А8/Георгий Владимирович Иванов

Материал из Wikilivres.ru
< А8
Перейти к навигацииПерейти к поиску
Антология восьмистиший/Сто восьмистиший ста поэтов
96. Георгий Владимирович Иванов (1894—1958)
{{#invoke:Header|editionsList|}}

A8.jpg
PD-RusEmpire
Flag of Russia.svg


* * *


Птица упала. Птица убита...
В небе пылают кровавые зори.
Из изумруда, из хризолита
В пурпуре света пенится море.

В небе сиянье, в небе прощенье,
К грёзам весенним дорога открыта...
Пена морская мрачною тенью
Бьётся о берег. Птица убита.


<1910>

Георгий Владимирович Иванов — «член „Цеха поэтов“, акмеист с романтическим уклоном в томную ностальгию. Наиболее зрелые и индивидуально окрашенные его стихи написаны уже за границей после 1923 г.» (М. Л. Гаспаров: «Русские стихи 1890-х-1925-го годов в комментариях» Москва: Высшая школа, 1993.). Но и самые ранние стихи поэта сразу же вызвали серьёзное отношение его современников. «Первое, что обращает на себя внимание в книге Георгия Иванова — это стих. Редко у начинающих поэтов он бывает таким утончённым, то стремительным и быстрым, чаще только замедленным, всегда в соответствии с темой. Поэтому каждое стихотворение при чтении даёт почти физическое чувство довольства. Вчитываясь, мы находим другие крупные достоинства: безусловный вкус даже в самых смелых попытках, неожиданность тем и какая-то грациозная „глуповатость“ в той мере, в какой её требовал Пушкин. Затем развитие образов: в стихотворении „Ранняя весна“ „в зелени грустит мраморный купидон“, но грустит не просто, как он грустил в десятках стихотворений других поэтов, а „о том, что у него каменная плоть“. В другом стихотворении: солнце „своим мечем — сияньем пышным — землю ударило плашмя“. Это указывает на большую сосредоточенность художественного наблюдения и заставляет верить в будущность поэта». (Н. С. Гумилёв: Статьи и заметки о русской поэзии. «Аполлон», 1912, № 3—4, 99—101). Здесь речь идёт о первом сборнике Георгия Иванова «Отплытье на о. Цитеру. Поэзы», издательство Ego, С.-Петербург, (1912), названному так по картине Антуана Ватто «Embarquement pour l’ile de Cythere»). Цитера (Китира, Кифера, Цериго, Чериго) (греч. Κύθηρα) — один из Ионических островов в Эгейском море и один из главных культовых центров Афродиты, по названию острова образован один из эпитетов Афродиты — Киферея.

Антуана Ватто. «Паломничество на остров Киферу» (1717, Лувр, Париж). За эту картину в 1717 году Ватто получил звание академика.
Вторая версия этой картины находится в замке Шарлоттенбург, Берлин.

Выбранное нами восьмистишие 1910 года как раз входит в этот ранний сборник и помещено в цикле «Клавиши природы». Это поэтический морской пейзаж, с чрезвычайно богатой палитрой, полной самых различных красок и оттенков, то светлых и радостных, то зловещих и кровавых: «В небе пылают кровавые зори. / Из изумруда, из хризолита / В пурпуре света пенится море. / В небе сиянье, в небе прощенье, / К грёзам весенним дорога открыта… / Пена морская мрачною тенью / Бьётся о берег…» Но главное в картине — убитая птица, мрачный, угнетающий символ. Символ чего? Возможно, автор и сам этого точно не знает, но чувствует, предощущает некую грозящую катастрофу — потерю счастья, а может быть, потерю Родины. И в таком смысле, это стихотворение, написанное между двумя революциями, можно назвать пророческим. Много позднее поэт писал:

Потеряв даже в прошлое веру,
Став ни это, мой друг, и ни то, —
Уплываем теперь на Цитеру
В синеватом сияньи Ватто…

Грусть любуется лунным пейзажем,
Смерть, как парус, шумит за кормой…
…Никому ни о чем не расскажем,
Никогда не вернемся домой.

