А8/Дополнения/81-90

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к: навигация, поиск
Антология восьмистиший
Дополнения/81-90

БорнИзмайловВоейковБуринскийБенитскийМихаил КайсаровА. А. ПисаревЛенкевичАндрей ТургеневВостоков


A8.jpg


81. Иван Мартынович Борн (1778—1851)

Петрикирхе, в здании которой функционировала Петришуле — немецкая школа в Петербурге. В ней преподавал Иван Мартынович Борн
Литография П. С. Иванова по рисунку В. С. Садовникова. 1835


НА СМЕРТЬ РАДИЩЕВА
<постскриптум>


Ты в сферах неизвестных скрылся
От бренных глаз земных;
Но смерти нет! Ты там явился
В кругу существ иных.
Другие чувства, ум и воля
Там исполняют дух:
Стократ блаженнее днесь доля
Твоя, бессмертный дух!


Сентябрь 1802

Таким поэтическим постскирптумом завершает Иван Мартынович Борн своё произведение на На смерть Радищева. В прозаическом вступлении к этому восьмистишию Борн писал: «Вечная причина всего сущего! пред тобою человек — ничто. Как ему постигнуть связи судеб? Кто изведает таинственные узы великих душ с происшествиями мира в океане вечности? Ужели смерть есть конец всему? Сие изменение бытия нашего в видимом. Раскроем книгу истории человечества. Все стремились к некоторой цели. Кто оной достиг? К чему сие стремление? Где оному предел? А когда оно есть, когда оно врожденно каждому человеку, то почему нам не признать другой, третьей, вечной жизни? О друзья мои! человек не перестает быть: он переменяет токмо вид свой в природе!» (выделено мной, ДС) Об этом и стихи:

Но смерти нет! Ты там явился
В кругу существ иных.

Александр Николаевич Радищев, сосланный в Сибирь Екатериной II за свою знаменитую книжку, «наполненную самыми вредными умствованиями, разрушающими покой общественный», был возвращён Павлом I в собственное имение под Калугой, а при Александре I получил полную свободу и стал членом комиссии для составления законов. Однако у него вышел конфликт с председателем комиссии графом П. В. Завадовским, сделавшем Радищеву строгое внушение за его неподобающий образ мыслей и напомнившем ему о Сибири. 53-летний писатель, поэт и философ, недолго думая, принял яд и скончался в страшных муках 12 сентября 1802 года. На следующий день он был похоронен на Волковом кладбище в Петербурге с официальной версией причины смерти — от чахотки. По третьей версии — это был просто несчастный случай: Радищев случайно выпил стакан «царской водки» (смесь концентрированных азотной соляной кислот), приготовленной «для выжиги старых офицерских эполет его старшего сына». Стихотворение Борна было написано по горячим следам в том же сентябре 1802 и напечатано в журнале «Свиток муз», СПб., 1802—1803., кн. 2, с. 136. Тогда Борн был одним из активных членов Вольного общества любителей словесности, наук и художеств, будучи его секретарем и цензором, а с 5 декабря 1803 по 15 июля 1805 года он занимал пост его президента.

В 1808 году Борн опубликовал своё «Краткое руководство к российской словесности» — учебник, предназначенный для воспитанников немецкого училища святого Петра (Петришуле), где Борн преподавал русскую словесность. В учебник было включено несколько стихотворений без указания автора, хотя в корректурном экземпляре чьей-то рукой под ними была вписана фамилия Борна. Вот одно из них, приведённое в качестве образца сафической строфы:


Вторит глух вкруг гул отголосок грома,
Сильный дождь сыр бор застилает мраком,
Солнца мглой скрыт луг животворный, — хладом
Чувства объяло.

С треском вихрь, свой свист усугубив, рушит
Древо. Се пал дуб вековечный, гордо
Ветвьми луг весь сей одевавший, пала
Сильного сила.

<1808>


Olaus Magnus - On the Fury of Cyclones and Hurricanes.jpg



82. Александр Ефимович Измайлов (1779—1831)

Александр Ефимович Измайлов
Художник неизвестен.


