Восьмистишия (Кружков)

Материал из Wikilivres.ru
(перенаправлено с «А8/Восьмистишия (Кружков)»)
Перейти к навигацииПерейти к поиску
Шаблон:Подборки восьмистиший}} Восьмистишия
автор Григорий Михайлович Кружков (р. 1945)
Шаблон:Подборки восьмистиший}} →
Источник: разные
Другие страницы с таким же названием {{#invoke:Header|editionsList|}}

A8.jpg
Восьмистишия





Лирика:




Крестьянин режет хлеб и режет сыр…

 *

Крестьянин режет хлеб и режет сыр
Не торопясь. А рядом на инжир
Щегол садится: клюнул воровато,
Порх! — и умчался ввысь. Полу халата
От крошек отряхнув, старик встаёт,
Подходит к дереву, срывает плод
Поклёванный, кусает и глотает…
И вскрикивает вдруг — и улетает…


Из цикла «Отблески», 2004-7


У тебя в глазах живёт снежинка…

 *

У тебя в глазах живёт снежинка —
Отраженье лампы или люстры —
Вроде грошика с арабской вязью
Или буквицы в ирландской книге
Или кольцевого лабиринта
На странице детского журнала:
Вход он — вот он, отыщи-ка выход.
…Выхода пока не отыскалось.


Из цикла «Отблески», 2004-7


Привет вам, новые ворота!..

 *

Привет вам, новые ворота!
Люблю порой на вас смотреть,
Люблю порой и с разворота
На вас башкою налететь.

Промчится ветер, хладом вея,
Повянут листики травы…
А вы год от году новее,
Год от году страннее вы.

2004-7


Из стихов для детей:




Накомарник


Как-то мы с Васькой стирали белье.
Я ему: «Слышишь, напарник,
Что-то заело совсем комарье,
Где бы достать накомарник?»

«Э, накомарники — это мура! —
Хмуро ответил напарник. —
Разве на каждого комара
Можно надеть накомарник?»



Глажу и стираю


Сегодня в доме был аврал:
Я мыл полы и пыль стирал.
 (Ты мне поможешь пыль стирать,
За завтраком сказала мать.)

Люблю стирать и гладить пыль.
Но у меня особый стиль.
Я глажу пыль по краю —
И так её стираю.


Луна в парке


Луна похожа на обол,
на диск, который Дискобол
 с размаху
 зашвырнул в зенит —
и, балансируя,
глядит
 на то,
куда она летит.


Переводы:




Перси Биши Шелли




Песня. Тоскует птица овдовевшая…


Тоскует птица овдовевшая
У края вырубки лесной;
Внизу — река заледеневшая,
А сверху — ветер ледяной.

И луг, метели ожидающий,
И облетевшие леса,
И в тишине один блуждающий
Скрип мельничного колеса.


Артюр Рембо




5. Заключение


И каждый мотылек, что к лампе льнет,
И каждый зверь затравленный, и каждый
Птенец дрожащий — и усталый скот —
Такой же самой мучаются жаждой.

Растаять бы, как облака в пути, —
О, эти баловни прохлады чистой! —
Или в фиалках влажных изойти
Расхожестью пустой и водянистой…

Из «Комедии жажды», май 1872


Эмили Дикинсон




26. Вот все, что я могу вам дать…


Вот все, что я могу вам дать,
Лишь это — и печаль,
Лишь это — и в придачу Луг
И луговую даль.
Пересчитайте еще раз,
Чтоб мне не быть в долгу, —
Печаль — и Луг — и этих
Пчел, Жужжащих на Лугу.

1858


441. Это — письмо, что я миру пишу…


Это — письмо, что я миру пишу,
Летопись краткого лета,
Это признанья Природы самой,
Шепот ее без ответа.

В руки невидимые передаю
Царственной нежности слово.
Выслушайте меня, земляки,
И не судите сурово.


Джеймс Джойс




Камерная музыка: XIX. Не огорчайся, что толпа тупиц…


Не огорчайся, что толпа тупиц
Вновь о тебе подхватит лживый крик;
Любимая, пусть мир твоих ресниц
Не омрачится ни на миг.

Несчастные, они не стоят слез,
Их жизнь, как вздох болотных вод, темна…
Будь гордой, что б услышать ни пришлось:
Отвергнувших — отвергни их сама.

1902-1906


Камерная музыка: XXX. Всё, помню, начиналось так…


Всё, помню, начиналось так:
Играла девочка в саду;
А я боялся сделать шаг,
Знал — ни за что не подойду.

Клянусь, любили мы всерьез,
Нам есть что в жизни помянуть.
Прощай! Идти нам дальше врозь,
И новый путь — желанный путь.

1902-1906


Камерная музыка: XXXII. Весь день шуршал холодный дождь…


Весь день шуршал холодный дождь,
Витал осенний листопад.
Приди в последний раз — придёшь? —
В продрогший сад.

Перед разлукой — постоим,
Пусть прошлое обступит нас.
Молю: внемли словам моим
В последний раз.

1902-1906


Пенни за штуку: Цветок, подаренный моей дочери


Как роза белая, нежна
Дарящая рука
Той, чья душа, как боль, бледна
И, как любовь, хрупка.

Но безрассудней, чем цветы,
Нежней, чем забытьё,
Глаза, какими смотришь ты,
Дитя моё.
Триест, 1913


Пенни за штуку: Один


В мережах лунно-золотых
Ночь — кисея;
Рябь от огней береговых
Влечет струя.

В потемках шепот камыша —
Как бред — о ней…
И то, чем тешится душа,
Стыда стыдней.

Цюрих, 1916


Банхофштрассе


Глумливых взглядов череда
Ведёт меня сквозь города.

Сквозь сумрак дня, сквозь ночи синь
Мерцает мне звезда полынь.

О светоч ада! светоч зла!
И молодость моя прошла,

И старой мудрости оплот
Не защитит и не спасёт.

Цюрих, 1918


Пенни за штучку, гинея за кучку

            Герберту Хьюзу,
    издателю сборника стихов Джойса,
            положенных на музыку

Вот песенка за шиллинг,
Не песенка, а клад.
В один пирог зашили
Тринадцать штук стишат.

Стишата в тексте испеклись,
Запели: «Тру-ля-ля!»
И был Гербертус Хьюзиус
Счастливей короля!

Апрель 1932


Роберт Фрост




Потемневшего снега лоскут


Потемневшего снега лоскут
‎ У стены, за углом, —
Как обрывок газеты, к земле
‎ Пригвожденный дождем.

Серой копотью весь испещрен,
‎ Словно шрифтом слепым…
Устаревшие новости дня,
‎ Что развеялся в дым.


© Григорий Михайлович Кружков


Info icon.png Данное произведение является собственностью своего правообладателя и представлено здесь исключительно в ознакомительных целях. Если правообладатель не согласен с публикацией, она будет удалена по первому требованию. / This work belongs to its legal owner and presented here for informational purposes only. If the owner does not agree with the publication, it will be removed upon request.