Абсурдный час (Песоа/Витковский)

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Абсурдный час
автор Фернанду Песоа, пер. Евгений Владимирович Витковский
Язык оригинала: pt. Название в оригинале: Hora absurda. — Дата создания: 4 июля 1913.
{{#invoke:Header|editionsList|}}


АБСУРДНЫЙ ЧАС



Молчанье твоё — каравелла под парусом белым...
Улыбка твоя — словно вымпел в руках ветерка...
Молчанье твоё почитает насущнейшим делом,
Чтоб я на ходули взобрался у края райка...

5 Я сердце моё уподоблю разбитой амфоре...
Молчанье твоё сберегает тончайшую грань...
Но мысль о тебе — словно тело, которое море
Выносит на берег... Искусство, бесплотная ткань...

Распахнуты двери, и ветер приходит с разбоем
10 И мысль похищает про дым, про салонный досуг...
Душа моя — просто пещера, больная прибоем...
Я вижу тебя, и привал, и гимнастов вокруг...

Как дождь, тускловатое золото... Нет, не снаружи
Во мне: ибо я — это час и чудес, и беды...
15 Я вижу вдову, что вовеки не плачет о муже...
На внутреннем небе моем — ни единой звезды...

Сейчас небеса — будто мысль, что корабль не причалит...
И дождь моросит... Продолжается Час в тишине...
Ни койки в каюте!.. О, как бесконечно печалит
20 Твой взгляд отчужденный, — ни мысли в нем нет обо мне...

Продляется Час и становится яшмою чёрной
Томления — мрамором, зыбким, как выдох и вдох...
О нет, не веселье, не боль — это праздник позорный,
И миг доброты для меня не хорош и не плох...

25 Вот фасции ликторов вижу у края дороги...
Знамена победы не взяты в крестовый поход...
Ин-фолио — стали стеной баррикады в итоге...
Трава на железных дорогах коварно растёт...

Ах, время состарилось!.. Нет на воде ни фрегата!..
30 Обрывки снастей и куски парусины одни
Вдоль берега шепчутся... Где-то на Юге, когда-то,
Нам сны примерещились, — о, как печальны они...

Дворец обветшал... О, как больно — в саду замолчали
Фонтаны... Как скорбно увидеть с осенней тоской
35 Прибежище вечной, ни с чем не сравнимой печали...
Пейзаж обернулся запиской с прекрасной строкой...

Да, все жирандоли безумство разбило в юдоли,
Клочками конвертов испачкана гладь озерца...
Душа моя — свет, что не вспыхнет ни в чьей жирандоли...
40 О ветер скорбей, иль тебе не бывает конца?..

Зачем я хвораю?.. Доверясь олуненным пущам,
Спят нимфы нагие... Заря догорела дотла...
Молчанье твоё — это мысль о крушенье грядущем,
И ложному Фебу твоя вознесется хвала...

45 Павлин оперенья глазастого в прошлом не прячет...
О грустные тени!.. Мерещатся в недрах аллей
Следы одеяний наставниц, быть может, и плачет
Услышавший эхо шагов меж пустых тополей...

Закаты в душе растопились подобием воска...
50 Босыми ногами — по травам ушедших годов...
Мечта о покое лишилась последнего лоска,
И память о ней — это гавань ушедших судов...

Все весла взлетели... По золоту зрелой пшеницы
Промчалась печаль отчужденья от моря... Гляди:
55 Пред троном моим отречённым — личин вереницы...
Как лампа, душа угасает и стынет в груди...

Молчанье твое — только взлет силуэтов неполных!..
Принцессы почуяли разом, что грудь стеснена...
Взглянуть на бойницы в стене цитадели — подсолнух
60 Виднеется, напоминая о странностях сна...

В неволе зачатые львы!.. Размышлять ли о Часе?..
Звонят с колоколен в Соседней Долине?.. Навряд...
Вот колледж пылает, а мальчики заперты в классе...
Что ж Север доселе не Юг? Отверзание врат?..

65 Но грежу... Пытаюсь проснуться... Всё резче и резче...
Молчанье твоё — не моя ль слепота? Я в бреду?
На свете бывают и кобры, и рдяные вещи...
Я мыслю, и ужас на вкус опознаю, найду...

Отвергнуть тебя? Дожидаться ли верного знака?
70 Молчанье твоё — это веер, ласкающий глаз...
Да, веер, да, веер закрытый, прелестный, однако
Откроешь его ненароком — сломается Час...

Скрещенные руки уже коченеют заране...
Как много цветов, как неждан их бегучий багрец...
75 Любовь моя — просто коллекция тайных молчаний,
И сны мои — лестница: вместо начала — конец...

Вот в дверь постучались... И воздух улыбкою сводит...
На саваны девственниц птицами скалится мрак...
Досада — как статуя женщины, что не приходит,
80 И если бы астры запахли, то именно так...

Как можно скорее сломить осторожность понтонов,
Пейзажи одеть отчужденьем незнаемой мглы,
Спрямить горизонты, при этом пространства не тронув,
И плакать о жизни, подобной визжанью пилы...

85 Как мало влюбленных в пейзажи людского рассудка!..
Умрёшь, как ни сетуй, — а жизнь-то войдет в колею...
Молчанье твоё — не туман: да не станет мне жутко,
Низвергнутый ангел, — вступаю в улыбку твою...

Столь нежная ночь приготовила небо как ложе...
90 Окончился дождь и улыбкою воздух облек...
Столь мысли о мыслях твоих на улыбку похожи,
А знанье улыбки твоей — это вялый цветок...

Два лика в витраже, о, если б возникнуть посмели!..
Двуцветное знамя — однако победа одна!..
95 Безглавая статуя в пыльном углу близ купели,
«Победа!» — на стяге поверженном надпись видна...

Что мучит меня?.. Для чего ты в рассудок мой целишь
Отравою опия, — опыт подобный не нов...
Не знаю... Ведь я же безумец, что страшен себе лишь...
100 Меня полюбили в стране за пределами снов...


4 июля 1913



Info icon.png Это произведение опубликовано на Wikilivres.ru под лицензией Creative Commons  CC BY.svg CC NC.svg CC ND.svg и может быть воспроизведено при условии указания авторства и его некоммерческого использования без права создавать производные произведения на его основе.


© Evgeny Witkowsky. Translation. Can be reproduced if non commercial. / © Евгений Владимирович Витковский. Перевод. Копирование допускается только в некоммерческих целях.