НАДПИСЬ К ПОРТРЕТУ ВОЛЬТЕРА


Великий это Аруэт,
Историк, философ, поэт.
Его глупцы критиковали,
Его монахи проклинали,
Его монархи почитали,
Которых почитал весь свет,
Его несчастные любили, прославляли.
Мир праху твоему, великий Аруэт.


<1806>

Александр Ефимович Измайлов наряду с Крыловым и Дмитриевым был ещё одним знаменитым баснописцем. Но писал он стихи и в других жанрах. Так, приведённое выше восьмистишие относится к жанру надписей. Эта конкретная надпись сделана к портрету «великого Аруэта». Франсуа-Мари Аруэ — подлинное имя Вольтера, а само слово "VOLTAIRE" является анаграммой латинского "AROVETLI", означающего «Arouet le j(eune)» или «Аруэ младший». Другое восьмистишие Измайлова, в котором автор издевается над тупостью начальствующего чиновника, относится к жанру эпиграммы:

«Вот на, возьми определенье;
Я ни за что его не подпишу,
А уж тебя, брат, попрошу
Мне написать — ну, знаешь, голос, мненье».
— «Что ж в этом мнении, сударь,
Прикажете сказать?» — «Из дела это видно!
Как спрашивать тебе не стыдно?
Сам должен знать: ты секретарь!»

1818

См. также:

  1. Надпись к портрету Вольтера («Великий это Аруэт…»), <1806>
  2. «Вот на, возьми определенье…», 1818


Statue de Voltaire.jpg



83. Александр Фёдорович Воейков (1779—1839)


ДОМ СУМАСШЕДШИХ


4.17

Вот он — Пушкина убийца,
Легкомысленный француз,
Развращенный кровопийца, —
Огорчил святую Русь,
Схоронил наш клад заветный,
В землю скрыл талант певца,
Вырвал камень самоцветный
Он из царского венца


ок. 1838

Александр Фёдорович Воейков вошёл в литературу, главным образом, как автор «Дома сумасшедших», поэмы, которую писал в течение 25 лет — он начал её в 1814 и продолжал до самой своей смерти в 1839 году. Поэма описывает как бы сон автора, в котором он посещает дом сумашедших, где встречает многих своих современников, в основном, литераторов, поэтов, писателей, издателей, цензоров, критиков, а под конец его самого заключают в этот дом в качестве пациента, пока он не просыпается. Вся поэма состоит из множества куплетов в форме восьмистиший написанных четырёхстопныйм хореем. Поэма эта — один из главных памятников неофициальной литературы начала XIX в. Она не предназначалась автором для печати и распространялась в виде многочисленных списков. Выше приведена 17 строфа из последней, четвёртой редакции, направленная против Дантеса, убийцы Пушкина. Исследователи комментируют: «В этой строфе нетрудно разглядеть то тенденциозное освещение событий, которое восходило к Жуковскому и составляло часть тактики друзей Пушкина в борьбе, развернувшейся вокруг его гибели.» (Поэты 1790-1810-х годов. Л., 1971. (Библиотека поэта; Большая серия). Вступительные заметки, биографические справки и примечания М. Г. Альтшуллера и Ю. М. Лотмана). Приведём также заключительные строфы одного из промежуточных текстов, относящегося к третьей редакции:

38

От досады и от смеху
Утомлен, я вон спешил
Горькую прервать утеху;
Но смотритель доложил:
«Ради вы или не ради,
Но указ уж получен;
Вам нельзя отсель ни пяди!»
И указ тотчас прочтен:
 

39

«Тот Воейков, что бранился,
С Гречем в подлый бой вступал,
Что с Булгариным возился
И себя тем замарал, —
Должен быть, как сумасбродный,
Сам посажен в Желтый Дом.
Голову обрить сегодни
И тереть почаще льдом!»
  

40

Выслушав, я ужаснулся,
Хлад по жилам пробежал,
И, проснувшись, не очнулся,
И не верил сам, что спал.
Други, вашего совету!
Без него я не решусь;
Не писать — не жить поэту,
А писать начать — боюсь!

1814—1830


Crazy House.jpg



84. Захар Александрович Буринский (1780—1808)

Здание МГУ (1798), где учился Захар Александрович Буринский. Художник не указан.


