны, лирические отражения её так безусловно верны и так чужда ей эта разъедающая и тлетворная ирония нашей старой души, что мужская личина этой замечательной лирики (3. Н. Гиппиус пишет про себя в стихах не иначе как в мужском роде) едва ли когда-нибудь обманула хоть одного внимательного читателя».

Можно только добавить, что поэзия Зинаиды Гиппиус далека от графомании многих её современников (не говоря уже о современницах). Среди десятков её восьмистиший почти нет балласта — практически все они интересны, сильны, оригинальны, достойны самого серьёзного и вдумчивого прочтения.

См. также:

Собрание стихотворений 1889—1903
  1. Надпись на книге («Мне мило отвлечённое…»), 1896
  2. Мгновение («Сквозь окна светится небо высокое…»), 1898
  3. Дар («Ни о чем я Тебя просить не смею…»), 1901
  4. Нескорбному учителю («Иисус, в одежде белой…»), 1901
  5. Христианин («Всё прах и тлен, всё гниль и грех…»), 1901
  6. Смиренность («Учитель жизни всех нас любит…»), 1901
  7. Тетрадь любви. Надпись на конверте («Сегодня заря встаёт из-за туч…»), 1901
  8. Луна и туман («Озеро дышит тёплым туманом…»), 1902
  9. Ничего («Время срезает цветы и травы…»), 1903
    Собрание стихов. Книга вторая 1903—190
  10. Петухи («Ты пойми, — мы ни там, ни тут…»), 1906
  11. Так ли? («Бегу от горько сложной боли я…»), 1907
    Стихи. Дневник 1911—1921
  12. Последние сны («О сны моей последней ночи…»), 1912
  13. Тише («Поэты, не пишите слишком рано…»), 1914
  14. Чёрненькому («Радостно люблю я тварное…»), 1914
  15. Молодое знамя («Развейся, развейся, летучее знамя!..»), 1915
  16. Он («Он принял скорбь земной дороги…»), 1915
  17. Страшное («Страшно оттого, что не живётся — спится…»), 1916
  18. Сентябрь («Полотенца лунно-зелёные…») 1916
  19. Говори о радостном («Кричу — и крик звериный……») 1916
  20. Сегодня на земле («Есть такое трудное…»), 1916
  21. Непоправимо («Невозвратимо. Непоправимо…»), 1916
    Стихотворения, не вошедшие в сборники
  22. Втайне! 1. Hommage («Народами повелевал Наполеон…») без даты (начало 1990-х)
  23. Обе («За гранью смерти ее я встречу…»), без даты (1900-е годы)
  24. Кипарисы («Они четой растут, мои нежные…»), 1911
  25. Амалии («Люблю тебя ясную, несмелую…»), 1911
  26. Сергею Платоновичу Каблукову («Темны российские узоры…»), 1911
  27. Завяжи («Если хочешь говорить…»), 1911
  28. «Плотно заперта банка…», 1911
  29. Вере («На луне живут муравьи…»), 1916
  30. С лестницы («Нет, жизнь груба, — не будь чувствителен…»), 1916
    На сайте wikilivres.ca:
  31. «Я больше не могу тебя оставить…» (Д. С. Мережковскому), 1918
  32. На поле чести («О сделай, Господи, скорбь нашу светлою…»), 1918
  33. Напрасно («Всю душу не тебе ли я…»), 1918
  34. Есть речи… («У каждого свои волшебные слова…»), 1918
  35. Может быть… («Скоро изменятся жизни цветы…»), 1918
  36. Не бывает («Нет, не бывает, не бывает…»), 1918
  37. Тяжёлый снег («Звезда субботняя лампады…»), 1918
  38. Знайте! («Она не погибнет, — знайте!..»), 1918
  39. Рано? «Святое имя среди тумана», без даты (ок. 1918)
  40. Копьё «Лукавы дьявольские искушения», 1918
  41. Любовь. 1. «Какая тайна в этом слове…», 1918
  42. Любовь. 2. «Я воздыхал и дни и ночи…», 1918
  43. Любовь. 3. «Любовь приходит незаметно…», 1918
  44. Двое («Она его тогда узнала…»), без даты (ок. 1918)
  45. Презренье («Казалось: больше никогда…»), без даты (ок. 1918)
  46. Навсегда («Нет оправдания в незнаньи…»), без даты (ок. 1918)
  47. Мир сей («Прости мне за тех, кого я…»), 1918
  48. «Господи, дай увидеть!..», без даты (после 1918)
  49. Верность («Смерч пролетел над вздрогнувшей вселенной…», без даты (после 1918)
  50. «Любовь уходит незаметно…», без даты (после 1918)
  51. Пока («Я ненавижу здешнее "пока"…»), 1919
  52. Песня без слов («Как ясен знак проклятый…»), 1919
  53. Там и здесь («Там — я люблю иль ненавижу…»), 1920
  54. Родное («Есть целомудрие страданья…»), 1920
  55. Южные стихи. 3. Жара («Опять черна, знакома и чиста…»), без даты (1920—21)
  56. Быть может («Как этот странный мир меня тревожит!..»), без даты (1920—21)
  57. Как он («Преодолеть без утешенья…»), без даты (1920—21)
  58. Горное («Освещена последняя сосна…»), без даты (1920—21)
  59. Ей в горах. 1. «Я не безвольно, не бесцельно…», без даты (1920—21)
  60. Ей в горах. 2. «Новый цветок я найду в лесу…», без даты (1920—21)
  61. Воскресенье («Не пытай ни о чем дорогой…»), без даты (1920—21)
  62. Досада («Когда я воскрес из мертвых…»), без даты (1920—21)
  63. «…Сказаны все слова…», 1920
  64. Отъезд («До самой смерти… Кто бы мог думать?..»), без даты
  65. Тройное («Тройною бездонностью мир богат…»), без даты
  66. «Я должен и могу тебя оставить…» (В. А. Злобину), 1943
CoA Russian Empire.png


© Д. Смирнов-Садовский. Составление. Комментарии. Дизайн.