опубл. 1951

См. также:

  1. Триолеты. 1. Влюбление («Амур пронзил меня стрелою…»), до 1912
  2. Триолеты. 2. Отвергнутая страсть («Отвергнута любовь поэта…»), до 1912
  3. Триолеты. 3. Счастливый пример («Воркуют голуби премило…»), до 1912
  4. Триолеты. 4. Утешение («Что плакать о любви несчастной…»), до 1912
  5. Триолет («"Люблю", — сказал поэт Темире…»), до 1912
  6. «Птица упала. Птица убита…», 1910
  7. «Солнце разлилось по спелым вишням…», до 1912
  8. Утром («Заколдованы утром дома…»), 1910
  9. Осень пришла… («Мертвую девушку в поле нашли…»), до 1912
  10. Стансы. 1. «Ах, небосклон светлее сердолика…», до 1912
  11. Стансы. 2. «Маскарад был давно, давно окончен…», до 1912
  12. Врагам. 2. «Враги, топчите правду Божью…», до 1912
  13. «Черёмухи цветы в спокойный пруд летят…», 1913—14
  14. «Цитерский голубок и мальчик со свирелью…», 1914—15
  15. «Как древняя ликующая слава…», 1914—15
    На Викиливре*:
  16. «Зачем никто из тихих и скорбящих…», <1908–1909>
  17. «Ночь колыбельную песню поёт…», <1908–1909>
  18. «Сверкал зелёный луч и даль пылала…», <1908–1909>
  19. «Я устал от грёз певучих…», <1908–1909>
  20. «Печаль сидела у окна…», <1908–1909>
  21. «Был грустен дня осенний склон…», <1908–1909>
  22. «Одна меж сонными домами…», <1908–1909>
  23. Необъятность («На мраморном острове лилии спят утомленные…») <без даты, ок. 1910>
  24. «Вы уронили веер. Я поднял…», <1912>
  25. Роза и сирень («Прекрасна роза без сомненья…»), <ок. 1912> (триолет)
  26. «Канарейка в некрашеной клетке…», <ок. 1912>
  27. «Где ты, Селим, и где твоя Заира…», опубл. 1921
  28. «Прекрасная охотница Диана…», 1920
  29. «Вечерний небосклон. С младенчества нам мило…», 1921
  30. «Дитя гармонии — александрийский стих…», 1921
  31. «Меня влечет обратно в край Гафиза…», 1921
  32. «Тонким льдом затянуты лужицы…», опубл. 1922
  33. «Улыбка одна и та же…», опубл. 1922
  34. «Чёрные вишни, зелёные сливы…», опубл. 1922
  35. «Ещё горячих губ прикосновенье…», опубл. 1922
  36. «Ужели всё мечтать? Ужели всё надеяться?..», <1923>
  37. «Это качается сосна…», 1923
  38. «О расставаньи на мосту…», опубл. 1923
  39. «Как осужденные, потерянные души…», Май 1924
  40. «Если все, для чего мы росли…», <1924>
  41. «Всё тот же мир. Но скука входит…», <1924>
  42. «Ещё мы говорим о славе, о искусстве…», <1925>
  43. «Забудут и отчаянье и нежность…», <1925>
  44. «На старых могилах растут полевые цветы…», Декабрь 1926
  45. «Угрозы ни к чему. Слезами не помочь…», <1927?>
  46. Разрозненные строфы. 1. «И нет и да. Блестит звезда…», 1930
  47. Разрозненные строфы. 2. «…Облетают белила, тускнеют румяна…», 1930
  48. «Душа черства. И с каждым днём черствей…», опубл. 1931
  49. «Напрасно пролита кровь…», опубл. 1931
  50. «Балтийское море дымилось…», опубл. 1931
  51. «Злой и грустной полоской рассвета…», опубл. 1931
  52. «Закроешь глаза на мгновенье…», опубл. 1931
  53. «Россия, Россия "рабоче-крестьянская"…», опубл. 1931
  54. «По улицам рассеянно мы бродим…», опубл. 1931
  55. «Как грустно и всё же как хочется жить…», опубл. 1931
  56. На взятие Берлина русскими («Над облаками и веками…»), <1945>
  57. «Я за войну, за интервенцию…»
  58. «Россия тридцать лет живёт в тюрьме…», 1949
  59. «Несколько поэтов. Достоевский…», 1949
  60. «Что-то сбудется, что-то не сбудется…», опубл. 1951
    Портрет без сходства
  61. «Всё неизменно, и всё изменилось…», опубл. 1951