* * *


 
На ее могиле есть цветок незримый,
Всюду разливает он благоуханье;
Он цветок заветный, он цветок любимый —
Он воспоминанье!

И вечно-душистый цветок неизменный
Не боится бури, не вянет от зною,
Сторожит сохранно имя преселенной
К вечному покою!


1805

Захар Александрович Буринский прожил короткую жизнь — всего 28 лет. О нём известно следующее: «Он родился в Переславле-Залесском в семье священника, блестяще окончил Московский университет в 1806 году и, получив магистерскую степень, готовился к тому, чтобы занять кафедру профессора. Ему предстояла заграничная командировка. Смерть оборвала все планы… Греч дал ему такую характеристику: „Молодой писатель с большим талантом, переводчик Вергилия, умер слишком рано для упрочения своей славы“.» (биографическая справка и примечания М. Г. Альтшуллера и Ю. М. Лотмана) Восьмистишие написано в 1805 и напечатано в журнале «Москвитянин», 1853, № 3, с. 72. Степан Петрович Жихарев сопроводил текст таким пояснением «Ты, вероятно, слыхал о Саше Давыдовой, прелестной и преисполненной талантов девушке, которую все так любили; она скончалась в прошлом году, вскоре после бала в благородном собрании. Неутешные отец и мать поставили над прахом милой дочери прекрасный памятник, на котором после имени, фамилии и лет ее приказали, вместо эпитафии, вырезать незабудку. Буринский, по желанию брата покойницы, написал на этот случай экспромтом премиленькие стихи». (Жихарев — С. П. Жихарев, Записки современника, М.—Л., 1955). Элегия Буринского исполнялась как романс.


Vignette3.gif



85. Александр Петрович Бенитский (1780—1809)

Александр Петрович Беницкий‎
Художник неизвестен


КЛЯТВА


Клянусь, о Делия, навек тебя забыть!
Клянусь, неверная, что более любить
Не стану никогда! Мне женщины несносны;
Довольно я влачил оковы их поносны,
Довольно их душой и сердцем обожал.
Изменницы! теперь себя уж не унижу:
И Делию и вас навек возненавижу.
Клянусь, клянусь, что я… солгал!


<1807>

Это своё забавное восьмистишие Александр Петрович Беницкий‎ (Бенитский‎ или Бенитцкий)‎ напечатал без подписи в своём собственном альманахе «Талия, или Собрание разных новых сочинений в стихах и прозе», ч. 1, СПб., 1807. с. 122. Там же было помещено около тридцати других его стихотворений и две «восточные» повести — «Ибрагим, или Великодушный» и «Бедуин». Среди других авторов «Талии» были Н. И. Гнедич, С. С. Бобров, И. И. Дмитриев, К. Н. Батюшков, В. В. Попугаев, А. Х. Востоков и др. Вторая часть «Талии», уже отпечатанная, по каким-то непонятным причинам не вышла в свет. В 1809 году вместе с А. Е. Измайловым Беницкий начал издавать ежемесячный журнал «Цветник». Но в ноябре того года он у том же году он умер от скоротечной чахотки, в возрасте 29 лет. «Преждевременная смерть его… — писал Николай Иванович Греч, — лишила Россию прекрасных надежд в сем молодом писателе» (Н. И. Греч. Опыт краткой истории русской литературы, с. 327.). Приведём ещё одно восьмистишие Беницкого:

Без шуму через луг зеленый
Кристальный ручеёк бежит,
Древесной тенью покровенный,
Всё катится и всё молчит.
    
Приди, о странник, прохладися,
Приди здесь жажду утолить
И, глядя на ручей, учися
В молчании благотворить.

<Не позднее 1807>

См. также:

  1. Ручеёк («Без шуму через луг зеленый…»), <Не позднее 1807>
  2. Клятва («Язык любви Клянусь, о Делия, навек тебя забыть!..»), <1807>
  3. Язык любви («Во храм Пафосский я пришел…»), <1809>


Alexander Macco Cephalus und Procris.jpg



86. Михаил Сергеевич Кайсаров (1780—1825)

Журнал «Приятное и полезное препровождение времени», где печатался Михаил Сергеевич Кайсаров


К ЛИЗЕТЕ


Лизета! тайну я давно твою узнал,
Которую в душе своей ты сокрывала.
Всегда искусство ты прельщать предпочитала
Приятности любить.

Я мщение всегда готовил для тебя.
Когда глаза твои победой похвалялись,
То новые мои неверности являлись;
И я доволен был <...>


Опубл. 1797

Михаил Сергеевич Кайсаров, брат литераторов А. С. Кайсарова и П. С. Кайсарова учился в Московском университетском благородном пансионе (1797—1801), а затем служил в Коллегии иностранных дел, канцеляриях нескольких министерств, в последние месяцы жизни был директором Департамента мануфактур и внутренней торговли. Состоял членом Дружеского литературного общества и известен главным образом своим первым полным русским переводом романа Лоренса Стерна «Жизнь и мнения Тристрама Шенди». Свои стихотворные опыты он публиковал в «Приятном и полезном препровождении времени» и в «Иппокрене». Выше приведено начало одного из его стихотворений.


Boucher Diane sortant du bain Louvre 2712.jpg



87. Александр Александрович Писарев (1780—1848)

Александр Александрович Писарев
Портрет работы Джорджа Доу (1781—1829) и его учеников



НЫНЕШНИЕ МУДРЕЦЫ
(фрагмент)



Вон с бала ты, Сократ, Сенека,
Вон, вон, Платон и Эпиктет…
Не вашего мы, братцы, века…
Упрячьтесь — в мой хоть кабинет.

Бывало, мудрецы не смели
У вас на бал ступить ногой
И в школах по углам сидели,
Покачивая головой <...>


<1804>

Так забавно начинает своё развёрнутое поэтическое повествование о философах Александр Александрович Писарев, военный, начавший от подпоручика и дослужившийся до генерала, герой и один из первых историков Отечественной войны 1812 г., а также поэт, член Вольного общества любителей словесности, наук и художеств с 1804 года, а затем член Российской академии (1809), президент Московского общества любителей истории и древностей Российских (1823), тайный советник (1829), военный губернатор Варшавы (1840), член Сената и проч. Стихотворение оканчивается не менее забавно:

Когда ж писать, коль век резвиться?
С талантом долго ли писать?
А без таланта не годится
Бумагу белую марать.

Ахти! уж время наступает
90 Принарядиться мне на бал…
Эх! Гришка долго убирает!..
Куплетов триста б написал.

<1804>


Almanach phalanstérien.jpg



88. Фёдор Иванович Ленкевич (нач. 1780-х — 1810)

Старое здание Московского университета (1802), где учился Фёдор Иванович Ленкевич‎
Художник Фёдор Яковлевич Алексеев


РЕКА


Смотри — как лоно вод сребрится,
Качая солнца лик на радостных зыбях!
Там каждая волна златится
В рассыпанных огнях;
Но та ж волна, протек, уж боле не светлеет…
Не такову ль судьбу и человек имеет?
На месте славном он и славен и почтен,
Лишась же оного… незнаем и забвен.


<1807>

Фёдор Иванович Ленкевич‎ в 1801 году был ещё студентом Московского университета, когда началась его литературная карьера — в журнале «Иппокрена» были напечатаны две его оды в честь приезда в Москву Александра I для венчания на престол. С 1805 он был участником Вольного общества любителей словесности, наук и художеств. Умер в конце 1810 года, будучи совсем молодым. Приведённое выше восьмистишие было напечатано в альманахе «Цветник»., 1809, No 1, с. 83, за подписью: Л — чъ. Оно было написано за несколько лет до этого и было представлено в Вольное общество в августе 1807 года. Александр Христофорович Востоков в своей рецензии на это стихотворение, которое он называет «Мысль при взгляде на реку», писал: «„Протек“ вместо „протекши“. Стихотворческая вольность! Не знаю, правильно ли, но мне оно нравится, и я бы не поставил вместо того „прошед“ или „промчась“. Сии последние тяжелым шипящим звуком своим не выражают той скорости и легкости, какая здесь в усеченном деепричастии „протек“; ежели оно не новое, а находится уже в книгах, то тем лучше» («Журнал министерства народного просвещения», 1890, No 3, с. 112).