  62. «Где прошлогодний снег, скажите мне?..», опубл. 1951
  63. «День превратился в своё отраженье…», опубл. 1951
  64. «Я не стал ни лучше и ни хуже…», опубл. 1951
  65. «Был замысел странно-порочен…», опубл. 1951
  66. «Потеряв даже в прошлое веру…», опубл. 1951
  67. «Отражая волны голубого света…», опубл. 1951
  68. «Поговори со мной о пустяках…», опубл. 1951
  69. «Стоило ли этого счастье безрассудное?..», опубл. 1951
  70. У входа в бойни, сквозь стальной туман…», опубл. 1951
  71. «В конце концов судьба любая…», опубл. 1951
  72. «Игра судьбы. Игра добра и зла…», не позднее 1951
  73. «Голубизна чужого моря…», не позднее 1951
  74. «Эмалевый крестик в петлице…», <1943—1958>
  75. Этой жизни нелепость и нежность…», <1943—1958>
  76. «Стало тревожно-прохладно…», <1943—1958>
  77. «Ещё я нахожу очарованье…», <1943—1958>
  78. «Как обидно — чудным даром…», <1943—1958>
  79. «Я научился понемногу…», <1943—1958>
  80. «Уплывают маленькие ялики…», <1943—1958>
  81. «Овеянный тускнеющею славой…», <1943—1958>
  82. «Голубая речка…», <1943—1958>
  83. «Цветущих яблонь тень сквозная…», <1943—1958>
  84. «Поэзия: искусственная поза…», <1943—1958>
  85. «Мне весна ничего не сказала…», <1943—1958>
  86. «Я люблю безнадежный покой…», <1943—1958>
  87. «О, нет, не обращаюсь к миру я…», <1943—1958>
  88. «Мне больше не страшно. Мне томно…», <1943—1958>
  89. «То, что было, и то, чего не было…», <1943—1958>
  90. «Чем дольше живу я, тем менее…», <1943—1958>
  91. «Не станет ни Европы, ни Америки…», <1943—1958>
  92. «Всё на свете пропадает даром…», <1943—1958>
  93. «Листья падали, падали, падали…», <1943—1958>
  94. «Ну, мало ли что бывает?..», <1943—1958>
  95. «Распылённый мильоном мельчайших частиц…», <1943—1958>
  96. «Вся сиянье, вся непостоянство…», <1943—1958>
  97. «Не обманывают только сны…», <1943—1958>
  98. «На один восхитительный миг…», <1952>
  99. «История. Время. Пространство…», 1954
  100. «Истории зловещий трюм…», <1955>
  101. «Дождя осенняя туманность…», <1955?>
  102. «Никому я не враг и не друг…», <1955–1956>
  103. «Памяти провалы и пустоты…», <1955–1956>
  104. «Построили и разорили Трою…», <1955–1956>
  105. «Кавалергардский или Конный полк…», 1956
  106. «Повторяются дождик и снег…», 1956
  107. «Стонет океан арктический…», <без даты>
  108. «Александр Сергеич, я о вас скучаю…», 1958
  109. «Кошка крадётся по светлой дорожке…», 1958
  110. «Я жил как будто бы в тумане…», 1958
  111. «Воскресенье. Удушья прилив и отлив…», 1958
  112. «Ку-ку-реку или бре-ке-ке-ке?..», 1958
  113. «На барабане б мне прогреметь…», 1958
  114. «Дымные пятна соседних окон…», 1958
  115. «Пароходы в море тонут…», 1958
  116. «В ветвях олеандровых трель соловья…», 1958
  117. «А что такое вдохновенье?…» (из «Посмертного дневника»), 1958
  118. «А что такое вдохновенье?..», <без даты>
  119. «Вас осуждать бы стал с какой же стати я…», 1958
  120. «За столько лет такого маянья…», 1958
  121. «Отчаянье я превратил в игру…», Август 1958 г.
  122. «Для голодных собак понедельник…», Август 1958
  123. «Теперь бы чуточку беспечности…», Август 1958
  124. «Если б время остановить…», 1958
  125. «Поговори со мной ещё немного…», 1958


* В соответствии со статьёй 1281 ГК РФ произведения Георгия Владимировича Иванова, изданные после 7 ноября 1917 года, перейдут в общественное достояние 1 января 2029 года.

Georgy Ivanov signature.jpg


© Д. Смирнов-Садовский. Составление. Комментарии. Дизайн.