Fedor Alekseev - The Foundling Hospital in Moscow.jpg



89. Андрей Иванович Тургенев (1781—1803)

Андрей Иванович Тургенев
Художник неизвестен


«В дыхании зефиров…»
(заключительный фрагмент)



Всё принесёт дань благодарности благословляющему,
и мы в радости сердца воскликнем:


Цвети, любовь, в природе,
Будь жизнию вселенной,
Будь жизнию пылинке,
Будь жизнию богов!
Красуйся, добродетель!
С любовию сопрягшись,
Лучом её венчайся
И радость лей в сердца.


29 ноября 1799

Андрей Иванович Тургенев, старший из братьев Тургеневых, умер совсем молодым — в возрасте 22 лет. Многое из того, что он успел написать, включая его переводы с немец­кого, английского, французского (Шиллер, Коцебу, Шекспир, Руссо и др.), было безвозвратно утрачено. Выше приведён фрагмент из короткого и чрезвычайно оригинального сочинения «В дыхании зефиров…», в котором объединены проза и три поэтических фрагмента: два трёхстишия и заключительное восьмистишие — все написаны белым стихом. В конце 18-летний автор добавил примечание: «Эту пьесу написал я в один день в два приема», поставив дату 29 ноября 1799. Впервые напечатано по автографу в 1971 году (Поэты 1790—1810-х годов. Л., 1971. Библиотека поэта; Большая серия).

См. также:

  1. Стихи, сочиненные дорогой из Москвы в Петербург («Вотще невежество свой грубый глас возносит…»), 1796
  2. «В дыхании зефиров…», 29 ноября 1799
  3. «Пусть ей несчастлив я один…», 21 марта 1802
  4. «А вы, которы в нем отраду находили…», 21 марта 1802
  5. <M. M. Хераскову> («Забавный старичок, прославленный пиита…», 11 февраля 1803


Turgenev v4 p53.png



90. Александр Христофорович Востоков (1781—1864)

Крепче меди себе создал я памятник;
Взял над царскими верх он пирамидами,
Дождь не смоет его, вихрем не сломится,
Цельный выдержит он годы бесчисленны,
Не почует следов быстрого времени.
Так; я весь не умру — большая часть меня
Избежит похоро́н: между потомками
Буду славой расти, ввек обновляяся <...>

опубл. 1806

Александр Христофорович Востоков (псевдоним; настоящее имя Александр-Вольдемар Остенек нем. Osteneck) был не только поэтом и переводчиком, но ещё выдающимся филологом, исследователем стиха. Свой перевод знаменитой оды Горация К Мельпомене (Exegi monumentum aere perennius…) он комментирует: «Стихи, называемые асклепиадейскими по имени изобретателя и хориямбическими по сложению стоп, бывают четырех видов… 1-й асклепиадейский размер состоит из одних асклепиадовых стихов, по имени изобретателя названных. В них стопы — хорей, хориямб и два дактиля: – ⋃ – ⋃ ⋃ – – ⋃ ⋃ – ⋃ ⋃ ». Отдельных восьмистиший в его наследии не обнаружено. Однако многие его сочинения написаны восьмистрочной строфой, включая богатырскую повесть в четырёх песнях «Светлана и Мстислав», опубл. 1806. Приведём начало третьей песни:

О Ладо, красоты богиня!
Любовников в пути храни:
Чиста их склонность и невинна,
180 Достойны счастия они.
Раздоры, бедствия рождает
И мучит нас твой горький Дид,
Но Леля радость восставляет,
Сердца связует и мирит.

опубл. 1806

Автор снабжает этот фрагмент следующим комментарием: «Леля — славенский Амур. Подробнее обо всех богах славенских, здесь и далее упоминаемых, можно прочесть в «Досугах» Попова и в «Абевеге русских суеверий» Чулкова, коим следовал автор. Дид — противный Леле бог, что заключают из припева: Дидо калина, Леля малина. Автор разумел под именем Дида любовь несчастную, мучительную, а под именем Лели счастливую, сопровождаемую успехом и удовольствием.»


Vastnetsov 1914.jpg





© Д. Смирнов-Садовский. Составление. Комментарии. Дизайн.